Сердца четверых глава 34

                ПЕРСПЕКТИВНЫЕ ГОРИЗОНТЫ

- Вера Павловна, миленькая, что это? - открыв журнал десятого класса перед учительницей литературы на ее предметной странице, Елизавета Григорьевна даже не удивлялась, а скорее недоумевала.- Откуда эти четверки и вот эта красивая тройка? У Василисы? Вы ж ей раньше одни пятерки ставили и нахвалиться не могли, как она тонко чувствует авторское видение, - вообще-то Елизавета взяла журнал, чтобы посмотреть не нахватал ли Иван двоек, чтобы вовремя усадить  за уроки увлекшегося боксом сына. На графу «Ланина Василиса» просто автоматически посмотрела. И чуть дара речи не лишилась. Елизавета ожидала неприятностей со стороны не совсем адекватного физкультурника, могла предположить, что по химии Василиса может получить с натяжкой пять, но по литературе? Никогда!

- Съехала Василиса. Выросла, вон как парнями крутит. Загуляла, вот и результат, - строго сказала Вера Павловна, но при этом старалась не смотреть в глаза Елизавете.

- Неужели? Если бы все так гуляли. Красота грехом считалась, насколько мне помниться во времена Средневековья. Или вы и сейчас считаете, что за это сжечь, повесить, морально придавить нужно? - Лизу так и подмывало высказаться грубее, но она держалась изо всех сил. Сама в свое время настрадалась в школе за чрезмерную привлекательность, поэтому воспринимала это как личное оскорбление.

- Да ради Бога, красивых девчонок в школе полно. Но ведь учатся. Ваша Василиса, кроме того, что сочинения не в срок сдает, так еще и грубит, - подыскала претензии учительница.

- Чтобы Василиса нагрубила еще постараться нужно, - Елизавета слишком хорошо знала Лису, чтобы поверить, что та без причины нагрубила старшему. - Эта тройка за что? Здесь отметка, что контрольное сочинение. Их, как мне помнится, в классе пишут. Тоже не в срок сдала?- математик от природы, Елизавета любила и понимала исключительно язык фактов.

- Не раскрыла тему, - быстро нашлась Вера Павловна.

- А я могу посмотреть ее тетрадь, насколько Лиса не раскрыла тему? - с недоверием спросила Елизавета,зная, что тетради для контрольных хранятся в кабинете учителя-предметника.

- Нет.

- А что это за тайна? Как  опекун и учитель я имею право, - Лиза уже шла на принцип. Что бы там ни было, она   должна защитить интересы девочки.

- Василиса забрала тетрадь для контрольных работ после того, как мы делали работу над ошибками. Я вообще могла ей двойку поставить при отсутствии тетради, -Вера Павловна была неумолима.- Скоро годовое контрольное сочинение. На листике писать не разрешу.

Лиза поняла, что договориться с учительницей, затаившей за что-то зло на Василису (знать бы за что), не выйдет, поэтому сначала дома попросила Василису показать тетрадь.

- Зачем ты забрала тетрадь? Контрольные со школы не выносят, - как можно мягче спросила Елизавета.-  годовое сочинение еще писать нужно.

- Вот и забрала, чтобы не потерялась. Вера Павловна часто теряет тетради. Потом докажи, что вообще была, - ответила Василиса. Елизавета прочла сочинение, за которое была выставлена тройка. Ошибок не было, но зато  в конце красиво красной пастой написано «Тема не раскрыта». Но Лиза -то понимала, что все раскрыто. И это еще раз доказало, что придирки учителя безосновательны.

- Лиса, почему ты молчала? -с недоумением спросила Елизавета. - Ты же понимаешь, что это — крест на твоей медали.

-Мне не нужна медаль, - спокойно ответила Лиса.

- Но тебе нужен хороший аттестат. Ведь пойми, поступление -  это сложно. Там может оказаться два человека с одинаковыми баллами, и то, что у тебя средний балл аттестата окажется выше -будет решающим. Я ведь прошла это испытание и знаю. Ты должна знать, что если не поступишь на бюджет, мы отправим тебя на платное отделение. Я узнавала, там берут всех, лишь бы заплатили. Но я не уверена, что Ванька поступит. Скорее всего, что нет. Двоим учебу оплачивать будет накладно. Поэтому нужно постараться, чтобы хотя бы ты училась на бюджете.

- Я поняла, Лиза Григорьевна. Но Вера Павловна мне не поставит пять.

- После чего все это началось? - спросила Елизавета. Василиса рассказала о литературном вечере и все, что услышала после него.

- Ты все по литературе прочла? Если вдруг экзамен, справишься? - на всякий случай спросила Елизавета, хотя и так видела, что девочка читала все программные произведения.

- Конечно. А что, будет разве экзамен? Вроде ж по истории должен был быть,- пока не понимала стратегии Василиса.

- Повтори все по литературе. Будем доказывать, что верблюды, - Елизавета не любила  это делать, но часто в жизни приходилось прибегать к таким кардинальным мероприятиям.

Когда Елизавета заговорила с директором о сложившейся ситуации, тот принял сторону Веры Павловны.

- Ну и как вы себе представляете, я скажу, что учитель с категорией «методист» заваливает медалистку? - Станислав Аркадьевич не любил конфликтных ситуаций, но еще больше он не любил, когда в РОНО обвиняли его школу в штамповании медалистов. В этот год  на медаль шло рекордное количество учеников — пятеро. Поэтому отсеивание хотя бы одного директору было даже на руку. К тому же оценки в журнале уже стояли, а  журналы выпускного класса то же РОНО проверяло очень тщательно. Лишние выговоры  директор не хотел получать.

- Станислав Аркадьевич, при всем моем уважении к вам, пожалуйста, разберитесь. Иначе я подам заявление на Веру Павловну в РОНО. Если бы Василиса не заслуживала медали, я бы и рта не раскрыла. Но девочка старалась, всегда во всех мероприятиях участвовала. Олимпиады, концерты, вечера литературные. Или я не права?
Директор не поверил, что Красовская Елизавета сможет написать заявление  и подать его в РОНО, поэтому с Верой Павловной поговорил, но, видимо, безрезультатно, потому что женщина лишь разозлилась и наставила в журнале Василисе лишних троек. Увидев эти тройки, Елизавета лично отправилась на прием к заведующей Роно.

В школе началась проверка, а Василису проэкзаменовала комиссия из трех учителей литературы с разных школ города, а также трех представителей РОНО. В присутствии все той же комиссии Василиса написала сочинение и доказала, что литературу знает на заслуженную пятерку.

Веру Павловну отправили на переаттестацию, где она всем рассказывала, что ее несправедливо оклеветали.

- И ты представляешь, что мне заявляет директор, - жаловалась мужу Елизавета, наливая добавку густого борща с ребрами. -что он не сможет мне предоставить ставку на следующий год. Специально, гад, чтобы выжить. Да я и с тремя часами в неделю буду ему на зло работать.

- Оно тебе нужно было такой хай из-за этой медали поднимать? - честно не понимал Владимир, но, зная свою жену, уже сочувствовал директору.- Бросала бы ты эту школу, все равно дети доучились, и директором ресторана, а? А я бы пока стройку гостиницы начал. Или ты в директора школы метишь? - шутил Владимир.

- Это ты так меня успокаиваешь? - с недоверием спросила Елизавета, добавляя в борщ сметану.

- Да на полном серьезе, Лиз. Я устал ругаться с поварихами, а у тебя даже с посудомойщицами полный консенсус. Бабский коллектив — это напряжно.

- Погоди ты со стройкой. Вот пусть дети поступят. А вдруг платить за двоих, что тогда? - этого Елизавета очень боялась.

- Василиса поступит. А Ванька пошурует в армию, - строго заявил Красовский.

- Какая армия? Вова, ты в своем уме? Такое в стране творится, а ты сына в армию собрался отправить? - Елизавета была категорически против такого поворота событий.

- Лиз, дай нормально поесть, потом поругаешься. Я тебе обещаю выслушать все твои претензии, - Владимир знал позицию жены. Лиза ушла, но внутри у нее все бушевало. Материнское сердце переживало за всех детей. А тут еще Толик давно не появлялся. При каждом звонке обещает, а потом отнекивается работой. Только Егор в последнее время радовал своими успехами: сначала его фантастический рассказ победил в студенческом литературном конкурсе, потом он отослал в  журнал пару своих миниатюр философского направления, их напечатали и даже выдали парню небольшой, но первый гонорар. Егору льстили не столько деньги, сколько признание его таланта. Только вот все рекомендовали парню переходить на реализм, а тот не знал, с какого сюжета начать.

- А напиши о своих родителях, - предложила Василиса. - Очень необычная история у них, тебе не кажется?

- Даже не знаю, а вдруг они будут против? Все же столько всего драматичного, - сомневался Егор.

- В литературе можно позволить вымысел. И притом, ты же не будешь использовать их имена. Что-то поменяешь, что-то разовьешь  в отдельные сюжеты. Я бы а твоем месте поговорила с мамой и с отцом, они бы еще больше подробностей рассказали. Тем более, сейчас модно писать о  тюрьме. Игнат такого может рассказать. Он как выпьет, так бери тетрадь, а лучше диктофон, и только записывай.

- Ты, как всегда, гений! - Егор сгреб Василису своими большими ручищами, чмокнул в щечку, хотя все время, как она рассказывала, не сводил взгляда с красивых губок, тайно желая прижаться к ним своими и не выходить из этой любовной агонии долго.

- Что здесь гениального, то, полоумный? - Василиса освободилась из его крепких объятий. - Задавишь. Силы вообще не чувствуешь.

- Я напишу цикл рассказов «Записки ЗК». А понарассказывает мне сюжетов дядя Игнат. Так, пошел искать диктофон, где-то валяется в комнате.
Игнат был страшно рад, что его воспоминания о «славной» и безумно шальной молодости кому-то стали интересны. Егор уже предчувствовал, что выйдет что-то интересное.

***

Анжелика все чаще наталкивалась на грубое поведение со стороны как продающих квартиры, так и покупающих, когда те узнавали, что у нее нет разрешения на риэлторскую деятельность от фирмы. Уже трижды сделка обрывалась на полпути к финишу: обе стороны все устраивало, документы готовы, все улыбаются и Анжелика считает свои вырученные проценты, как на утро ей звонят и говорят, что передумали. При этом квартира оказывается в скором времени проданной или купленной. Но без нее. Анжелика понимала, что ее просто «кинули», не захотев платить  комиссионные. Ком обиды подползал к самому сердцу, ноги вели в отдел алкогольных напитков и все заканчивалось  тем, что Анжелика напивалась. Толик, нырнув в пучину бизнеса, не особо обращал внимание на то, что жена часто была «не в духе». Он приходил настолько уставшим и выжатым за день, что единственным желанием было найти подушку и чтобы никто не трогал и ничего не говорил. Зато состояние Анжелики замечал Лешка.

- Толян, я вчера к тебе заглянул,а там Ангел бухая в дым. Вы поругались? - решил поинтересоваться у друга Лешка.

- Вроде, нет. Я пришел, она уже спала. Что пила, не заметил? - поинтересовался Толик.

- Не знаю, бутылок я не видел. Но жаловалась, что обманули, несправедливо все в мире, никому не нужна. С ней что-то делать нужно. Сопьется ведь.

- Ей бы работу нормальную, а то зациклилась на этих квартирах. Вроде другой работы в городе нет.

Лешка быстро обсудил этот вопрос с матерью, та поспрашивала у знакомых и через недельку Лешка принес телефон некоей Дианы Карелиной.

- Это что? - недоумевала Анжелика, рассматривая листик с написанным шариковой ручкой телефоном. Лешка объяснил:

- Звони. Это крутая тетка. Ей нужен личный секретарь. Деньги большие. Часто ездит за рубеж. В принципе, твои квартиры перекроет с лихвой.

- А я ей подойду? - сомневалась Анжелика, но все же через гадкое «боюсь» и «на фиг мне это надо», позвонила, пришла на собеседование и работу, к своему удивлению, получила.

Директор строительной компании «ДиКар» Диана Карелина оказалась сорокалетней ухоженной от корней волос до ноготков на пальцах ног дамой с сильным характером, отсутствием сентиментов и бешеной целеустремленностью в очень далекое будущее. Анжелике был дан испытательный срок в две недели, который та прошла на «ура». Обязанности Анжелики были не такими уж и большими — в течение дня сопровождать Диану, поговорить, когда нужно, чаще просто выслушать, сделать чай, кофе, найти быстро то, что ей необходимо, послать подальше пристающих с глупыми вопросами и уметь регулировать плавающий график.
 
Диана носила исключительно строгие серые, черные, в клеточку брючные костюмы с яркими, даже иногда крикливыми блузами. Анжелика тоже начала одеваться, как леди -босс. Единственное, что смущало Анжелику, так это отсутствие у Карелиной даже намека на семью или хотя бы наличие любимого человека. Но как-то прогулявшись после напряженного рабочего дня с посещением двух строительных площадок города, Карелина перебрала в ресторане спиртного и когда Анжелика, вызвав такси, довела начальницу до ее фешенебельной квартиры, та попросила остаться и поговорить. Анжелика боялась, что Карелина окажется дамой нетрадиционной ориентации, но опасения оказались напрасными. Она была просто очень несчастной бабой.

- Хочешь знать цену всего этого? - Диана обвела небрежным движением руки всю свою квартиру, вернее, зал, где расположилась в домашнем сером плюшевом халате и мелкими глотками пила чай, заваренный Анжеликой. Одни только напольные вазы в античном стиле говорили Анжелике, что цена огромная.- Одиночество, детка. Цена всему этому страшные вечера и ночи в горьком одиночестве. Ты думаешь, какого рожна я тебя выбрала своим секретарем? Расслабься, это не секрет, что до тебя я разговаривала с десятком или двумя девиц и после тебя еще приходила пара-тройка. Ты очень похожа на меня лет двадцать назад. Такая же сильная, горящая желанием сделать что-то, чтобы не остаться в болоте, а жить достойно. Но мир не совершенен, ага? Много раз в душу плюнули? Вижу, не один и не два.

- Диана Викторовна, можно я мужу позвоню, а то поздно, волнуется, - попросила Анжелика, соображая, что скажет в оправдание.

- Ой, блин, я и забыла, что ты замужем. Я сама позвоню. Диктуй номер, - Диана говорила с Толиком уверенно и так, словно он еще в чем-то и виноват. Когда положила трубку, сказала:

- Я отпросила тебя у мужа до завтра. Ему полезно побыть одному, а я могу и руки наложить на себя, если останусь в квартире одна.

- Вы? Мне кажется, вы очень сильная, - решила отвесить комплимент начальнице Анжелика. Тем более, что ей действительно так казалось. Да что ей, всем так казалось.

- Но иногда глупые мысли посещают мою голову. Бывают такие минуты, лучше тебе никогда не испытать этого, когда все равно, повеситься, застрелиться или с высотки вниз головой. Да, я уже трижды залезала на крышу девятиэтажки. Красивый вид там, - удивляла Карелина Анжелику.

- А животное не пробовали завести? - вспомнила Анжелика первый психологический совет для одиноких.

- Пробовала. Они у меня дохнут быстро все. Даже ребенка из детдома хотела было взять. Поехала в детдом, увидела эти глазенки… Едой, игрушками, одеждой каждый год помогаю, но так и не смогла. Может, когда-нибудь смогу.

Анжелика не решалась спросить что-то о ее собственных детях, но, видимо, этот вопрос слишком явно стоял в глазах Анжелики, или Диана понимала, что нужно этот момент объяснить:

- Я не могу иметь своих детей. Недавно прочла одну умную фразу: « За спиной каждого успешного мужчины стоит любящая и понимающая женщина, за спиной успешной женщины — предательство мужчины». И это правда!

- Вас предал любимый человек?

- Меня прОдал любимый человек. За долги. Своим дружкам. И те завезли в лесной домик и по очереди забирали долг…. Потом уехали, а меня оставили. Вот здесь ошиблись немного. Нужно было убить, легче мне было бы, намного легче. А так выползла к трассе, добрые люди в больницу  завезли, там хорошие доктора вылечили… тело, а душу … душа от такого не лечится.

- Но ведь можно было взять медицинское заключение, заявить на насильников и отомстить, - Анжелика бы так и сделала.

- Вот видишь, и ты такая же. Я побоялась, что откупятся, из богатых они были, родители влиятельные очень. Судьба помогла встретить Лазаря. Бандит был редкий. Но с его помощью я отомстила всем. И тем, кто насиловал, и тому, кто продал.

- Они сидят в тюрьме?

- Они зарыты на кладбище. Я оказалась очень злопамятной. Сама от себя не ожидала.

- А Лазарь? Он где? - у Анжелики от рассказала начальницы волосы дыбом стали.

- Убили. Его же друг и прибил,- продолжала шокировать  Карелина. Анжелика -то думала, что она несчастна. Вот настоящая безысходность, а у нее так, временные трудности.

- А полюбить кого-то? - подыскала еще один сценарий избавления от одиночества.

- Не.Не способна я уже любить. Ненавижу мужиков, причем всех поголовно. Уже когда улыбается и спрашивает, что я делаю вечерком, тогда и начинаю  ненавидеть. Феминизм, глубоко укоренившийся и невышибаемый.

Анжелика не помнила, когда уснула. Проснулась от яркого лучика, играющего на ее щеке. Карелина возилась с легким завтраком на кухне, если этот уголок с  серебристым шкафчиком и столом, напоминающим барную стойку можно было назвать кухней.

- О, ты проснулась? Доброе утро!- бодрый голос никак не выдавал вчерашнюю безнадежность в словах и глазах. Сегодня это была совсем другая женщина. «Так быстро меняться — это, наверно, сложно», - подумала Анжелика, а вслух сказала:

- Доброе! Вам помочь?

- Я сама еще способна, руки  на месте. Умывайся, приводи себя в порядок и возвращайся.

За завтраком Карелина еще больше удивила Анжелику:

- Я не помню, что тебе вчера наплела. У меня бывают такие провалы. Одно скажу, не повторяй моих ошибок. Женское счастье — это семья. А все эти деньги, власть, бизнес — так, временная игра, увлекательная, тешащая самолюбие, но игра. Развлечение эгоисток. И самое главное, через недельку летим в Рим. Возьми разговорник и подучи основные обращения. И это, загранпаспорт по срочной схеме оформи. Сегодня ты свободна. Займись собой и мужем. Голос у него приятный. Но я бы на его месте не оставила с придурошной теткой на ночь свою жену. Да, и шмоток прикупи, деньги я тебе в сумочку положила. Нужно будет одно вечернее нарядное платье. Я б тебе какое-нибудь свое отдала, но мы с тобой разной комплекции.
Уже в дверях Карелина  сказала Анжелике:

- Не зря ты на психолога училась. Все у тебя, девка, теперь будет зашибись, это я тебе обещаю.

Продолжение следует...


Рецензии
Прочитала главу и рец-ку Роберта и горько улыбнулась. У многих, наверное, были такие веры павловны в жизни...
У меня, как и у Василисы, и у Наташи, была такая "переэкзаменовка" - пересдавала английский в 9 классе, когда сменился преподаватель. Прежняя учительница никак не могла мне простить то, что однажды я назвала фашистов "фрицами." Раньше она у нас историю преподавала .
Будучи немкой она восприняла это, как личное оскорбление. И всё! Что бы я ни делала, как ни старалась, больше тройки она мне не ставила.
На моё счастье ушла в декрет, а позже её мужа перевели в другую часть и они уехали совсем из нашего городка.
А новые учителя сами предложили мне исправить сложившуюся ситуацию.

Ольга Смирнова 8   05.02.2019 04:48     Заявить о нарушении
Ситуация стандартная до невозможности. Свою веру павловну даже вспоминать не хочу. Но на всю жизнь запомнила, как НЕ НАДО делать, если ты учитель.

Ксения Демиденко   06.02.2019 00:34   Заявить о нарушении
На это произведение написано 10 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.