богатыйвнутренний

О том, какой у меня богатый внутренний мир я не догадывался, пока не напоролся в лесу глазом на ветку. Что я делал в лесу? Смешной вопрос, конечно, грибы собирал. С приятелем одним, он по грибам дока, знает все грибные места, вот он меня в эту чащу и завел, сам бы я в такие дебри ни за что не полез, а тут нужно было держаться рядом, чтобы не заблудится – я леса не знаю, поэтому шансов самостоятельно выбраться немного. Леса в Орегоне знатные, однажды, года три назад, один русский пошел, так его две недели искали. Не, ну вышел он на десятый день, четыре дня еще до города добирался, ни один американец не хотел его в машину брать – в таком страшном и диком виде этот человек спустя десять дней скитаний по лесу оказался, тем более, что языка его они не разумели - за пятнадцать лет жизни в Америке этот Робинзон не удосужился выучить и пары десятка слов, чтобы объясниться.
В общем, грибы я нашел, но левый глаз потерял. Не навсегда, конечно, временно. Болел он нестерпимо, пришлось к доктору обращаться. Доктор американский, поэтому я подробности про лес и грибы в рассказе об обстоятельствах получения травмы опустил, все-равно ни черта они в грибах не разбираются, а к людям, собирающим грибы, относятся подозрительно априори – это для них смертельно опасное занятие, из разряда прыжков без парашюта с небоскребов или работы в цирке пожирателем огня. Доктор мою деликатность оценил и сразу предложил мне наркотики. Так и сказал: наркотики потреблять будешь? Я от неожиданности даже переспросил: «Наркотики?» - Ну, да, наркотики, ты же испытываешь физические муки, с такой травмой, как у тебя, чем я еще могу помочь? В общем, согласился я. Пока до аптеки добрался на машине, муки мои усилились. Самое страшное, что я почти ничего на дороге не видел – слезы катились потоком, а "дворники" на глазах не предусмотрены, к сожалению. Вообще, надо сказать, в таком состоянии и начинает просыпаться твой спящий богатый внутренний мир. Начинаешь людей, общественные институты, самого себя и свое место в этом мире воспринимать несколько иначе. Во-первых, совершенно теряешь терпение и начинаешь дико раздражаться на всякие формальности, принятые в обществе. Пустой треп врача, кассира на кассе, нарочитая дружелюбная развязность младшего медицинского персонала просто совершенно блокируют понимание, что часто воспринимается как грубость, хотя на самом деле, мозг просто начинает работать совершенно иначе. Несмотря на дезориентацию, он настроен на самое кратчайшее и скорейшее донесение информации и ее обработку. Во-вторых, отключаются и резко ограничиваются все внешние информационные ресурсы: смотреть телевизор ты не можешь, читать и писать посты тоже, книги так же исключены. Ты даже просто долго сидеть с открытыми глазами не в состоянии. Раздражает дневной свет, экран монитора кажется ослепительным даже на самых низких единицах освещенности. Темы в ленте кажутся сводками с далекой планеты. Так начинается отрыв и полет в космос. Дальше в ход идет наркота и ты, глуша боль, просто проваливаешься в полусон, полубред. Долгий, тяжелый и безрадостный, как сама жизнь человека, лишенного зрения.
Самое удивительное, что из всех внешних источников информации в данных обстоятельствах выживает только радио. Причем, надо учитывать, что сложно организованные лексические структуры манипулятивного характера, которые являются основным контентом новостных или аналитических передач, мозг отказывался воспринимать категорически. На первых фазах болезни хорошо идет музыка. Под нее неплохо спится и так же легко просыпается. В моем случае, это был джаз и легкая инструментальная музыка, хотя я никакой не поклонник ни того, ни другого, я вообще к музыке равнодушен. На второй день на смену музыке пришло какое-то странное местное ток-шоу в прямом эфире, в котором ведущий, обладающий приятным тембром голоса, всерьез рассуждал о свойствах демонической природы. Помогает ли Христос от демонов и от всех ли демонов он помогает. В передачу звонили его постоянные радиослушатели и делились своим опытом. Некоторые из них пережили опыт одержимости, и ведущий подробно интересовался тем, как им удалось преодолеть эту напасть и выйти победителем из схватки. В общем, мне крупно повезло с радиоволной и я благополучно просыпался и засыпал в ходе эфира не меньше десяти раз, с удивлением обнаруживая, что содержание передачи не иссякает, а только все больше наполняется новыми примерами и плавно переходит от одного аспекта демонического к другому, все глубже погружая слушателя в раскрываемую тему, и я уже где-то начинал ощущать присутствие этого демонического начала в своей жизни как нечто обыденное и привычное, словно это глазные капли, стакан воды или упаковка Гидрокодона на тумбочке, к которым я регулярно прикладывался, согласно предписанному врачу графику приема лекарств и препаратов. Кстати, кому интересно, или на тот случай, если окажитесь в подобных же обстоятельствах, передача называется «Гроунд зеро» на 101 с чем-то FM. В общем, к концу того познавательного радио-вечера я уже ощущал себя по пояс в земле, причем сверху по пояс, а не снизу, как это обычно бывает.
Через два дня боль ушла, глаз начал открываться, но ощущения некоторого отрыва от реальности сохранялось еще сутки. Отказ от приема наркоты привел к некоторому переживании состояния абстиненции, раздражительности и чрезвычайной сонливости, которая и является спутником раскрытия и обнаружения вашего богатого внутреннего мира, поскольку на внешний вам хочется забить болт и никогда больше не вспоминать.
Итак, сны.
Сегодня, например, снилась авиакатастрофа. Мы ехали с близкими, уже умершими, правда, в реальности родственниками в поезде, и я, вдруг заметил, что в небе за окном совершенно не двигаясь завис самолет. Какое-то время мы изумлялись чудесам технической мысли, позволяющим добиться такого замечательного эффекта, но затем самолет начал медленный разворот в нашу сторону и какое-то время продолжал полет параллельно направлению железной дороги, что позволило нам разглядеть огромную дыру в корпусе самолета и языки пламени, вырывающиеся из его чрева. Тут до меня дошло, что рано или поздно самолет рухнет и мы сгорим заживо. Мы выскочили на остановке из поезда и бросились бежать. Раздался взрыв, я посмотрел в небо и среди окутавшего его дыма разглядел приближающие к земле на огромной скорости обуглившиеся фрагменты железной птицы. Контроль над обстановкой в небе позволил мне избежать попадания под обрушившийся на землю ливень из обломков, но родственников моих накрыло. Через какое-то время я вернулся на место, чтобы найти их и попытаться оказать помощь. К своему удивлению, никаких следов катастрофы я там не обнаружил. Вместо дымящихся обломков и мертвых тел я обнаружил бойко торговавший продукцией самодеятельный рынок, и на мои вопросы никто из продавцов не был в состоянии ответить ничего вразумительного. Наконец, я заметил вдали остатки не
потушенного пожара и начал громко требовать от окружающих объяснить причины всего происходящего. Только теперь среди шепота и бормотания толпы я расслышал внятную речь, объясняющую мне, что власти, во избежание паники, решили сделать вид, будто ничего не произошло, а тела свезли в ближайшую больницу, куда меня обещали немедленно доставить.
В больнице, к своей радости, я обнаружил уцелевших родственников, которые отделались незначительными ссадинами и царапинами. Надо сказать, что в реальности, все эти близкие мне люди уже умерли. Видимо, мозг все еще пытается найти решение этой проблемы, и ему это в очередной раз удалось.
Следующий сон уже был о другом. Снилась мне семья близких друзей, весьма состоятельных и успешных. Будто они приехали к нам в гости и пригласили меня на какую-то встречу, на которой хвастались своими покупками и подарками, среди которых были сапоги, купленные по случаю какому-то такому же успешному и состоятельному другу, который «сделал себя сам», но, к сожалению, не оценивший по достоинству подарка, и взамен предложивший им деньги, но деньги такие незначительные, что стала очевидна вся его мелочность и недостаточная развитость. На что и неуместно пошутил, что тоже сделал себя сам, очевидно намекая на то, что подарок можно передарить мне и я с удовольствием буду носить эти замечательные сапоги. Шутку не оценили, сапоги бросили в упаковку, а после и вовсе отправились смотреть какое-то представление в стиле итальянского уличного театра в соседнем доме напротив, оставив меня сторожить покупки. Я поглядывал на часы и все думал о том, могу ли я тоже все бросить и уже пойти домой, поскольку стрелки почти уже указывали на полночь, а мои гости так и не спешили нанести нам визит, очевидно предпочитая приобщение к искусству театра менее содержательному времяпровождению за общим столом. Меня останавливало только то, что друзья доверили мне роль сторожа своих покупок, и если я уйду, то какой-нибудь воришка на них покусится. И действительно, вскоре появился сомнительного вида господин, который, войдя в дом, просто облил все бензином и поджог. Мне пришлось громко звать на помощь и сбивать огонь. На крик пришли мои друзья и к их огорчению, хотя огонь и не успел пожрать все их покупки, часть вещей все же оказались безнадежно испорчены пролитой на них воспламеняющейся жидкостью. Среди потерь был и праздничный торт, который оказался абсолютно непригоден в пищу, несмотря на свои яркие цвета и соблазнительный вид. Кстати, кто-то из присутствующих рядом зевак даже предложил версию, что, судя по всему, я и являюсь тем самым таинственным организатором пожара.
Проснувшись, я вспомнил, что вчера был день рождения старшей дочери, и торт действительно стоит целым и невредимым в холодильнике, потому что именинница, сомнительному удовольствию совместного поедания его за семейным столом, предпочла поход с другом на только что открывшееся в преддверии Хэллоуина шоу: «Дом с привидениями». Там же, в холодильнике, замаринованные в банках, стояли стоившие мне глаза грибы из Орегонского леса.
Когда в дверь позвонили, и на пороге оказались коробки с новыми сапогами, доставленными почтовой службой UPS я даже не удивился. Заказ был оформлен на мой адрес другим моим успешным другом (не тем, что был в моем сне), в преддверии своего скорого визита в Штаты.
Так явь неожиданно вернула меня на сутки назад, в передачу «Граунд Зеро» на 101 с чем-то волне FM, и я продолжил дальнейшее исследование природы демонического в глухих закоулках и тупиках своего внезапно отрывшегося богатого внутреннего мира.
Если какой-нибудь особо вдумчивый читатель, вдруг, решит извлечь их этого крайне запутанного повествования какую-нибудь нравственную пользу или мораль, я бы предложил ему задуматься над прихотливым устройством окружающего мира, над тайной связью внутреннего со внешним, над зыбким равновесием «нормального» и привычного, которое легко нарушается какой-то мелочью, пустяком: хлестнувшей по лицу веткой, случайно попавшей в глаз соринкой, способной в любой момент обернуться бревном или даже авиакатастрофой, грозящей погрести вас под своими обломками. И есть, однако, какой-то смысл в том, чтобы внимательно и пытливо всматриваться в небо у себя над головой, хотя бы изредка.


Рецензии