Сердца четверых глава 35

                ПЛАТЬЕ

Создавалось впечатление, что Елизавета Красовская тренировалась на Василисе по части имиджмейкерства. Создав образ яркой и загадочной красотки, Лиза решила добить всех коронным выходом Василисы на выпускном вечере. Причем, о выпускном больше думала именно Лиза, а не сами выпускники – Ванька и Василиса.  Те полностью окунулись в экзамены. Учил даже Ванька. Вот только никто не догадывался, что он учил.

Василисе спокойствия добавили результаты тестирования после  окончания курсов – у нее был самый большой балл. Куратор заверила, что с ее аттестатом, справочкой о сиротстве и такими показателями тестов – поступление уже просто фактическое заполнение ведомостей. Тем более, почти все преподаватели Ланину знали  в лицо, и не скрывали, что такие студенты – редкость.

- Может, прямо отцу бы сказал, что ты на право поступать будешь? – уговаривала  Василиса.

- Не.  Если не поступлю, а ты видела, как тесты написал, караул. Этот, долговязый, сказал, что у меня это… пи кю слабоватое…

- Ай кью, Вань, - поправила Василиса. – Нормальное у тебя ай кью. Просто в заповедниках и заказниках немного запутался. Но ведь два месяца впереди, подготовимся.

- Не парься, Вась, как карта ляжет, так и будет. Там военная кафедра есть.  А то батя грозится, что  зашлет в армию. Чтобы я боялся армии, так нет. Просто  год терпеть дедов, два года коту под хвост. А так буду адвокатом или юристом, один черт. Все равно ж  в одном  институте учиться будем, просто на факультетах разных. Но это если поступлю.

- А как ты объяснишь, что  столько экзаменов? – Василиса не понимала, зачем столько тайн и загадок.

- Это я как-то разрулю. Мне тут темки сочинений ориентировочно, три десяточка подбросили хорошие люди, - Ванька достал из кармана смятый в хлам тетрадный листик.- Если поможешь сочинения написать, я тоже полезным когда-то буду.

- Конечно, напишу, Вань, - улыбалась Василиса. – А что за хорошие люди?

- Девчонка из приемной комиссии.  В кино сходили, конфетки подарил и трали-вали – помогает, - хвастался Ванька.

- Понравилась? – Василису радовало, что  у Ваньки что-то намечается на личном фронте.

- Кто? Да ну тебя. Так, нужные люди, знакомства, - объяснил свой интерес Ванька.

***

- Ты должна быть непревзойденной. Это первый твой бал в жизни. Вторым будет свадьба, но это  уже другое. Выпускное платье должно быть длинным и богатым. Розовым, - рисовала  в фантазиях Лиза Григорьевна. Когда-то она мечтала  именно о таком, но семья была не настолько имущей, чтобы реализовать мечту Лизы. Отреза, увы, не розового, а бежевого (хорошо, хоть такой был), хватило только на коротенькое  платьице. Лиза долго думала, что же сделать, чтобы оно было красивым, а не обычным. И украсила яркой вышивкой. Теперь Лиза хотела реализовать свои мечты на Василисе.

- Не розовое, - категорически заявила Василиса. – Я хочу зеленое.

- Почему зеленое? – не понимая такого выбора,  удивленно вскинув бровь, спросила Елизавета.

- Чтобы сережки и кулон подошли, - объяснила Лиса. Девушка давно берегла  дорогие сердцу подарки  Толика. И даже в один из визитов в Киев она попросила Лешку, чтобы тот отвез туда, где прокалывают уши. Лешка, недолго думая, завез Василису к знакомому татуировщику  Вениамину. Тот мастерски, совершенно безболезненно проколол Лисе мочки ушек  и вставил гигиенические гвоздики.

- Протирать перекисью в течение месяца. Гвоздки не вынимать, но каждый день проворачивать в разные стороны, - дал советы парень  и при этом подмигнул Лешке. Уходя, Лиса  услышала, как татуировщик тихонько сказал Лешке: «Бомбезная девка», на что Алексей тоже шепотом ответил: «Я в курсе».

Платье  Василиса выбирала  с Лизой Григорьевной. Для этого специально поехали  в Киев  на рынок. Костюм Ваньке подобрали быстро. Камнем преткновения был вопрос  «Галстук или бабочка?». Василисе нравилась элегантная небольшая черная бабочка на резинке, Лизе Григорьевне – тонкая змейка – кожаный галстук, тоже на резинке.

- Как швейцар, - прокомментировал Ванька бабочку и остановился на галстуке-змейке.

Платье Василисе выбирали очень долго. Во-первых, Елизавета хотела непременно длинное, а зеленого цвета длинных не так –то было много.

Это платье Василисе понравилось больше всех остальных, хотя Лиза Григорьевна и считала, что очень уж откровенное со стороны спины.  Наряд  надели на манекен и, несмотря на то, что он был как-то спрятан в глубине более пышных  вечерних платьев, Василиса его заметила. Сначала Лиза хотела сказать категорическое «Нет», но увидев, как прикипели глаза Лисы именно к этому платью, решила не противостоять. Она поступила так, как ее учил делать отец – стать на место другого человека и попробовать ощутить то, что ощущает он.  Лиза вспомнила себя в  юном возрасте, и  решила, что у детей все должно быть так, как они того захотят. Когда Василиса примеряла  платье (на девушке оно смотрелось лучше, чем на холодном манекене), мимо проходящие люди засматривались и откровенно любовались.

- Вай, красавица, замуж выходишь? – бросил продавать джинсы армянин Вано и примчался нахваливать товар Аурики, жены брата, которая торговала  вечерними и свадебными нарядами.

- Где вы видели, чтобы в зеленом замуж выходили? –  не очень приветливо ответила Елизавета, знающая, что базар – не место для сантиментов, здесь уши нужно держать востро и не оттопыривать, чтобы много лапши не навешали, а кошелек прижимать ближе  к телу.

- Выпускной, - коротко, но понятно  объяснила Василиса, улыбаясь  смешному коротышке-мужчине в безразмерных спортивных штанах с большим пивным  животом и набедренной сумкой с многочисленными замочками.

- Тебе нужно сразу брат и свадебное. Жэних ест? –  не отставал Вано.

- Нету, - все так же  мило улыбаясь, ответила Василиса. В большое зеркало, которое перед девушкой держала  Аурика, Василисе было все видно. Она понимала, что это то, что нужно, и лучше ей не найти.

- Как нэт? У такой девушка и нэт жених? Куда смотрят нынешние парни? – Вано  споткнулся об недобрый взгляд Лизы Григорьевны и слегка попятился. – Вай, начинаю панимать.  Парни боятся теща. Пойду я, красавица, а то твой мать меня глазами своими съест. Грозный женщина.

Когда Ванька рассказывал Егору, как покупали платье Василисе, тот от души смеялся. Ванька умело передал  и акцент, и движения, и мимику с жестами Вано. Смеялась даже Василиса, которой на базаре не так было смешно, как от рассказа Ваньки.

- Надень, Васька, эту шикарную зелень, позырим, - попросил Ванька. – И Егор заценит.  Там такая шмотка, закачаешься!

Василисе не сильно и хотелось надевать лишний раз  пышное платье, особенно возиться с корсетом. Но Ванька был в меру настойчив.

- Да надень уже, пусть не нудит, - присоединился к брату Егор. Он боялся признаться, но и ему  очень  было интересно посмотреть на Лису в длинном платье.

- Я корсет сама не затяну, - и щечки девушки слегка зарделись под настойчивым взглядом Егора.

- Я могу помочь, - без колебаний вызвался парень. Он уже был весь в предвкушении этого таинственного действа, но Василиса разрушила его песочный замок иллюзии:

- Елизавета Григорьевна скоро должна прийти. Она уже натренировалась на этом корсете.   А то еще что-то  испортим.

Сначала Василиса взглянула на себя в большое зеркало, расположенное в зале. Мягкая ткань подчеркивала линию груди, длинные рукава из   бледно-зеленого прозрачного газа заканчивались зелеными шелковыми манжетами возле  самых запястий. Золотой толстый пояс  служил украшением талии, поскольку с функцией  затягивания талии вполне справлялся корсет. По низу платье было обшито широкой золотой тесьмой, от которой  звездопадом отходили люрексовые снежинки. Утонченные золотые сандалии дополняли весь слегка восточный ансамбль. Василиса приподняла полы платья и кокетливо сообщила:

- Ну, здесь нужно будет накрасить ногти таким же золотым лаком.

- Офигенно! – выдал комплимент и в сторону наряда, и в сторону Василисы Егор.

- Это еще не офигенно, - со знанием  дела сообщил Ванька. – Васька, ану повернись задом, чтобы Егора легкий кондратий хватил. Я как узрел такое диво, чуть жвачкой не подавился, - предупредил Ванька. Василиса послушно повернулась.

- Я никогда не видел, чтобы какая-то вещь выглядела так строго спереди и  так… откровенно сзади, - с восторгом ответил  Егор, рассматривая обнаженную до пояса спину  Василисы.

- Вообще-то  я планирую  накрутить волосы и закрыть ими спину, - сообщила Василиса. – А то как-то, словно голая. Вам платье нравится? – закружилась Василиса, любуясь своим первым красивым взрослым нарядом.

- Еще бы. Все девки в классе сдохнут от зависти, - продолжал любоваться Ванька. – Так, все танцы мы танцуем вместе, ты обещала.

- Я думаю, что от зависти сдохнут не только девки, - ироничное замечание  Егора  Ванька понял по –своему.

- А-а-а, ты тоже начинаешь коньки отбрасывать. А я с ней танцевать буду. Завидуешь? – дразнился Ванька.

- Я тоже. Выпускной  будут праздновать в нашем ресторане. Родительский комитет так решил, батя скидку сделал. Поэтому на выпускной я тоже с вами иду, - заявил Егор и подмигнул Василисе. – А почему бы и нет? Вот будет номер: Василиса Ланина  в сопровождении двух кавалеров. Такую красоту охранять надо. И половина танцев моя.

- Фигушки. Я на твой выпускной не ходил, - завелся Ванька.

- Мальчики, только без драк. С кем из вас я буду танцевать, решать мне. Хорошо? – Василиса спешила упредить назревающий конфликт. – Пять танцев еще месяц назад Лешка забронировал, - решила осадить названных братцев Василиса, но по их кислым минам поняла, что перестаралась.

- Он что, тоже приедет? На фига? – недовольно скривился Егор. Ему Алексей не нравился уже тем, что он нравился Василисе.

- Считай, что я пригласила. Может, и брату родному ты будешь не рад?- уколола Василиса Егора. Тот удивленно вскинул брови.

- Толик тоже приедет? Надеюсь, с Анжеликой? – что-то подсказывало Егору, что он ошибался.

- Я не знаю, - честно ответила Василиса.  Ее разум хотел, чтобы Толик приехал с Анжеликой, а  душа – чтобы без нее. 

***

- Слушай, Энджи, я начинаю ревновать к этой, как ее там, Карелиной, -полушутя сказал Толик, любуясь преобразившейся до неузнаваемости женой. - Ты с ней проводишь больше времени, чем со мной. И ничего не рассказываешь.

- Такая работа. Причем, хорошо оплачиваемая. И совершенно беспочвенно, Красовский, ты ревнуешь, - говорила Анжелика, но в душе радовалась. Народная аксиома «ревнует — значит, любит» действовала утешительно. – Я  ведь  дальше вот, столицы, никуда и не ездила. А здесь такая возможность увидеть мир, и за это еще и деньги платят. Толя это подарок судьбы! Вот как мы с тобой живем? Ты все время на работе, все, что вы с Лешкой зарабатываете, вбухиваете в свою, так называемую фирму. Я денег, например, не вижу.

- Ты в чем-то нуждаешься? – не понял претензий Толик.

- Да. Мне на месяц нужно десять пар колготок. Я могу себе только пять позволить. О платьях я вообще молчу. Приехали с  Карелиной в Италию. Толя, караул, я себя бомжихой почувствовала. Если бы она не выдала мне авансом и я не пошла купила нормальные шмотки…

- Энжи, вот именно, шмотки. У тебя уже столько этих шмоток, что можно бутик очень модный открывать. Тормози. Да, не шикуем, но и не бедствуем. Я тоже себе носки не по  пять долларов покупаю, а нормальные наши, хебе, чтобы ноги не потели. Накой колготы в июне? Ты ж в брюках все время ходишь? – вот уж загадочная женская душа, Толик этого не понимал.- Я там  рубашку искал, так  пачек  пять нераспечатанных у тебя лежит колгот. Если хочешь меня унизить, найди повод посерьезнее, чем эти колготы.

Анжелика закусила губку, понимая, что со сценой  «а ля не все у нас в порядке, муженек», как советовала Карелина, перестаралась. Да,  если учесть, как живут другие, то  они с Толиком жили не бедно, и одежда ее, Анжелики, в шкафы уже не влезала, дверки то и дело не закрывались. Но одеть все равно нечего было.
Толик чувствовал, что Анжелика сказала не все, и это только прелюдия главного, поэтому постарался не раздражаться. И не ошибся, информация не  опоздала:

- Десятого мы с Карелиной летим в Париж. Мне нужны деньги, - заявила Анжелика, аккуратно рисуя подводкой стрелки на глазах.

- Опаньки, - Толик аж присел на пуф. – На сколько летите и сколько тебе для счастья нужно?

- На неделю или полторы. Нужно тысячу, - краткость – действительно сестра таланта.

- Но мы ведь планировали ехать  в Кировск.

-Ты мне предлагаешь променять Париж на Кировск? - иронично спросила Анжелика.

- У Ваньки и Василисы выпускной, - напомнил Толик давно утвержденный план.

- Значит, поедешь сам. Вернее, с Лешкой, он ведь тоже без ума от  этой девчонки. Будете любоваться своей красавицей на пару, - все - таки уколола Анжелика.
К своему удивлению Толик отметил про себя, что он даже рад, что так все сложилось. Без Анжелики ему будет проще подарить Василисе изящный браслет с зелеными камешками аметиста. Из последнего разговора с матерью он знал, что Василисе купили зеленое платье. И он догадывался, что к  такому наряду девушка наденет подаренные им украшения.  А еще Толик страстно хотел станцевать с выпускницей, но так, чтобы никто, а главное, она сама, не поняла  его чувств.

Продолжение следует...


Рецензии
Все танцы "расписаны"! Ждём бал! :)

Ольга Смирнова 8   05.02.2019 05:01     Заявить о нарушении
Бал будет... вернее, был)))

Ксения Демиденко   06.02.2019 00:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.