Зоя Космодемьянская. Героиня или мученица? ч. 6

                ч.6
      ПОСМЕРТНЫЕ МЫТАРСТВА ЗОИ КОСМОДЕМЬЯНСКОЙ

     Прежде чем перейти к повествованию я хочу пояснить читателю почему названа так эта  по сути заключительная часть работы.
     О трагической судьбе Зои в СССР стало широко известно из статьи Петра Лидова «Таня», опубликованной в газете «Правда» 27 января 1942 года.
    Автор случайно услышал о казни в Петрищеве от свидетеля — пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…» Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их расспросов опубликовал статью.
      Её личность была вскоре установлена, об этом сообщила «Правда» в статье Лидова от 18 февраля «Кто была Таня»; ещё раньше, 16 февраля, был подписан указ о присвоении ей звания Героя Советского Союза.
   Но между 27 января и 16 февраля 1942 г. как вокруг личности Зои Космодемьянской так и ее тела органами советской власти были проведены несколько манипуляций. К примеру для идентификации ее личности было проведено 2 вскрытия могилы и одно судебно-медицинское исследование тела. Затем тело Зои  было перезахоронено на территории д. Петрищево, потом тело вновь выкопали, подвергли кремации и прах захоронили в Москве на Новодевичьем кладбище. В 1945 г. из Кенигсберга  доставили тело ее брата и так же похоронили рядом с Зоей.
  У читателя в связи с этим могут возникнуть вопросы типа а зачем все это было нужно если командованию в/ч 9903 и так все  было достоверно известно из показаний В.Колобова.
А дело в том что после 27 января 1941 г. около 20 матерей  исчезнувших в ходе боев дочерей военнослужащих стали утверждать. Что "партизанка Таня" их д. Петрищево  это их родная дочь. В связи с чем власти и вынуждены были проводить две  эксгумации тела Зои Космодемьянской.
В итоге все  документально было подтверждено. Правда никто не посчитался с трагедией матери Зои Космодемьянской  в ходе всех этих манипуляций с ее телом, но это уже не предмет нашего исследования. Время было такое, что люди как ценность особо не ценились поскольку были  своего рода расходным материалом.!
   А теперь когда читатель вник  в тему я Дале вновь  буду приводить только подлинные  архивные дела из рассекреченных архивов РФ которые имеют отношения к Зое Космодемьянской.
№1
Из воспоминаний К.А. Милорадовой — об опознании и перезахоронении тела Зои
1983 — 2003 г.
<...> Мне выпала печальная участь — сопровождать Любовь Тимофеевну в поездке в Петрищево, в феврале 1942 года, на опознание погибшей героини. Мы только что вернулись с очередного задания из вражеского тыла. Шли на лыжах, порой и днем и ночью, у меня, как и у большинства, были обморожены руки и ноги.
    И вдруг звонок: «Срочно явиться в штаб части». Из штаба мы поехали к зданию, где находилась военная экспертиза.
    Из бойцов были двое: Борис Крайнов и я. Борис, прочитав статью Лидова «Таня», уверенно сказал, что эта девушка — Зоя Космодемьянская, у него не было сомнений.
    И вот мы у здания военной экспертизы.
     Впереди я увидела еще одну машину. А рядом стоял молодой человек, удивительно похожий на Зою.
    Это был ее брат Саша. Мы познакомились. Он подвел меня к машине, в которой сидела Любовь Тимофеевна.
     Не забыть никогда, каким было ее лицо. На нем печать того оцепенения, которое знают многие, пережившие тяжелое несчастье. Мама была высокая и худенькая, волосы темно-русые, вьющиеся почти как у Зои, в сером пуховом полушалке.
     Любовь Тимофеевна за несколько дней перед тем была в Петрищеве на первой эксгумации погибшей героини. Командир нашей части А.К.

     Спрогис беседовал в Москве с несколькими матерями, считавшими, что «Таня» — это их дочь.
       После разговора с ним осталось две претендентки, одна из которых — Л.Т. Космодемьянская.
     В Петрищево поехали Спрогис, две матери, а также Вера Сергеевна Новосёлова и Виктор Белокунь, учительница и ученик 201-й школы, которых попросили помочь установить личность мертвой.
        А.К. Спрогис твердо сказал, что это Космодемьянская.
        Но вторая мать запричитала, что это ее Таня.
       А Любовь Тимофеевна и узнавала дочь, и не узнавала.
        Когда труп стоймя прислонили к дереву, она уверенно сказала, что Зоя была намного ниже.
        Тело погибшей сильно вытянулось, так как больше месяца провисело на виселице. Смущало Любовь Тимофеевну и то, что ее дочь оказалась в самом пекле войны, и при знакомстве она спросила меня, действительно ли мы воевали в Верейском районе.
        На вторую эксгумацию ехала целая комиссия: от нашей части — майор А.К. Спрогис, Б. Крайнов и я; Александр Шелепин — от МК комсомола; Михаил Клейменов — от штаба Западного фронта; Любовь Тимофеевна и Шура Космодемьянские и врач — специалист по военной экспертизе.
       Шура хорошо помнил фотографию в «Правде» и был почти уверен, что погибшая — его сестра. Поэтому он сказал нам с Борисом: «Я встану посередине и возьму вас за руки. Я сожму вам ладони и, что бы мы ни увидели, — вы не плачьте. Мама может не выдержать».

      И вот — дорога в Петрищево. Ехали медленно и очень долго. Наконец свернули с Минского шоссе. При въезде в Петрищево еще оставался указатель на немецком языке.
      Гитлеровцы ушли меньше месяца назад. После их ухода местные жители сняли труп с виселицы и закопали его в яме, образовавшейся от воронки. Мы вышли из грузовиков.
     Было очень холодно, пуржило. В какой-то избе нас всех накормили обедом, и повели к могиле. Зоя лежала в раскопанной могиле, на оторванной дверце. Напротив находилось здание школы, то была школьная дверь. Мы с Борисом и Шурой встали, как договорились. А мамочка бросилась к могиле. Тело погибшей было изуродовано страшно.
      Одна грудь отрезана, руки как плети, и пальчики без ногтей, вместо ногтей — розовые ямочки. Мамочка встала перед ней на колени, и замерла, и гладит все тело... Шура сжал нам ладони, у меня слезы текут, но молча. Я на него взглянула — и у него слезы текут. И у Бориса тоже.
       Ко мне подошел врач: «Какие приметы помнишь?»
       А я молчу — горло сжалось.
       Он меня тряханул: «Ты боец или нет?»
       Собралась с духом. Отвечаю:
      «На левой ноге через колено — шрам, это она еще в детстве в Осиновых Гаях от быка спасалась и полезла через колючую проволоку». (О шраме Зоя рассказала мне, когда в Кунцеве нас возили в баню.) Чуть стянули чулок на окоченевшей ноге — этот самый шрам.
        А мама все стояла на коленях. Подул ветер, снежинки сдуло, а она словно в том петрищевском снегу навсегда осталась. Мамочка стала блондинкой — на наших глазах поседела.
         И потом повалилась, теряя сознание, к ней подбежали, донесли до машины... На обратном пути в кабине грузовика сидела мама и с ней Шура, а все остальные — в кузове. И Любовь Тимофеевна все время спрашивала сына: «Почему так тихо?»
        Замерли для нее все звуки на земле — от пережитого потрясения мама почти утратила слух.
        Вскоре вышла статья Петра Лидова «Кто была Таня» и указ о посмертном присвоении Зое звания Героя Советского Союза.
        Вслед за этим мама и Шура переехали — им дали комнату в начале улицы Горького) (напротив Центрального телеграфа).
         В конце февраля я впервые побывала у Любови Тимофеевны в гостях.
          Это была большая светлая комната в два окна.
           Аккуратно застеленная, стояла Зоина кровать. Взбитая подушка, на ней белая беретка, которую Зоя очень любила и так положила перед уходом на фронт. Мама не разрешала подходить к кровати.
            Над ней — Зоин портрет в полный рост, возможно работы брата. Тяжело было находиться в этой комнате, рядом с безутешной, убитой горем матерью.
          А весной, 5 мая, мы снова поехали в Петрищево — надо было Зою похоронить как подобает. Мы понимали, что земля уже сильно подтаяла, и труп будет трудно обрядить.
         Инструктор ЦК комсомола Лида Сергеева взяла с собой несколько метров голубого крепдешина. Когда мы пеленали Зою в эту воздушную ткань, бабы петрищевские выли, криком кричали... Потом кремация. Тяжело это было, ужасно.
           Когда хоронили Зою на Новодевичьем кладбище(3), оркестр играл «Вы жертвою пали в борьбе роковой...» Эту песню Зоя очень любила с той поры, как услышала ее в сибирском селе, когда хоронили убитых кулаками коммунистов. Я стояла, держала ее портрет и ничего не видела из-за застилавших глаза слез. И в тот день я дала себе клятву, что, если не погибну, буду до конца жизни служить твоей памяти, Зоя... На похоронах был и Борис Крайнов. Шуры не было, он уже уехал в Ульяновское танковое училище. <...>
Памятник матери: воспоминания о Любови Тимофеевне
Космодемьянской. Тамбов. 2010. С. 32 — 36.
     Примечания:
(1) Было и еще одно неопровержимое доказательство. Беседуя со Спрогисом в Москве, Л.Т. Космодемьянская сказала, что из примет у Зои была только одна: большая черная родинка возле пупка (а не узлом завязанный пупок, как почему-то писали в дальнейшем. Зоя родилась не в поле, а в избе у бабушки Лидии Федоровны Космодемьянской) (примеч. Е.Г. Ивановой).

№2
Акт осмотра и опознания тела Зои Космодемьянской

4 февраля 1942 г.
Мы, нижеподписавшиеся члены комиссии в составе: т. Владимирова — от ЦК ВЛКСМ, т. Шелепина — от МК ВЛКСМ, старшего лейтенанта т. Клейменова — от Красной Армии, т. Муравьева — от Верейского РК ВКП (б), т. Березина — от Грибцовского сельсовета, тт. Седовой, Ворониной, Кулик — от жителей с. Петрищево, составили 4 февраля 1942 г. настоящий акт по осмотру и опознанию неизвестной гражданки, повешенной в с. Петрищево, Грибцовского сельсовета, Верейского района, Московской области.
Нами установлено следующее:
1. При опросе очевидцев, граждан с. Петрищево — Седовой В.Н., Седовой М.И., Ворониной А.П., Кулик П.Я., Кулик В.А. — установлено, что в первых числах декабря месяца 1941 г. в домах граждан с. Петрищево — Седовой М.И., Ворониной А.П., Кулик В.А. производился обыск, допрос и зверское издевательство немецкими солдатами и офицерами над неизвестной советской девушкой.

После обыска, допроса и зверских надругательств над ней она была на другой день повешена в центре с. Петрищево на перекрестке дорог.
Граждане с. Петрищево — Седова В.Н., Седова М.И., Воронина А.П., Кулик П.Я., Кулик В.А., а также преподаватель языка и литературы т. Новоселова В.С. и ученик Белокунь В.И. по предъявленным Разведотделом штаба Западного фронта фотографиям опознали, что повешенной была комсомолка Космодемьянская Зоя Анатольевна.

2. Комиссия произвела раскопку могилы, где похоронена Космодемьянская Зоя Анатольевна. Осмотр трупа подтвердил показания вышеуказанных товарищей, еще раз подтвердил, что повешенной является т. Космодемьянская З.А.

3. Комиссия на основании показаний очевидцев обыска, допроса и казни установила, что комсомолка Космодемьянская З.А. вела себя как истинная патриотка социалистической родины и погибла смертью героя. Обращаясь к местному населению, собранному немецким командованием на казнь, она произносила слова призыва к беспощадной борьбе с немецкими оккупантами:
«Граждане! Не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии, а за мою смерть наши товарищи отомстят немецким фашистам. Советский Союз непобедим и не будет побежден. Товарищи! Победа будет за нами!»

Обращаясь к немецким солдатам, Зоя Космодемьянская сказала:
«Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен. Сколько ни вешайте, но всех не перевешаете, нас — 170 миллионов!»

Протокол опроса очевидцев — жителей с. Петрищево, документы — паспорт и комсомольский билет т. Космодемьянской Зои прилагаются.

К работе комиссии были привлечены тт. Новоселова В.С. — преподаватель языка и литературы школы № 201 <г. Москва> и ученик 10-го класса этой школы т. Белокунь В.И., знающие Зою Космодемьянскую в течение нескольких лет.
О чем и составили настоящий акт.
Подписи:
1. Владимиров
2. Шелепин
3. Клейменов
4. Муравьев 5. Березин
6. Седова
7. Воронина
8. Кулик
С<ело> Петрищево, Грибцовского с/с, Верейского района, Московской области, 4 февраля 1942 г.
Копия с оригинала верна(1) А. Шелепин
ЦАОПИМ. Ф. 3. Оп. 52. Д. 145. Л. 13-15.
Заверенная машинописная копия с автографом Шелепина;
там же. Ф. 8682. 0п.1. Д. 561. Л. 31 — 33.
Незаверенная машинописная копия с заверенной машинописной
копии. РГАЛИ. Ф.1865. Оп. 1. Д. 110. Л. 13 — 15.
Незаверенная машинописная копия. Опуб.: Подвиг Зои (документы)
// Наука и жизнь. 1966. №12. С. 10; Москва прифронтовая.
1941 — 1942.: архивные документы и материалы. М., 2001. С. 566 —567.
Печатается по тексту заверенной машинописной копии ЦАОПИМ.

№3
Акт эксгумации трупа З.А. Космодемьянской

12 февраля 1942 г.
Комиссия в составе подполковника Спрогиса, старшего лейтенанта Клейменова от Красной Армии, Шелепина — от МГК ВЛКСМ, Никифорова — СМЭ(1) МосОМЭ и в присутствии Милорадовой выехали в деревню Петрищево Верейского района Московской области, где был вынут из могилы труп неизвестной женщины-партизанки, повешенной немцами в этой деревне.

Этот труп был представлен для опознания гражданке Космодемьянской Л.Т. и ее сыну Космодемьянскому А.А. и Милорадовой К.А., которые утвердительно заявили, что труп неизвестной женщины-партизанки является ее дочерью и братом [так в тексте] ее сына по следующим приметам:
1. Рост.
2. Стрижка волос и прическа.
3. Черты лица.
4. Состояние пупка.
5. Жакет.
6. Носки и чулки.
Труп находится в состоянии промерзания, хорошо сохранившийся для опознания.
Члены комиссии:
1. Спрогис
2. Шелепин
3. Клейменов
4. Никифоров
Опознавшие труп:
1. Космодемьянская
2. Космодемьянский
3. Милорадова

ЦАОПИМ. Ф. 8682. Оп. 1. Д. 561. Л. 36-36 об.
Автограф синими чернилами. Автографы Шелепина, Клейменова,
Никифорова, Космодемьянской, Космодемьянского, Милорадовой
синими чернилами и автограф Спрогиса синим карандашом.
Опуб.: Москва прифронтовая. 1941 — 1942:
архивные документы и материалы. М., 2001. С. 574.
Примечания:
(1) СМЭ — Судебно-медицинская экспертиза.

№4
Акт

Мы, нижеподписавшиеся члены комиссии в составе: т. Владимирова - от ЦК ВЛКСМ, т. Шелепина - от МК ВЛКСМ, старшего лейтенанта т. Клейменова - от Красной Армии, т. Муравьёва - от Верейского РК ВКП (б), т. Березина - от Грибцовского сельсовета, тт. Седовой, Ворониной, Кулик - от жителей села Петрищево, - составили 4 февраля 1942 г. настоящий акт по осмотру и опознаванию неизвестной гражданки, повешенной в селе Петрищево, Грибцовского сельсовета, Верейского района, Московской области.
Нами установлено следующее:
   1. При опросе очевидцев - граждан села Петрищево - Седовой В.Н., Седовой М.И., Ворониной А.П., Кулик П.Я., Кулик В.А. установлено, что в первых числах декабря месяца 1941 г. в домах граждан села Петрищево Седовой М.И., Ворониной А.П., Кулик В.А. производился обыск, допрос и зверское издевательство немецких солдат и офицеров над неизвестной советской девушкой.
   После обыска, допроса и зверских надругательств над ней она была на другой день повешена в центре села Петрищева на перекрёстке дорог.
Граждане села Петрищево - Седова В.Н., Седова М.И, Воронина А.П., Кулик П.Я., Кулик В.А., а также преподаватель языка и литературы тов. Новосёлова В.С. и ученик Белокунь В.И. по предъявленным разведотделом штаба Западного фронта фотографиям опознали, что повешенной была комсомолка Космодемьянская Зоя Анатольевна.
    2. Комиссия произвела раскопку могилы, где похоронена Космодемьянская Зоя Анатольевна. Осмотр трупа подтвердил показания вышеуказанных товарищей, ещё раз подтвердил, что повешенной является тов. Космодемьянская З.А.
    3. Комиссия на основании показаний очевидцев обыска, допроса и казни установила, что комсомолка Космодемьянская З.А. вела себя как истинная патриотка социалистической Родины и погибла смертью героя.
Обращаясь к местному населению, собранному немецким командованием на казнь, она произносила слова призыва к беспощадной борьбе с немецкими оккупантами:
   «Граждане! Не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии, а за мою смерть наши товарищи отомстят немецким фашистам. Советский Союз непобедим и не будет побеждён.
Товарищи! Победа будет за нами!»
Обращаясь к немецким солдатам, Зоя Космодемьянская сказала:
«Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен. Сколько нас ни вешайте, но всех не перевешаете, нас 170 миллионов».
Протокол опроса очевидцев - жителей села Петрищево, документы - паспорт и комсомольский билет тов. Космодемьянской Зои прилагаются.
К работе комиссии были привлечены т. Новосёлова В.С. - преподаватель языка и литературы школы № 201, и ученик 10-го класса этой школы т. Белокунь В.И., знавшие Зою Космодемьянскую в течение нескольких лет.
О чём и составили настоящий акт.
Подписи: 1. Владимиров.
2. Шелепин.
3. Клейменов.
4. Муравьёв.
5. Березин.
6. Седова.
7. Воронина.
8. Кулик.
Село Петрищево, Грибцовского с/с, Верейского района, Московской области, 4 февраля 1942 года.
Стилистика, орфография и пунктуация документа сохранены. - М.Т.

№5

В МК и МГК ВКП (б)
Тов. Щербакову,
тов. Попову,
тов. Черноусову.
Докладная записка
В январе 1942 года в газете «Правда» за № 27 (8798) (от 27 января) была опубликована статья тов. Лидова «Таня». МГК ВЛКСМ для расследования фактов, изложенных в этой статье, создал комиссию, которая установила следующее.
В первых числах декабря 1941 года в селе Петрищево, Грибцовского с/с, Верейского района, Московской области, немецкими оккупантами была зверски замучена и повешена неизвестная советская гражданка.
Тщательной проверкой установлено, что она является комсомолкой, ученицей 10;го класса 201-ой школы Тимирязевского района г. Москвы - Космодемьянской З.А., изъявившей желание добровольно пойти в армию и мобилизованной МГК ВЛКСМ в разведывательное управление Западного фронта. Разведуправлением она была направлена для работы в тылу врага.
1 ноября МГК ВЛКСМ послал группу комсомольцев, в том числе и комсомолку Зою Космодемьянскую, в распоряжение разведуправления Западного фронта.

28-29 ноября она была направлена через линию фронта на Верейском направлении. В районе дер. Обухово она была высажена из машины и пошла в тыл врага.
В первых числах декабря она ночью пришла в село Петрищево и подожгла три дома (дома граждан Кареловой, Солнцева, Смирнова), в которых жили немцы.
   Вместе с этими домами сгорело: 20 лошадей, один немец, много винтовок, автоматов и много телефонного кабеля.
После поджога ей удалось уйти.

Через два дня, в седьмом часу вечера, она вторично пришла в это же село.

 При попытке поджечь дом на краю деревни она была схвачена немецкими патрулями, которые привели её в дом жительницы этого села - гражданки Седовой В.Н.
Из рассказов местных жителей: гр. Седовой В.Н., Седовой М.И., Ворониной А.П., Кулик П.Я., Кулик В.А. комиссией установлены следующие обстоятельства обыска, допроса и казни.

В дом гр. Седовой М.И. привели её со связанными руками три немецких патруля примерно в 7 часов вечера.
Она была в пиджаке, холодных сапогах, подшлемнике, овчинных рукавицах. За плечами у неё висел рюкзак, через плечо - сумка с горючей жидкостью. Один из немцев прижал её к печке, двое других производили обыск. Во время обыска присутствовали ещё 15-20 немцев, которые жили в этом доме.

Они всё время над ней смеялись и кричали: «Партизан, партизан!» Вначале с неё сняли рюкзак, затем сумку с горючей жидкостью. Под пиджаком нашли у неё наган, который висел через плечо. Немцы её раздели: сняли с неё пиджак, подшлемник, курточку, сапоги. Осталась она в ватных брюках, носках и нижней кофточке белого цвета.
При обыске переводчик не присутствовал. Никаких вопросов ей немцы не задавали, а лишь переговаривались между собой, смеялись и несколько раз ударили её по щекам.

Держала она себя при этом мужественно, ни одного слова не произнесла. Обыск в этом доме продолжался не более 20 минут.
После обыска старший из них скомандовал: «Рус! Марш!»

Она спокойно повернулась и вышла со связанными руками в сопровождении немецких солдат из этого дома на улицу.

Немцы привели её в дом гр. Ворониной А.П., где размещался немецкий штаб войск связи.

 Войдя в дом, немцы, приведшие её, закричали:
     «Матка! Рус! Это она сожгла дома!» Здесь её вторично обыскивали. Бутылки с горючей жидкостью показывали гр. Ворониной, и говорили: «Вот, матка, чем дома поджигают», - и после этого повесили сумку с бутылками на шею этой девушки.
    Гр. Ворониной немцы приказали лезть на печку, а сами стали раздевать эту девушку.
      Они сняли с неё брюки, и она осталась в одном нижнем белье, после чего офицер стал спрашивать у неё по-русски: «Ты откуда?»
     Она ответила: «Из Саратова». «Куда ты шла?» Ответ: «На Калугу». «Сколько времени ты переходила через линию фронта?»
    Она ответила: «Три дня». «С кем ты была?» Ответ: «Нас было двое, подруга моя была задержана немцами в Кубинке».
      Сколько ты сожгла домов?» Ответ: «Три».
      «Что ты ещё сделала?» Она ответила: «Больше я ничего не делала и говорить больше ничего не буду».
      Этот её ответ взбесил офицера, и он приказал четырём солдатам пороть её. Пороли они её ремнями, с перерывами, ударили они её ремнями более 200 раз.
      Они пороли и спрашивали её: «Скажешь или не скажешь?»
     Но она всё время молчала, ни одного слова не произнесла. Лишь в конце порки от сильной боли она вздохнула и сказала:
     «Бросьте пороть. Я больше ничего вам говорить не буду».
     Во время порки офицер несколько раз выходил в другую комнату и держался за голову руками, так как сам не мог смотреть на эту картину.
      Затем её вывели в другую комнату в одной нижней рубашке. Вид у неё был измученный, ноги и таз посинели от ударов.
Держала она себя мужественно, гордо, отвечала на их вопросы резко.

    Во время порки в дом приходили несколько сотен немцев, которые смотрели и смеялись.

     После порки в 10 часов вечера из дома гр. Ворониной её, босую, со связанными руками, в одной нижней рубашке, по снегу повели в дом гр. Кулик В.А., где жили 25 немцев.
     Войдя в дом, немцы закричали: «Матка! Поймали партизана».
     Её посадили на скамейку. Она стонала от боли. Губы у неё были чёрные, запёкшиеся от жара, лицо вздутое, лоб разбит. Она попросила пить. Вместо воды один из немцев поднёс ей под подбородок горящую керосиновую лампу без стекла и сжёг ей подбородок.

    Посидев полчаса, немцы потащили её в нижней рубашке и босиком на мороз. Водили её босую и раздетую по морозу минут 20. Затем привели обратно в дом, через 10-15 минут опять повели на мороз, затем опять привели в дом.

    Так продолжалось с десяти часов вечера до двух часов ночи. Всё это делал 19;летний немец, приставленный к ней.
     В два часа ночи этого немца сменил другой, которого приставил к ней офицер.
     Этот немец положил её на скамейку спать. Немного полежав, она по-немецки попросила у него развязать ей руки.
    Он развязал ей руки. Она уснула и спала три часа. В 7 часов утра к ней подошла хозяйка дома Кулик П.Я, которой удалось с ней немного поговорить.
Вот что она с ней говорила.
    Хозяйка спросила: «Откуда ты?» Она ответила: «Московская». «Как тебя зовут?» Она промолчала. «Где твои родители?»
    Она промолчала. «Зачем тебя прислали?» Она ответила: «Мне было задание сжечь деревню». «А кто был с тобой?»
     Она сказала: «Со мной никого не было, я была одна». Хозяйка спросила: «А кто сжёг дома в прошлую ночь?»
    Она ответила: «Сожгла эти дома я». Затем она спросила у хозяйки: «Сколько я сожгла домов?»
    Хозяйка ей ответила, что она сожгла три дома и двадцать лошадей. Она спрашивала ещё у хозяйки, были ли жертвы. Затем она посоветовала хозяйке уходить из деревни от немцев.
     Она попросила у хозяйки дать ей во что-нибудь обуться.
    Но хозяйка ей ничего не дала, у самой ничего не было.
    В заключение она сказала: «Победа всё равно за нами. Пусть они меня расстреляют, пусть эти изверги надо мной издеваются, но всё равно нас всех не расстреляют».

    Во время разговора присутствовали несколько немцев, но они русского языка не знали.
    Один немец спросил у неё: «Где Сталин?»
     Она ответила: «Сталин на посту».
    Затем отвернулась и сказала немцу: «Я больше с вами разговаривать не буду!»
    После этого хозяйку выгнали из дома. Её перевели на нары, она легла, а сотни немцев приходили смотреть на неё. Это всё было в 8 часов утра.

     В 9 часов пришли 3 офицера с переводчиками и начали её допрашивать.
    При допросе, кроме немцев, никого не было в этой комнате, так как хозяйку и хозяина дома они выгнали, но хозяин дома задержался в другой комнате и слышал допрос.
     Как только вошли офицеры, то она им сказала: «Вот ваши немцы оставили меня совсем разутой и раздетой».
      Один из офицеров приказал ей принести брюки.
      Ей дали надеть мокрые ватные брюки, принесённые с улицы.
      После этого начали её допрашивать.
     Переводчик несколько раз спрашивал: «Откуда ты, как тебя звать?»
     Но она не единого слова не произнесла.
      Больше ей никаких вопросов не задавали. Брюки, принесённые ей, она надеть сама не могла, так как ноги у неё были отморожены и стоять на ногах она не могла.
      Надевала брюки она сидя, при помощи одного офицера, другие же офицеры кричали на неё: «Быстрей одевайся!» Когда она попросила у них сапоги, то они засмеялись и не дали ей.
     После этого в 10 часов 30 минут утра её вывели на улицу к приготовленной заранее виселице.
     Вели её под руки два солдата, так как сама она от избиения, боли и отмороженных ног идти не могла.
     Вокруг неё шла большая толпа пеших и конных немцев, которые направлялись к виселице.
     У виселицы уже собралось много немцев и гражданских. Как только вывели её из дома, то ей привесили на шею фанерную табличку с надписью: «Поджигатель домов». Написано было по-русски и по-немецки: по-русски - крупными буквами, по;немецки - мелкими.

От дома до виселицы она шла ровно, гордо, с поднятой головой. Когда привели её к виселице, то офицер скомандовал расширить круг зрителей. После этого стали её фотографировать. Фотографировали её с трёх сторон: спереди, сбоку, на котором висела сумка с горючей жидкостью, и сзади (каждый раз её поворачивали).
        В момент съёмки она произносила следующие фразы:
«Граждане! Вы не стойте, не смотрите. Надо помогать воевать Красной Армии. Эта моя смерть - это моё достижение».
Один офицер за эти слова замахнулся на неё кулаком и хотел ударить, другие закричали.
    Но она продолжала говорить:
«Товарищи! Победа будет за нами».
Обращаясь к немецким солдатам, она сказала:
«Немецкие солдаты! Пока не поздно, сдавайтесь в плен!»
Офицер злобно заорал: «Рус!..»
Но она продолжала говорить:
«Советский Союз непобедим и не будет побеждён!»
    Затем поставили под верёвку деревянный ящик. Она без всякой команды сама поднялась на ящик. Немец стал надевать ей на шею петлю. Она успела ещё произнести:
    «Сколько нас ни вешайте, но всех не перевешаете! Нас 170 миллионов. За меня вам наши товарищи отомстят!»
      Это она произнесла уже с петлёй на шее. Она схватила петлю рукой, хотела ещё что-то сказать, но солдат ударил её по рукам и выбил из-под ног ящик.
       
     Народ, присутствовавший здесь, и солдаты разошлись."

    Тут я вынужден прервать цитирование этого важного документа и напомнить читателю, что не все жители д.Петрищево хорошо отнеслись к Зое Космодемьянской.
    Две из них заняли как раз противоположную позицию, которая органами НКВД СССР  была квалифицирована как измена Родине и обе  женщины  растреляны по приговору военного трибунала!

   Во вторых вызывают большие сомнение вот эти утверждения:
28-29 ноября она была направлена через линию фронта на Верейском направлении. В районе дер. Обухово она была высажена из машины и пошла в тыл врага.
В первых числах декабря она ночью пришла в село Петрищево и подожгла три дома (дома граждан Кареловой, Солнцева, Смирнова), в которых жили немцы.
   Вместе с этими домами сгорело: 20 лошадей, один немец, много винтовок, автоматов и много телефонного кабеля.
После поджога ей удалось уйти."

 Нами в процессе  нашего исторического расследования было достоверно установлено, что в тыл к немцам  она была отправлена не одна, а в группе из 20 человек ( две ДРГ).
     При переходе линии фронта  все они попали в засаду и в итоге их осталось 6 человек! Из них Крайнов,Колобов и Космодемьянская отправились в д. Петрищево!!!
Нападение на д.Петрищево  было совершено один раз и Крайнову и Космодемьянской  удалось поджечь три  избы, но в них не было немецких Солдатов и офицеров!
   Поэтому говорить о каком то ущербе  от пожаров для командования 332 пехотного полка говорить вряд ли уместно.
  Действительно З. Космодемьянская во второй раз  в этот же день с помощью последней  бутылки "КС" попыталась поджечь сарай с сеном у дома Ситникова.
    Где действительно квартировали немцы. В итоге  она хозяином дома Ситниковым была обнаружена и вскоре задержана немецким караулом!!!

  Продолжение цитирование документы №5

   "В течение трёх дней возле виселицы стояли немецкие часовые. Так провисела она полтора месяца. Повесили её в центре села, на перекрёстке дорог. За три дня до отступления немецкое командование приказало снять её с виселицы и закопать в землю.
Староста села Петрищево выполнил этот приказ, и она была закопана в 50 метрах от школы.

   При проверке всех обстоятельств её смерти была вскрыта могила и осмотрен труп с целью установления принадлежности её к группе  фронта.

   Показания граждан Седововй В.Н., Седовой М.И., Ворониной А.П., Кулик В.А., Кулик П.Я., осмотр трупа и сличение его с фотографиями подтвердили, что она Космодемьянская З.А., действительно та комсомолка, которую мобилизовал МГК ВЛКСМ и направил в распоряжение разведуправления Западного фронта.
   Из всего изложенного можно сделать вывод, что комсомолка Космодемьянская Зоя Анатольевна вела как истинная патриотка социалистической Родины и погибла смертью героя, как подобает дочери Ленинского комсомола.

5/II. 1942 г. Секретарь МК и МГК ВЛКСМ ПЕГОВ.
Стилистика, орфография и пунктуация документа сохранены. - М.Т.
Материал из ежемесячного научно-популярного журнала «Наука и жизнь», № 12, декабрь 1966 года (стр. 10-13).

№7
Запись беседы с матерью, братом Шурой и школьными друзьями
Зои Космодемьянской в Тимирязевском РК ВЛКСМ
10 февраля 1942 г.
Тов. Космодемьянская. Смерть Зои для меня не была неожиданной, раз Зоя пошла на фронт. Так она и говорила: «Или умру героем, или приду героем». Я плакала, а она говорила мне: «Что ты, гордись тем, что у тебя дочь герой».
Зоя родилась в 1923 г. Она разговаривала как взрослый человек, и я с ней советовалась. Зоя говорила, что нужно действовать решительно: раз наметил план, то и выполняй его. Она мне так и говорила. Мне бы нужно было ее учить, а получалось, что она меня учила, говоря так.
Зоя была пионеркой с 9 лет, она училась вместе с братом Шурой в одном классе до 10;го класса. Сама я раньше работала преподавателем 9-й школы Октябрьского района, сейчас 216-я школа.
Зоя очень любила литературу и собиралась быть писательницей. Она написала сочинение: «Хочу учиться распознавать людей». У нее велся дневник с 1936 г., последний дневник она сожгла.
Зоя хотела взять его на трудовой фронт, но я сказала, что этого делать нельзя, тогда она бросила свой последний дневник в печь, но мне хотелось знать, что она писала там. Представители газеты «Комсомольская правда» взяли у нас ее дневник, который велся с 1936 г.

Как была одета Зоя, когда пошла на фронт. На ней была шерстяная фуфайка цвета беж, эта фуфайка моя, с отложным воротником цвета беж. На фуфайке было три пуговицы серо-бежевого цвета. Один локоть зачинен нитками такого же цвета. Пальто длинное, в полоску, уже старое, внизу мех, большой воротник.
Кроме того, у нее была мужская спецовка-рубашка серого цвета с карманами по бокам и пояс кожаный — из листиков. Ничего мехового на ней не было. На голове был шерстяной шарф фисташкового цвета, она взяла с собой и берет, который не одевала.

На руках у нее были зеленые варежки домашней вязки. Она взяла с собой две пары маленьких варежек, вторая пара цвета беж фабричной вязки. На ногах были туфли коричневые на венском каблуке, гетры и чулки цвета беж. У нее были трусы темно;голубого цвета и еще две-три пары посветлее. Также еще была сорочка с широкими кружевами.

Зоя стала жить в Москве с 1931 г. В этом году она начала учиться в первом классе. Родина ее — село Осиновые Гаи Тамбовской области.
Мы живем в доме бывшего студенческого общежития Тимирязевской сельскохозяйственной академии.

В комсомол Зоя вступила в 201-й школе. Это было целым событием для нее. Она готовилась к поступлению в комсомол и гордилась этим. Нужно было знать Устав, и когда ее приняли, она пришла сияющая. Когда она получила билет, это для нее также было целым событием. Она сильно переживала. Дома Зоя работала серьезно и настойчиво. Математика ей давалась трудно, а литература легко. Зоя долго работала над сочинениями, например, Шура за час готовил сочинение, а Зоя сидела целую ночь, но у Шуры тоже были хорошие сочинения. Классные сочинения Зои остались у нас дома. Личных же ее записок совсем нет.

Она очень любила Маяковского и говорила, что его не любят только те, которые не понимают, и что книги о Маяковском должны быть прочитаны все. Она прекрасно декламировала и читала его сочинения. Зоя также любила и Горького.
(Из школы: Зоя читала на школьном вечере поэму Маяковского «Хорошо!»)

Литературой Зоя очень увлекалась, также любила и музыку. Она всегда сожалела, что у нас нет пианино. Когда Зоя находилась в санатории, то пользовалась там несколькими уроками музыки. Педагог ей говорил, что из нее мог бы быть прекрасный музыкант.

Театр она тоже очень любила и говорила, что завтракать не будет, а пойдет в театр. Зоя говорила: «Если, мама, тебе дают билет, то второй ты купи для меня». Она была очень смелая и ничего не боялась в жизни. Во время налетов немецких самолетов на Москву даже мужчины нашего дома прятались в убежище или где-нибудь за дверью, а она и Шура отправлялись на чердак дежурить или Зоя ходила кругом дома, ни с кем не разговаривая, так как люди иногда с насмешкой смотрели на это и думали, что она кичится своей смелостью, не боясь осколков. Но это была не показная сторона.

Дом у нас деревянный и иногда шатался от стрельбы. Когда я начинала волноваться, она говорила мне: «Мама, стыдись, как тебе не стыдно, что ты, зачем ты трясешься», — а сама была такая спокойная. Наша комната находится на втором этаже дома, и я беспокоилась, когда Зоя находилась внизу.
Особых задушевных подруг у нее не было. Была одна девочка Серикова, с которой она встречалась. По-моему, в классе Шура сидел вместе с ней.
(Из школы: Эта девочка сейчас находится в Омске с родителями и там работает.)
К Зое также ходила Ира Поздняк, но за время войны у них получились расхождения во взглядах. Когда сделали бомбоубежища и траншеи, то у них были различные мнения и они рассорились, но Ира пустая девочка.
Когда школа перестала работать, Зоя и Шура поступили на завод «Борец». Там Зоя сошлась с одной хорошей стахановкой и говорила, что это серьезный человек. Но Зоя была недовольна обстановкой работы на заводе, в которую попала, и все это переживала. Цель Зои была учиться, и на завод она поступила, чтобы что-то делать, так как школа не работала, а как только школа начала работать, то сейчас же ушла с завода. Ее не отпускали.

Раньше я работала на этом заводе преподавателем. И мне говорили, что моя дочка только поступила на работу и уже через три дня уходит, но она была недовольна порядками на заводе.

Я уже говорила, что на заводе ей очень понравилась одна стахановка, и за три дня работы она как-то сошлась с ней. Не знаю фамилии этой стахановки, она по радио выступала. Зоя заработала на заводе 40 руб. за три-четыре дня.
В санатории по нервным болезням в Сокольниках Зоя тоже дружила с одной сестрой, которая, по-моему, также выступала по радио или ее письмо было опубликовано с фронта.
  Эта сестра была серьезной девушкой. В этом санатории был и т. Гайдар, который делал ей нравоучения, и она ему также. Они вместе катались на коньках. Он все время был вместе с ней, и мне бы хотелось знать от него, о чем они беседовали.

В санатории Зоя находилась 40 дней, и как я, бывало, ни приду к ней, то всегда их вижу вместе в парке. Зоя болела нервным заболеванием с 1939 г., когда переходила из 8-го в 9-й класс, и при переходе из 9-го в 10-й класс в 1940 г. болела менингитом в острой форме. Сначала врачи говорили, что надежды на выздоровление нет, но она попала к профессору Маргулису, который спас ее. Если бы попала к другому, то не выжила бы. Врачи даже удивились, когда ее выписывали из больницы.

Она терпела такие болезненные уколы в спинной мозг! Зоя была в памяти и говорила, что уколы были очень болезненными. Она была выносливой и терпеливой.
Когда знакомые смотрели фотографию Тани, то решили, что это Зоя, а не Таня, но мне не говорили.
(Смотрит показанный ей снимок.) Да, это Зоя, она похожа, волосы, нос и губы ее.
(Сын: Все очень похоже, волосы очень похожи.)
Да, это Зоя. Для паспорта она раньше снималась, а для комсомольского билета позднее, и здесь она больше похожа.
(Сын: На паспорте более характерно.)

На комсомольском билете последняя ее фотография.
Дрова нам сейчас привезли, и мы топим с утра, поэтому температура сейчас немного прибавилась. У нас стоит печь, которая выходит в две смежные комнаты, и когда истопишь, то тепла нет, руки и ноги не шевелятся от холода. Я просила хотя бы временно перевести нас куда-нибудь потеплее, но до сих пор ничего не сделано.

Я сейчас не работаю пока, но мне обещали дать работу. Не работать нельзя, так как жить будет не на что. Если сегодня, например, продам пальто Зои, а как дальше жить буду!
В этом районе мы живем все время, сначала жили в другом доме. Нас хотели выселить после смерти мужа, но прокурор не разрешил. Мой муж работал бухгалтером в Тимирязевской сельскохозяйственной академии.
Я тоже работала в школе при академии, обучала детей студентов. Мой муж умер неожиданно.
(Из школы: В сентябре учащиеся школы ездили копать картофель, и Зоя ездила. Сначала она работала отдельно от бригады, но производительность труда у нее была не хуже, чем у других. Когда она начала работать в бригаде, то там были четыре мальчика, происходили разговоры, работа шла плохо, а она любила работать как следует, и поэтому стала работать одна).
Мать: Зоя говорила, что некоторые работают недобросовестно и оставляют картофель в поле. Она старалась выбирать его весь.
(Из школы: Она говорила, что некоторые недобросовестно относятся к работе. Зоя старалась работать как можно лучше.)

Мать: Зоя говорила: «Когда я вижу афишу «Чем ты помог фронту?», то меня берет за сердце и я думаю, чем я помогла фронту». Я говорила, что она была на трудовом фронте и этим помогла.

«Нет, это не то», — отвечала Зоя. Она хотела пойти на фронт и говорила об этом с преподавателем истории. Когда Зоя вернулась с трудового фронта, то говорила, что поедет на фронт. После этого она стала такой серьезной.
Зоя хотела пойти на курсы медсестер и за один день все сделала. Ей дали справку о состоянии здоровья. Но на курсы медсестер она не пошла и через два дня заявила, что поедет на фронт.
Зоя говорила: «Я не могу, чтобы тебе, мама, не сказать, ты самый близкий человек, что я иду в партизанский отряд. Но ты никому не говори». Она была такая довольная и возбужденная.

Говорит: «Мне дали задание, а Шуре не дали». Ни слезинки у нее не было, когда уходила, даже на меня обиделась, увидев слезы: «Раз ты плачешь, то не ходи меня провожать».
Когда выступал т. Молотов по радио об объявлении войны, то меня и Шуры дома не было, поэтому я не знаю, как реагировала на это Зоя. Но Зоя была уверена в том, что победа будет за нами, хотя наши и отдавали города. Зоя говорила, что она готова растерзать таких людей, которые колеблются, сомневаясь в нашей победе. Она знала, что мы победим.
В последнее время я даже сомневалась, с кем Зоя имеет связь. Она всегда мне говорила, когда куда уходила, но два-три раза она где-то пропадала и приходила домой еще более убежденной. Чувствовалось, что кто-то влиял на нее. Я так понимала, что кто-то оказывал на нее влияние. Зоя не говорила, куда уходит.
Она заявляла, что скоро придет, и просила о ней не беспокоиться.
(Сын: Когда кто-нибудь начинал говорить о том, где упали бомбы и осколки, то Зоя всегда говорила: «Расстрелять бы таких людей, только панику создают». Когда, бывало, с ней поссоришься из-за чего-либо, то она отвечает: «Что ты, фашист, что ли?!»)

На нее сильно подействовал доклад т. Сталина. Она ушла на фронт в ноябре, когда немцы подходили к Москве.
Мать: На третий день после ее отъезда я получила открытку со штампом «Полевая почта». Шура даже говорил, что открытка, вероятно, из Москвы, а не с фронта, но была отметка «Действующая армия». Второе письмо тоже быстро получила, наверное, через неделю.
Оно сохранилось, правда, написано очень коротко, лаконично: «Чувствую себя хорошо. Обо мне не беспокойся. После выполнения задания приеду погостить».

Физкультурой она занималась, делала обтирания холодной водой, каталась на коньках.
(Сын: Зоя добилась разрешения врача заниматься физкультурой. Оборудование у нас было хорошее в гимнастическом зале школы, и ей очень хотелось заниматься. Если у нее не выходило на снарядах, то она продолжала упорно заниматься.)

Вставала Зоя быстро утром, занималась физкультурой, но весь режим дня я не могла проследить. Она все успевала делать. Сходит в магазин, приготовит обед, помоет пол, правда, комната у нас маленькая. Успевала делать все. Ей трудно было мыть пол по состоянию здоровья, но она говорила, что я старше ее.
Иногда в кино ходила, в театр редко. Она никогда не сидела и не разговаривала с кумушками, как делали другие. Зоя любила читать, она брала книги в библиотеке, и я также доставала книги для нее. Она читала, главным образом, классиков — Шолохова153, Фадеева154, Фурманова155, Толстого и т.д.

Она хотела поступать в Литературный институт. Собиралась поступить в вуз из 9-го класса, но там ей сказали, что такого положения нет, что нужно закончить десятилетку. Зоя говорила, что подготовила себя по литературе. Но потом она оставила это дело.

Я думаю написать о Зое со дня ее рождения. Я сама писала в газету и думаю, что смогу написать о Зое. В «Правде» три года тому назад была опубликована статья о том, как одна мамаша воспитывает свою дочь, но мне не понравилась эта статья, и я написала опровержение в «Правду». Мне сказали, что моя статья является ценной и что в этой статье было самохвальство, но я написала эту статью спустя месяц после опубликования первой. Так что у меня, может быть, что-либо и получится, если я начну писать о Зое.

У нее даже было нервное заболевание по той причине, что ее ребята не понимали. Ей не нравилось непостоянство подруг, как иногда бывает — сегодня девочка поделится своими секретами с одной подругой, завтра — с другой, эти поделятся с другими девочками и т.д. Зоя не любила этого и часто сидела одна. Но она переживала все это, говорила, что она одинокий человек, что не может подобрать себе подругу.
После болезни к ней стали более чутко относиться в школе, выхлопотали ей путевку в санаторий(1).
ЦАОПИМ. Ф. 8682. Оп. 1. Д. 561. Л. 56-63.
Машинописный экз. Опуб.: Москва прифронтовая. 1941 — 1942.:
архивные документы и материалы. М., 2001. С. 572 — 574.

  Далее события  развивались следующим путем.
   Перезахоронив  Зою на Новодевячевом кладбище в СССР стали о ней постепенно забывать. В стране шла война, появлялись все новые и новые герои и героини, потом  было восстановление и мирная жизнь.
  Но вот в 1961 г. к ознаменовании 20 летней годовщиной  совершенно ею подвига  советский пропагандисткой аппарат вспомнил о подвиге Зои Космодемьянской и она с этого времени вместе со своим родным братом Александром становятся культовыми героями для пионеров и комсомольцев  в СССР.
  Тут как из "рога изобилия" начали писаться и издаваться книги, создавать музеи. сооружать в разных местах СССР  многочисленные памятник, не говоря уже о названиях улиц. и пароходов!!!
Но в все хорошее рано или поздно заканчивается. в августе 1991 г.  распался СССР, началась демократия и гласность, постепенно начали открывать архивы и в стране как это и не странно вновь возник  к фигуре Зои Космодемьянской. Причем интерес  отрицательный. Ее как символ толлитаризма попытались снять пьедестала  и зная  положения дел 26 лет спустя  надо признать,что это антикоммунистам почти удалось!
  Чтобы не быть голословным я далее приведу еще  один документ. Это акт  криминалистической экспертизы. Ибо в 1992г. вновь в СМИ  стал подниматься вопрос о том, что в д. Петрищево похоронена не Зоя Космодемьянская а другая  военнослужащая  из в/ч9903 -Лилия Азолина.,

№8
Заключение специалиста ВНИИ судебных экспертиз
Александра Александровича Гусева на запрос ЦА ВЛКСМ
о проведении экспертизы по установлению личности партизанки, погибшей в деревне Петрищево
№ 1828/020 4 января 1992 г.
17 декабря 1991 г. во Всероссийский НИИ судебных экспертиз из Центрального архива ВЛКСМ при препроводительном письме заведующего ЦА ВЛКСМ В. Хорунжего от 16.12.91 г. поступили 9 фотографий:
две с изображением Зои Космодемьянской,
три с изображением Лили Азолиной,
одна с изображением девушки среди немецких солдат,
три с изображением трупа повешенной девушки.
Части и
элементы лица Свойства внешности Признаки внешности изображений на
  объекте 1 объекте 2 объекте 3
1 2 3 4 5
Голова форма овальная овальная овальная
Волосы граница роста извилистая ровная извилистая
  цвет темные темные темные
  густота средняя средняя средняя
  форма слегка волнистые прямые слегка волнистые
лицо форма овальное круглое овальное
  ширина среднее более среднего среднее
  степень полноты средняя средняя средняя
брови форма дугообразные слегка выгнутые дугообразные
положение:
относительно горизонтали слегка косо внутреннее горизонтальное слегка косо внутреннее
  относительно друг друга удаленное среднее удаленное
лоб высота средняя малая средняя
  ширина средняя более средней средняя
нос ширина переносицы средняя средняя средняя
  перегородка носа слегка выступающая выступающая слегка выступающая
носогубная
ямка ширина широкая средняя широкая
рот размер средний средний средний
  положение углов рта горизонтальное горизонтальное горизонтальное
подбородок высота средний более среднего средний
ухо форма козелка слегка выступающий выступающий слегка выступающий
  форма
слухового
отверстия в виде запятой округлая в виде запятой

Требуется установить — Зоя Космодемьянская, Лиля Азолина или другое лицо запечатлено на представленных фотографиях трупа повешенной девушки?
Производство исследования поручено кандидату юридических наук Гусеву Александру Александровичу, специализирующемуся в области судебно-портретной экспертизы с 1948 г.
После проведения исследования представленные фотоснимки отмечены оттисками штампа «Всесоюзный НИИСЭ».
Все поступившие фотоснимки изготовлены на глянцевой фотобумаге. Лицо на фотоснимках 3. Космодемьянской запечатлено с поворотом влево, на двух снимках Л. Азолиной — с поворотом вправо, а на одном — влево, на снимке девушки среди немецких солдат, так же как и на посмертных снимках, — с поворотом влево. На семи снимках изображение погрудное, а на двух — в полный рост.
Для удобства написания заключения фотоснимки 3. Космодемьянской условно обозначены «Объектом 1», Л. Азолиной — «Объектом 2», а трупа повешенной девушки — «Объектом 3».
Исследование проводилось с применением методов: микроскопических, измерительных и сопоставления. При этом было установлено, что лица на указанных сравниваемых объектах характеризуются следующими признаками внешности (см. по тексту сводную таблицу).

Перечисленные признаки в своей совокупности по каждому объекту исследования неповторимы и в своей совокупности достаточны для вывода о том, что на фотоснимках трупа повешенной девушки запечатлена Зоя Космодемьянская.
Специалист А.А. Гусев
РГАСПИ. Ф. М-7. Д. 649. Ч. 1. Л. 4а — 4а об.
Машинописный текст с автографом черными чернилами Гусева.
Опуб.: Москва прифронтовая. 1941 — 1942.:
архивные документы и материалы. М., 2001. С. 581.

  Так наконец  в вопросе с идентификацией  Зои Космодемьянской  была поставлена окончательная  точка.

   На этом и я так же хочу заверить данную работу.
   Считаю что уважаемый читатель ознакомившись со всеми частями данной работы теперь уже и сам может точно ответить на главный вопрос:
   "Является ли Зоя Космодемьянская героем Великой отечественной войны или одним из ее бесчисленных мучеников"?


Рецензии