Евгения Лапцова. В гостях у Самовара

В гостях у Самовара.
Эссе
Тема: «Современник» по мотивам повести М.Л. Анчарова «Золотой дождь»

Автор: Лапцова Евгения Сергеевна, 19.10.1990 г.
e-mail: jane-la@mail.ru
моб.: 8-960-290-66-49
 Согласна на безгонорарную публикацию.

Все наполнено ожиданием золотого дождя.
В воздухе носится какое-то светлое «вот-вот».
М.Л. Анчаров

Почти полночь, но я не сплю. Не хочется спать. Хочется творить – выплеснуть свой мир на страницы своего первого со времен сдачи школьных экзаменов эссе. Выплеснуть. Но не расплескать. И сквозь строки приоткрыть для всех новый виток своей жизни. Говорят, что жизнь движется по спирали, каждый последующий виток повторяет что-то от предыдущего, но уже на другом уровне. Это как в повести Михаила Анчарова «Золотой дождь»: «Сначала начать жить никак нельзя. Но можно продолжить её по-другому. В результате, правда, все равно будет почти то же самое, от себя не убежишь, но будет новый цикл. Пусть будет новый цикл».
В жизни человека есть три важнейших процесса – самопознание, миропознание и богопознание. Но первичным и основополагающим является самопознание. Мне с детства присущ самоанализ. Сколько себя помню, я всегда пыталась услышать свой внутренний голос, понять свое предназначение, призвание, отыскать неповторимый и истинный путь. Ведь очень важно разглядеть то, что у тебя внутри. От того, что я любила вариться в себе, меня даже называли «самовар».
Мой корабль плыл по волнам жизни движимый ветрами любознательности и живого интереса ко всему, что так или иначе могло обогатить жизненный опыт. Внутренняя природа, словно штурман, вела меня к новым приключениям и открытиям. Я шла навстречу неизведанному интуитивно, наощупь, не ставя перед собой четких задач. И пусть говорят, что корабль, идущий без цели, никогда не поймает попутного ветра. Но разве всегда можно определить цель? Светлую. Искреннюю. Настоящую. Свою. Я не могла отыскать ее за вереницей стереотипов, навязанных установок и прочим информационным мусором. Да и кто сказал, что цель вообще должна быть? Для меня важнее был процесс её постановки.
В детстве я никогда не могла ответить на вопрос: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» И дело не в том, что у меня не было никаких интересов, а в том, что их, наоборот, было слишком много. В какой-то момент я начала замечать за собой определенную закономерность. Я начинаю интересоваться чем-то, отдаюсь этому, вникаю, добиваюсь успехов, наступает определенное удовлетворение и мне начинает казаться: ну вот, нашла, это – моё! Но внезапно у меня возникает интерес к чему-то другому, совершенно новому, и я погружаюсь в это новое с головой. Михаил Анчаров говорил: «На всякий случай надо уметь всё. Кто знает, в чем твой талант?». Этот сценарий повторяется со мной постоянно. Буду откровенной, в определенный момент жизни меня стало это тревожить. Ведь мои друзья и знакомые, выбрав однажды пару-тройку занятий, продолжали хранить им верность и недоумевали от распыления моих усилий. Количество моих увлечений казалось им отражением легкомысленного и беспечного взгляда на жизнь, жизнь человека, который не сталкивался с трудностями. Но мои поиски смыслов были вовсе не испытанием сытостью, а испытанием голодом.
Беспокойство продолжалось до тех пор, пока я не узнала, что люди делятся на «специалистов» и «мультипотенциалов». «Специалист» обычно бывает силен в одной, максимум – в двух областях. «Мультипотенциал» – человек с множеством разных интересов и творческих занятий, это многосторонне развитый человек, он знает, как говорят «всего понемножку». Среди нас есть и специалисты, и мультипотенциалы. Нужны и те, и другие. Задача первых – глубоко исследовать выбранные области, вторые же (к которым я теперь отношу и себя) – обогащают мир широтой своих взглядов. Мультипотенциалы как бы синтезируют знания из нескольких областей и создают нечто новое. Но как говорил физик Аносов из «Золотого дождя», любая энергия стремится к уменьшению потенции, и творческая тоже. Творческий человек хочет разрядиться, ослабить внутреннее напряжение. Для этого каждый выбирает свой способ. Наверное, у меня таких способов разрядки было немного больше, чем у «специалистов». 
Я нанизывала на свою нить жизни в виде разноцветных бусин различные увлечения и интересы. Их было много. Много, но недостаточно. И однажды моя природная любознательность привела меня в новое, неизведанное место – литературную студию. Литературное творчество очень быстро стало жемчужиной среди разноцветных бусин на нити моей жизни. Произошло это благодаря по-настоящему необыкновенной женщине – руководителю студии. Знакомство с  нею обещало новый виток в моей жизни – виток жизни, полной открытий.
Каждый человек, которого я встречаю на пути, вызывает у меня те или иные ассоциации. Общение с ведущей студии вызывало  непередаваемое ощущение уюта и тепла, гостеприимного дома, где всегда ждут. Символом уюта, дружеского общения, благополучия и счастья  на Руси испокон веков был самовар и, для меня, эта женщина стала ассоциироваться  именно  с  самоваром.
Каждую пятницу вечером мы – студийцы, словно чайный сервиз,  собирались за столом вокруг нашего «Самовара» (так я позволю себе обозначить руководителя студии), чтобы поделиться творческими размышлениями, будь то проза или стихи, и согреться душевно. Согласитесь, что в наше время гораздо чаще можно встретить похожих друг на друга людей – «электрических чайников», нежели самобытных «самоваров». В этом смысле нам несказанно повезло. Наш «Самовар» – неповторимая индивидуальность, подчеркнутая самость и выражение русского лица. В образе  «Самовара»  лаконично переплелись мягкие округлые формы, от которых исходил солнечный янтарный свет, и тонкие изящные черты, как будто отлитые Мастером, и  нарядные причудливые одежды, подтверждающие приверженность сохранению традиций. От него веяло невероятной жизнерадостностью, как от яркого лоскутного одеяла: стоило только взглянуть, как настроение улучшалось.
В ходе литературного чаепития наш «Самовар» разогревался и потом уже не остывал в течение всего вечера, продолжая разливать теплые ручейки искренности и доброты в нашу чайно-стаканную компанию.
Бурление воды в «Самоваре» раззадоривало нас: чашки подпрыгивали, блюдца начинали звенеть, а стаканы в подстаканниках – приплясывали, словно отбивая чечетку. Стоило подбросить еще углей, как «Самовар» начинал пыхтеть, сопеть, шуметь, гудеть, испускать пар, а порой даже кипятиться, давая волю чувствам и выплескивая эмоции в виде разъярённого кипятка. Он был сердит только с виду, на самом деле он остро чувствовал происходящее и хотел утолить нашу жажду чистой родниковой водой – слезами своей любви. «Самовар» знал, что нельзя держать в себе то благо, которое заложено свыше, нужно делиться им с другими, быть полезным. Иначе – просто заржавеешь. Действительно, человек  ценится  по тому, что может отдать добровольно (М.Л. Анчаров). А  здесь отдается  много.
«Самовар» был предметом нашей гордости, вдохновителем  и наставником. Из его уст часто звучало: «Надо искать свое, у каждого оно есть, пусть маленькое, но свое». Так и в повести Анчарова «Золотой дождь» говорится о том, что нужно искать свою тропку, нужно уметь все, что умеют остальные и еще кое-что. И мы учились этому «кое-что», так как видели перед собой живой пример жизни, жизни на самоотдаче.
Мы, студийцы, люди совершенно разных профессий: среди нас есть и политики, и строители, и учителя, и журналисты, и музыканты… Кто-то закрыт и вдумчив, кто-то излишне суетлив и откровенен, кто-то стеснителен, а кто-то раскрепощен. Но каждый литературный вечер в компании «Самовара» роднил нас друг с другом, и главное – с творчеством.
«Творчество – это наиболее естественное поведение  человека.
Поэтому любовь – тоже творчество. И от самого естественного поведения родятся дети. Если дети не родятся, любви нет, выдумки. Как всякий порядочный закон, этот закон тоже обратной силы не имеет. Дети могут родиться и без любви, тогда это – любовь на секунду к тому, кого нет рядом». Анчаров прав, другого такого  захватывающего  занятия просто нет. Я о творчестве.
В «Золотом дожде» сказано, что «энергия не исчезает, она переходит в ответную вспышку. Так и идет, не кончается цепная реакция творчества». И пусть у каждого из нас своя форма и свое содержание – заварка и крепость, но основа для чая все же – вода. Вода, льющаяся нескончаемым потоком из «Самовара», окропляла нас золотым дождем. И невольно мы становились истинными, неравнодушными служителями слова. В нашей оплодотворенной почве начинали проклевываться первые ростки. Ростки любви, благодарности, энергии для будущих творений. Да каких там будущих? Настоящих! Ведь перед вами одно из них.
Выходя с занятия, я чувствовала одухотворение и острое желание творить, которое усиливалось еще больше, стоило взглянуть на взволнованные лица ребят. Наверно, Оля в этот момент не думала о политической карьере, Аня – о  своих  чертежах, Гриша – об уроке информатики, который завтра ему предстоит вести в школе, Ваня – о концерте  своей музыкальной группы, который предстоит организовать, Паша – о подготовке нового репортажа на телевидении, а я – об информационной политике филармонии… Мы, вообще больше не думали. Не потребляли. Мы стали чувствовать. И созидать.
Мы, словно первоклассники, делали домашние задания, писали тренинги и ассоциативные ряды, и с нетерпением ждали следующей пятницы – дня, когда можно будет поделиться своими словесными изысками и получить комментарии, которые были на вес золота. Чуткое наставничество «Самовара», душевный отклик студийцев, деликатный юмор, горячие, иногда резкие обсуждения, а, порой, и песни под гитару создавали атмосферу особого доверия и комфорта.
В  народе говорят: «Самовар кипит – уходить не велит». Мы слушали шипение кипящей в «Самоваре» воды, брали с него пример, учились экспериментировать, пытаясь услышать свой собственный уникальный шум. И хоть были мы обычными чашками на блюдцах и стаканами  в подстаканниках, но после общения с «Самоваром» мы уже не брали воду из других сосудов, мы искали свой ключ, свой родник, чтобы впоследствии напоить им других. Я  знаю, что рано или поздно мы тоже станем для кого-то источником. Мы  сотворим  что–то свое, чтобы  вписаться в  необъятный поток времени и плыть с ним в одном ритме.
В компании «Самовара» в нас постепенно росла вера в себя, в свою уникальность и одаренность. Сквозь пелену очищающего пара нам все больше удавалось разглядеть свое истинное лицо.  В голове кружились сотни творческих замыслов, которые скорее хотелось выплеснуть на бумагу. В эти минуты мы были вне времени и вне пространства, мы наслаждались каждым мгновением. И это состояние, овладев нами однажды, останется внутри каждого уже навсегда.
В конце вечера «Самовар», подаривший нам так много золотых водопадов, но при этом все еще полный кипятка, стихает. Руководитель говорит: «Ничего не понимаю. Куда ушло время?». Мы тоже этого не понимали. Ведь нашему чаепитию были свойственны не только уют и доверие, но и расслабленность, легкость, неторопливость. Мы пили чай  творчества не спеша, не думая о грядущем дне и его проблемах. Ведь «самоварное»  чаепитие не терпит суеты. 
В  повести  «Золотой   дождь» есть описание предметов, у которых  своя  история – легкий  табак, сушеная  дыня, жирная  марка. Так называются  целые  главы. Возможно, моя первая книга начнется с самовара…


Рецензии
Эссе «В гостях у Самовара» написано от первого лица и повествует о переживаниях и личном опыте рассказчика. В этом отношении текст весьма психологичен и вызывает доверие читателя. Также текст малосюжетен и практически весь состоит из «лирических отступлений», которые также часто встречаются в текстах М.Л. В тексте очень органично смотрятся цитаты из повести М.Анчарова «Золотой дождь», поскольку всё повествование ведётся из «внутреннего» и «безвременного» пространства автора.

С образом самовара автор вначале сравнивает себя, а затем ведущую литературной студии. Впечатления автора от работы студии переплетаются с впечатлениями от «Золотого дождя» и создают яркую, полную красок картину.

Последнее предложение текста как будто вырвано из середины. Либо оно не последнее и за ним должен быть что какой то фрагмент.

В целом, эссе раскрывает психологический портрет рассказчика и портрет ведущей литературной студии. Несколько фраз прямой речи ведущей дополняют её описание. Возможно, прямой речи ведущей можно было бы использовать и побольше. В объёме авторской речи и цитат Анчарова её фразы несколько теряются.

Василий Макаров   04.11.2016 23:08     Заявить о нарушении
Большое спасибо за рецензию и ценные замечания! Только что добавила в раздел "смешные цитаты" группы Вконтакте фразы ведущей студии: 1) "Сюжет - гвоздь, на котором висит халат". 2) "Предложение, которое сложносочиненное, как гусеница.. Думаешь, быстрее бы проползло..." 3) "Если нет названия у текста - это всадник без головы". 4) "Надо что-то делать с текстом, чтобы он не был непропеченным пирогом"! Как всё неслучайно в жизни! Зашла посмотреть отзывы и увидела Ваше замечание-рекомендацию. Уважаемый Василий, мне очень интересно Ваше мнение, как Вы думаете, если привести эти фразы в эссе, дополнить его ими, раскроют ли они лучше портрет руководителя студии и органично ли это впишется в общий контекст или же, наоборот, на Ваш взгляд, будет противоречить общему замыслу эссе? Буду очень благодарна за совет!

Евгения Лапцова   05.11.2016 00:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 9 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.