От первых коммун к коллективизации

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть ІV

Раздел ІІ

От первых коммун к сплошной коллективизации

Прежде чем продолжить тему о массовом создании на Беловодской земле в 1929-1930 годах новых коллективных хозяйств, вернемся приблизительно на десять лет назад.
Одной из характерных черт становления Советской власти на просторах бывшей Российской империи стало возникновение новых форм пользования землей – коммун и артелей. Некоторые сведения о первых таких небольших объединениях на Беловодщине можно почерпнуть из архивов местного краеведческого музея. Скажем, в докладе внештатного сотрудника музея Бугаева, со ссылкой на выписку из Государственного архива Октябрьской революции города Киева, указывается, моментом регистрации первых коммун в крае является 2 апреля 1919 года.* Сноска: Киев, Центральный Государственный архив Октябрьской революции ф. 5, оп. 4, д. 74, л. 5 Тогда беднотой Беловодска была организована коммуна под названием «Новая жизнь». В ее состав вошло 88 человек, из которых трудоспособных – 44. Коллективу было выделено 165 десятин земли, конфискованной у бывших торговцев Мягкова и Шапошникова. Сельхозинвентарь и тягловая сила также были оттуда. По воспоминаниям участника революционного движения на Беловодщине А.Дяченко, чьи выдержки приводились ранее, он был членом этой коммуны. Но работать крестьянам не дали деникинцы, захватившие Беловодск в последних числах мая того года, отчего мужчинам-коммунарам пришлось снова браться за оружие.
Похожая ситуация сложилась и с коммуной Новоспасовкого сельсовета Писаревка. Как уже сообщалось, в мае 1921 года, в период расцвета бандитизма, на коммуну было совершено вооруженное нападение, в результате чего погиб ее председатель Д.Ф.Кувичко и был разграблен весь посевной материал.* ГАЛО, ф. Р-1173, оп. 1, д.16, л. 142
Немного по-другому обстояло дело с коммуной под названием «Красная Звезда», организованной в 1919 году беднотой слободы Курячевка. Она была небольшая, насчитывала 52 едока на 20 трудоспособных лиц, имела в обработке 185 десятин земли; просуществовала до начала 30-х годов.
Была образована коммуна и вблизи села Новолимаревка (сам этот населенный пункт тогда называли Красное Село, по той причине, что среди его жителей в начальные годы Советской власти фактически не было ни дезертиров, уклоняющихся от службы в Красной Армии, ни членов бандитских формирований). Ту коммуну организовали в 1928 году вдовы солдат, погибших в империалистическую и гражданскую войны. Находилась она между Новолимаревкой и Лимаревкой и называлась ««Безвірник» (на русском языке писалось «Безбожник»). Об этих двух коллективах немного рассказывается в воспоминаниях Е.М.Безрук, хранящихся в Беловодском краеведческом музее и которые представлены в книге автора «Вам время выпало лихое». Кроме того, коммуна «Безвірник» и ее секретарь парткома Половинко упоминаются в документальных материалах начала 1934 года.* ГАЛО, ф. Р-51, оп. 1, д. 294, л. 9
Существовала коммуна и на территории Литвиновского сельсовета, созданная по инициативе В.П.Ткаченко и Ф.О.Бондаренко в 1925-1926 годах. Она называлась «Пробуждение» и объединяла около двадцати семей. В 1931 году коммуна получила первый трактор «Фордзон», а в 1933-ем уже имела их три.* Киев, Центральный Государственный архив Октябрьской революции ф. 2 У, 23
На расстоянии около шести километров от Бараниковки летом 1928 года была образована коммуна под названием «Комінтерн». По воспоминаниям жителей того села, в нее вошли самые бедные слои населения.* Архив Беловодского краеведческого музея. Там были построены хлебопекарня, столовая, ясли, оборудован ток. Сначала люди жили в землянках, затем начали строить небольшие хаты. Записавшись в коммуну, бедняки передавали в общее пользование земельные наделы, обобществляли сельхозинвентарь и всю живность вплоть до последней курицы. Питались коммунары в общественной столовой. Трудясь, больше получали те из мужчин и женщин, кто работал лучше. Из общественных запасов иногда выдавалась и одежда.
Большинство из возникших в первые годы Советской власти коммун на Беловодщине, да и не только на ней, «не прижились». Причин тому несколько. Одной из них являлось то, что в коммуны объединялись фактически одни бедняки, не имеющие ни надлежащих средств производства, ни другого материального обеспечения, в связи с чем они не могли конкурировать с кулацкими хозяйствами, которые стали крепнуть с введением НЭПа. К тому же коммуны в основном образовывались в стороне от населенных пунктов, что, с одной стороны, ухудшало их связь с внешним миром, а с другой, открывало возможности для набега бандитов и вредительских козней кулаков. В немалой степени на энтузиазме коммунаров отразились и постигшие их неурожаи 1920-1921 годов, принесшие с собой массовый голод. Никакими запасами зерна эти крохотные степные хутора не обладали, тогда как во многих селах края в принадлежащих общинам специальных амбарах в большинстве случаев такие запасы имелись; да и у кулаков можно было, пусть и под высокие проценты, но чего-то разжиться. А если даже некоторым коммунам и удавалось перебороть все эти трудности, то в последующие годы помощь от государства они получали слабую. И не только из-за того, что государство само было разорено войной и другими бедами, а и потому, что не во всех высших партийных руководителей было одинаковое отношение к коммунам. Не говоря о других, даже Сталин считал их несколько преждевременным явлением. В конечном итоге большинство из тех коммун, которые находились вне крупных сел, свое существование прекратили, а остальные по причине стирания их отличительных особенностей к 1937-1938 годам были преобразованы в колхозы, став их бригадами. 
Более уверенней чувствовали себя на Беловодщине начавшие организовываться почти в то же самое время, что и коммуны, сельхозартели, позже названные колхозами, а также ТСОЗы и СОЗы (соответственно, товарищество или союз по совместной обработке земли). В Беловодской районной газете «Маяк комунізму» за 1972 год № 22 была напечатана статья Шепелева Ивана Федоровича, где ветеран рассказывает, как осенью 1922 года в селе Городище был организован сельскохозяйственный кооператив, преобразовавшийся в том же году в артель им. Шевченко. По словам автора, возглавлявшего в те годы Городищенский волисполком, первоначально в состав кооператива вошло двадцать семей членов КНС. Ими было избрано правление, создана ревизионная комиссия, утвержден устав. Кооператоры организовали примитивную мельницу, где стали молоть хлеб, мерчук от которого шел в пользу голодающей бедноты, насчитывавшейся в селе, по утверждению автора, около тысячи человек. В том же году артели было выделено 300 десятин земли и, кроме того, добавлено какое-то количество с фонда сельской общины. За ту землю несколько месяцев велись споры и судебные разбирательства, так как на ней главенствовали кулаки. Лишь вмешательство председателя ВУЦИК Петровского помогло решить этот вопрос в пользу артели. Весной 1924 года артель им. Шевченко сеяла уже не на отдельных клочках земли, а на сплошном массиве. (О спорах вокруг земель Докучаевского лесничества, как мы помним, велась речь и в воспоминаниях В.Т.Жабко).   
В селе Бараниковка еще в период гражданской войны возник КНС, членами которого являлись демобилизованные красноармейцы. Первым его председателем стал И.Н.Волобуев, погибший от рук бандитов в 1922 году. Об этом писалось в газете «Маяк комунізму» № 68 за 1982 год заведующим Бараниковским краеведческим музеем Т.Кравченко. А уже в 1924 году члены КНС на добровольных началах организовывают ТСОЗ под названием «Відродження». Его руководителем был избран коммунист Тихон Шамин. Но и здесь почти ни у кого из крестьян не оказалось ни лошадей, ни волов для обработки земли. Помог им окружной КНС, предоставивший в пользование трактор «Фордзон», некоторый сельхозинвентарь, молотилку и выделивший пятьсот рублей денег. Люди с энтузиазмом взялись за дело. Уже на следующий год крестьяне не только выполнили план хлебосдачи, но и обеспечили свои семьи хлебом, а товарищество посевным материалом. Авторитет ТСОЗа в глазах односельчан возрос, и вскоре, теперь уж из состава более зажиточных семей, в Бараниковке образовалось еще одно подобное товарищество. 
Первый ТСОЗ на землях Беловодских общин был образован в 1922 году на хуторе Веселом под руководством героя гражданской войны В.Т.Козюменского, который оставался его председателем до 1929 года. По воспоминаниям Болдаря Иллариона Петровича, хранящимся в Луганском Госархиве, тогда на бывший хутор кулаков-отрубщиков перебралось 50 бедняцких семей из Беловодска. Одновременно ТСОЗ был образован и в селе Новоспасовка, председателем которого стал участник Беловодского восстания Ткаченко Григорий Леонтьевич. Болдарь пишет, рабочие Деркульского и Новоалимаревского кенезаводов оказали этим товариществам помощь в тягловой силе, сельхозинвентаре, ссудили семена на посев. 
Кроме вышеназванных коммун и артелей, по состоянию на 1924 год, на Беловодщине были созданы: на землях Беловодских общин – артель «Плугатарь», имеющая 150 десятин; на землях Городищенской общины – артели «Хлебороб» (74 десятин) и «Труд» (75 десятин); на землях Даниловской общины – артель «Червонопетровский кут» (114 десятин).* Киев, Центральный Государственный архив Октябрьской революции ф. 2 У, 23  В 1923 году была образована сельхозартель и в селе Шуликовка, названная «Волна революции». Ее председателем был избран Лысак Дмитрий Федорович, погибший в годы Великой Отечественной войны.
Со средины 20-х годов Беловодщина все больше отдает предпочтение  ТСОЗам, инициаторами создания которых становятся зажиточные крестьяне. Об этом, в частности, указывается в воспоминаниях П.Е.Профатилова, в период НЭПа работавшего председателем Даниловского сельсовета; он сам принимал участие в создании таких объединений.* Архив Беловодского краеведческого музея.
Теперь попробуем сравнить, чем коммуны, сельхозартели и ТСОЗы отличались друг от друга. О коммунах уже говорилось. Там все было общим. В артелях соединялись земельные наделы и средства производства. В остальном крестьяне проживали на своих усадьбах и вели домашнее хозяйство. Еще меньше в плане кооперации продвинулись ТСОЗы. Их устав предусматривал передачу в общее пользование только земельных наделов, которые могли быть либо соединены в один массив, либо находиться в разных местах (соединить все земельные наделы было не так просто). Средства производства  оставались за каждым хозяином. Часть прибыли шла в неделимый фонд товарищества, остальная распределялась среди членов коллектива в зависимости от участия человека в труде и его доли в средствах производства. И хотя такие организации в экономическом плане зачастую выглядели мощнее, чем коммуны и артели, однако по причине разбросанности земельных наделов, иных проблем, у них также хватало трудностей. По этой, а возможно, и по ряду других причин в той же Бараниковке члены обоих ТСОЗов в 1928 году организовали коммуну «Квітка 1-ї п’ятирічки», сдав в общее пользование все средства производства.
Количество колхозов на Беловодщине резко возросло, начиная с апреля 1929 года, когда правительством было объявлено о реорганизации сельского хозяйства, в связи с чем на места пошли директивы и разнарядки о создании новых коллективных хозяйств. Но если смотреть реалистически, то добровольное вступление в колхоз для крепких середняков-единоличников в тот период, вероятно, являлось единственно разумным решением. Начиная с 1928 года, на кулацкие и на многие середняцкие хозяйства стали налагаться такие налоги, которые те зачастую выполнить не могли. В результате все их имущество, вплоть до жилых построек, распродавалось в счет погашения долга. Примеры тому читатель найдет в документальных материалах книги.
Лето и осень 1929 года в политическом плане оказались для Беловодщины бурными. Беднота, особенно молодежь, воодушевляемая надеждами на скорые перемены к лучшему, смелела, активней участвовала в сходках и собраниях, проявляя при этом все большую сплоченность и организованность. Многие из них, безоговорочно приняв курс партии, стали помогать представителям власти в хлебозаготовках, раскулачивании, агитации к созданию колхозов. Кулаки наоборот: злились, угрожали, вредили, даже организовывались в банды, как это произошло в Бараниковке, при ликвидации которой погиб председатель Нижнебараниковского сельсовета С.Л.Савченко.
Вспышки сопротивления власти имели место и в Беловодске. Об этом пишет в своих воспоминаниях И.П.Болдарь. Он рассказывает, как в 1929 году беловодские крестьяне решили организовать «Красный обоз» с хлебом. Но кулаки отказались сдавать свои излишки. Тогда пленум сельского Совета (его председателем был сам автор воспоминаний) принял решение изъять излишки силой. Автор наводит пример, когда при обыске у кулака Калашникова было обнаружено 500 пудов хлеба. Он пишет, этому человеку говорили: «Сдай 5 пудов». Тот отказался. В результате нашли 500 пудов. В отместку за сопротивления властям сельсовет постановил: изъять у кулаков скот и сельхозинвентарь и продать его бедноте. Разъяренные кулаки, собравшись у Совета, принялись кричать: «Долой комнезамы!» Лишь вмешательство спецотряда, присланного из Старобельска, позволило закончить конфискацию.    
Некоторые зажиточные крестьяне, наблюдая, как идет раскулачивание и разорение крупных хозяйств и, предвидя, что такое может вскоре произойти и с ними, прятали, распродавали свое имущество, а затем, бывало, целыми семьями покидали село. Но основной удар по кулакам будет нанесен в 1930 году, о чем будет рассказано в следующем разделе, а здесь продолжим о начальном периоде массовой коллективизации.
К сожалению, почти не осталось людей, которые могли бы со своих уст поведать, как это происходило на Беловодщине, кто и как проявлял организаторские способности, а кто просто грабил односельчан. Мало сохранилось и документальных материалов на эту тему. Те же, которые были обнаружены в Луганском Госархиве, далеко не в полной мере отражают всю картину происходящего. К тому же в них нет ни полного перечня наименований, созданных на тот период в районе коллективных хозяйств, ни фамилий их руководителей. Поэтому такой материал будет взят в основном из документов Беловодского краеведческого музея.   
Но вначале добавим некоторые сведения о руководителях района к началу сплошной коллективизации. Как мы помним, первые месяцы 1929 года секретарем Беловодского райкома партии работал Ермолаев. Затем, в начале апреля, на его место был утвержден Олещенко Иван Никифорович. Первым заместителем секретаря был Кардашов. Председателем райисполкома с 1928 года работал Кашуба, его заместителем – Барабаш. А.А.Макущенко, чья записка на имя директора Беловодского музея  М.Ф.Дятченко от 12 марта 1983 года хранится в запасниках музея, отмечал, что в то трудное и непростое время все эти люди проявили немало деловитости и старания. В этом ряду он называет также имена некоторых секретарей партийных и комсомольских организаций.    
Теперь – о колхозах. Здесь заранее следует подчеркнуть: по той причине, что данная информация собрана из разных источников, в том числе из поздних воспоминаний людей, у нас могут присутствовать некоторые неточности. К тому же многие артели, лишь образовавшись, сразу реорганизовывались, небольшие сливались воедино, менялись их названия и руководители. Поэтому сильно углубляться в эту тему мы не будем. Лишь в некоторых случаях представим имена людей, о которых имеются письменные свидетельствования, что они являлись организаторами и первыми руководителями хозяйств. Также добавим, некоторые названия артелей будут поданы на украинском языке, т.е. так, как они первоначально регистрировались.
На землях Беловодского І сельского Совета (территория будущего колхоза им. 50-летия Октября) в 1929 году первой была образована артель «Краща доля», куда вошло 140 дворов, 85 из которых были бедняцкими.* ГАЛО, ф. 143, оп. 2, д. 250, л. 28 Воспоминания И.П.Болдарь. Ее организаторами стали председатель Беловодского І сельского Совета Болдарь Илларион Петрович (первый председатель артели), председатель КНС Ильченко Иван Николаевич, а также Грищенко Григорий, Короленко Влас Николаевич, Синянская Евгения Харитоновна, Кулишов. Вскоре председателем артели был избран Дяченко Григорий, который вывел ее из отстающих в передовые. Позже артель стала именоваться колхозом им. Ильича. Кроме этой артели, на территории І сельсовета были созданы артели им. Карла Маркса, им. Кагановича, им. Ворошилова (первый председатель артели им. Ворошилова – Профатилов Федор Павлович).
Попутно укажем, в комиссиях І сельского Совета в этот период работали Болдарь Варвара, Чумакова Евдокия, Чеперепаха Пантелеймон.
Основой будущего колхоза им. Ленина, раскинувшегося на землях Беловодского ІІ сельского Совета, стала артель «Хвиля», образованная осенью 1929 года. По воспоминаниям Журавлева Тихона Емельяновича, опубликованным в районной газете «Маяк комунізму» № 13 за 1970 год, он присутствовал на собрании крестьян, где «всем миром» обсуждались вопросы создания артели. Автор пишет, споры велись до хрипоты. В конце концов победило бедняцко-батрацкое большинство. Решено было создать колхоз под названием «Хвиля». (Можем предположить, что одной из тем спора был выбор характера будущего объединения – коммуна, ТСОЗ или колхоз). При избрании председателя люди хором назвали Чумака Михаила Ивановича – председателя КНС. Всего в артель вступило около двухсот крестьян. С 1931 года она стала именоваться колхозом им. Ленина. Ее председателем был избран Ханицкий. По утверждению Журавлева, земельных угодий на ту пору колхоз обладал 2180 дес, имел 60 пар рабочих лошадей, 30 пар волов; трудоспособных колхозников числилось около 250 человек. В числе самых активных членов артели им названы молодые люди: Волошин Панас, Милокост Василий, Роменский Николай, Сидоренко Федор, Кувичко Иван, Кравцова Евдокия, Хащенко Нина. Автор более детально рассказывает о названных здесь девушках. Работать на тракторах они начали в 1932 году. С образованием Беловодской МТС с «Фордзонов» пересели на ХТЗ. Норму почти всегда выполняли на 130-160%, вспахивая по 6-7 дес. За добросовестный и самоотверженный труд Кравцова в 1935 году была избрана делегатом ІІ Всесоюзного съезда колхозников-ударников. Там была премирована велосипедом. Хащенко вскоре стала знатным комбайнером. В 1935 году она была избрана в состав украинского правительства, а в 1936 году принимала участие в VIII съезде Советов, утвердившего новую Конституцию.
Кроме артели «Хвиля», на территории ІІ сельсовета были созданы артели: «Политвідділ», им. Яковлева. Председателем артели «Політвідділ» какое-то время работал Дегтярев Владимир, фото которого подано и в книге «Вам время выпало лихое».
Теперь представим некоторые данные по селам.
Семикозовка. Артели: «Червоний хлібороб», «Більшовик», «Сталіно». Первый председатель артели «Червоний хлібороб» – Брус Павел Андреевич (погиб в годы Великой Отечественной войны).
Царевка (потом – Кировка, на данный момент – Новолимаревка). Артель им. Сазона.
Бараниковка. Кроме коммуны «Квітка 1-ї П’ятирічки», в руководстве которой на тот период стояли М.А.Шамин и секретарь партячейки Шелегада, там были организованы артели им. Блюхера (Н.Коваленко), им. Косіора (С.Я.Самков), им. Савченко (А.В.Юрченко), «Червоний Промінь» (И.М.Овчаренко).
Нижняя Бараниковка. Артели: «Степ України» (1929 год – Н.М.Волченко), «Промінь Жовтня» (Задорожний Николай Страхович), «Комунар» (Огурный Михаил Степанович), «Червоний Перекоп» (Мележик).
Зеликовка. Артель «Червона Зірка» (А.Стус); коммуны: «Червоний прогрес» (М.А.Шамин), ім. Калініна.
Литвиновка. По материалам электронной книги «Історія села Литвинівки», подготовленной школьниками этого села Веселой Аленой и Кононенко Алиной, в 1929 году там была образована артель «КІМ», под председательством Середы Павла Яковлевича. Следующим по Литвиновке представим свидетельствование бывшего председателя колхоза  «Червоне Село», а затем им. Ленина Евсугского района Ященко Егора Андреевича, хранящихся в Беловодском музее. Он пишет, на территории данного сельсовета в 1930 году был образован колхоз им. Сталина (председателем был избран Шечевич, после него – Засько); затем в том же году были созданы колхозы «Червоний Жовтень» (председателем был назначен, направленный райкомом партии, А.М.Тецький), «Нове життя» (Сергиенко), им. Петровского (Гаркуша). Вскоре из троих колхозов был образован один, «Червоний Жовтень», председателем которого вначале был Засько (отчество Захарович), а позже С.Й.Семенко.
Брусовка. Артели: им. Жданова (декабрь 1929 года), «Серп і Молот» (председатели: В.Любченко, Клименко Григорий Дмитриевич). Позже была образована артель «ІІ п’ятирічка». 
Шуликовка. Артели: «Хвиля революции», «Комсомолець», им. Луначарского (1933 год). Председателем одной из них был Лысак Митрофан Федотович.
Кононовка. Артели: «Ленінський шлях» (05.12.1929 г.), «Пролетар».
Гармашовка. Артель «1-е Травня».
Лимаревка. Артели: «Авангард», им. Чапаева.
Даниловка. Коммуна им. Ворошилова, артель «Червона Зоря».
Третьяковка. Артели: «Заповіт Леніна», «Червоний Яр».
Городище. Артели и ТСОЗы: им. Шевченко (Шепель Иван Федорович), им. Буденного, «Ударник».
Поповка (затем – Первомайка). Артель «Червоне Село».
Относительно сел Евсуг и Копани, вновь воспользуемся свидетельствованием Е.А.Ященко. Он пишет, на землях Евсугского сельсовета было образовано 9 колхозов. Среди них: «Полум’я Жовтня» (Литвинов Арсений Аксенович), им. Молотова (Семенко Иван Григорьевич), им. Буденного (Неженец Иван Павлович), «Червоний кооператор» (М.М.Мачула, затем – И.М.Баюн, затем – Артюшенко), им. Шевченко (Иваник), «Більшовик». Образовавшийся там же в 1929 году СОЗ «Червоне Село», председателем которого стал Грицай Петр Корнеевич, в 1930 году был преобразован в колхоз с одноименным названием, а позже ему было присвоено имя Ленина. Председателем был избран Е.А.Ященко. Также в 1930 году был образован ТСОЗ им. Петровського, который в 1931 году стал именоваться колхозом «Червоний партизан» (председатель – А.С.Коваль).
На территории Копанского сельсовета были образованы колхозы им. ХІІ партсъезда, «Нова культура». В 1933 году они слились в один под названием «Нова культура», председателем которого был избран Д.И.Грязнов.
Таким образом, несмотря на то, что в 1930-1931 годах еще будут происходить различные изменения с артелями, ТСОЗами и коммунами, к апрелю 1931 года коллективизация в Беловодском районе охватила около 75% хозяйств.* ГАЛО, ф.  П-1, оп. 1, д. 290, л. 8  В июне того года в районе насчитывалось 4 коммуны, 51 колхоз, 2 СОЗа.* ГАЛО, ф. П-51, оп. 1, д. 290, л. 1-58 
Кроме образования колхозов, с началом сплошной коллективизации в Беловодске, а затем и в Евсуге, бывшие прокатные станции, имеющие у себя по несколько маломощных американских тракторов «Фордзон» и небольшое количество сельхозинвентаря, были преобразованы в машинопрокатные станции. Для координации их работы с колхозами в Беловодск в 1929 году был направлен из Луганска хорошо разбирающийся в технике Пополитов Михаил Лаврентьевич, член партии с 1919 года. (Вскоре он будет утвержден заведующим райземотдела вместо Шепеля).
Машинопрокатные станции сразу же начали пополняться первыми отечественными тракторами «Путиловец». В Беловодске в 1931 году их уже числилось 6, на которых работали молодые ребята: Мальцев Сергей, Левченко Леонид, Евсюков Степан, Костев Иван, Хащенко Нина.* Беловодский краеведческий музей, воспоминания М.Короленко.
В 1932 году Беловодская, а в 1933 году Евсугская машинопрокатные станции будут переименованы в МТС; туда начнут поступать трактора ХТЗ, а чуть позже – и ЧТЗ. В эти же годы в Беловодске при МТС будут сооружены новые мастерские.
В 1933 году МТС будут созданы в Бараниковке и Литвиновке.
Для усиления дисциплины и повышения производительности труда (очевидно, усвоив горький опыт событий 1932-1933 годов, о чем будет рассказано в следующих главах) в 1934 году при МТС будут образованы политотделы.



 



 



 


Рецензии