Столетие художника Павла Филипповича Глобы 1

Людмила Корина

ПАВЕЛ ФИЛИППОВИЧ ГЛОБА(27.1.1918-28.10.1983)               

Воскресить память о могучем художнике, а лучше - его самого.

Предисловие. Эту повесть  надо читать при поддержке моего сайта "Радиотеатр Людмилы Кориной". Там  в разделе СТИХИ размещены фотографии художника и его сына(астролога П.П.Глобы 18 лет) в мастерской во время написания моих портретов. В тексте Мемуарной прозы мои портреты  -Людмилиада(в конце раздела).

14 марта 2014
Здравствуйте, уважаемая Людмила Сергеевна,
Я –  младший научный сотрудник Национального историко-этнографического заповедника "Переяслав" (Украина, Киевская область, г. Переяслав-Хмельницкий) Виктория Анатольевна Белозуб. В данное время занимаюсь исследованием и анализом творчества художника Глобы Павла Филипповича, родившегося в Переяслав-Хмельницком районе, а именно описанием и систематизацией написанных им картин, этюдов, портретов и некоторых натюрмортов. На одном из сайтов интернета нашла ваш комментарий, в котором вы пишете о творческой дружбе с художником

 В связи с минимальным количеством информации, хочу попросить вас, если получится, прислать воспоминания, фотографии. Этим вы окажете существенную помощь в популяризации произведений искусства П.Ф.Глобы, которые являются частью фондовой коллекции Национального историко-этнографического заповедника "Переяслав" ( 57 экспонатов). Надеюсь на сотрудничество с вашей стороны.

Фондовая коллекция, заповедник, музей художника, анализ и исследование творчества...Всё это миф. Художник забыт. Прошло 35 лет , как не стало -незабвенного Павла Филипповича. Вдова выполнила его просьбу - организовала посмертную выставку работ, выпущен каталог с предисловием. МОСХ, Министерство Культуры (1977), там только обложка в цвете.

Сын и отец так любили друг друга. Павел вёл скрупулёзный  счёт и описание всех произведений отца, а их было 3-4 тысячи. Когда вывозили полотна,освобождая мастерскую, отправили 53 работы  на родину П.Ф. по его завещанию(там был и мой портрет в украинской вышиванке). С тех пор никто в родном городке его холстов не видел.

Я напомнила о 100-летнем юбилее  в 18м, через год. Где картины  стоят - впритык - в подсобке? Спрашиваю  молодую сотрудницу - а есть ли у вас помещение, где выставить потом его работы? Затрудняется ответить.  Попробовала она написать в МОСХ - никто ничего не помнит, астролог не отвечает.

Переписываемся, я три раза высылаю цветные фото моих портретов - ни одно не доходит до музея. По факсу отсылаю письма П.Ф. ко мне - там с удивлением принимают подарок.Теперь  репродукции можно скопировать с моего сайта в разделе Мемуарной прозы в конце.

У музея свои проблемы, ищут моей поддержки - их руководство мукой и яйцами обсыпают, чтобы не отклонялись от правильного курса. Робкие попытки сотрудницы. Удивлена, что нашёлся человек(дама в возрасте и в другой стране).Её подсказка - раз это вас волнует - приезжайте в Москву, оформите там вывоз своих портретов, потом через преграды таможни( а может и с риском быть задержанной) - в наш городок. И оставьте их нам - в подсобке.

Нет, отвечаю милой Вике,  всё гораздо проще. Рядом с музеем Пушкина на старом Арбате во дворике есть помещеньице -там без проблем и оплаты на вывоз(я уже раньше оплачивала и вывозила портреты)мне всё оформили. Попросили только показать портрет в рост в полупрозрачном платье, восхитившись. В аэропорту   все документы были в порядке. Пропустили три холста, не попросив развернуть.

Музей Павла Филипповича до недавнего времени был в моей московской квартире. Для Москвы я оставила один свой портрет и портрет художника. Остальные  теперь здесь со мной, в Генуе. Мой сын потом решит - повесить их в Музее современного искусства  в парке Нерви. Но я это обговорю.
 
Я была готова за Вику статью написать. А написала свой рассказ. Портреты может видеть каждый  на моём сайте. Вглядитесь в них. 1.11.16 Генуя

 


МЯГКИЙ СВЕТ В МАСТЕРСКОЙ ХУДОЖНИКА. Знакомство и начало работы

 
Всё никак не могу подобраться к знакомству с героями моего рассказа. Начать бы просто –в середине декабря 76 года поехала в юридическую контору около Метро Кировская, чтобы завизировать документы, связанные с оформлением брака с итальянцем.

В учреждении обеденный перерыв. Перед закрытой дверью на лестнице в тепле стоят несколько опоздавших клиентов. Возможно, какая-то шутка о погоде и астрологии, мною сказанная, привлекла внимание юноши. “Астрология! А что вы знаете о ней?” Завязывается разговор . Он уже что-то знал, но явно был в начале пути и не знал того, что я знала после 5 лет штудий по учебникам на трёх языках. Юноша работал в юридической конторе - это ему давало отсрочку от армии в его 18 лет.
 
Павел попросил мой телефон и стал позванивать, приглашал посетить мастерскую своего отца – художника,фронтовика, члена МОСХа ,окончившего Ленинградскую академию художеств.Адрес - ул. Народного ополчения 10, кв 55.Далековато от места моего  обитания вблизи  гостиницы “Космос”,но  обычно по городу в серых сугробах я передвигалась на такси(по-моему тогда 10 коп. за км , 5 коп за билет в метро без давки, или трёшка на такси почти в любой конец города,  без пробок на улицах и шоссе – сказка из прошлой жизни).

Приехала. Район неинтересный – серые казарменные дома под серым скучным небом. Так и было почти до лета - мы работали в мастерской пока не стемнеет и солнышко для нас не проглядывало ни на один день.

Кв.55 – это анфилада мастерских  -комнат с высоким потолком по левую сторону  коридора. Коммуналка, у каждого насельника свой код звонка. Мастерская отца Павла, Павла Филипповича Глобы, третья по левой от входа стороне коридора. И звонить ему три раза.
 
Отец и сын проводят гостью к себе. Запах свежей краски, к которому привыкаешь. Картины в подрамниках стоят плотно везде, развешаны по стенам, в центре комнаты мольберт. Меня усаживают на старенькое кресло и начинают приносить из дополнительной комнаты и показывать полотна П.Ф.
 
Работая  после института 8 лет в Интуристе в Ленинграде и Москве, проводя экскурсии по Эрмитажу, Русскому музею, Третьяковке, изучая  мировую живопись не для экзамена, а по душе, я была вовлечена, увлечена этим искусством. Дома у меня была богатая коллекция альбомов по живописи западных изданий. Путешествуя в 80е годы по Европе, я прежде всего бежала в музеи и покупала новые книги.
 
Отец и сын вносят всё новые картины. “Вам нравится?” – Грандиозно. Буйство красок, даже в комнате светлее стало. Особенно поражает одна картина –“Весна” –девушка, сотканная из снопов света и цвета, с распущенными светлыми волосами,  парит, берёт тебя в плен и увлекает за собой. Эта картина впоследствии стала обложкой каталога персональной выставки художника, устроенная вдовой П.Ф. уже после его кончины.

Импрессионизм, московская школа. Да, потрясена. Вот тебе “приезжайте  в мастерскую к папе”. Но я ведь приехала, с открытым сердцем, не кочевряжилась. Взяла правильный тон отношений. На это смелость и ум нужны. Случалось  - на мою открытость отвечали подозрительностью, выламывались, трусили. Брали неправильный угол(Хлебников) в отношениях со мной, и оставались  в большом для себя проигрыше.
 
В комнате одно обычное окно, расположенное в верхнем правом углу под потолком. Видимо  для высоты потолков снимали межэтажное перекрытие жилого дома, и окно последующего этажа угодило куда пришлось. Для работы художнику нужен дневной мягкий свет  и этим ограничены 5-6 часов его трудовой вахты. Но он затрачивает столько энергии, сколько балетный премьер, пролетающий в Спартаковской растяжке от одного угла сцены по диагонали к другому. Или дирижёр, читающий партитуру и подающий лёгкой палочкой указания музыкантам. Жан-Клод Казадесю на репетициях не раз переодевал свитера, меняя мокрые на сухие.
 
Вскоре после знакомства к моему приезду в мастерскую всё было  готово для начала работы над моим портретом. Услышав три звонка, П.Ф. летит, как юноша, чтобы открыть дверь, на лице – счастье. Две-три фразы, и он погружается в творческий транс. Ему откликается моё лицо и душа, сохраняя образ, в котором писалась картина. Павлик, присутствуя, понимает всё о картине, своим участием в диалоге со мной поддерживает нужное   состояние модели. Свет идёт из окошка, и этого  мягкого  ровного света промозглой зимы хватает. А ведь Леонардо для написания портрета ценил два часа ровного послеполуденного света знойной Италии.
 
Был перерыв в работе. Разливалась водочка в рюмки под Шукшинский призыв”прошу плеснуть”, закусь простая – отварная картошка, кислая капуста, хлеб. П.Ф. приносит  из кухни что-то скворчащее в избытке постного масла на чёрной сковородке(спасибо, увольте!) И вот тогда мы втроём включались в разговор. О чём можно говорить трём счастливым людям? Шутили, радовались, что вместе нам хорошо. Нина Ивановна(жена П.Ф. и мать Павлика) и раньше мужу в работе не мешала, и в увлечения моделями не лезла, понимая, что они нужны для творчества. А сейчас оба сын и отец открыто говорят о женщине, что умна, добра и привлекательна. Жаль только, что через полгода уезжает в Италию. Но ведь будет приезжать?
 
Занавеску из парашютного шёлка в пятнах краски, обрамляющую окно, я попросила достать сверху и дома выстирала. Узкую кушетку, прикрытую тряпьём, нарядила красным в клетку пледом. Теперь можно было присесть без опасений. Она вписывалась ярким цветовым пятном в роскошество живописных полотен развешанных по стенам.
 
Уже темнело. На сегодня работа-праздник закончена. Мы выходим на воздух окружающего убожества. П.Ф. в шапке-ушанке и тёплом крестьянском тулупе, Павлик в чёрном осеннем пальтишке, дама-модель  в бобровой заграничной длинной шубке, в которой позировала для портрета, и в  белом оренбургском платке.
До метро идём  вместе. Там я беру такси. До завтра!
4.4.14

ОТЕЦ, СЫН И ОДНА ДОБРАЯ ФЕЯ
 
Нет, под тонким пальтишком юноша был утеплён родителями душегреечкой. Новое знакомство - со мной, общение в мастерской -тоже согревало его душу. Хорошие дни 18-летнего юноши сменялись тяжёлыми –Сатурн во Льве, его знаке, шёл ретроградивно, а в феврале Марс и Меркурий вошли в оппозицию в Водолей –взвоешь. Но выдержки  у него хватало и она редко давала сбои. Раз утром пришёл  в мастерскую и протягивает картонку портрета в цвете – на нём лицо страдающее и одновременно злое, с двумя клыками. Говорит: Это мой автопортрет, ночью написал. - Выбрось немедленно. Садись, побеседуем.
Отец молчит, оберегая сына, но, похоже, что первые контакты Павла с девушками неудачны и болезненны.”Страдания молодого Вертера”- грустно шутит П.Ф.
 
 Дарю Паше альбомы из моей коллекции – живопись великих художников. Родители, как и он, радуются, благодарят.
Закончен первый портрет, П.Ф. тут же начинает второй. В первом я была запеленана шубкой и укрыта платком. Открытыми оставались лицо и  кисти рук. Сознаётся, что в портрете состарил меня ближе к своему возрасту, т.к. собирался выставить оба портрета на ежегодной  выставке МОСХа.
 
Во втором портрете, написанном на гипсокартоне, немного меньшим по размеру – шубка расстёгнута, наброшена на плечи, виден уголок синего вязаного платья, открыта шея и тело в овальном вырезе платья. Взгляд спокойный, чуть ироничный и добрый.
 С интересом рассматривала я себя  на портретах– наверное, такая и есть на пике возраста, впервые увиденная талантливым художником. Импрессионизм живописного мазка, но и невозможность отойти от реальной натуры. У меня болел ноготь на третьем пальце, просила П.Ф. убрать этот пустяк , а он не смог, так и осталось на портрете.
 
Работа модели  нелёгкая – сидеть или стоять по  5 часов в течение 15 сеансов.
Художник неутомим, но к марту устали оба. П.Ф. нарисовал ещё один портретик – там я моложе, но вернулось напряжение во взгляде. Отголоски внутренней муки.
В марте в мастерскую приезжала Светлана, восторженно общалась с Мастером, но уже  предчувствовала  то, что нёс нам обоим мой отъезд. В 78м, когда Светы не стало, П.Ф. по моей просьбе написал её портрет  по фотографии, снятой мной перед отъездом. На фоне цветущей яблони в попытке улыбнуться она была уже на том свете.
 
К апрелю стало светлее на душе. П.Ф, задумал писать мой портрет в рост в полупрозрачном чёрном платье из шифона. Я его сама сшила. На голове повязан шарф, сплетённый из золотых нитей. Сначала он плотно облегал голову. Но Нина Ивановна в моё отсутствие посоветовала  мужу рельефно перекрутить его ,  как косой. Художник понял, что так – самое то.

Кто-то из соседок шепнул жене, что в мастерскую приходит одна дама. Н.И. ответила:“Она королева, ей можно”.
Завершением работ 77 года к июню, моему отъезду был портрет в украинской кофточке - его П.Ф. предназначал для музея на своей родине в Переяслав-Хмельницком под Киевом.Лицо на портрете было стилизовано.

ЭПИЛОГ

По часу рождения я Водолей. Павел, узнав час рождения – около 5 утра в Москве 6.4.38 уточнил - 4.47. Приятно удивился: Юпитер на восходящем знаке в 26 гр. Водолея, Точка счастья в 14м Стрельца в 10м доме на МС в тригоне к Солнцу в 16м Овна.
 Его час рождения, пожалуй, я одна из немногих знаю – в 18.35   15.8.58
35 лет  прошло, многие соперники  на роль гуру в астрологии русской школы ушли в небытие по возрасту –Зарайский, Вронский . Поутих шабаш вокруг звёздной науки. Она бездонна, как небо – никаких глубин знания не хватит, чтобы точно судьбу разгадать. Ответственность умудрённых знаниями большая, ведь каждому "клиенту" хочется, чтобы сошлось на хорошем. Вот шарлатаны и процветают.

С началом 21го века компьютеризации достаточно поставить программу Z  и сотни факторов прежних долгих вычислений у астролога под рукой. А раньше без таблиц я вычисляла движение Марса по системе Морозова, узника Шлиссельбургской крепости, от двух дней поначалу, потом до двух часов по одному запросу, быстрей не выходило. Со мной делился знаниями Швырёв Ю.А.- с ним мы дружили с 69го(работала ассистентом на его картине) вплоть до его  кончины в канун Нового 14 года.

Не знаю как насчёт любителя астрологии дедушки Гантемурова, но первыми помощниками Павла в изучении основ науки были я и мой друг Швырёв Юрий Афанасьевич(13.5.32-30.12.13)-кинорежиссёр, человек энциклопедических знаний, астролог, китаист. Я познакомила Юру с Павлом Филипповичем  и Павлом ещё до отъезда, в 77м. Художник написал его единственный замечательный портрет, оставшийся у П.Ф. Павел получил доступ к библиотеке ученого. Заимствованная у Швырёва книга об авестийской ветви в астрологии позволила Павлу укрыться в этой нише от соперников, приверженцев европейской школы и расти в этом направлении.
 
 Семьи сдружились – два лета отдыхали вместе в летнем Доме семьи художника(Псковская область, Себежский район, Бояринский сельсовет, деревня Дворицы). П.Ф. в 78м вышел на пенсию, продавался дом в Пушкинских местах, денег не было, а я продолжала высылать из Италии альбомы по живописи, продолжение подписки издательства Риццоли.
Часть книг им удалось продать букинистам. « Вы мне дачу подарили, Л.С. приезжайте хоть посмотреть какие здесь места. Всю мебель своими руками выточил», - благодарил меня П.Ф.

В автобусах с пересадками не поехала и никогда там не была.П.Ф. звал не раз в Дворицы, но в последующие годы я побывала в  московской мастерской, увидела работы последнего творческого периода художника- яркие , значительные.
Семья и гости наведывались к нему в деревню в тёплое время года.

Умер Павел Филиппович 29.10.83, 31го прощались с художником  в МОСХе. Я приехала из Генуи в тот день, Швырёв сообщил мне, а сам пошёл проститься.
Потом сообщил мне, как я предполагала, что у гроба была замечена к неудовольствию вдовы скромная женщина с цветами –скульптор Клавдия Васильевна,близкий друг П.Ф.  соседка по коммуналке мастерских.Я с ней была знакома,она лепила мой скульптурный портрет.О ней художник упоминает в письме ко мне.

У меня был сын Миша, рождённый 31.12.81 в Москве. В июне 83го года позвонила жена П.Ф. Нина Ивановна и попросила о встрече – муж просит её и сына привезти его  ко мне повидаться. Остались фото Павел с Мишей и П.Ф. с Мишей и его крёстным Ребровым В.М. Выглядел П.Ф в свои 65-66 не старым, но могучая сила из него ушла. Умер от лейкемии  через 4 месяца. Тот визит был прощальным, хотя он намеревался писать портрет Миши.
 
В моей московской квартире долгие годы на стене висели в ряд – портрет П.Ф.(1976 – там он могучий викинг, князь), большое панно «Рябина красная» и мой портрет февраля 78года в красном платье и белом оренбургском платке поверх плеч. Портрет написан в стилистике «Актрисы Самари» Ренуара.
Фото отца и сына Глобы и основные мои портреты на моём сайте www.radioteatr.su в разделе ФОТО.
 6 апреля 2014


Павлу Филипповичу Глобе 
"Любите живопись поэты, ведь ей единственной дано души изменчивой приметы переносить на полотно" (Н.Заболоцкий)
               
ПОРТРЕТ ЖЕНЩИНЫ

Шёлком шубки задрапирована
Королева некоронованная
Воротничок Марии Стюарт.
Прозрачно-белый платок
Чётко овал восточный рисует.
Славянская мягкость в лице.
Художник взглядом прицеливался
И отступал.
Какой же лекальщик тебя ковал ?
Нездешняя, ах ты сердечная !
Он кистью к полотну притронулся,
И душу незнакомки нарисовал.
Портрет женщины -
В гамме коричневой прозрачность белого.
Все лишнее, как у Гойи, убрано в тень.
Освещены лишь руки на коленях,
Чтоб приближенbе к взгляду
Было медленным и следовало за ним.
Эти глаза как будто разговор ведут
С кем-то невидимым, притягиваясь лучами.
Он спрашивает - она отвечает,
Смягчая знанием отчаяние.
С искусством отныне обвенчана.
О ней он всё сказал.
От света дальнего не оторваться -
Мерцают два камня на пальцах
И женщины нездешней глаза.
 
Недавно и давно в стихи пришла -
Из живописи. Из галереи моих портретов,
Ведь говорили, что рождена
Подругою артиста быть, художника,
Как говорится, Божьей милостью.
Я вышла из леса Миллеса - из оды к радости.
Там с подругой, нагие и красивые, мы пляшем на снегу
И ждём гостей. Из рук Родена и его страстей.
Из Вигелунда мук. В просторе парка у моря,
Где беломраморное тело моё ваятелем
В другие стелы тел завинчено, закручено,
Стоять и быть опорой их приучено.
Стояла долго в увековеченье утрат.
Себя другим дарила. Отдам я больше во сто крат -
Сбылась душа и я заговорила.
1.5.96- 1.5.98
                Людмила Корина 1.11.16-27.1.18 Генуя


Рецензии