Сердца четверых глава 40

                ПРЕДЛОЖЕНИЕ


Учиться в институте Василисе нравилось. Она понимала, что пока еще идут только лекции и практические занятия, то есть, «расслабуха» и «безнапряг» по терминологии студентов. А вот ближе к Новому году, когда пойдут зачеты и экзамены, именуемые громким и пугающим словом «сессия», тогда будет сложно. Но Василиса не думала о том, что будет, она думала о том, что есть. В группе ее любили за простоту, человечность и умение безвозмездно помогать.

- Ланина, спасай, никто этой философии, блин, не учил, - примчался за десять минут до начала практического занятия Ромка Самсонов. – А препод передумал болеть. Мне кто-то объяснит, как можно  всего три дня болеть? И сидел бы дома еще с недельку на больничном. Зарплата капает, включил телик - и семечки жуй, пивом запивай. Нет, ему философию рассказывать печет.

- Рома, философию не учат, а понимают, - пыталась  объяснить Василиса, но  кто ж ее слушал. И приходилось заводить с Эдуардом Евгеньевичем, профессором , считающим, что философствовать – это как жить, такую дискуссию о мировоззрении Канта, чтобы хватило на все практическое занятие и никого больше не спросили. После занятия Эдуард Евгеньевич уходил разочарованный тем, что было мало времени на раскрытие трансцендентальной теории великого немецкого философа, а вся группа косо посматривала на Ланину, вообще умеющую выговаривать это словечко и знающую, что это такое «трансцендентальная теория». Рома конечно, не выдерживал:

- Ланина, а теперь для такого тупого товарища, как я, что это вы так рьяно обсуждали с господином профессором, что он аж красным стал? – любимый Ромин заскок на парту прямо перед Василисой. Та едва успела убрать учебник и тетрадь.

- Трансцендентальная теория – это неэмпирические условия эмпирического знания, - специально  заумно ответила Василиса, желая только одного, чтобы Рома отстал.

- Ага, ну конечно, я все понял. И чего ты такая умная, Ланина?  Красивые девки умными не бывают, - Рома откровенно изучал выражение лица всезнайки группы.

- Я исключение, Рома, - шутила Василиса.

- Ага, жутко экзотический ты товарищ, - соглашался Рома.

Василиса не вписывалась в рамки обыкновенного студенчества: в общаге не зависала, сплетни ее не интересовали, даже если попадала на тусовки, то спиртное не употребляла. А вот попеть под гитару, поплясать от души, рассказать кучу анекдотов, поржать с чудизмов преподов, сочинить сценарий – это пожалуйста.  И еще – Василиса Ланина, на которую засматривались даже старшекурсники, ни в кого не влюблялась, избегала поцелуев. Василиса отметала всяческие заигрывания, приставания, намеки и даже  открытые тексты на предмет переспать. Девушка вела себя крайне осторожно, придерживаясь правила трех «не»: не пить, ни с кем из парней не оставаться наедине, не попадаться на «подставы».

Попытки соблазнить красивую первокурсницу нахрапом или просто в наглую затащить в койку  быстро прекратились, но появились настойчивые ухаживания в виде цветочков, шоколадок, ксерокса нужного материала. Василиса спасалась шутками.  Вот и Ромка из ее группы тоже все время не отходил от предмета вожделения.

- Ланина,  а как насчет свидания? – заглядывая в красивые зеленые глаза  Василисы, предлагал Ромка. – В кино сходим, в театру, в цирк на клоунов позырим, поржем…

- Ром, я встречаюсь только с мужчиной, которого люблю, - как «Отче наш» повторяла Василиса. – Ключевые слова «мужчина» и «люблю».

И эта загадочная фраза действовала. Парням надоедало, они понимали, что у Ланиной может кто-то быть вне стен института, поэтому отставали, потому что с Василисой лучше дружить, чем  быть в немилости.

Предложение Лешки сходить в театр Василиса восприняла с удовольствием, тем более, что  Лешка их с Гулей водил уже и в Ботанический сад, и на различные выставки, вместе гуляли по Крещатику.

- А Гулю возьмем? – наивно спросила Лиса.

- У Гули другие планы, я спрашивал, - Лешка действительно  извинился перед Гулей за то, что  хочет побыть с Василисой наедине, и та засмущалась, поняла.

- Опять Ванька приедет, значит, - сделала вывод Василиса. – Да, тот в театр не пойдет. Не понимает, как можно смотреть  два часа на кривляния актеров и суетливые бегания по сцене кучи народу, - цитировала Василиса Ваньку. Парень, когда приезжал в столицу, тащил Гулю то на рынок что-то покупать, то в магазин с той же целью. После этого следовал обязательный поход в гидропарк на качели –карусели.  Поведение большого ребенка. Но все деньги, которые зарабатывал в ресторане у отца, спускал без зазрения совести. Гуля, привыкшая экономить на всем, пыталась его останавливать в бешеном транжирстве, но  Ванька  только злился.

- Мужик должен зарабатывать, а  женщина – тратить. Вот я хочу тебе чего-то купить этакого красивого, - и тянул в первый подвернувшийся магазин, откуда обязательно выходили с какой-то, пусть и небольшой, покупкой.

Спектакль Василисе понравился, потому что это была веселая комедия по пьесе Мольера «Мнимый больной». Главный герой – мсье Арган, скучая от нечего делать, нафантазировал себе  воз и тележку различных болячек. И дочь он желает выдать за доктора, чтобы тот его постоянно лечил. Потом и сам возомнил себя лекарем.

Насмеявшись от души в течение двух часов, Василиса с удовольствием обсуждала с Лешкой  игру актеров, декорации, костюмы и проблемы, прозвучавшие сквозь  юмор.

- А мы что, не домой? – удивленно спросила Лиса, когда  заметила, что Лешка направляется в противоположную сторону от метро.

- Да что-то аппетит разгулялся. Пойдем в один ресторанчик классный, здесь недалеко. Там вкусно кормят, - улыбаясь своей доброй улыбкой, предложил Лешка.

- Ты думаешь, что Гуля не успела  сварить чего-то эдакого? Мама твоя точно на кухне поколдовала, - Василисе откровенно хотелось домой. – А потом уже  скоро одиннадцать. Если на метро опоздаем?

- Возьмем такси. А не приедет такси, позвоним Толику, -  было видно, что все варианты Лешка продумал наперед. – Ты ведь в ресторанах не особо была, если не считать  семейного Красовских.

- Да уж, опыта немного. Пошли. Только я салатик и мороженое. Там есть мороженое?

- Там все есть, - пообещал Лешка.

Ресторанчик, располагавшийся в подвальном помещении, Василисе понравился своим уютным дизайном. Столики располагались в импровизированных нишах, и, таким образом, посетители  обосабливались друг от дружки перегородками с искусственным плющом. Приятная официантка принесла  меню.

- Я буду салат «Цезарь» и пломбир с  джемом. Но ты на меня не смотри, заказывай, чего хочешь, - предупредила Василиса и закрыла свое меню, - Ты большой мужик, тебе питаться надо хорошо.

Лешка заказал  свиные ребрышки с карамелью и такой же салат, как и Василиса,  не потому, что был сильно голоден – просто хотел потянуть время до того, как предстояло признаться  Василисе в чувствах и сразу же огорошить ее предложением о замужестве.  Когда на столике появилась бутылка вина, Василиса сразу предупредила:

- Будешь, как алкаш, пить сам. Я не пью.

- Нальешь хотя бы чуть –чуть и сделаешь вид, чтобы я не как алкаш, - пошутил Лешка. Василиса  приняла такие правила игры и даже цокнула своим бокалом Лешкин, но пить все равно не стала.

- Что это за блюдо такое? – Василису удивило сочетание – жирное мясо и сладкая карамель. Судя по тому, с каким аппетитом поглощал  данный деликатес Лешка, это было вкусно.

- Объяснять сложно. Попробуй, - он непринужденно отделил кусок вилкой и поднес Василисе к губам. Та  без стеснения стащила с вилки аппетитную еду, и гримаса блаженства  расплылась на ее личике.

- Вкуснотища-а-а… Вот чем столичный бомонд харчуется.

- Может, и тебе заказать? – настаивал Лешка. – Один раз наешься на ночь – фигура не испортится.

- Нет, на ночь  я тяжелого не ем не из-за фигуры, кошмары будут сниться. Ты меня лучше еще как-то приведешь сюда. Или с Гулькой придем, а?  Правда, она может к повару побежать спрашивать, как это готовиться, - пошутила Василиса. 

- Эта может, - согласился Лешка.

Когда  официантка унесла грязную посуду и принесла мороженое, а затем поставила на стол  красивые свечи и букет розочек с короткими  ножками, сердце у Василисы екнуло. По легкой нервозности Лешки она поняла все раньше, чем он вынул из кармана коробочку с кольцом и озвучил:

- Василиса, выходи за меня замуж. Обещаю любить, жалеть и на руках носить. Я понимаю, это несколько  спонтанно, но я об этом давно думал, - кровь бешено стучала в висках; сердце, замерев, внезапно зашлось чередой судорожных сокращений. Минуты в ожидании ответа грозили стать вечностью. Василиса чувствовала себя загнанной в угол ланью – бегать вроде бы и умеет, но вот куда бежать, и стоит ли? Ответить Лешке на его «Люблю» - «Это ваша беда», как это делала Василиса со многими  парнями института, было нельзя. Он должен был понять, что поторопился, но ни в коем случае не обидеться. 

- Леш, но мы ведь с тобой так мало друг друга знаем, - первое, что нашла ответить Василиса.

- Я тоже раньше думал, что для такого шага необходимо  изучать  девушку, как доисторическое ископаемое – долго –долго. А вот тебя, мне кажется, знал всегда. Как-то сразу  понял, что моя половинка, причем – лучшая, - Василиса и сама ощущала то же самое, поэтому верила. Но Лешку она могла назвать другом, братом, родным человечком, а вот как о  муже никогда даже не думала. Возможно, потому что сердце всецело было занято Толиком. Вот разлился Толик по всему сердцу – и не осталось больше никому места.

- Леш, мы даже с тобой не целовались, - легкий румянец украсил щечки Василисы,  и она  со смущением подняла глаза на сидящего напротив Алексея. Тот тоже смутился, ведь в своих фантазиях он не только целовал Василису, но  позволял себе мечтать о большем.

- Согласен, недочет. Исправим, хоть сейчас, - и пока он не перешел к действиям, Василиса  почти вскрикнула:

- Нет, ты не понял.  Я не планировала выходить замуж  до окончания института.

- То есть, кто бы ни был на моем месте, он бы все равно получил от ворот поворот ? – категорически спросил Лешка.

- Леш, ты меня плохо  знаешь. Это очень ответственный  шаг.  Люди должны …

- Давай, ты все же  подумаешь. А я  подожду. Ты не обязана отвечать  «да», я понимаю, что имеешь право на выбор. И я не самая хорошая кандидатура для такой, как ты. Намечтал  себе, идиот, - Лешка мысленно ругал себя более изощренными словами, ведь знал же, что может нарваться на отказ.

- Леш, ты хороший. Ты очень хорошая кандидатура, но ты не думал о том, что я не готова к замужеству? 

- Ты ничего не будешь терять. Совершенно ничего. Просто в твоей жизни появится человек, который  будет  тебя сильно любить. Этот человек и сейчас тебя любит, но   как-то неофициально, - старался шутить Лешка, хотя каждая шутка ему давалась сложно.

- А я? Если  не полюблю? – не очень верила Василиса в народные поверья образца «стерпится – слюбится».

- А мне достаточно будет уважения, - и на такой мизер соглашался Лешка.

- А если я люблю другого человека? – Василиса решила идти ва банк.

- Это правда? И кто он? Ванька вроде бы Гулей заинтересовался. Егор? Или кто-то другой? – у Лешки похолодело все внутри. Этой преграды он как-то не продумал.

- Другой, - как лезвием полоснуло по сердцу Алексея.

– А он?

- Он далеко. И мне его нужно забыть. Ты знаешь рецепт, как можно разлюбить? – Василиса прочла  много психологических статей о детских влюбленностях, и почти в каждой говорилось о том, что эту моральную привязанность-зависимость нужно перерасти. Но нигде не указывалось, как  это сделать.

- Клин клином вышибают, - намекнул Лешка.

По дороге домой в такси молчали, хотя Лешка и держал в своей руке Василисину ладонь. Когда парень  вызвал лифт, Василиса, не желая оставаться с ним в замкнутом пространстве, иронично заявила:

- Леш, не издевайся, на третий всего-то подняться. И свет везде  есть, не успели лампочки перегореть. Ходить полезно, - Василиса  собралась преодолевать лестничные пролеты, но  Лешка ее остановил:

- А вдруг я хотел залезть на крышу звезды посмотреть?

- Не дури, твоя мама уже, наверное, волнуется. Возвращаемся  после двенадцати, - Василиса услышала по специфическому сопению псов,  что по лестнице  спускается  собаковод Данилов со своими двумя  бульдогами. Мужчина всегда выгуливал своих питомцев поздно, чтобы не нервировать  людей. В этот день он как-то припозднился. Василиса инстинктивно отбежала от лестницы и попала прямо в объятия Лешки.  Парню, по большому счету, этого только и нужно было.

Василиса не успела отпрянуть, как Лешкины губы соприкоснулись с ее теплыми, ароматными от  помады. И матушка природа взяла свое. Лешка сильнее обнял девушку и, забыв, что она слишком юна, и, возможно, неопытна в вопросах страстных поцелуев, аккуратно раздвинул ее пухлые губки, чтобы встретить отстраняющийся язык. Для них двоих этот поцелуй продолжался вечность. Для Василисы такой поцелуй был настоящим открытием, все предыдущие поцелуи с другими девушками, которые были у Лешки до этого, померкли в свете новых ощущений, дарящих  до сих пор неведомую ненасытность. Лешка понимал, что этот мед скоро закончится, но он страстно хотел еще.

-  Извините, что прерываю, но ты мне нужен, Леш, -  голос Толика жестоко прервал желанное удовольствие. Василиса словно по мановению палочки вернулась из параллельного измерения, посмотрела сначала на Лешку, потом на Толика, стоявшего у раскрытого лифта, который, видимо, его и привез.

- Толик? А ты чего здесь? – спросил Лешка.

- Анжелике кесарево делают. Позвонили. А у меня машина  барахлит. Можешь подвезти? И это, твоя мать говорит, у тебя четвертая отрицательная?  Сказали донора найти на всякий случай, - Толик говорил, и все время смотрел на  Василису. Он и не представлял, как это больно видеть, когда любимая девушка целуется с другим. А тут еще другой – лучший друг.

- Не вопрос, Толян, но тут  один нюанс, я выпил. Немного, совсем чуть-чуть, - виновато  сообщил Лешка, уже жалея о том бокале вина за ужином.

- Ладно, давай ключи, я сам поеду, - слегка раздраженным тоном сказал Толик. - Помаду  вытри вокруг рта.

- Я не пила, - как гром среди неба, прозвучал голос Василисы. – Могу сдать кровь.

Удивление  можно было прочесть на лицах обоих мужчин. Они почти вместе задали один и тот же вопрос:

- У тебя тоже четвертая отрицательная?

- Да. Поехали быстрее, - покомандовала Василиса.

- Я и забыл, что у тебя хобби – спасать, - на ходу бросил фразу Толик, врываясь в темноту двора следом за Лешкой. Ночь обещала быть напряженной.


Продолжение следует...


Рецензии
Глава очень хороша, кроме одного: как-то уж очень много индивидуумов с четвёртой отрицательной... Р.Р.

Роман Рассветов   05.11.2018 01:19     Заявить о нарушении
Много? Почему много? Хотя, четвертая отрицательная редкая. Подумаю, чего можно изменить, чтобы не резало слух.

Ксения Демиденко   05.11.2018 22:30   Заявить о нарушении
Вот именно, это очень редкая группа крови. Р.

Роман Рассветов   06.11.2018 13:04   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.