Ситуация в 1934-1936 гг

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть VІІ

Ситуация на Беловодской земле в 1934-1936 годах

Вначале ознакомим читателей с некоторыми кадровыми изменениями в руководстве районом, происходившими в 1930-1933 годах.
Вскоре после того как в июле 1930 года был снят с поста первого секретаря РПК Олещенко, перевели в Меловской район и председателя райисполкома А.Кашубу. Его место занял М.Чариков. Летом 1931 года от должности первого секретаря РПК был освобожден И.Перегуда и назначен Т.Семенов, который проработал на ней до конца 1933 года. Его заместителем и одновременно зав. орг. бюро был Иванов. Оба по национальности евреи. Комсомольскую организацию в 1932 году, после А.Макущенко, возглавил Матвей Цыганков. После 3-й районной партийной конференции (24 июня 1932 года) был переведен в другой округ М.Чариков. Вместо него председателем РИК стал работать Л.Волощенко. 
К сожалению, у нас почти отсутствуют документы, касающиеся непосредственной деятельности выше названных руководителей в период самых трагических событий края первой половины 30-х годов. Единственно, что можно предложить, это выдержки из письма бывшего начальника Беловодской районной милиции Д.М.Кравцова в адрес Н.Ф.Дятченко, датированного 16 февраля 1966 года. Сразу укажем, к трагедии голода это письмо отношения не имеет. Кравцов писал: «Летом 1933 года мы с Гайворонским (Василий Гайворонский – начальник уголовного розыска райотдела милиции. – В.Л.) раскрыли в Беловодском райкоме партии контрреволюционное дело бывшего секретаря райкома партии Семенова и его заместителя Иванова… Мы установили факт, что он, завотделом райкома, продал 40 партийных билетов, к ним 40 учетных карточек, другие важные документы, в том числе печать райкома партии, агентам иностранной контрразведки… Я путем шифровки связался с Москвой, зная, что все иностранные посольства находятся в Москве, и получаю срочный ответ с документом обыска и опросы задержанных контрагентов, правда, часть билетов они уже успели продать, назвали этого зав. орготделом и за какую сумму купили».   
Далее автор пишет, несмотря на представленные материалы, прокурор Беловодского района «некто Греков» не подписал ордер на обыск в доме Иванова и об его аресте. На стороне партийного руководства района оказался и начальник ГПУ Грищенко. Поддержал Кравцова, выступив на заседании бюро РПК, председатель райисполкома Чариков. Но этого оказалось недостаточно. Семенов вместе с начальником ГПУ начали готовить на автора письма дело, «чтобы запрятать в сталинский лагерь смерти». В результате он, проработавший на той должности восемь лет, в прямом смысле слова сбежал в другой район. После чего был заочно исключен из партии. Целью письма Кравцова к Дятченко было разыскать названных функционеров и привлечь к ответственности за содеянное преступление по отношению к партийным документам. Сам он, пишет, хоть больше и не пытался восстановиться в ВКП(б), в душе всегда оставался коммунистом.
В конце 1933 года первый секретарь райкома партии Семенов, а вместе с ним и Иванов со своих постов были освобождены. На состоявшемся 31 декабря 1933 года пленуме Беловодского райкома партии первым секретарем РПК единогласно был избран Торба Михаил Алексеевич, зав. орготделом – Евстафьев.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 291. л. 1 Кроме того, членами бюро стали: председатель райисполкома Роенко Харлампий Захарович (сменивший Волощенко, занимавшего эту должность после Чарикова) и завкультпросвет Охрименко. Из состава членов РПК назовем еще редактора районной газеты «Сталінський заклик» Райхмана, а также, исходя из развития событий в будущем, управляющего Деркульским конным заводом Кривозуба.    
После трагедии 1932-1933 годов выйти из кризиса хозяйствам Беловодщины было непросто. Хотя осень 1933 года и принесла некоторое облегчение с продовольствием, но трудности оставались. За период голодовки в районе значительно сократилось количество живой тягловой силы, а также коров, овец, свиней, птицы и другой живности. Одновременно уменьшилось и количество населения, занятого в сельскохозяйственном производстве: часть людей умерла с голоду, другие переселились на Донбасс. Не могло серьезно повлиять на ситуацию и то, что с конца 1933 года на Беловодщину начали прибывать навербованные люди из некоторых регионов России. Во-первых, переселенцев было не так уж много, чтобы они могли восполнить весь недостаток рабочих рук (всего прибыло около 220 семей), а во-вторых, столкнувшись с обстановкой по селам, некоторые из них сразу же возвратились обратно. Далее мы остановимся на этом факте более подробно.
И все же, несмотря на обрисованную картину, перспективы на укрепление хозяйств района и улучшение жизни людей представлялись обнадеживающими. Во-первых, страна, пройдя начальный период индустриализации, начала потихоньку поворачиваться «лицом к деревне». Во-вторых, многие руководители, исходя из горького опыта 1932-1933 годов и осознав допущенные ошибки в организации ведения сельскохозяйственного производства, начинали понимать, в каких направлениях необходимо двигаться. Притом, кроме чисто практических вопросов, все настойчивей велись поиски подходов к сознанию крестьян, вынужденных в какой-то степени изменить свой образ жизни. В этой связи большие надежды руководством возлагались на социалистическое соревнование, новый всплеск которого произойдет после того, как на всю страну прогремят рекорды Стаханова. Однако то случиться во второй половине 1935 года. Мы же пока вкратце рассмотрим, чем жила Беловодщина в преддверье этого события.
По итогам заседания  Беловодского бюро РПК, состоявшегося 25 января 1934 года, был освобожден от занимаемой должности заведующий райземотделом Матвей Годенко.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 8-9 Ему вменялось в вину неудовлетворительная подготовка к весеннему севу, что выражалось в сильном отставании от графика с завозом семян и угрожающим положением с ремонтом тракторов и сельскохозяйственной техники (в Беловодской и Бараниковской МТС было отремонтировано 42% тракторов, в Евсугской и Литвиновской – 70%), в некоторых колхозах не были разработаны производственно-финансовые планы. Обязанности заведующего РЗО временно возлагались на председателя РИК Роенко, а в окружком был дан запрос о направлении в район сильного работника. (Годенко вскоре будет назначен директором инкубаторной станции).
Для выравнивания положения определяется ряд неотложных мер. Во-первых, райком обязывает Роенко, секретарей партячеек и директоров МТС принять самые решительные меры по поставке из Чертково посевного материала и горючего, для чего предлагается мобилизовать все «тягло». Под персональную ответственность секретарей партячеек давалось задание обеспечить охрану зерна при его транспортировке и хранении у себя в хозяйствах; начальнику милиции Кравцову – выставить надежные наряды, обеспечив охрану семян по своей линии.
Четвертый пункт постановления касался ремонта тракторов. Директорам МТС предлагалось немедленно выехать на заводы для принятия новой техники с одновременной доставкой запчастей к тракторам, находящимся на ремонте; капитальный и средний ремонты должны были быть произведены в срок.
Седьмой пункт обязывал Роенко и секретарей партячеек заняться подготовкой сева среди единоличных хозяйств, одновременно поведя массово-политическую работу по их коллективизации.
Для обеспечения весеннего сева было решено направить в помощь МТС и колхозам представителей РПК, для чего определялся список людей.
Рассматривались на заседании и некоторые проблемы конных заводов, а также животноводства района в целом. По причине острой нехватки рабочей силы по конезаводам и невозможности изыскать людей внутри района, было принято решение просить окружком и обком отвести районы вербовки.* В данном пункте постановления цифра количества требуемых рабочих указана как 3000 (три тысячи). Но, так как она отпечатана на машинке и другого подтверждения не получила, полной уверенности в точности ее написания нет.
Далее остановимся на фактах переселения в Беловодский район семей из других регионов страны. (Некоторые сведения об этом изложены в книге Н.Ф.Дятченко «Беловодск – прошлое и настоящее старинного города», где рассказывается, в каких условиях очутилась семья Завьяловых, прибывшая в село Городище в декабре 1933 года). 25 января 1934 года на бюро РПК были подданы острой критике руководители некоторых хозяйств за несанкционированный отъезд из Беловодского района нескольких семей переселенцев.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 4-8. По представленным в докладе фактам, из колхоза «Промінь Жовтня» (Нижняя Бараниковка) убыло восемь семей; еще несколько семей, в том числе из ряда других хозяйств, стремились последовать их примеру. Причинами «брожения» были названы плохая организация массовой работы среди переселенцев, отсутствие борьбы за укрепление трудовой дисциплины и постановки труда. Другими недостатками определялась нечуткость, иногда граничащая с явным саботажем, по удовлетворению просьб переселенцев в ремонте их жилых помещений и надворных построек со стороны местного руководства; не обеспечение предметами первой необходимости, такими как спички, керосин, топливо; отказ в подвозе объемных кормов. Применяя меры наказания к виновным, РПК утверждает снятие с работы председателя колхоза им. Калинина села Зеликовка (фамилия не указана) с предложением контрольной комиссии при РПК привлечь его к партийной ответственности. Другим руководителям хозяйств, допустившим подобные явления, было «поставлено на вид».
Для решения проблем с переселенцами РПК намечает конкретные мероприятия. Во-первых, под личную ответственность председателя райпотребсоюза Жабко предлагается обеспечить завоз в сельпо спичек, керосина и других товаров первой необходимости. Отделу народного образования рекомендуется проработать вопросы об организации в Беловодске начальной школы с обучением на русском языке. Для улучшения обслуживания детей переселенцев ставится задание в кратчайший срок создать в Беловодске библиотеку-читальню русского типа, в крупных селах – такие же избы-читальни. Коммунистической фракции райисполкома поручается заняться организацией для детей переселенцев интернатов при школах, оказав помощь в обеспечении ребят питанием и удовлетворении материальных нужд. Расходы по этим статьям должен был взять на себя РИК. Одновременно он должен был проработать вопрос о закупке в Иваново-Вознесенской области картофеля.
Возвратимся к общей продовольственной ситуации начала 1934 года. Косвенным подтверждением, что к этому времени она была несколько стабилизирована, может служить заседание Беловодского бюро РПК, состоявшееся 11 января 1934 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 1-3 На нем решался вопрос об организации в Бараниковке при тамошней МТС курсов трактористов в количестве 90 человек. Их открытие намечалось на 25 января. Первым пунктом резолюции по этому вопросу было обязать секретарей партийных ячеек и председателей колхозов – согласно разверстке – к 23 января организовать отбор курсантов из числа лучших своих ударников и ударниц, вторым – предложить Полтораку обеспечить курсы учебными пособиями и теплым помещением, третьим – решался вопрос продовольственного снабжения. Райкомом было предложено правлениям колхозов и партячейкам обеспечить курсы необходимым количеством продуктов из расчета на одного человека в месяц муки – 15 кг, картофеля – 8 кг, круп – 3 кг, мяса – 4 кг. (Здесь, возможно, нелишним будет подчеркнуть – это довольно высокие нормы, и если у хозяйств района существовала возможность такое распоряжение выполнить, следовательно, катастрофической проблемы с продовольствие тогда уже на Беловодщине не наблюдалось).
Касаясь перераспределения рабочих рук, представим выдержку из протокола заседания бюро от 2 марта 1934 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 14  «…Про вербовку робочої сили для Мосдонстроя (скорей всего, имеется ввиду строительство канала Москва-Волга с последующим строительством Волго-Донского канала). Прохати Окрпартком про перегляд даної розвертки, визначеної для району при відношенні 04.02.1934 р., замінити кількістю на 300 чоловік, позаяк баланс робітничої сили в колгоспах надзвичайно напружений». (Как сообщалось ранее, 4 февраля райкомом была получена телеграмма из окружкома о вербовке 2000 человек). Из этого документа можно сделать следующие выводы: а) периодические разнарядки Окружкома о направлении местных жителей на новостройки страны могли фактически нивелировать фактор помощи переселенцев; б) тем из крестьян, у которых материальное положение было слишком уж тяжелым, предоставлялась возможность устроиться на работу в другом месте. 
Следующим рассмотрим некоторые пункты протокола заседания бюро РПК от 10 апреля 1934 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 16-17 На нем было заявлено, что установленный облпарткомом план сева ранних зерновых сорван: к 7 апреля засеяно 78% пашни, из которых по колхозному сектору – 76%; лишь Евсугская МТС обеспечила сев в срок. Основной причиной срыва была названа отвратительная работа тракторного парка, что выражалось в систематическом невыполнение норм, «хищническим» перерасходом горючего, «саботажем» рабочих ночной смены, частыми простоями. С этим перекликалась невнимательность председателей колхозов и партячеек к удовлетворению бытовых нужд трактористов. Среди других причин определялось недостаточное привлечение к севу коров колхозников.
Как обычно в таких случаях, райпартком находит конкретных виновников. В первых рядах здесь оказались председатели колхозов «Червоний Перекоп» (Нижняя Бараниковка) Огурный и «Заповіт Леніна» (Третьяковка) Очкало.  Постановления РПК в отношении этих работников были поистине беспощадными. В отношение Огурного говорилось: «За провал весеннего сева, дезорганизацию работы, разложение трудовой дисциплины, разжигание националистической работы кулацких элементов, срыв снабжение переселенцев – Огурного с работы снять, из рядов партии исключить и предать суду».
Аналогичное наказание было применено и к председателю колхоза «Заповіт Леніна».
Одновременно райпартком разрабатывает мероприятия и в совершенно ином направлении. Для увеличения производительности труда и качества работ было принято решение, предусматривающее более широкое развертывание соцсоревнования, определение и объявление победителей, поощрение лучших трактористов и ударников труда путем их премирования. В связи с приближением первомайских праздников, выезд в поле в эти дни рекомендовалось организовывать с красными флагами, музыкой и песнями.
На одном из последующих заседаний бюро среди других вопросов был заслушан доклад о племенной части колхоза им. Буденного села Евсуг (председатель Зелик). Там по причине «преступного отношения» к работе в течение последней декады произошел падеж пяти голов лошадей, из которых две были племенные. Тем не менее наказание руководителю хозяйства оказалось несравненно мягче, чем в предыдущих случаях: РПК вынесло постановление Зелика предупредить.
Хотя это было только частное явление. Райком продолжает, как и прежде, вести строгую линию по укреплению дисциплины и наведению твердого порядка. Еще  весной 1933 года в Брусовке состоялся показательный суд над «кулацкой шайкой» в составе Ладыка Сергея, Мовы Леонтия и еще нескольких участников. Здесь сначала представим сведения из книги «Реабілітовані історією» (Луганск, 2005 г.). О первом лице там ничего не говорится, а о крестьянах-единоличниках Мове Леонтие Елисеевиче (1895 г.) из Брусовки и Неклюенко Петре Мироновиче (1898 г.) из Литвиновки указано, что постановлением Особого совещания при Коллегии ГПУ УССР от 30 апреля 1933 года оба они были осуждены к 10 годам лишения свободы. И вот на проходившем в апреле 1934 года заседании бюро РПК было заявлено, что подрывная деятельность названных выше лиц оказалась возможна по причине «унтер-пришибеевских» методов работы парторга Зуева. Приводится пример избиения этим человеком колхозника Кленки Алексея и бригадира местной коммуны Ковалева. Говорится, что Зуев, цитируем, «способствовал вредительской деятельности кулацких элементов своими «махновско-бандитскими» методами, издевался над революционной законностью, чем дискредитировал партийную организацию и Советскую власть в глазах широких колхозных масс». Постановление РПК гласило: «Зуева с работы снять, из партии исключить и предать суду».
Не щадит РПК и некоторых представителей районных органов власти. Это подтверждается заседанием бюро от 19 апреля 1934 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 31  Одним из главных вопросов там рассматривалась работа районного суда. В итоговой резолюции было сказано, что народный суд во главе с его председателем Брайловским «притупил классово-политическое чутье». Выражалось это в связях председателя с «кулацкими элементами», в результате чего суд «с поля пролетарских позиций перешел на позицию поощрения кулацких элементов». Постановлением РПК Брайловский освобождался от занимаемой должности, и его дело передавалось в суд высшей инстанции.
С началом лета в районе сложилось угрожающее положение с прополкой, о чем шла речь на заседании бюро 13 июня 1934 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 49-51 В постановлении говорилось: «Бюро РПК на основе проверки работы колхозов по прополке зерновых и пропашных культур считает установленным, что председатели сельских Советов, колхозов и парторганизаторы все еще не поняли катастрофического положения с прополкой, не сломили кулацкого саботажа… не мобилизовали массы». Указывалось на недопустимо медленную «раскачку» и отсутствие решительных мер по организации прополки, особенно пропашных культур со стороны руководителей хозяйств, советских и партийных органов. Бюро предлагает «сломить саботаж и организовать большевицкую прополку». Для этого необходимо было, организовав бригады полольщиков из максимального числа членов артелей, перераспределить силы колхозов, доведя задания внутри бригад до каждого колхозного двора; разбить все бригады на звенья с постановкой заданий как звеньям, так и каждому работнику; создать рабочую инспекцию по проверке качества работ.
Следующим пунктом постановления было обязать всех председателей сельсоветов, руководящий состав колхозов и конезаводов лично участвовать в прополке; мобилизовать на вечернее время всех сельских служащих (за исключением работников медицинских учреждений и кооперации самых важных торговых точек), учащихся школ. Бюро категорически запрещает руководителям хозяйств на этот период самовольно отлучаться в район. Редактору районной газеты «Сталінський заклик» Райхману дается указание обеспечить, пусть в сокращенном формате, ежедневный выпуск газеты, «показывая лучших руководителей колхозов и разоблачая болтунов и бездельников».
Девятым пунктом протокола помечено «особое решение» бюро. Им предписывается: «Предложить всем председателям колхозов и парторганизаторам выдачу хлеба на прополке проводить в следующем порядке: не выполняющим нормы – 300 г, выполняющим – 400 г, перевыполняющим – 500 г.
На одном из следующих заседаний ставится вопрос о неудовлетворительной работе районной организацией ЛКСМ (секретарь Марат).* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 52-53. Райкому комсомола дается задание:
а) организовать и подготовить к началу уборочной кампании комсомольско-молодежных бригад: на молотилках – не менее 10, на косилках – не менее 25, на арбах – не менее 150;
б) вывести в образцовые 10 конюшен, 2 МТФ, 1 ПТФ;
в) построить силами комсомольцев 30 сигнальных вышек, с одновременным созданием молодежных бригад по охране урожая;
г)  заложить не менее 50 силосных ям;
д) создать в районе 3 показательные тракторные отряда;
е) создать не менее 10 аграрных лабораторий.
      На заседании бюро РПК от 13 июля среди вопросов, касающихся начала жатвы, говорилось об угрожающем состоянии с пятью вальцевыми мельницами, которые не были подготовлены к работе; требовали ремонта водяные и ветряные мельницы.
Следующее заседание было частично посвящено ходу строительства Бараниковской МТС.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 59 Указывалось, что управляющим Фоминым не выполняется график освоения выделенных средств. Из отпущенных государством 45000 (сорок пять тысяч) рублей завезен лишь кирпич и то в недостаточном количестве. Всего стройка должна была поглотить 327000 кирпича, 333 куб. леса, 32 т цемента, 541 кг железа, 635 кг гвоздей.
За неудовлетворительное отношение к своим обязанностям Фомину объявляется строгий выговор.
На этом же заседании упоминалось, что в районе сильным градом уничтожено 500 га и повреждено 3000 га посевов.
Касаясь других материалов первой половины 1934 года, можем добавить, в один из дней рассматривался вопрос о мобилизации «авто-гужевого» транспорта на строительство железнодорожной лини Москва–Донбасс.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 43 Было принято к исполнению решение Старобельского окружкома для этого выделить: машин – 1, тракторов – 3, подвод – 150, рабочих – 150 человек.
Далее вкратце рассмотрим протокол заседания бюро РПК от 20 июля 1934 года.*  ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 63-68 Вопросов здесь рассматривалось достаточно. По району полным ходом шла уборочная кампания, кроме того необходимо было приступать к вспашке под озимые культуры. Доклад от РЗО делал Павлович. Бюро утверждает план вспашки под озимые по МТС и колхозам в количестве 18320 га. Предписывается приступать к работам только после старательного сбора колосков по стерне. За качеством пахоты должны были следить в первую очередь парторги МТС, неся всю полноту ответственности в случае допущения огрехов, цитируем: «как это было в прошлом».
Затем были рассмотрены итоги выполнения постановления бюро о работе мельниц. Роенко и Марков получают указания принять самые решительные меры к пуску всех водяных и ветряных мельниц, обеспечить установку камней с двигателями и локомобилей.         
Одним из важнейших пунктов повестки дня был вопрос о потерях урожая при уборке. Причин больших потерь названо несколько, среди них: отставание некоторых колхозов в сроках уборки, нежелание вязать валки в снопы, большой разрыв во времени  между косьбой и вязанием. На 20 июля было скошено всего 9592 га, против плана 47752 га, в снопы связано – 3054 га или 35%. В документе говорится, многие руководители, недооценивая значение вязания в снопы, не организовывают надлежащим образом эту работу. Далее выдержка из постановления: «Виявлено злочинне ставлення до косовиці з боку керівників колгоспів та уповноважених по організації косовиці – колгосп «Заповіт Ілліча» (Троценко), де 18 липня скошено кожною лобогрійкою пересічно по 1 га; ігнорування косовиці вручну («Політвідділовець», ім. Ворошилова, ім. Чубаря)». Заканчивается этот пункт указанием на то, что и в ряде других колхозов плохо ведется работа с потерями урожая, в частности, не организован сбор колосков учениками местных школ. Бюро предписывает всем руководителям хозяйств незамедлительно устранить упущения.
Среди других вопросов, рассматриваемых в тот день, было принятие решения о созыве по району кустовых пленумов организации юных пионеров. Докладывал по этому вопросу секретарь ЛКСМ Марат. В постановлении говорилось:
«В развитие решения Бюро ОПК о воззвании белолуцких пионеров о подготовке рапорта тов. Постышеву на встречу ХХ МЮДу (международный юношеский день. – В.Л.) созвать 25.07.1934 г. кустовые слеты Ю.П. с порядком дня: 
1. Ю.П. и охрана урожая.
2.Премировать лучших ударников, вечер пионерского творчества.
3. Обязать всех парторгов и председателей колхозов лично проследить за явкой на слет и обеспечить средства передвижения.
4. Установить, что слет должен проходить не более 2-х часов».
В начале сентября перед руководством района возникает угроза срыва плана осеннего сева.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 72 На 1 сентября он был выполнен всего на 12%. Причиной отставания от графика определялось то, что основная масса тракторов не была вовремя переключена с уборки на сев. За неудовлетворительную работу некоторые колхозы постановлением бюро с 15-и-процентного авансирования зерном переводятся на 10-и-процентное. Немаловажную роль в принятии такого решения сыграло и отставание этих хозяйств в выполнении планов хлебосдачи.
Представим некоторые другие материалы конца 1934 года. 
В начале декабря рассматривался вопрос о выполнении решения ЦК КП(б)У от 8 мая того года о специалистах, работниках РЗО и МТС.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 294, л. 83-85 Реагируя на указание ЦК партии, райкомом принимается постановление такого содержания:
а) обязать председателей Беловодского, Евсугского и Бараниковского потребительских товариществ до 10 декабря текущего года оборудовать и укомплектовать мебелью квартиры специалистов, обеспечив их топливом, осветительными принадлежностями и материалом;
б) закрепить за каждым специалистом средства передвижения;
в) выделить в магазинах специальные отделы для обслуживания специалистов, организовав прием предварительных заказов;
г) выделить в столовых отдельные столы, одновременно обеспечив лучшим питанием.
На этом же заседании обсуждалось положение в школах района. Из того, какие решения были приняты, можно судить, что итоги хозяйственной деятельности района в 1934 году оказались лучшими, чем в предыдущем, и руководство наконец-то смогло уделить больше внимания не только детям приезжих семей, но и остальным учащимся. Вначале постановлением РПК было вынесено строгое предупреждение председателю Волкодаевского сельсовета Новохацкому, цитируем: «За обурливе ставлення при виконанні директив партії, щодо забезпечення шкіл паливом та гарячими сніданками». Затем, как бы извлекая собственный урок из раскрывшихся фактов, РПК обязывает секретарей ЗПК и парторгов хозяйств оказать практическую помощь школам в приобретении топлива и организации горячих завтраков, в некоторых случаях – в обеспечении детей обувью.
Далее обратим внимание на следующее. В зиму 1934/35 годов в Беловодске уже функционировала школа шоферов и комбайнеров, количество слушателей которой составляло 116 человек. Об этом шла речь на заседание бюро от 15 декабря 1934 года. Вместе с другими курс обучения по специальности шофер прошла тогда и трактористка Беловодской МТС Нина Хащенко.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» от 28.01.1936 г.
Продолжая по заседанию бюро РПК от 15 декабря 1934 года, другим важным вопросом было состояние с разворачивающейся в районе торговлей хлебом (по решению ЦК ВКП(б)). Определяя допущенные провалы в этой сфере, РПК, как всегда, сначала ищет и наказывает виновных. На этот раз было принято такое постановление: «Завідуючого Біловодським млином за розвал роботи з роботи зняти». В отношении других мероприятий, райпартком указывает на необходимость срочно закончить ремонт хлебопекарни, укомплектовать ее опытными пекарями. Также предлагалось укрепить штат продавцов, направив туда лучших комсомольцев.
Дополним материалы за 1934 год одним любопытным документом за 4 сентября, под названием «Постановление Беловодского Бюро РПК о неправильной директиве Райснаба тов. Рыбалко от 29.08.1934 г.».* ГАЛО, ф. Р-51, оп. 1, д. 294, л. 71 В нем говорилось: «Считать установленным, что тов. Рыбалко на основе указаний Окрснаба от 25.08.1934 г. дал совершенно неправильную директиву о взыскании мясопоставок с рабочих, идущих вразрез с постановлением СНК СССР от 17.05.1934 г. Отметить, что за исключением директора Лимаревского конезавода Смирнова ни один Завпартком и Рабочком не поставили вопрос об отмене этой неправильной директивы, слепо пошедших к выполнению директивы тов. Рыбалко». Указывая Рыбалко на допущенную ошибку, бюро предлагает ему отменить директиву. Одновременно направляется рекомендация в окружком о привлечении к ответственности тамошнего зав. сектором заготовок.   
С наступлением 1935 года Беловодская земля вновь была поделена на Беловодский и Евсугский районы.
Далее наши исследования будут касаться в основном Беловодского района.   
В середине 30-х годов государством продолжалось снабжение района различной сельскохозяйственной техникой, улучшалось обеспечение горючим и смазочными материалами, завозились новые сорта семян, ядохимикаты, химические удобрения. (Касаясь наличия тракторов, то к весне 1935 года их должно было быть отремонтировано по Беловодской и Бараниковской МТС, а также по конезаводам 211 ед.; план потребление горючего для весеннего сева в том году по Беловодской МТС составлял 180 т, по Бараниковской – 120 т.)* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 7  Все это способствовало экономическому и политическому укреплению колхозов и совхозов. Параллельно на местах на более высокий уровень поднималась рабочая дисциплина и ответственность каждого работника за свой участок.
В начале 1935 года руководством района с новой силой была развернута работа по организацию для рабочих и служащих райцентра и совхозов свободной продажи хлеба. Практика первого месяца показала, что выделяемый окружкомом на район месячный лимит в количестве 23 тонны недостаточный. На заседании бюро РПК от 25 января было принято решение просить окружной ПК увеличить его на 10 тонн. Кроме того, еще раз было указано руководителям райвнутторга Рыбалко и сельпо Гармашу о недопустимой затяжке с открытием в райцентре, на территории Беловодской и Бараниковской МТС и по конезаводам достаточного количества хлебных лавок и ларьков. Конечный срок устранения этих недостатков определялся в пять дней. А еще через месяц, когда работа торговых точек показала, что очереди за хлебом все равно остаются, было принято решение обязать райисполком организовать доставку хлеба специалистам, т.е. учителям, агрономам и прочим бюджетникам, на дом. 
Во второй половине февраля бюро принимает постановление об организации в Беловодске весенней межрайонной ярмарки. В виду этих намерений были заключены соглашения с руководством нескольких вокруг лежащих районов об участии их представителей, поставлен вопрос перед окрпотребсоюзом об обеспечении ярмарки промышленными и продовольственными товарами. В самом Беловодске организовывались помещения для приезжих, подбирался персонал для их обслуживания.  К открытию ярмарки должны были быть приведены в надлежащее состояние торговые точки, подготовлена территория, вывешены плакаты. В дни ярмарки ожидалась игра духового оркестра, работа кинотеатра и библиотеки.   
Другим важным событием 1935 года стала борьба за превращение Беловодского района в образцовый район Донбасса. Предложение это поступило от знатных  работников края – Барабаша, Задорожного, Козловой и Хащенко. И хотя неизвестно, когда впервые был поднят этот вопрос, однако на заседании бюро от 28 февраля он уже стоял во всей своей остроте.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 21-23 Нет необходимости домысливать, какие там бушевали страсти, когда принятым постановлением прямо указывалось, что в результате преступной бездеятельности руководителя коммунального хозяйства Санжарова, председателей І Беловодского сельсовета Ступака, ІІ сельсовета Ганотченко, а также всех председателей колхозов Беловодского Совета работа по благоустройству поселка сорвана. Больше других досталось Санжарову. (Несмотря на то, что в протоколе, как обычно, имя-отчество человека отсутствует, можно с уверенностью сказать, что таковым являлся Санжаров Иван Тимофеевич, который в 1931 году руководил райземотделом, а в пик сталинских репрессий будет репрессирован). Ему было заявлено, что он «растерял» строения, не владеет информацией об их состоянии, не занимается ремонтом; вся работа в коммунхозе пущена на самотек; дорожный отдел прекратил ремонт дорог и мостов; на центральных улицах полностью отсутствует освещение. Бюро постановляет: за безответственное отношение к своим обязанностям Санжарова от руководства коммунхозом отстранить. Остальные должностные лица получили выговора. Под ту же гребенку – за «невживання заходів» по обеспечению санитарного состояния района – попали также зав. охраны здоровья Холопченко и главный санитарный врач района Кирнос. 
Третьим пунктом постановления было поставить на вид о недопустимом отношении к строениям своих организаций и их дворам председателю сельсовета Никитину, директору школы комбайнеров Сотникову, зав. районо Недбайло, председателю артели «Доброхот» Коваль, зав. универмагом Гнедому, директору РКШ Коваленко, зав. «Донбасторгом» Рыбнику, зав. «Райбудинком» Данышевскому (автор не уверен в правильном написании фамилий).
Отступаясь ненадолго от рассмотрения протокола заседания бюро, добавим некоторые сведения о «Райбудинке» (в некоторых документах он значится как Райбудколективіста», а люди называли его театром). Находился он в центре, рядом с нынешним Мемориалом погибших в Великой Отечественной войне беловодчан. Строение было двухэтажное, с большим количеством комнат и красивым балконом. На фасаде было написано «1931 год» и нарисованы портреты Ленина и Сталина. Сохранилось несколько снимков, частично воспроизводящих здание.
Затем бюро разрабатывает план мероприятий по благоустройству. Первым делом дается указание райисполкому взять на учет и определить смету необходимых расходов на средний и поточный ремонт требующих того сооружений. Не подлежащие ремонту здания следовало разобрать, а их дворы оградить. Одновременно был поставлен вопрос о ликвидации задолженности по квартплате и освещению. Здесь же записано, к 15 марта в поселке планируется открытие бани, а к 20-му – Дома колхозника.
Следующими мероприятиями был ремонт старых и постройка новых колодцев, отведение места для свалки. Коммунхозу вместе с НКВД рекомендовалось организовать «институт дворников» и назначить коменданта площади. После схода снега намечалась очистка дворов детских учебных заведений, школы комбайнеров и райколхозшколы, дворов общежитий; насаждение деревьев организациями и владельцами частных домов. Кроме того, необходимо было установить ограждение вокруг кинотеатра, оборудовать летний лесопарк, обсадив его деревьями и разбив клумбы. Открытие парка намечалось на 1-е мая. На фасаде многих общественных сооружений обновлялись старые либо устанавливались новые вывески.
Касаясь дорожного отдела, дается задание с 1-го по 20-е марта произвести «нивелировку» дорог по улицам Беловодска; с 15 марта по 15 апреля провести ремонт шоссе по улице им. Ленина до выезда на Старобельск; с 10 марта по 10 апреля должна была быть произведена обсадка улиц им. Ленина и им. Шевченко специальными деревьями возрастом от 7 до 10 лет – кленом, акацией, тополем.
Кроме составления плана работ по благоустройству райцентра, на заседании было принято постановление дать указание сельским парторганизациям и руководителям сельсоветов организовать подобные мероприятия у себя.
Далее хотелось бы на время прервать обзор документов и мысленно задастся вопросом: что же могли чувствовать и думать люди, занимающиеся благоустройством дворов и улиц, озеленением площадей, насаждением цветов и пр., люди, еще вчера видевшие страшные картины голода, а вместе с этим десятки, сотни смертей?.. Наверное, же ставили перед собой вопрос: какая тому была причина и кто виноват? Но, возможно, кто-нибудь и себя не исключал из того списка. Такое часто бывает, вспоминая умерших… Возможно, кое-кто начинал понимать, что не так, как следовало, он работал, другой, третий… Ведь подтверждается документальными материалами и свидетельствами очевидцев, что как раз те крестьяне, которые не вступили в колхоз, либо кто меньше других выработал трудодней, те больше всего и пострадали от голода. К сожалению, мы не можем определить, что они думали. Если и есть у нас свидетельствования тех лет (в книгах по «голодомору», например), то люди за это время сильно изменились, если не сказать – переродились. В тех публикациях многие респонденты высказывают негативное отношение к Советской власти. Безусловно, к руководителям государства того периода и самым рьяным и бездумным исполнителям их воли, будь они живы, было бы что предъявить. Но правда состоит и в другом: какая-то доля вины лежит и на главах крестьянских хозяйств. Пусть это было непросто тому человек осознать, пусть намного разумней казалось распродать хозяйство и пустить скот под нож, чем отдать безвозмездно в колхоз, но объективности ради надо признать: не сделай так другой, третий, десятый, вступи в колхоз середняк, начни работать по совести, тогда, может быть, того страшного голода и не произошло бы…
А в отношении изменения сознания людей красноречивым подтверждением может служить следующее. Скажем, в анкетах опросов свидетелей о голоде почти всегда помещался вопрос о церквях. И опрашиваемые соглашаются: да коммунисты церкви разрушали, звоны с колоколен сбрасывали, против интересов верующих шли. Но хотелось бы спросить: а не вы ли (образно говоря) стояли за спинами старших ребят в той толпе народа (как это было, например, в Новодеркуле в середине 20-х годов) и с восторгом глядели, как летят наземь колокола; а затем входили в церковь, ставшую уже клубом, и смеялись над сценками пьес либо сопереживали героям кинокартин? А не вы ли, повзрослев, уже сами объясняли младшим ребятам, что цветные металлы, снятые с церквей в период индустриализации, необходимы были для производства деталей тракторов, машин, веялок?.. Так зачем же притворяться, будто вас тогда такая политика не устраивала?             
…В конце зимы 1934/35 годов на Беловодщину вновь начали прибывать переселенцы. Теперь это были в основном жители Черниговской, Винницкой, Житомирской областей, всего около 200 семей. За ними закреплялись пустующие дома, отводились огороды, колхозы выделяли продуктовые ссуды, обеспечивали семьи топкой и грубыми кормами для животных. Некоторые из приезжих сразу же вступали в артели. Тем, которые этого делать не желали, выделялась земля для индивидуального ведения хозяйства. В первой декаде марта на бюро рассматривался вопрос о переселенцах. Кроме прочих предложений, поручалось заведующему районо выявить количество прибывших детей для обеспечения их всем необходимым при поступлении в школу. В виду нехватки преподавателей был направлен запрос в окружком о присылке в район одного преподавателя немецкого языка и семерых польского.
С наступлением весны главным становится сев. И хотя здесь мы вновь увидим, каких непростых усилий приходилось прилагать руководству района для его качественного проведения, не вызывает сомнения, что многие крестьяне Беловодщины, пережив голод, начинали и сами уж понимать, что благосостояние их и их семей во многом зависит от участия в труде. Пройдемся по материалам заседаний бюро РПК того периода.
Начиная с первых чисел апреля, разрабатывается и принимается план мероприятий на время сева.*  ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 42-44 В первую очередь организовывался слет трактористов района с целью включения в окружные соревнования на лучшую тракторную бригаду и лучшего тракториста. В качестве моральных стимулов устанавливалось переходящее Красное знамя и вывешивалась доска показателей. Также было решено в колхозах «Квітка 1-ї П’ятирічки» и «Заповіт Леніна» организовать две образцовые тракторные бригады. С помощью правлений колхозов и МТС во всех хозяйствах оборудовались тракторные будки, куда завозились матрацы, столики, рукомойники, полотенца, посуда, медицинские аптечки; для культурного отдыха предназначалась художественная и специальная литература, шашки, шахматы, домино, струнный инструмент. Каждая первичная организация закрепляла за будками агитаторов. Для премирования ударников со стороны РПК было дано указание райторгу и сельским Советам подготовить 10 ватных костюмов, 3 комплекта бритвенных принадлежностей, 25 пар кожаных ботинок. Для питания сеяльщиков райпотребсоюз должен был выделить 1 центнер селедки, 50 килограммов масла, другие продукты. Медицинский контроль за состоянием трактористов, в частности, проведение трехразовых месячных медосмотров, должен был осуществляться необходимым количеством комсомолок медсантруда, назначенных отделом охраны здоровья.
И хотя начало сева 1935 года несколько затянулось, даже в третьей декаде апреля было направлено в отстающие хозяйства десять человек уполномоченных дополнительно, тем не мене проведен он был более быстрыми темпами, чем в предыдущем году. Не отставало и качество обработки земли. Об этом было заявлено на собрании Беловодского райпартактива 22 мая 1935 года его первым секретарем Торбой. Правда, тогда несколько подпортила настроение партийному руководству работа комсомольских коллективов тракторных бригад. Эта тема была вынесена затем отдельно на бюро райкома партии. Проблема заключалась в том, что в среднем в комсомольских коллективах выработка на один трактор оказалась меньшей, чем в не комсомольских. Так получилось со всеми тремя бригадами Беловодской МТС. Плюс к тому у них наблюдался значительный перерасход горючего. Например, в бригаде Кривицкого, выработавшей на один трактор 126 га, ни один экипаж экономии горючего не добился.         
Кроме сева, серьезное внимание с 1935 года стало уделяться – да и больше появилось для этого возможностей в связи с увеличением количества техники – темпам и качеству прополки. Бюро установило конкретный срок ее окончания – 5 июля. И этот вопрос держался под строгим контролем. Когда ко второй половине мая стало понятно, что конезавод им. Петровского (с. Новоспасовка, руководитель – В.Г.Жаринов) и колхоз «Квітка 1-ї П’ятирічки» (с. Бараниковка) сильно отстают, руководителям этих хозяйств, вызванных на бюро, пришлось услышать немало упреков. Председателю «Квітки 1-ї П’ятирічки» было заявлено, что они, раздав у себя огульно 185 ц продовольственной помощи, лишились возможности влиять на положение дел, в результате чего участие в прополке штатных работников колебалось в пределах 30-35%.*  ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 66
В конезаводе им. Петровского из-за нехватки людей складывалась непростая обстановка и с уборкой сена. Еще раньше со стороны бюро было дано указание руководству колхозов им. Шевченко, им. Косиора и «Ударника» оказать помощь совхозу. Но этого выполнено не было. 
Занимаясь решением производственных вопросов, райком продолжает уделять большое внимание и социальной сфере, обеспечению культурного времяпровождения жителей. Для людей, занятых на полевых работах, создавались культбригады, которые должны были регулярно посещать полевые станы. В самом Беловодске путем вовлечения в субботники представителей местных организаций производились работы по оборудованию районного театра, установке звукового кино. Театр переименовывался в им. ХV-летие комсомола Донбасса.
Весной 1935 года в райцентре впервые был открыт пионерский клуб или, как его позже стали называть, Дом пионеров. Этот вопрос впервые был поднят на заседании бюро от 20 апреля. Новый секретарь ЛКСМ Шкловский должен был подобрать помещение и толковых пионервожатых, а райисполком выделить необходимые средства для закупки принадлежностей. Открытие клуба приурочивалось ко дню образования ЛКСМ.
И еще один интересный вопрос рассматривался на заседании бюро от 20 апреля: районным мастерским давалось задание изготовить для школы комбайнеров 10 столов, 75 тумбочек, 50 стульев и другую мебель.
Тогда же РПК направляет запрос в окружной комитет с просьбой выделить средства для строительства новых конюшен на конезаводах, «для роста поголовья лошадей».
Тема конезаводов получила неожиданное продолжение спустя несколько дней от дня того заседания. В ночь на 1-е мая 1935 года на Лимаревском конезаводе произошел пожар, в результате которого погибло 15 племенных лошадей, два вола, пострадал один рабочий. Обсуждая это происшествие на внеочередном заседании от 3 мая, некоторые члены бюро высказали мнение, что пожар мог случиться в результате потери классовой бдительности директором конезавода Смирновым и секретарем парткома Полянским.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 46 Принимается постановление предложить органам НКВД и прокуратуре расследовать обстоятельства случившегося в трехдневный срок и передать дело в суд. Принятие решения в отношении директора предприятия и секретаря парторганизации было отложено до окончания проведения следствия. Такое заседание бюро состоялось 12 мая.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 49-51  На нем «за притупление классовой бдительности» Смирнову был объявлен выговор, Полянскому – строгий выговор. Кроме того, в постановлении указывалось, что, если не будет организована охрана и не принято более решительных мер к очищению предприятия от «классово-чуждого элемента», наказание может последовать более строгое. Следственным органам в лице Доценко предлагалось продолжить расследование.      
В эти майские дни в районе случилось и другое ЧП. В Нижней Бараниковке местными жителями были избиты комсомольцы артели «Червоний Перекоп».* Там же. Бюро констатирует это происшествие как классовую выходку противников Советской власти. Районной прокуратуре дается указание закончить следствие не позже 17 мая и организовать в селе показательный процесс над виновниками происшествия. Общественным обвинителем назначался кандидат в члены бюро РПК, секретарь районной организации ЛКСМ Шкловский. 
И еще один нелицеприятный материал пришлось разбирать членам бюро на заседании от 12 мая. Тогда руководством органов внутренних дел было доложено о раскрывшихся злоупотреблениях в сельпо со стороны члена партии К. (фамилия сокращена до заглавной буквы автором). РПК принимает постановление: «За разложение, пьянство, растрату 1000 рублей тов. К. объявляется строгий выговор с занесением в личное дело». Здесь хотелось бы напомнить, что это был еще не 1937 год; как видим, и должностным лицам Лимаревского конезавода за «притупление классовой бдительности», и руководителю сельпо за «разложение, пьянство и растраты» пока еще удается отделаться легким испугом. Через несколько дней К. вместе со своей супругой, Екатериной К., также членом партии, убегут в Ивановскую область, за что их исключат из партии (супругу – за «дезертирство» из района и «покрывательство безобразий»).   
  С приближением жатвы появились новые проблемы. Перед председателями колхозов и местными парторганизациями бюро ставит задания закончить в срок строительство закрытых токов, отремонтировать амбары, предназначенные для хранения хлеба, наладить косилки, молотилки, брички, арбы. Даются рекомендации провести дезинфекцию зернохранилищ и того инвентаря, с которым должно было соприкасаться зерно при его транспортировке и обработке. Для вывоза хлеба распределяется гужевой и автомобильный транспорт. Как и прежде, руководство районом занимается вопросами обеспечения работников бесперебойным питанием и организацией культурного отдыха. И лишь немного пришлось попотеть руководителям Бараниковской и Беловодской МТС на заседании бюро от 5 июля.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 98 Представляем выдержку из протокола: «Директор Бараніковської МТС Фомін і його заступник по політчастині Шабанов своєю опортуністичною бездіяльністю привели до прямої загрози збиранню врожаю по колгоспах МТС. Не закінчено ремонт: молотарок – 5, двигунів – 5, тракторів (…). Не прокультивовано парів – 1084 га, прополото проса по колгоспах – 40%, кукурудзи – 28%, до закладки силосу не приступили. Не краще й в Біловодській МТС. Злочинна бездіяльність та розкладницька робота бувшого директора Подкопаева привели до неприпустимих наслідків по ремонту. Не відремонтовано: снопов’язок – 1, молотарок – 2, двигунів – 3, тракторів – 11». В постановлении перечислены и другие упущения руководства Беловодской МТС. Среди них, отставание от графика в строительстве крытых токов, в прополке пропашных культур и силосовке. Бюро дает указание расставить кадры и немедленно устранить все упущения. Конечный срок строительства крытых токов был определен к 10 июля. В отношении Беловодской МТС вкратце добавим, на 25 января 1935 по МТС оставалось не отремонтированными 28 тракторов. По имеющимся сведениям, ее руководитель Подкопаев работал на этой должности, по крайней мере, с 1934 года. После его устранения от руководства новым директором был назначен Барабаш Егор Ф.
15 июля на бюро рассматривался ход уборки.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 107 Было отмечено, что наряду с тем, что некоторые хозяйства, такие как «Промінь Жовтня» (Нижняя Бараниковка), конезавод им. Ворошилова (Новолимаревка), взяли хорошие темпы, в общем по району косьба зерновых проходит крайне медленно. На день заседания по колхозам и совхозам было скошено на площади 1220 га, повязано в снопы – 718 га. Кроме общего неудовлетворительного состояния с уборкой, бюро обращает внимание на увеличение временного разрыва между скашиванием и вязанием в снопы. Это было названо недопустимым. За медленный темп косьбы, за невыполнение рекомендаций по вязанию, влекущих за собой ухудшение качества уборки, некоторые руководители получают выговора. Касаясь других вопросов, дается указание в кратчайший срок закончить работы по оборудованию крытых токов, с тем чтобы просушку и очистку зерна проводить под навесами. Принимается постановление запретить председателям колхозов ссыпать зерно, подвозимое от комбайнов, в каморы, так как это затрудняло его очистку.
С конца июля первой строкой повестки дня заседаний бюро становится жатва, а вместе с ней и хлебопоставки. В протоколе от 30 июля говорится, большинство хозяйств косьбу выполнили в срок; теперь необходимо напрячь все силы, чтобы к 18-20 августа закончить обмолот. Упоминается конезавод им. Ворошилова, который хотя и уложился в сроки, определяемые для косьбы, однако имел другие недостатки в работе. Его руководители Смирнов и Полянский не смогли наладить работу комбайнов. У них тремя комбайнами было убрано 153 га, тогда как норма обмолота на один комбайн  – 200 га.
Касаясь хлебозаготовок, 11 августа рассматривался вопрос о колхозе «Червона Зоря» (с. Даниловка, председатель Волков). Было отмечено, что из плана госпоставок 409 ц хозяйством выполнено 32%, натуроплаты – 92 ц. Бюро категорически требует от руководителей хозяйства усилить работу по выполнению наложенных на них обязательств.
Кроме проблем хлебосдачи, на заседании от 11 августа был поднят вопрос о неудовлетворительном состоянии с питанием детей в детских яслях по некоторым колхозам. Приводился пример, когда малышам выдавалось в день 30 г хлеба и 200 г муки на затирку. Бюро принимает постановление обязать местных руководителей улучшить снабжение детских воспитательных заведений.
Здесь хочется переключиться на несколько иную тему. Как уже писалось, в те годы в Беловодске и во многих крупных селах функционировали приюты для детей сирот, называемые патронатами и детскими домами. В них проживали дети различных возрастных категорий. Приюты доставляли немало хлопот руководству района и сельским властям как в плане их материального обеспечения, так и в других сферах. Наверное, найдись среди воспитателей Беловодского детского дома такой человек, как известный руководитель детской колонии на Слобожанщине Анатолий Макаренко, немало бы он поведал нам интересного о том, что творилось в общественной среде его заведения. Краткая информация на эту тему проскакивает в протоколах заседаний бюро РПК. 10 июля 1935 года присутствующими была выражена позиция по поводу состоявшегося накануне суда над малолетними преступниками Беловодского детдома. У нас нет точных данных о сути совершенного тогда преступления и имен его участников, но, по материалам этого документа, там образовалась группа хулиганов, которая, цитируем: «систематически занималась воровством, пьянством, половым развратом». Бюро посчитало, что выездная сессия Старобельского окружного суда, рассматривающая это дело, вынесла слишком мягкие приговоры. В связи с чем члену бюро райкома партии Фуксу и секретарю ЛКСМ Шкловскому поручалось проверить состояние детских домов и во всем разобраться. Еще раньше, на одном из предыдущих заседаний, говорилось, что необходимо выяснить, кто покрывает все безобразия, творимые подростками.
Далее возвратимся к сельскохозяйственному производству и расскажем, как в 1935 году сработал Деркульский конезавод. Поможет нам в этом статья директора предприятия К.П.Кривозуба, напечатанная в Старобельской окружной газете «Колгоспна правда» в номере от 30 января 1936 года. Сразу укажем, рядом с текстом там размещено и фото автора.
Кривозуб пишет, конезавод им. Постышева в 1935 году добился серьезных результатов в сельскохозяйственном производстве, заняв первое место в районе по урожайности зерновых. В среднем на круг хозяйством было получено по 19,3 ц с га. И это несмотря на то, что буквально за неделю до начала уборки градом было выбито примерно 30% площади хлебов. Там же, где стихия посевов не повредила, а это овес на площади 125 га, урожайность оказалась 164 пуд с га (26,2 ц с га), а на площади 25 га – 180 пуд с га (28,8 ц с га). Хотя еще два года тому назад, подчеркивает автор, на этих землях урожайность составляла 1,5 ц с га.
Далее директор описывает, как им удалось получить высокий урожай зерновых. Еще предыдущей осенью хорошо потрудись трактористы, подготовив необходимое количество зяби под весенний сев. Зимой специальными плугами делалось снегозадержание с целью максимально высокого покрытия площадей снегом. Одновременно производился ремонт всей сельскохозяйственной техники; до выхода в поле она прошла трехразовую проверку на качество ремонта. Весенний сев был произведен за шесть дней семенами, проверенными семенной станцией, хорошо очищенными и протравленными. Для помощи трактористам в случае поломки техники к каждой бригаде был прикреплен слесарь. Отработав смену, механизаторы отдыхали на полевом стане, в оборудованных для этого специальных вагончиках. На питание люди также не жаловались; полевые кухни в достаточном количестве были обеспечены маслом, мясом, салом, молоком и другими продуктами. Благодаря такой организации почти все тракторные агрегаты перевыполняли нормы. Полевой штаб возглавлял бригадир центральной тракторной бригады член ВКП(б) Хатунцев, который добился, чтобы заправка тракторов производилась прямо в борозде. Весь сев на полях хозяйства был произведен исключительно дисковыми сеялками. Лучше всех здесь поработали, по мнению Кривозуба, трактористы Сущенко и Медведев.
На прополку зерновых и пропашных культур руководством конезавода были привлечены домохозяйки и жены рабочих, среди них Голуб Евдокия, Крайнюк Векла и другие, отчего к началу уборки почти все поля были очищены от сорняков.  Высокую производительность молотилок обеспечили бригадиры Курганов и Костев, машинист А.Я.Крайнюк, трактористы Медведев и Кравченко, зубарь Гундар.
В заключительной части статьи говорится, благодаря полученному конезаводом хорошему урожаю предприятие не только обеспечило семенным зерном свои внутренние потребности на следующий год, но и помогло в этом некоторым хозяйствам Беловодского и других районов.      
  Выше уже писалось, что вторая половина 1935 года для советского народа стала особенно примечательной тем, что именно тогда во все уголки страны разнеслась весть о выдающихся достижениях Алексея Стаханова и его товарищей. Под воздействием этого фактора в хозяйствах Беловодского и Евсугского районов поднялась мощная волна повышенных трудовых обязательств, усиливалось соцсоревнование. Однако 1935 год стал и годом посещения Беловодщины «первых ласточек» (а может, и не первых), касающихся усилению «классовой бдительности». Началось все будто бы с безобидного постановления ЦК ВКП(б) об обмене партбилетов. Но вскоре этот процесс набрал таких оборотов, что множество коммунистов не только лишились членства в партии, но с ними произошли такие события, о которых никто из них ранее не мог даже предположить. Вначале, с целью проверки анкетных данных, за дело взялись инструкторы райкомов и органы НКВД. Производилось углубленное изучение биографии каждого члена партии – о его социальном происхождении, участии в гражданской войне, пребывании в той либо другой партии, связях с кулаками или их родственниками; наводились факты о возможных антисоветских выступлениях и арестах правоохранительными органами. И не удивительно, что основной удар здесь пришелся на старых членов ВКП(б), которым подобные отклонения инкриминировать было легче.
Немаловажную роль в усилении таких тенденций послужило и сообщение о решении Пленума ЦК вывести из состава ЦК Енукидзе «за политическое и бытовое разложение». Этот вопрос обсуждался на заседании Беловодского райпартбюро 7 июля 1935 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 299, л. 8 Целиком и полностью одобряя решение Пленума, райпартком своим постановлением подчеркивает, что Беловодская парторганизация должна и для себя сделать надлежащие выводы, потому как в ее рядах тоже, мол, присутствуют «гнилые либералы», «перерожденцы» и прочие лица, которые занимаются укрывательством классового врага. Был назван бывший парторг колхоза «Ударник» села Городище Добрицкий, который долгое время «укрывал явного кулака Крымцева»; прозвучали фамилии бывшего председателя колхоза «Червона Нива» Новохацкого, а также Кикотя и Логвиненко. (Некоторые из этих людей вскоре будут репрессированы). Наличие таких фактов, констатирует партбюро, есть не что иное, как «явное предупреждение всей парторганизации на повышение бдительности». И вот как это все связывается воедино: «Только на основе исторического решения Пленума ЦК и препровождения его в практику мы добьемся большого урожая, досрочного выполнения хлебопоставок и натуроплаты МТС, засыплем семенной и фуражные фонды, сделаем полноценным трудодень колхозника. Повышением революционной бдительности, давая отпор всем классовым врагам и враждебным элементам, мы добьемся, что все колхозы Беловодского района будут большевицкими, а колхозники зажиточными».
В заключение РПК шлет «пламенный большой привет Вождю Партии тов. Сталину» и заявляет, что беловодские коммунисты «под мудрым руководством ЦК и тов. Сталина ликвидирует отставание Старобельского округа и Беловодского района». Что имелось в виду под «отставанием» – догадаться нетрудно. Ясно, что дело здесь не только в экономических аспектах…
Скоро мы узнаем, как в пылу подобных страстей, фактически из-за одних только анкетных данных, человек совершил самоубийство. А здесь приведем пример Черновой Анны Андреевны. Комиссия по подготовке к обмену партбилетов Беловодской парторганизации и проверке коммунистов была образована решением бюро от 15 мая 1935 года (не будем называть фамилии тех, кто был включен в ее состав, так как, может быть, они к последовавшим за тем событиям особого отношения не имели). В докладе второго секретаря Беловодского РПК Дейча, прозвучавшем на заседании бюро от 7 сентября 1935 года, было сказано, что проверкой установлено, будто А.А.Чернова (1987 г.), селянка, член партии с 1928 года, работающая секретарем Беловодского нарсуда, поддерживает связь с родственниками, проживающими в Латвии. В дополнение к этому, органами НКВД была предоставлена справка, свидетельствующая о том, что она, занимая должность женорга Старобельского района в 1930-1931 годах, арестовывалась за участие в контрреволюционной организации. Решением бюро было исключить Чернову из членов партии.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 135 (Этой женщине, несомненно, немало принесшей пользы Беловодскому району, наверное, повезло, что она была исключена до 1937 года, отчего в накатившейся «мясорубке» 1937 года ей удалось спастись, и она прожила еще долгую жизнь).
Менее чем за месяц до событий с Черновой такому же наказанию был подвергнут только недавно занявший должность председатель районного народного суда Корниенко Константин Ильич (1906 г.), член партии с 1929 года. В протоколе постановления указывалось: «За пособничество и связь с троцкистом Перовым, выразившиеся в даче ему справки о пребывании в рядах красных партизан, – из партии исключить. Просить Окружком санкции о снятии с работы Нарсудьи». ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 298, л. 128   
Еще один член Беловодской парторганизации был исключен из рядов ВКП(б) за то, что будучи, вероятно, когда-то австро-венгерским подданным в 1918-1919 годах состоял в рядах венгерской социалистической партии.
И все же, несмотря на усиление политических гонений, жизнь района продолжалась. Еще в феврале 1935 года на заседании бюро обсуждалось состояние дел по «ОСОАвиахиму» (руководитель – Ковалев Аврам Евстафьевич).  Было отмечено, работа организации сильно запущена. Сбор взносов составляет 25%, лотерея провалена, стрелковая работа среди колхозников почти не проводится; ни тира, ни химотрядов ни в одном колхозе нет; военная подготовка среди призывников 1913 года рождения начата с опозданием. Для налаживания военно-патриотической работы и активного вовлечения молодежи в хозяйственную деятельность района бюро обозначаются первоочередные мероприятия. Основным было создание во всех колхозах из членов ОСОА отрядов по борьбе с сельскохозяйственными вредителями, отрядов военизированных конюшен и образцового ухода за конем, кружков по изучению удобрения земли и повышения ее урожайности (через производство снегозадержания, вывоз навоза, борьбу с сорняками и вредителями). Шкловскому поручалось обсудить вопрос на бюро райкома комсомола о стопроцентном вступлении комсомольцев в члены ОСОА. Также со стороны РПК было дано указание всем первичным организациям создать стрелковые кружки и добиться увеличения количества «ворошиловских стрелков». Ковалев обязан был обеспечить такие группы учебными винтовками и патронами.
После принятия программы действий ситуация вокруг ОСОА начала кардинально меняться. И когда 19 августа 1935 года бюро РПК принимает постановление о праздновании 1 сентября, Дня знаний, роль этой организации выдвигается на первое место. В тот день из окрестных сел в Беловодск прибыли отряды молодежи, чтобы вместе с молодежью поселка, в составе физкультурников, пионеров, октябрят пройти по центральной улице. Беловодский и все конезаводские отряды ОСОА должны были участвовать в этом шествии верхом на лошадях, двигаясь следом за манифестантами колонной всадников. Кроме демонстрации, праздник включал в себя вручение детям подарков, устройство праздничного обеда, катание на машинах. Заканчивался он конными спортивными состязаниями  «осоавиахимовцев». И хотя у нас нет подтвержденных данных о проведении этого праздника, но вполне вероятно, все там происходило так, как планировалось.
В 1935 году руководством района уделялось серьезное внимание и повышению качества здоровья населения. Еще 28 февраля на бюро рассматривался вопрос о состоянии медицинских учреждений. Их работа была признана неудовлетворительной, особенно в проведении профилактических мероприятий. В районе имели место заболе6вания чесоткой, венерическими болезнями,  брюшным тифом. В постановлении по этому поводу в числе других мероприятий значилось обязать колхозы организовать до 1 апреля бани с применением дезинфицирующих средств. Также было дано указание санитарным службам заняться проверкой пищевых предприятий, потребовав от руководителей навести там строгий порядок.
Далее у нас есть возможность осветить некоторые события конца 1935-го и всего 1936 года, пользуясь материалами Старобельской окружной газеты «Колгоспна правда» за тот период.
6 января 1936 года в газете было опубликовано постановление Старобельского ОПК о неудовлетворительной работе руководства Беловодского района в плане развития животноводства. В нем, в частности, отмечалось, районом в 1935 году не был выполнен план комплектации хозяйств животными, особенно маточным поголовьем. Коров от плана было выполнено на 80,4%, свиней – на 89,5%, овец – на 95,9%, конематок – на 82,2%. К тому же наблюдался большой падеж приплода: лошаков пропало 80 голов (7,8%), телят – 38 (8,7%), поросят – 556 (11,2%), ягнят – 15 (7,3 %). Абортов по конематкам произошло 29, по коровам – 3, по свиньям – 1. Еще одним серьезным недостатком в работе руководства района ОПК назвал срыв задания по полной ликвидации в хозяйствах района так называемого «безкорів’я». На момент выхода постановления в округе насчитывалось 243 колхоза, не имеющих коровьего стада.
Окружком постановил предупредить первого секретаря Беловодского райкома партии Торбу и председателя райисполкома Роенко, что, если они не выровняют положение в животноводстве в течение января, вопрос об их пребывании на занимаемых должностях будет поставлен перед обкомом. Постановление подписано секретарем окружкома Пилевиным. 
У нас нет сведений, как руководству Беловодского района удалось выйти из создавшегося положения, однако оба названных руководителя в той ситуации свои должности сохранили. 
Следующим представим сведения из краткого очерка газеты от 11 января 1936 года под авторством П.Пигрова, касающиеся 19-летней комсомолки Лимаревского конезавода № 61 Еремягиной Варвары. Автор пишет, девушка вот уже четыре года работает возле лошадей. Сначала это было тренерское отделение, а последние два года она в составе бригады из девяти конюхов ухаживает за молодняком. И хотя вместе с ней находятся только мужчины, одна Варя вышла в передовики  производства. При установленной норме в 10 голов она успешно обслуживает 14 лошаков. Далее в публикации говорится, каждый день по окончании смены бригадир и зав. производством принимают у конюхов их группы животных. И если мужчины обычно получают за свою работу оценку «хорошо», то Варя всегда «отлично». Коллеги добиваются у молодой комсомолки, как ей удается содержать в таком прекрасном состоянии своих четвероногих питомцев. «А меньше курить надо!» – шутит в ответ проворная девчонка.
Переходя на другие темы, автор статьи перечисляет ряд недостатков, присутствующих на производстве, среди которых острая нехватка ведер и конской упряжи. Стыдно, видеть, пишет он, как конюхи, обслуживая молодняк элитных лошадей, вместо кожаных поводков используют старую конопляную бечеву.
Далее сделаем краткий обзор небольшой статьи из окружной газеты от 28 января 1936 года за подписью Ивана Шубина, приуроченной к началу работы Беловодской районной конференции ЛКСМ. Ее автор, являющийся, вероятно, одним из руководителей беловодских комсомольцев, сообщает, что районная организация насчитывает примерно тысячу комсомольцев. Их гордость – шофер Беловодской МТС Нина Хащенко недавно была избрана в состав ЦИК Украины, одновременно являясь членом бюро Беловодского РПК и руководителем пионерии района. Другая комсомолка, Дреева (имя не указано), занимает должность инструктора райкома партии, Погорелый – руководитель Дома пионеров, Половинка – секретарь комсомольского комитета школы комбайнеров. В районе работает четырнадцать школ по изучению истории партии, две средние школы, школа новаторов, семь агрономических кружков, три технических, два животноводческих. В дополнение к открывшемуся в 1935 году районному пионерскому клубу для веселого и насыщенного времяпровождения детей открыто шесть Домов колхозных ребят и четыре пионерские комнаты. Дети и подростки активно занимаются спортом, играют в футбол, волейбол и другие спортивные игры. Уже в этом, 1936 году, беловодские комсомольцы стали победителями окружной спартакиады. В заключение еще раз подчеркивается, многие рядовые члены ЛКСМ являются передовиками производства. Среди них знатный тракторист района Данила Романенко и конюх Скубатов Афанасий.
Следующим представим публикацию окружной газеты от 15 февраля 1936 года за подписью Слисаренко. В статье сообщается, на днях в Беловодске состоялась районная олимпиада самодеятельных искусств c участием 218 артистов. Первенство завоевал хоровой кружок райтеатра в составе 22 исполнителей, обеспечивший себе путевку на окружную олимпиаду (руководитель – Ксения Конрад). Огромное удовольствие принесло зрителям и совместное выступление 80-летнего колхозника Федора Семикоза с аккомпанирующим ему на гармошке 10-летним учащимся Зеликовской школы Новохацким Иваном. Ветеран так живо танцевал и высвистывал, что развеселил весь зал.
Ответственно отнеслись к выступлению, продолжает автор, и участники районного драматического кружка под руководством Лялько. Несмотря на то, что артисты в труппе все молодые, они прекрасно сыграли, без суфлера, пьесы «Чудесный сплав», «Портрет» и другие. Этому коллективу тоже предстояло выступать на окружной олимпиаде. В заключение говорится, победители конкурсов были награждены денежными премиями и ценными подарками.
Далее, придерживаясь хронологических рамок повествования, представим читателям материалы нескольких протоколов заседаний бюро Беловодского РПК за 1936 год. 
Первой будет докладная записка, зачитанная на бюро 1 февраля 1936 года и касающаяся проведенной инспекционной проверки курсов обучения по тракторам ХТЗ при Беловодской МТС.* ГАЛО, ф. Р-51, оп. 1, д. 302, л. 25-26 В ней сообщается, организовать курсы и обеспечить их всем необходимым было поручено директору МТС Е.Ф.Барабашу и секретарю парторганизации Литвинюку. Для учебы было набрано 88 человек, в числе которых 65 мужчин и 23 женщины. Не был выполнен план по количеству женщин, которых предполагалось набрать 35%, а оказалось набрано 25%. На данный момент люди разделены на три группы. Все 47 курсантов, проживающих в дальних селах, размещаются в трех общежитиях – в двух мужских и одном женском. Программа занятий рассчитана на 800 часов, вмещается в четыре месяца, и к 1 марта должен состояться выпуск. Перечисляя обнаруженные недостатки в организации быта курсантов, в документе говорится, в общежитиях отсутствуют тумбочки, поэтому хлеб кладется на подоконники. Нет вешалок, отчего одежда разбрасывается по всем комнатам. По причине отсутствия умывальников вода содержится в крашенных изнутри цинковых ведрах. В двух общежитиях из-за отсутствия кружек люди «лазят в ведра» чем попало. В общежитии № 3 колхоза им. Ленина пол не моется, плита дымит, дров не хватает; его обитатели шастают по поселку и воруют дрова. Продуктами, и то лишь основными, т.е. хлебом, картофелем, капустой, курсанты обеспечены до 22 февраля. Мяса, жиров нет. Приготовление пищи недобросовестное, хлеб кислый, хотя мука хорошая. Часть посуды, предназначенной для приготовления пищи, непригодная. Некоторые кастрюли дырявые. Вода в столовой хранится в баках, не имеющих ни кранов, ни крышек.
Касаясь теоретической подготовки учащихся, в акте сначала указывается о прогулах: до 10 дней отсутствовали 17, до 5 дней – 34 человека. С успеваемостью дело обстояло таким образом: на отлично усвоили программу 20, на хорошо – 50, на удовлетворительно – 18 человек.
Лицом, составившим акт, делаются выводы, что такой показатель является довольно низким и обусловлен как недоработками в учебном процессе, так и всем комплексом перечисленных выше проблем.
Бюро РПК принимает постановление обязать Барабаша и Литвинюка устранить все недостатки, а также потребовать от колхозов предоставить для курсов недостающие продукты и топливо.
На том же заседании было принято еще одно постановление, касающееся теперь уж повышения политического и культурного уровня самих некоторых членов райпарткома. Но здесь нелишним будет отметить, из немногим более 300 человек членов и кандидатов в члены партии Беловодской парторганизации – 107 были малограмотными, с трудом умеющие читать и писать; некоторые грамоты не знали вовсе.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 301а, л. 1-4 И даже назначенный осенью 1934 года прокурором Беловодского района Василий Гайворонский, ранее работавший уполномоченным уголовного розыска Беловодской районной милиции, имел начальное образование.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 291, с. 76 Поэтому, кроме общих политзанятий, руководство райпарторганизации практиковало и индивидуальную общеобразовательную подготовку. В связи с этим 1 февраля на заседании Бюро было принято постановление по отношению к нескольким женщинам, в том числе депутата областного Совета М.И.Мажулиной. В документе говорится, Мажулина, как народная выдвиженка, недостаточно работает над повышением своего идейного и культурного уровня, поэтому бюро постановляет прикрепить к ней учителя.* ГАЛО, ф. Р-51, оп. 1, д. 302, л. 31 Ее обязывают систематически читать газеты и художественную литературу; в течение месяца она должна была прочесть книги М.Шолохова «Поднятая целина» и Н.Островского «Как закалялась сталь». Инструктору РПК Д.Завьялову поручалось это все проверить. Кроме того, ей рекомендовалось систематически посещать школу для малограмотных, а секретарю РПК М.С.Фуксу контролировать, как с нею занимается прикрепленный учитель. Похожие постановления были вынесены в отношении Гончаровой Ефросиньи Никитичны и Е.Г.Соболевой. Последняя направлялась на работу в райсберкассу.
Следующий материал будет касаться организации летнего отдыха детей.
О том, что еще в 1935 году в Беловодске был организован пионерлагерь, здесь уже писалось. В 1936 году такие же лагеря стали открываться и по селам. В частности, на заседании бюро партии от 20 мая было принято постановление об организации при Третьяковковской начальной школе двухсменного пионерлагеря на 200 ребят.*  ГАЛО, ф. Р-51, оп. 1, д. 302, л. 120  Для обеспечения питания детей выделялась сумма в размере 110 рублей. Гончаровой (должность не указана) поручалось заключить с колхозами договора на закупку продуктов, а председателю РИК Роенко дать указания МТС и конезаводам об обеспечении транспортом.
Возвратимся к публикациям окружной газеты «Колгоспна правда» и первыми представим сведения из двух кратких заметок по Евсугскому району. В номере  от 21 апреля 1936 года сообщалось, образцы стахановской работы показывают трактористки Евсугской МТС Галина Гирман и Прищепа. При дневной норме культивации 14 га Гирман выполнила в предыдущий день от выхода газеты 31 га, Прищепа – 30 га. У первой экономия горючего 60 кг, у второй – 40.
Следующая заметка датирована 28 мая и касается теперь уж трактористов-мужчин Евсугской МТС. В ней названы Скубко Яков и Нездиймышапка, которые, работая в две смены, в течение двух дней пропололи 112 га подсолнечника. В среднем за смену каждый из них обрабатывал по 28 га посевов при норме 20.   
Далее можем порадовать жителей Беловодского района таким сообщением. В номере газеты от 20 мая 1936 года были размещены фотографии семерых беловодских парней и девушек, окончивших на отлично районную школу шоферов и комбайнеров той весной. Среди них А.В.Будянский, И.Абрамов, Е.Кравцова и др. Сюда можем добавить свидетельствование, подтверждающее, что грамотные трактористы и комбайнеры району на ту пору действительно были нужны. В короткой заметке комбайнера Беловодской МТС С.Ю.Кравченко, опубликованной 11 июня 1936 года, сообщалось, что предприятие в текущем году получило 5 новых комбайнов и в МТС теперь насчитывается 22 ед. зерноуборочной техники, в том числе 5 машин марки «Сталинец-6». Далее автор пишет, все комбайнеры заключили между собой договора по социалистическому соревнованию. Сам он взял обязательство убрать 800 га посевов и будет соревноваться в этом с Волченко.
Дополняет тему заметка от 22 июня 1936 года за подписью механизатора Новоалександровского конезавода С.Акуленко. Он пишет, недавно ему был доверен новый комбайн. Готовясь к уборке, их бригада, состоящая из 38 человек, в течение 15 дней трудилась на очистке площадей от сорняков. Скоро предстоит выход в поле, и молодой комбайнер надеется, что взятые им обязательства по уборке 700 га посевов будут выполнены. 
Во второй половине июня 1936 года Старобельщину посетил герой гражданской войны маршал С.М.Буденный. Он проинспектировал все Беловодские конные заводы, встречался с рабочими и колхозниками. Вместе с легендарным маршалом путешествовал фотокорреспондент окружной газеты «Колгоспна правда», который заснял и передал в редакцию множество снимков. Ими «жирно» украшен номер названной газеты от 22 июня 1936 года.
Касаясь практических результатов посещения, в публикации сообщалось, руководству Новоалександровского  конезавода им. Чубаря было дано указание оставить у себя только породу лошадей горные ардены. На Деркульском конезаводе им. Постышева Буденный предложил начкону Гаркавцу подумать над тем, чтобы на основе орлово-растопчинской породы создать новую породу еще более крепких и красивых лошадей.
Осудил, пишется в газете, проверяющий теорию начкона Новоспасовского конезавода им. Петровского Щитикова, реализация которой привела бы, цитируем: «до вирощування не міцних коней, а тендітних тварин».
Также в газете описывается, как Буденный, находясь в Деркульском конезаводе, посетил в степи табун лошадей (каким способом – не указано). Там делегацию застал дождь. Когда же они возвратились в село, оказалось, что вокруг их машины на принесенных с собой скамейках расположилась группа местных жителей. Буденному был вручен большой букет цветов, и люди засыпали его вопросами. Здесь корреспондент газеты «деликатно» упускает спектр вопросов к маршалу, лишь пишет, что тот рассказал о положениях проекта новой Конституции.
Побывал Буденный и в Городище, в колхозе, названным его именем, располагающем неплохой конефермой.
В тот же период времени в округе прошло еще одно знаменательное событие (возможно, даже приуроченное к приезду Буденного). В газете «Колгоспна правда» от 23 июня сообщается, в Старобельске в парке культуры и отдыха состоялась первая окружная олимпиада самодеятельных искусств. В присутствии множества зрителей открывали выступления артисты Беловодского народного хора, руководимого К.Конрад. Ими были исполнены украинские народные песни «Ліщина», «Ой, коли б той вечір», «Ой, видно село» и другие. Следующими на сцену поднялись представители цыганской национальности из города Сватово: двадцатилетний Михаил Ланенко и его младшая сестра Маруся. Их зажигательный танец, говорится в заметке, вызвал бурю аплодисментов. Поразило зрителей и выступление семейного ансамбля скрипачей одного из сел Марковского района, когда глава семейства Пономарев вместе с сыновьями – 16-летним Иваном, 14-летним Николаем и 12-летним Алексеем – сыграли на скрипках «Польку» и «Козачок». Завершали конкурс участники драматических кружков Мелового и Беловодска. Первые без суфлера поставили 3-е действие оперы «Наталка-Полтавка», а вторые таким же способом сыграли ее окончание. 
Очень насыщенный различными событиями был 1936 год для тружеников Старобельского округа и Беловодщины. Об этом говорит и следующая статья газеты «Колгоспна правда», опубликованная 31 июля. Ее автор – член ЦИК Украины Хащенко Нина Михайловна. (В номере помещен ее портрет). Молодая женщина пишет, 1 июля этого года она окончила Беловодскую школу комбайнеров и шоферов по специальности машинист комбайна. Приняв «Коммунар-1», вместе со штурвальным Шуликой и трактористом Мирошниченко 10 июля вывела агрегат в поле. Коллектив подобрался дружный. За семь дней экипаж убрал 144 га зерновых, что в среднем составляет 20,5 га за смену (при суточной норме 15 га). Вместе с помощником они периодически осматривают машину, производят необходимые регулировки для предотвращения потерь зерна. Выгрузку из бункера проводят при движении комбайна, а для работы в ночное время оборудовали освещение. Как и трактористы, обедают поочередно. С началом уборки дома она не побывала еще ни разу. Душ хлеборобы принимают на полевом стане и там же по несколько часов отдыхают. Обслуживание со стороны МТС и колхозов хорошее, запчасти имеются. Питание тоже удовлетворительное.
Далее Хащенко рассказывает, как в середине июля, прямо в поле, их навестила делегация первых руководителей республики и области. Тогда к агрегату подрулило сразу три легковых автомобиля. С них вышли член ЦК ВКП(б) первый секретарь ЦК КП(б)У Косиор, первый секретарь Донецкого обкома партии Саркисов и другие лица. Молодая женщина пишет: «У мене аж серце тьохнуло». Спустилась она с комбайна, приезжие поздоровались за руку, заулыбались, и лишь тогда ее волнение несколько улеглось. Завязалась добродушная беседа. В ней депутат пообещала собрать за период уборки 600 га посевов. В заключение визита фотограф сделал несколько фотоснимков (в газете размещена фотография находящихся у нивы с колосящимся хлебом самой Н.Хащенко, председателя колхоза им. Ворошилова М.Мирошниченко, агронома Беловодской МТС Л.Мирошника).
О других важных событиях 1936 года мы расскажем ниже, а здесь добавим некоторые сведения, касающиеся производственных показателей беловодчан.
Вначале представим материал из небольшой заметки окружной газеты от 24 июля, подписанной орденоносцем Беловодской МТС комбайнером Черкасским Андреем Федоровичем. Автор пишет, он с машиной «Коммунар-1» был направлен на уборку в Лимаревский конезавод им. Ворошилова. Убрал всего 205 га посевов, что в среднем за смену составило 20 га. Одной из причин низкой производительности агрегата, полагает, было негативное отношение к уборке зерновых при помощи комбайна тамошнего руководства, отчего ему, во-первых, вместо автомобиля были предоставлены конные бестарки, да к тому же кучера на них постоянно менялись, в поле выезжали поздно, а во-вторых, директор предприятия Смирнов не разрешил убирать комбайном поле овса площадью 60 га, аргументируя тем, что хозяйство у них не зерновое и им лучше косить сноповязками.
Следующие данные касаются комбайнера Литвиновской МТС Коновалова Романа. Он за период уборки собрал 470 га посевов, за что получил в подарок патефон и что-то из мебели.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» от 03.10.1936 г.
Далее – об уборке технических культур и пахоте зяби. В окружной газете от 27 сентября 1936 года было опубликовано краткое сообщение редактора Беловодской районной газеты Погребенко о том, что комбайнер Т.Ю.Гриценко, работая в колхозе им. Ильича, за три дня убрал 30 га подсолнечника; полные его обязательства – 230 га. А уже 30 сентября окружная газета писала, впереди всех в Беловодском районе по уборке подсолнечника идут комбайнеры Гриценко и Хащенко.
Хочется обратить внимание читателей на следующее: удивительно, но на страницах одного и того же номера окружной газеты (от 15.10.1936 г.) фактически сошлись две разные эпохи. В одной заметке сообщается, что бригадир тракторной бригады Беловодской МТС Иван Швец за смену выполнил 7,34 га пахоты при норме 3,5 га. А ниже описывается, как по-стахановски трудятся пахари («орачі») Беловодской артели «Червона Нива». Они волами при норме 0.7 га вспахивают по 1,38 га. Лидирует в социалистическом соревновании, говорится в заметке, Соломакин Никофор, на днях установивший свой новый рекорд, вспахав 2 га. Не на много отстает от него и Гладкий Никифор, который при норме 0,6 га выполняет 1,17 га.      
А теперь расскажем о проведении осенью 1936 года в Старобельске окружной сельскохозяйственной выставки.
Условия для участия в ней были опубликованы в газете в середине лета того года. По ним, например, доярка, обслуживающая группу коров серо-украинской породы, могла привести для обозрения публики одну или несколько своих воспитанниц в случае, если в течение года надоила от каждой из них в среднем по 2500 литров молока жирностью не менее 4,6%. Зав. птицефермой мог быть туда приглашен, если в течение года ферма получила от каждой курицы-несушки минимум 220 яиц. Колхозный бригадир – если урожайность картофеля в его бригаде составила не менее 200 ц с га, подсолнечника – 12 ц.      
Выставка проходила с 10 сентября по 1 ноября, и на ней было продемонстрировано около 500 экспонатов.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» от 06.10.1936 г. Среди участников присутствовали многие хозяйства Беловодщины. Скажем, колхозы: «Безбожник», им. Блюхера, им. Шевченко и «Большевик» выставили на конкурс 4 прекрасные коровы, 15 лошадей, 10 овец; из земледельческой продукции – образцы подсолнечника, давшего урожайность от 17 до 19 ц с га. Кроме того, колхозами «Большевик» и им. Шевченко демонстрировались две хаты-лаборатории.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» от 30.09.1936 г.
Газета «Колгоспна правда» за 6 октября писала, представители Лимаревского конезавода № 61 экспонируют на выставке образцы озимого жита, посеянного 18 августа по пару на площади 46 га и давшего урожайность 29,5 ц с га. Звено колхоза им. Сталина Евсугского района, руководимое Резниковой, демонстрировало образцы подсолнечника сорта «фуксинка», посеянного 23 апреля на площади 7,75 га с внесением в качестве удобрения 1 ц пепла и давшего урожайность 19 ц с га. Конюх Новоспасовского конезавода № 87 Андрей Хрипко прибыл на выставку с четырьмя лошаками, среди них – прекрасный двухгодичный жеребец Назар. В сутки лошади получают по 6 кг овса и 8 кг сена.
Все победители сельскохозяйственной выставки были награждены дипломами, им вручили денежные премии. В списке призеров, опубликованном в газете от 21 октября, среди других немало представителей Беловодщины. Представим некоторых из них.
Агроном колхоза им. Ворошилова Ищук, вырастивший на площади 90 га урожай озимой пшеницы «украинка» по 32 ц с га, награждался дипломом 1-й степени и денежной премией в 300 руб.
Об агрономе Новоспасовского конезавода Кащееве, вырастившем на площади 32 га  урожай овса по 31 ц с га, в документе указывается, что он представлен на премию в Укрвыставком, заседание которого состоится 24 октября.
Дипломом и премией в 200 рублей награждался конюх Городищенкой артели им. Буденного Коновалов за жеребца английской скаковой породы Господар, ростом 163,5 см; диплом присуждался и самому жеребцу. Другими представителями лошадей названной породы, тоже привлекшие внимание посетителей, стали кобылы Герда, Гульба и Гаруда.
Дипломами и премиями на сумму 100 рублей награждались конюх Новоспасовского конезавода Гнатенко – за полукровку английской скаковой породы жеребца Голубой, и конюх Деркульского конезавода № 63 Федоров – за шестерых прекрасных лошаков.
Премию в 300 рублей получил и зав. свиноводческой фермы колхоза «Промінь Жовтня» Огурный за свиноматку Сарру, имеющую вес 185 кг и родившую в 1936 году 23 поросят. Здесь можно добавить, в газете опубликован портрет Огурного Герасима Сергеевича и представлена недлинная заметка, где сообщалось, что на его ферме на данный момент содержится 119 свиней. Приплода за последний год получено 261 гол.   
Из представителей Йовсугского района в списки дипломантов конкурса попали конюхи колхоза «Нове життя» Гончаров и Юрченко. Первый – за конематку рысистой породы Лиску и ее дочь Азу, второй – за жеребца Герой. Каждому из передовиков присуждалась премия на сумму 150 рублей. Доярка Евсугского колхоза «Комінтерн» Колонтай получила 100 рублей за корову Пашку, давшую в течение года 3500 литров молока.
Дополняя материалы о достижениях тружеников Беловодщины, представим такие факты. В 1936 году в колхозе им. Блюхера впервые были созданы звенья по выращиванию пропашных культур. Лучший показатель продемонстрировало звено Проценко Веклы Яковлевны, в составе четырех женщин. Ими на площади 12 га было собрано 216 ц подсолнечника со средней урожайностью 18 ц га.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» № 10 1937 г.
Другие сведения касаются сеяльщицы колхоза им. XII партсъезда А.М.Олейник (укр.). Ее звено в том году получило урожайность зерновых культур от 8 до 16 ц с га, подсолнечника – 12 ц с га, картофеля  – 100 ц с га.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» от 28.02.1937 г. 
И все же не лишним будет напомнить читателям, что средняя урожайность зерновых культур в 1936 году на Беловодщине оказалась невысокой. В Беловодском районе на круг это составило 5,5 ц с га, * ГАЛО, ф. П-51, оп. 1. д. 311. л. 39 в Евсугском – 5,7 ц с га.* ГАЛО, ф. П-60, оп. 1, д. 716, л. 126
Еще одним событием 1936 года стали областные скачки. И хотя у нас совсем мало о них сведений, но в окружной газете за август следующего, 1937 года, в заметке за подписью заведующего конефермой им. Буденного Городищенского сельсовета И.Д.Волкова рассказывалось, что на тех скачках двухлетняя кобыла английской скаковой породы Гульнара жокея Костычева Александра Кузьмича захватила лидерство в беге на 1000 м, показав результат 1 мин. 9 сек. (при всесоюзном рекорде – 1 мин. 7 сек). Победитель забега получил первую премию в размере 500 руб. и новое седло. В заметке представлены имена и других мастеров коневодства колхоза – это Донченко Александр Васильевич и Гладкова Мария Ефимовна. Их 5-6 месячные питомцы имели рост 135-140 см, полуторагодичные – 150-155 см, а двулетняя кобыла Ванда – 162 см.    
 В заключение раздела обратимся к некоторым политическим события, происходящим в стране, в том числе на Беловодщине, во второй половине 1936 года.
Выше сообщалось о начатой чистке партии при помощи обмена партийных билетов и чем закончилась эта процедура для некоторых коммунистов Беловодщины. И это было только начало. Но здесь необходимо признать, в какой-то мере благодаря тому процессу все же происходило очищение партии от явных «попутчиков» и людей, ее дискредитировавших. Для примера воспользуемся сведениями из протокола Беловодского райпартсобрания от 30 июля 1936 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. д. 301а, л. 1-4 На нем присутствовало 189 членов партии и 116 кандидатов. Одним из пунктов повестки дня было подведение итогов обмена партийных билетов, где прозвучали имена людей, исключенных из партии. Вот что им инкриминировалось:
Д.И.Коваль (здесь и далее имя и отчество сокращены до заглавных букв автором книги) – исключен из партии «за связь и поддержку кулаков» в 1930-1931 году, а также за соучастие в «уголовно-политической банде» Грицая, оперирующей в Евсуге в 1931 году, за что подвергался аресту ГПУ;
М.Г.Одинцова – исключена за растрату кооперативных денег в Семикозовке;
Т.В.Сипакова – исключена за подпольную торговлю водкой;
И.И.Тарабановский – исключен за «систематическое избиение жены» и некоторые другие «похождения».
Если верить этим кратким формулировкам, некоторые члены партии действительно заслуживали на то, чтобы быть оттуда выдворенными. Подчеркнем – некоторые… Но дальнейшие события развивались совсем по другому сценарию. И инициатором того был сам генеральный секретарь ЦК ВКП(б) Сталин. Борясь за упрочнение единоличной власти, им в августе 1936 года был организован открытый политический процесс против бывших своих соратников по партии и руководителей государства – Каменева, Зиновьева и ряда других деятелей. Эти люди обвинялись в подготовке государственного переворота с целью ликвидации в СССР социализма и восстановления капиталистических отношений. Считалось, что первым этапом готовившегося переворота было физическое устранение Сталина, Молотова, Кагановича, Ворошилова, Орджоникидзе. Сейчас фактически установлено, что тот и последовавшие за ним еще два громких политических процесса были умело сфальсифицированы сталинскими инквизиторами. Но это сейчас... А тогда люди – в массе своей – безоговорочно верили всему, что говорилось по радио и публиковалось в газетах. Возмущению многих членов общества не было предела. В те дни не осталось в стороне ни одно предприятие, организация, колхоз или совхоз, на котором не прошел бы митинг или собрание, где бы люди с гневом не клеймили «предателей» социалистического строя, не требовали их физического уничтожения. Еще 16 августа (сам тот процесс начнется 19 августа) в окружной газете «Колгоспна правда» была опубликована статья под заголовком «Коли ворог не здається – його знищують!» Газета писала: «Зітерти з лиця землі троцькістсько-зіновївських терористів – така одностайна думка трудящих Старобільщини!». Там же было размещено коллективное письмо прославленной комсомольско-молодежной тракторной бригады из Белокуракинского района Острогляда с требованием: «Смерть фашистським убивцям!»; кроме того, публиковалось сообщение о состоявшемся в артели «1-е Травня» села Гармашовка Беловодского района общеколхозном собрании с резолюцией, под названием «Ми вимагаємо фізичного знищення терористів!».
Приведем краткую выдержку из Старобельской окружной газеты «Колгоспна правда», перепечатанную из передовицы «Правды» за 17 августа 1936 года и касающуюся участников процесса. В переводе это выглядело так: «Кількісно вони нікчемні. Презренна купка людей, які збанкротувались, вибрехались, опустились на саме дно, які не мають ніякої опори в країні, не представляють нікого, крім себе. Це, – в повному розумінню слова,  мерзота».
Как видим, редакция газеты «Правда» полагала, что количественно заговорщиков в стране не так уж много. Но ни Сталин, ни руководство ОГПУ (вскоре этот орган будет переименован в НКВД) так не думали. 24 августа 1936 года Военной коллегией Верховного суда СССР подсудимым был вынесен приговор. Все 16 человек обвиняемых приговаривались к расстрелу. С этого момента на страну нахлынула новая, беспрецедентная по своим масштабам волна политических репрессий.
Обращаясь к Украинской ССР, еще 16 августа в окружной газете было опубликовано сообщение о раскрытии троцкистской террористической организации в Днепропетровской области. Почти одновременно появилось сообщение, касающееся теперь уж Горловского района на Донеччине. «Не за горами» была и Старобельщина…    
Представим материалы протокола «узкого» заседания Беловодского райпатактива от 15 сентября 1936 года.* ГАЛО, ф. П-51, оп. д. 301а, 7 На нем присутствовало 114 коммунистов. Главной повесткой дня было обсуждение «Закрытого письма ЦК КП(б)У о контрреволюционной троцкистской деятельности троцкистско-зиновьевского националистического блока на Украине». С докладом выступил первый секретарь Беловодского РПК Торба.
В протоколе записано, заслушав докладчика, райпартактив глубоко и полностью разделяет позицию ЦК партии в отношении участников раскрытого в республике заговора, которые пытались осуществить террористические акты по отношению к Сталину и украинским большевикам, лучшим его соратникам – Косиору, Постышеву и Балицкому. Далее идет постановление собрания, начинающееся со слов: «Троцкистско-зиновьевские националисты на Украине, эта банда убийц, заклятых врагов народа, пытались сделать Украину базой международного фашизма. Райпартком с воодушевлением одобряет решение пролетарского суда над контрреволюционной террористической троцкистско-зиновьевской бандой, приговоренной к высшей мере – расстрелу, и требует физического уничтожения – расстрела этой группы презренной банды убийц троцкистско-зиновьевского блока, раскрытого на Украине».
Затем в постановлении наводятся «факты» наличия «врагов народа» в Старобельском округе и Беловодском районе (о некоторых из них здесь уже упоминалось), а далее говорится: «Райпартактив считает необходимым мобилизовать членов и кандидатов в члены партии вокруг бдительности, как учит нас тов. Сталин: «Неотъемным качеством большевика является умение распознать врага на любом участке, в любой обстановке, как бы он замаскирован не был». Беспощадно громя двурушников, либералов, этих злейших пособников контрреволюционной банды Троцкого, Зиновьева, Каменева и националистов, развивая большевицкую критику и самокритику, невзирая на лица, всемерно укрепляя ряды партии, повышая бдительность и идейно вооружить каждого коммуниста». (Здесь мысль человека, писавшего протокол, вероятно, взлетела так высоко, что опуститься уже не смогла).
В заключительной части постановления указано, непременным условием повышения бдительность является… изучение истории партии и классовой борьбы в Украине. Последними строками данного документа райпартактив заверял «любимого вождя народов тов. Сталина» в своей преданности.
 Анализируя постановление, можно сделать печальный вывод, что члены Беловодского РПК, требующие беспощадной расправы над «врагами народа», «действующими» в Украине, фактически были уже готовы к тому, чтобы стать активными участниками массового террора против окружающих их настоящих и мнимых врагов социалистического строя. О том, как это происходило на Беловодщине в период 1937-1938 годов, будет рассказано в следующем разделе, а здесь представим такие факты. Выше уже писалось, что в середине июля 1936 года Беловодщину посетили первый секретарь Донецкого обкома партии Саркисов и член ЦК ВКП(б) первый секретарь ЦК КП(б)У Косиор. Так вот, уже через год Саркисов будет арестован (с формулировкой за «саботаж стахановского движения»), а затем расстрелян. Косиор будет арестован в 1938-ом и расстрелян в 1939 году.
…Последним знаменательным событием 1936 года было принятие VIII чрезвычайным съездом Советов новой Конституции СССР. Случилось это 5 декабря. Одной из делегаток съезда была беловодчанка Нина Хащенко. В окружной газете «Колгоспна правда» от 14 декабря 1936 года размещено ее интервью, данное корреспонденту газеты по прибытию из Москвы. Наша землячка рассказывала, торжественное заседание съезда было назначено на 17 часов. Минута в минуту к столу президиума вышли Калинин, Молотов, Сталин. И когда Сталин подошел к трибуне и произнес первое слово: «Товарищи!» – в зале наступила мертвая тишина. «Вождь» говорил два часа. Хащенко делится: «Я не могу назвать другого человека, чьи слова могли бы так близко приходиться к сердцу». После утверждения проекта Конституции в Большом театре состоялся праздничный концерт, на котором вместе с делегатами съезда присутствовал сам генеральный секретарь. Он слушал, говорится в газете, песни вольных народов, которые прославляли Родину, Сталина.
Побывала наша землячка в те дни и в Третьяковской галереи, проехала по метро. Будучи руководителем пионерской организации Беловодщины, Хащенко попала на прием к вдове Ленина Н.К.Крупской, курирующей пионерию, приглашала ее в Беловодск. На что та ответила: с радостью бы, да не позволяет, мол, здоровье.
На следующий день после утверждения в Москве новой Конституции в центре Беловодска состоялся массовый митинг, посвященный этому знаменательному событию. В нем приняли участие колхозники, служащие, учителя, школьники, рабочие, домохозяйки. Всего  примерно 1200 человек.* ГАЛО, газета «Колгоспна правда» от 09.12.1036 г. Выступающие искренне благодарили любимого Сталина, подарившего советскому народу самую демократичную в мире Конституцию. Ученик Беловодской средней школы Кривошеин заверял: сталинская Конституция – это ценнейший документ, которого не знало человечество. Она гарантирует каждому честному гражданину страны свободу, предоставляет право на образование, труд, отдых.


      


 
   

      




               
    



   

   





      


 
   

      




               
    



   

   







               
    



   

   





      


 
   

      




               
    



   

   


Рецензии