Свободный рынок и социальная справедливость

   Только для тех, кто способен прочесть более десяти строк!


   В тюрьму прибыл проверяющий. После проверки он спрашивает начальника тюрьмы:
- Я одного не пойму, почему при такой ненадёжной охране у вас ещё никто не сбежал?
- А я заключённым разрешаю смотреть наши социально-экономические новости по телевизору.


      Свободный рынок – это не просто экономический принцип распределения производимой обществом продукции для его развития, это и всеобъемлющее понятие, касающееся организации общественной жизни капиталистического государства, где рынок развивается между классами, формируя наёмное рабство.  Ведь при рабовладении и феодализме как такового рынка между классами нет, поэтому только при капитализме формируется понятие  буржуазной справедливости, что явно вытекает из принципа рыночной конкурентности, ибо именно при монополии капитала всё в основном решают именно деньги, а не законы общества, в чём и заключается сущность буржуазной справедливости. 
      Но здесь необходимо понимать, что справедливый рынок и здоровая соревновательная конкуренция возможна только в равных условиях для ее участников – все предприятия, сословия, предприниматели, наемные работники должны иметь равные возможности, права и обязанности в обществе по действующему законодательству как на труд, так и на вознаграждение за труд в виде социальных средств для жизни по количеству и квалификации своего труда на благо общества, чтобы иметь от общества всё необходимое дл своего социального благополучия доостойно труда, что в принципе при рынке НЕВОЗМОЖНО! Ведь деньги всегда определяли и всегда будут определять ЧАСТНЫЙ характер приобретения средств для жизни теми, у кого их достаточно для такого приобретения в ущерб тем, у кого их не достаточно для этого или их нет на рынке, А богатство и власть имущие всегда имеют привилегии в таком потреблении, что и разделяет общество на классы угнетателей и угнетённых. Именно поэтому и необходимо снижать негативное влияние рынка сокращением товарно-денежных отношений при распределении социально необходимых каждому средств для жизни и налаживать их распределение по кодичеству и квалификации труда.

      http://www.proza.ru/2016/08/18/1263

      В то же время при свободном рынке рыночная конкуренция должна подразумевать существование определённой экономической свободы и свободного выбора гражданами своей сферы деятельности, но тогда о каких равных возможностях на условия жизни при этом может идти речь?

      Наконец, рыночная конкуренция – это тот лифт, который возносит на вершины социальной пирамиды наиболее способных и талантливых участников рынка, одновременно опуская вниз тех, кто проигрывает экономическое противоборство. В этом случае речь может идти только о буржуазной справедливости, когда всю экономическую жизнедеятельность людей определяют и формируют только деньги получаемые за свою деятельность и способности людей каким-то образом зарабатывать эти деньги!  Но в таком случае справедливость может определяться только равной зарплатой за равный труд, а не на условия жизни, ибо ДЕНЬГИ ещё нигде и никогда не гарантировали ДЛЯ ВСЕХ достойные труда условия жизни, они всегда определяют ЧАСТНЫЙ характер приобретения необходимых для продолжения жизни социальных благ теми, у кого достаточно денег, власти или знакомств для такого приобретения, в ущерб тех, у кого не достаточно того или другого.
 
     А значит зарплата это только денежный эквивалент пропорциональный количеству и качеству труда, а человеку для жизни часто нужны необходимые для нормального физического и морально-нравственного здоровья, а также для  интеллектуально-духовного развития нормальные социально-бытовые условия жизни. А деньги, как известно, всегда и везде дают всем только ЧАСТНУЮ возможность приобретения средств для жизни на их рынке часто независимо от того, заработаны деньги или добыты каким-либо другим, часто преступным путём и обычно в ущерб тех, кто выполняет свои должностные обязанности даже лучше других, а живёт в нищете! 

     Но когда все совместно служат обществу на своём месте учёбы или работы и за это получают от общества необходимое для продолжения своей жизни от количества и квалификации своего труда на благо общества количеством относительно равномерно от общей массы качественно производимых средств для жизни, а приготовление пищи из необходимых для здоровья качественных продуктов,  благоустройство необходимого для нормальной жизни количества жилья и фактуры для необходимой одежды по зарплате, по сортности, по разрядам, по категориям или по другим критериям, то как будет называться такое общество?  При этом рынок будет сохраняться вне социально-коммуникационной сферы и на излишки от необходимых и оговоренных законом социальных норм, если это не вредит благополучию всех и не нарушаются принципы равноправия и социальной справедливости при определённом уровне развития общества, то разве такое общество не будет считаться социально справедливым?

    http://www.proza.ru/2016/06/22/414

    Отсюда следует, что справедливый рынок – это результат торжества равной рациональности всех его участников, стремящихся к максимизации всех своих предпочтений и возможностей, но при условии насыщенности всех необходимых средств для жизни и равновесия цен при соответствии товарной массы на рынке и денежной массы у населения, чего в принципе при рынке быть не может! Никакому предпринимателю не выгоден насыщенный рынок при рыночной конкуренции, как не выгодно работать тому, кто знает, что его труд не будет должным образом оплачен.  Предоставленный свободе рынок становится, на определенном этапе общественного развития, источником социально-экономического кризиса, где максимизация всех предпочтений участниками рыночных отношений приводит к ситуации, при которой почти все начинают проигрывать!

    Это происходит главным образом от появления так называемых «экстерналитетов» – никому не принадлежащих продуктов труда, которые неизбежны в условиях свободного рынка (разумеется, при исключении обмана и насилия, что тоже невозможно, равно как и сохранение свободы участников, ибо без этих условий речи о свободном рынке вообще быть не может). В результате на сцене неизбежно появляются так называемые «безбилетники» и «паразиты». Первые используют положительные для себя экстерналитеты, вторые отрицательные. Примером положительных экстерналитетов может быть строительство маяка несколькими объединенными мореплавателями. Но как только они завершат строительство, другие смогут свободно пользоваться их трудом и нет никакой возможности заставить их платить. Именно они и есть «безбилетники». Они начнут получать неоплаченное преимущество в конкуренции за счет других и тем самым сделают строительство маяков занятием невыгодным, если какое-либо общество не возьмёт его себе на баланс для обслуживания и взимания платы при помощи своей власти с проходящих судов в их территориальных водах и не сделает маяк общественной собственностью.

      Примером паразитов и отрицательных экстерналитетов может быть поведение тех промышленников, которые выбрасывают отходы промышленного производства в атмосферу или в водоёмы. Фактически они перекладывают свои расходы на плечи тех, кто будет вынужден как-то защищаться от отравления и лечиться после дыхания отравленной атмосферой или употребления отравленной воды!  Все эти примеры показывают не только неоптимальность, но и гнусную несправедливость, ибо доходы предпринимателей и трудящегося на их предприятиях населения несопоставимы! При условии одной лишь чистой максимизации своих интересов рынок заходит в тупик.  Социалисты убеждены, что единственным условием выйти из состояния неоптимальности может быть только дополнение рынка обобществляемой кооперацией и сделать более видимыми и осязаемыми рыночные отношения, дополняя максимизацию своих предпочтений не только моральными и законодательными ограничениями, но и социальными гарантиями на социально-бытовые условия жизни достойно труда! Здесь необходимо заметить, что в условиях конкурентного рынка морали быть не может, но кооперация и законодательно оформленные социальные гарантии выгодна всем, ибо они делает проблему создания моральных и законодательных норм для обеспечения равноправия и социальной справедливости не такой уже безнадежной. Подобная неоптимальность системы при свободном рынке понимал и Маркс, объясняя периодические кризисы перепроизводства.  Несправедливость ничем не ограниченного рынка выражается и в так называемой «факторной ренте», если привести её как образец справедливости в своем «аргументе от Уилта Чемберлена», который призван проиллюстрировать несправедливость и нестабильность любого распределения по принципу конечного состояния, а также шаблонных принципов справедливости.

      Аргумент от Уилта Чемберлена. Предположим, что произошло распределение благ в соответствии с данной схемой распределения по социальным потребностям, которую мы обозначим как Р1. Теперь представьте некоего великого баскетболиста Уилта Чемберлена, который, являясь звездой баскетбола, может диктовать свои условия контракта. Из прихоти или из желания опровергнуть презираемые им принципы справедливости он соглашается подписать контракт лишь при одном условии: 25 центов от цены каждого билета достанется лично ему. Люди охотно посещают матчи с его участием, они покупают билеты и вполне добровольно платят 25 центов непосредственно Чемберлену.

    Предположим, что в этом сезоне игру посмотрел один миллион человек и Чемберлен положил в карман $250000, что гораздо больше среднего заработка и гораздо больше всех доходов всех остальных. Уполномочен ли он на этот доход? Является ли новое распределение Р2 несправедливым? Если нет, то почему? Мы не ставим под сомнение справедливость первого распределения Р1. Каждый человек сам, вполне добровольно решил дать 25 центов Чемберлену, хотя мог бы потратить их на пиво, кино, мороженое или газеты. Но все они, один миллион человек, согласились дать их Чемберлену в обмен на право смотреть его участие в игре. Если Р1 было справедливо и люди добровольно перешли от него к Р2, передав часть своих средств от Р1 ,(для чего еще нужны деньги, как не для того, чтобы их тратить),  то отчего же не будет справедливым и Р2, если ОГРАНИЧИТЬ  РЫНОЧНОЕ  РАСПРЕДЕЛЕНИЕ  СРЕДСТВ  ДЛЯ ЖИЗНИ!  В этом случае Уилт Чемберлен станет богаче только в финансовом плане, но купить средства для жизни В УЩЕРБ СВОИМ СООТЕЧЕСТВЕННИКАМ ОН НЕ СМОЖЕТ БЕЗ НАРУШЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА!!!  А нарушив ЗАКОН он может попасть в тюрьму!  Не грабь своих соплеменников!!!

     Конечно, это справедливо, если люди пожертвовали именно пивом, кино, мороженым или газетой, а не пищей, жильём или одеждой, без чего они едва ли чувствовали себя счастливыми на его матче. Конечно, люди имеют право распоряжаться своими деньгами, разве это не предполагает их права отдать их  Уилту Чемберлену за удовольствие видеть его игру, ведь за свой труд на благо всего общества каждый из них имеет право на определённые нормы жилья, продуктов питания и одежды и это право за ними сохранилось, они не стали социально беднее!

     И какие возражения с позиции справедливости? Все имеют свои законные доли социально необходимого в соответствии с Р1 и нет ничего, что можно было бы оспорить при помощи справедливости. Каким образом третья сторона может обжаловать добровольный обмен между людьми, если их социальные, жизненно важные интересы не затрагиваются?

      Ведь в жизни все блага приходят с правами на них определенных людей СОГЛАСНО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА, а не падают на нас с неба, а значит, если будет ЗАКОН наделяющий людей соответствующими правами и добросовестно работающие службы обеспечения законности, представители которой тоже несут строгую ответственность за несоблюдение законности, то что помешает развиваться в обществе гуманизму, равноправию, социальной справедливости, морально-нравственному здоровью нации и интеллектуально-духовному развития каждого члена общества???  Разве это противоречит нашей интуиции по развитию равноправия и социальной справедливости, не ведет к принципам развития гуманизма, добрососедства, солидарности, взаимовыручке, разве это не сокращает анархию рынка и всех язв, которые только он способен создать на теле общества???

     Если говорить об особенностях факторной ренты, то она заключается в том, что хотя и является результатом добровольных отчислений, но при некоторых условиях косвенно может даже способствовать развитию кооперативных, общинных взаимовыгодных связей и представлять собой в этом смысле результативную игру, при которой происходит некоторое перемещение финансовых  ресурсов от одного участника к другому, когда одни получают удовольствие, а другие финансы для своего развития! В этом смысле факторная рента представляет собой рыночный обмен, добровольный и взаимовыгодный, утверждая некоторую справедливость ничем не ограниченной факторной ренты. Факторная рента не должна запрещаться, но должна облагаться высоким прогрессивным налогом. Возникновение факторной ренты неизбежно в условиях любого рынка, и только корпоративная кооперация общества может налагать на нее какие-либо ограничения.  Западная цивилизация добилась впечатляющих успехов и много сделала для освобождения индивида от оков иерархических и кастовых разногласий. «Но, развязав руки индивиду, она чрезмерно доверилась рыночным институтам и уделила слишком мало внимания кооперативному взаимодействию с его требованием ограниченных, но твердых запретов.»  Готиер. «Мораль по соглашению.» Стр.19.

    Необходимость в определённых нормах морали для торжества справедливости возникает исключительно на уровне кооперации, в условиях применения стратегической рациональности при развитии общества. Кооперация – это единственно возможный ответ на недостатки рынка, связанные с торжеством «безбилетников» и «паразитов», а также засильем непродуктивной факторной ренты. Основа кооперации, а также практической рациональности заключается в способности взаимодействующих индивидов накладывать ограничения на свои интересы, а именно в этом и заключается справедливость!

     В этом ключе Готиер дает очень простое определение справедливости, которое полностью укладывается в рамки обменивающей парадигмы и совпадает с одним из определений справедливости у Аристотеля (справедливость как всеобщий отказ от присвоения того, что нам не принадлежит). «Там, где рыночные отношения с их предустановленной гармонией между равновесием и оптимальностью пребывают по ту сторону добра и зла и под воздействием «безбилетников» и «паразитов» естественные взаимодействия деградируют в обман и насилие, кооперация представляет собой царство справедливости. Справедливость есть предрасположенность не злоупотреблять интересами других, не пытаться проехать за чужой счет и не перекладывать свои затраты на плечи других»

     Утилитаристы и марксисты, как известно, тоже возлагали надежду на то, чтобы сделать руку рынка хорошо видимой, но рука рыночников-утилитаристов могла задеть многих невиновных, а рука большевиков, образно говоря, была вообще вооружена маузером, поэтому  Готиер избегает каких-либо энергичных манипуляций, забывая о том, что именно капитализм узаконил равенство рабочего времени как количество труда и внедрил разряды, классы, категории и прочее для фиксации результатов квалификации, чтобы платить трудящимся за равный труд относительно равную оплату и даже не подумал о том, что подобным образом можно распределять не только финансы, но и средства для жизни… Собственно говоря, справедливость есть не более чем рациональная предрасположенность к объединению в равноправных кооператоров или в корпорацию, где один для всех и все для каждого, где с правом на труд каждый законодательно  имеет и гарантированное право хотя бы на социально-бытовые условия жизни достойной труда, а не только на зарплату пропорционально труду, что и отличает капиталистическое общество от социально ориентированного или социалистического, основанном на развитии социальной справедливости, гуманизма и равноправия, а не марксистско-ленинской диктатуры пролетариата.

     В силу этого обстоятельства предлагается всем потенциальным участникам справедливых социальных взаимоотношений объединиться и как бы заключить сделку, отождествляя её рациональность с достижением оптимальности и равновесия.  В этом случае участникам сделки предлагается отказаться от иллюзии максимальной выгоды в ситуации противостояния и удовлетвориться меньшей, но гарантированной пользой для всех на путях взаимовыгодного сотрудничества. Необходимо создать новую концепцию справедливой сделки, которую можно называет минимаксимальной относительной уступкой. Конечно, заключая любую сделку каждый стремится получить как можно больше для себя. Но требовать больше, чем произведено глупо, а распределять только денежный доход обязательно возвращает всех в мир монополии капитала, что недопустимо!

      А требовать меньше вообще глупо и значило бы только подорвать свою позицию за столом переговоров. Рано или поздно стороны должны прийти к взаимовыгодному соглашению и точка совпадения интересов будет являться минимаксимальной относительной уступкой. Или, что то же самое, максиминимальной относительной выгодой для всех. Идеальным представляется вариант, при котором и то и другое является равно пропорциональным по отношению к исходной позиции сделки. Если же относительная уступка одного участника больше, чем у другого, тогда у одного из них появляются основания для озабоченности. Подобная норма рациональности действительно сильно напоминает моральную норму «золотого правила нравственности».  Готиер, по сути дела, и предлагал каждому участнику сделки поступать так, как он хотел бы, чтобы поступали другие участники.  Такие гипотетические межкорпоративные соглашения по концепции Готиера должны заключать вполне реальные индивиды, что, собственно, давно уже делается при заключении межкорпоративных сделок в современных социально развитых странах.

       Концепция ограниченной максимизации  как условие соблюдения справедливой сделки.
 
     Принцип минимаксимальной относительной уступки (максиминимальной относительной выгоды) составляет первый рациональный принцип справедливого рынка Готиера. Подобная рациональность морали вряд ли у кого может вызвать сомнения. Вся проблема заключается в соблюдении рационального взаимовыгодного соглашения. Готиер прекрасно понимает это и потому делает следующий шаг – доказывает рациональность не только заключения, но и соблюдения договора сделки, что и составляет второй принцип его теории справедливости. Действительно, настоящий камень преткновения для моральной нормы и источник конфликта моральной и рациональной нормы – это ситуация, когда можно приумножить собственную пользу, нарушив взаимовыгодный договор. Для решения этой проблемы Готиер вводит понятия, характеризующие ценностные установки индивидов: прямолинейный максимизатор (ПМ, тот, кто, не задумываясь, нарушит договор при первом удобном случае, если это выгодно), и сдержанный максимизатор (СМ, тот, кто тоже это сделает, но только позже, когда убедится, что иного выхода нет). Готиер вовсе не проповедует христианские добродетели. Мораль рациональна только в обществе сдержанных максимизаторов, которые, кроме всего прочего, еще и способны различать прямолинейных максимизаторов, рядящихся в обличье сдержанных максимизаторов и способных подорвать рациональную идиллию последних.

    Предрасположенность следовать моральным нормам в экономических соглашениях не только рациональна, но также и просто справедлива, ибо в этом случае Готиер возлагает все надежны на рациональную мораль равноправных участников сделки. Не было бы никакой проблемы, если бы общество сплошь состояло из сдержанных максимизаторов, но в том-то и дело, что есть еще и прямолинейные, которые не прочь поживиться плодами чужих усилий. Готиер уповает на «просвечиваемость характера», это свойство позволяет СМ не только находить друг друга и объединяться, но и избегать эксплуатации со стороны ПМ. Более того, вполне в духе просветительской веры в прогресс Готиер уверяет, что это свойство имеет тенденцию укрепляться в хорошо организованном обществе и относительное число СМ увеличивается прямо пропорционально их успехам по установлению взаимовыгодных кооперативных связей. Напротив, в обществе, организованном плохо, преобладают прямолинейные максимизаторы, которые поступают прямо противоположным образом. Их неистребимое желание поживиться за счёт нарушения соглашения дает им возможность получить кратковременные выгоды, но лишает возможности получать долговременные выгоды от плодов кооперации. Неуклонно растущая рациональная кооперация населения и развитие партийного парламентаризма так или иначе, даже в ситуации крайнего преобладания ПМ, ведет к постепенному образованию сначала отдельных островков ограничения частного бизнеса и свободного рынка, затем развитие гуманного и честного бизнеса, а потом и всё общество кооперируется для внедрения законодательства запрещающего кому-либо улучшать своё положение путем ухудшения  исходного положения других участников социально-экономического содружества.
 
    Запрет на улучшение своего положения путем ухудшения  исходного положения других участников сделки.

     Смысл своего третьего принципа справедливости Готиер передает в свойственной ему манере при помощи притчи. Некая страна представляет собой классическое общество рабов и господ. Рабы жестоко угнетаются, и имей они хотя бы четверть шанса, они немедленно восстали бы и свергли угнетателей. Но господа умеют обставить дело так, чтобы не дать им этой четверти шанса. Разумеется, это требует очень больших затрат на содержание репрессивного аппарата. Но вот и туда пришла пора перестройки. Новый общественный лидер среди класса господ, закончивший один из прогрессивных университетов и знакомый с теорией игр, предложил перейти к новой форме общественного устройства, с помпой названного «Договор взаимной выгоды», который был торжественно подписан как рабами, так и господами. Суть договора заключалась в том, что господа перестают жестоко угнетать рабов и предоставляют им свободу. Рабы же продолжают добровольно обслуживать господ. Взаимная выгода налицо: господам более не надо тратиться на поддержание репрессивного аппарата, рабы приобретают свободу и теоретическую возможность улучшать свое благосостояние.

     Но, получив свободу, рабы немедленно отказались соблюдать договор и свергли господ. Как впоследствии пояснил один из бывших рабов в ответ на упрек бывшего господина, «договор не мог иметь силу, так как был подписан в условиях исходного неравенства сторон».  Смысл этой притчи совершенно ясен. Даже если сделка заключена вполне добровольно, она не может иметь силу в том случае, если ей предшествовали предварительный обман или насилие. Таким образом, сама исходная позиция сделки может содержать в себе предшествующую несправедливость, которая не должна закрепляться в последующем взаимодействии. Подобное соглашение, основанное на несправедливости, не может иметь силы, и его соблюдение было бы нерационально. В этой связи Готиер обращается к рассмотрению проблемы приватизации собственности.

     Солидаризуясь с известными идеями Локка, Готиер утверждает, что подобная приватизация может иметь место только в том случае, если она оставляет другим необходимое для жизни количество благ, создает продуктивный стимул для общего блага и процветания и не ведет к образованию каких-либо монополий. В противном случае передачу следует считать непродуктивной. А непродуктивная передача не создает новых благ, а значит и не предполагает их необходимый обмен, она какое-то время просто перераспределяет некоторые существующие блага и таким образом предполагает необоснованные затраты без всякой общей пользы и будет способствовать деградации общества.

      Если это происходит и общество не находит в себе силы препятствовать подобной несправедливой приватизации или отменить ее результаты, такое общество обречено на стагнацию. Рациональность требует соблюдать только такие условия, которые будут относительно взаимовыгодными и не будут нарушаться принципы гуманности, равноправия и социальной справедливости, на что обществом должно быть принято соответствующее законодательство. В противном случае те, кто считает себя обманутыми, будут считать, что общество не имеет право на такую приватизацию до тех пор, пока им не будет предоставлена соответствующая компенсация. Они не будут иметь оснований принимать добровольно общую кооперативную стратегию и включаться в новые социально-экономические отношения без соответствующей подготовки .

      Таким образом, если в основе новой экономической стратегии бедет лежать обман, насилие и коррупция мы рискуем получить общество, почти сплошь состоящее из прямолинейных максимизаторов и кооперация станет бессмысленной.  В то же время смысл такого принципа справедливости очевиден, но реализация новой социально-экономической стратегии возможна только между свободными и равноправными индивидами, согласными с предлагаемыми условиями развития, а результат такого развития ни при каких обстоятельствах не должен ухудшить положение абсолютного большинства участников соглашения.  Для этого очень последовательно и постепенно рынок и социальная кооперация могут поладить, но это возможно лишь при условии наличия первоначального положения, в котором исключено негуманное отношение к людям, а также обман, насилие и беззаконие.

       Концепция личности и общества.
 
     Принципы рыночной справедливости Готиера предполагают также концепцию развития как каждого индивида, так и всего общества. Вполне в духе общих установок модерна и аналитической философии Готиер видит прогресс западной цивилизации в последовательной смене типов индивидуальности и социальности, каждый из который соответствует определенной справедливости. По классификации Готиера существуют три типа человеческой индивидуальности.

     Природный индивид, экономический индивид и либеральный индивид, которые соответствуют трем этапам развития западной цивилизации.
     Природный индивид – это наследие прошлого, тех времен, когда над людьми довлели прочные традиционные связи и эти связи не рассматривались как нечто подлежащее совершенствованию. Природный индивид – это индивид феодального общества в том его виде, который известен западной культуре как общество враждебных корпораций и латентной войны всех против всех. Для природного человека только родственные, дружественные или корпоративные связи выступали гарантией возможного сотрудничества, а единственно возможной формой справедливости была корпоративная справедливость, сводившаяся главным образом к вассальной зависимости. Такого рода справедливость вплоть до настоящего времени торжествует в большинстве стран мира.
     Экономический индивид пришел на смену природному индивиду. Это индивид государства, которое сначала было абсолютной монархией, а затем демократией. Этот индивид постепенно усвоил возможность сотрудничества не только со своими, но и с чужими. Это произошло благодаря как публичным законам, так и публичной морали принципов общей для всех справедливости единых и централизованных общественных институтов. Главными моральными запретами могли бы стать запреты на обман и насилие, которые бы успешно применялись "экономическими людьми" и вошли бы их сознание с молоком матери. Но такая справедливость, принятая "экономическим человеком", могла лишать доступа к плодам такой кооперации других людей, мораль которых основана исключительно на частном эгоизме и привилегиях за счёт других людей.
 
     Экономический индивид постепенно уступает место либеральному индивиду, который кроме чистогана ценит еще и саму возможность свободного сотрудничества. Либеральный индивид учится ценить плоды свободного экономического объединения, предпочитает ее свободному рынку и готов пожертвовать своими прямолинейными выгодами для поддержания основ такой кооперации – прав и свобод сограждан, а также поддержания условий, не допускающих вырождение справедливых рыночных отношений и превращающих их в арену насилия, обмана и коррупции. Сама выгода понимается либеральным индивидом иначе. Он видит выгоду в долговременной перспективе свободного развития для всех, сотрудничества в развитии общества и он горд таким сотрудничеством, когда его уважают и ценят как человека порядочного, честного и добросовестного. Он сам накладывает на себя ограничения на эгоизм, если так поступают и все, кто его окружает. 

       Практическая несостоятельность теории Готиера.

     Критические возражения против теории справедливого рынка Готиера возможны, по крайней мере, с трех точек зрения: с позиции теории рационального выбора, с позиции теории морали и с позиции политической философии.  Одно из главных возражений, которые обычно выдвигаются против концепции Готиера, – это сомнение в рациональности сдержанного максимизаторства. Концепция рациональной сделки Готиера не очень убедительно доказывает преимущества соблюдения взаимовыгодной договоренности, если есть возможность быстро и радикально улучшить свое благосостояние. Получается, что Готиер контрабандой протаскивает мораль в мир рациональных максимизатов, приклеив к ней ярлык «рациональность».

     В действительности рациональные максимизаторы смогут быстро обнаружить, что им нет никакого резона следовать предписаниям Готиера, кроме чисто моральных убеждений, что это улучшит жизнь всего общества.  Однако требование рациональности, которое Готиер возлагает на индивидов, едва ли более тяжелое, чем требование моральности, которое возлагают на них обычные нормы морали и едва ли его проект можно понимать как попытку вооружить костылем рациональности хромающую мораль современного западного индивидуалистического общества. Но для реализации своей концепции у «сдержанных максимизаторов» Готиера должна быть не только убеждённость, но и железная дисциплина, чтобы при своём объединении стать достаточно рациональными и моральными. Ведь нет никакой внешней силы, которая могла бы их принудить быть более рациональными и моральными, кроме стремления к равноправию и социальной справедливости и даже если они окажутся в абсолютном большинстве, то без насилия и строгого соблюдения внутренних законов и дисциплины для сдерживания несогласных в виде «прямолинейных максимизаторов» и прочих у них ничего не получится. Хотя в принципе, это вопросы политтехнологий, умелые политтехнологи в определённых условиях и не такое воплощали…
 
     Но более сомнительна уверенность в том, что обман и насилие не будут предшествовать реализации в соответствии с новыми принципами справедливости, ибо необходимо говорить не только о рациональности потенциальных революционеров, но и о рациональности их потенциальных жертв.  Но может быть для жертвы более рационально согласиться на такие условия соглашения, учитывая, что жертвуя некоторой своей личной свободой,  их семьи, наконец, получат необходимые условия для своего нормального развития?
 
     Ведь по сути дела  здесь используется аргумент категорического императива: «Тот, кто добивается развития гуманизма, равноправия и социальной справедливости иногда ценой своей жизни в противоборстве с противниками этого,  советует другим людям пойти на объединение с ними для установления закона, который может искоренить нищету, бесправие и преступность за счёт такого развития!» Но возможно ли такое, чтобы сдержанных максимизаторов, которые за гуманизм, равноправие и социальную  было больше, чем прямолинейных  максимизаторов, которые против???  Полагаю, что возможно при определённом уровне развития общества!

     В России уже многие убедились в том, к каким результатам приводят свобода и рациональность при отсутствии моральных запретов на обман и насилие. Фактически в начале 90-х годов в России торжествовала одна теория «справедливости» – «что не запрещено, то разрешено».    Возражение этому с точки зрения моральной теории заключается главным образом в том, что это весьма ограниченная и ущербная концепция для справедливых взаимоотношений людей, ибо закон каждый может понимать в меру своей юридической грамотности и своего морального развития. Она содержит в себе беспристрастность, но не несет в себе одного из самых главных требований морали – всеобщности. Это мораль не для каждого и не по отношению к каждому, поэтому обладает большой относительностью.

     В теории рыночной справедливости Готиера не нашлось места для детей, престарелых и больных, тем более для животных и все отношения строятся исключительно на выгоде, а не на законности. Готиер понимает это и потому называет свою концепцию «моральная теория для здоровых», но он не дает ответа на вопрос, как быть с теми и тем, кому нечего положить на стол кооперации, или если они не хотят в ней участвовать. Но разве кроме определённых способностей к труду что-то надо ещё предлагать, если ездить на мотоцикле можно научить и медведя? Конечно, среди неравных одна группа может получить преимущества посредством некоторого угнетения других, но эта теория не является преградой для этого, ибо это в основном моральное, а не экономическое угнетение и при соблюдении законности таким неравенством можно пока пренебречь совершенствуя законодательство. Мы можем заклеймить все отношения угнетения, но взывать к рационально обоснованной морали мы можем лишь в контексте взаимной выгоды. Есть очень большие сомнения, можно ли называть подобную теорию нормативной рациональности моральной теорией. Основной смысл морали заключается именно в том, чтобы каждый мог иметь беспристрастную точку отсчета для обоснования своего морального достоинства. При этом надо иметь в виду, что Готиер с большим презрением относится к обычной морали, считая ее разновидностью веры в леших и домовых. Есть основания полагать, что именно такая мораль утверждается пока в России и именно такая мораль способствует тому положению дел, что нашему правительству начинает «мешать» собственный народ, доведенный до нищеты и бесправия, поскольку взять с него более нечего.  С чего же начать критику концепции общей справедливости Готиера?  Но прежде чем ответить на этот вопрос дадим определение экономики.


      Что такое экономика.

      Экономика - это хозяйственные отношения организованные  для удовлетворения потребностей членов общества в жилье, питании, одежде, в средствах связи, информации, транспорта, в военных средствах для защиты своих интересов от каких-либо посягательств на свободу жить по своим законам, для развития правоохранительных органов,  средств необходимых для развития энергетики, здравоохранения, образования, искусства и прочего.
 
     В основе этих отношений лежит:
1. Учёт населения и определение его потребностей в необходимом.
2. Учёт средств производства и производимых средств потребления,
3. Обучение и организация населения для производства необходимого,
4. Производство. 5. Распределение. 6. Потребление!
И так каждый день... Но!

     Если в государство организован привилегированный класс, например рабовладельцы, они будут нанимать себе грамотных экономистов, финансистов, управляющих, опытных бухгалтеров, чтобы они как можно производительнее организовывали труд рабов и считали каждую копейку для удовлетворения всё возрастающих потребностей рабовладельца, но и не позволяли рабам и рабочему скоту, умирать от голода и холода, а особо одарённых лечили и учили, если в этом была необходимость, ибо они стоят денег!
     Феодалы будут нанимать грамотных специалистов, чтоб как можно лучше организовать труд крепостных, оставляя им необходимое на пропитание.
     Но крепостное рабство после натурального – только маленький шажок по пути к социальной справедливости, ибо после крепостного может начаться ещё более изощрённое рабство - НАЁМНОЕ!  Когда капиталисты при помощи грамотных управленцев организуют труд сельского или промышленного пролетариата для своего привилегированного существования, выплачивая своим трудящимся гроши для выживания, формируя наёмное, кредитное, арендное и прочее финансовое рабство. И не важно, это будет отдельный капиталист, или совокупный, в форме государственного чиновничьего аппарата, сохранивший рынок и товарно-денежные отношения в расчёте с гражданами.  Но о какой социальной справедливости, кроме буржуазной, может идти речь при наёмном рабстве, если чиновник распоряжается в своей вотчине как лавочник в своей лавке???

     Отсюда следует,  что финансы в хозяйственных отношениях играют ТОЛЬКО ВСПОМОГАТЕЛЬНУЮ РОЛЬ для развития производственных отношений и для удобства расчёта с наёмными трудящимися без забот о их социальном благоустройстве. И если развитие финансовых отношений начинают мешать развитию общества, то общество от них постепенно освобождается и эти отношения начинают отмирать!!! Сначала на социальные блага, которые входят в нормы социальных гарантий, затем на средства коммуникации и прочие блага...

     При этом необходимо понимать, что расходы требуемые на общественное потребление связанное с содержанием и развитием военного, энергетического, интеллектуального, научного, технического, культурного, производственного потенциала страны для благополучия всего населения намного больше, чем требуется для удовлетворения насущных потребностей членов общества.


    НО ЕСЛИ СТРАНА ЯВЛЯЕТСЯ ЕДИНОЙ СЕМЬЁЙ БРАТСКИХ НАРОДОВ, а вся её территория является той производственной площадкой с природными ресурсами и производительными силами в лице трудоспособного населения, которые организованы для удовлетворения своих всё возрастающих социально-коммуникационных и интеллектуально-духовных потребностей, то что мешает организовать производство и распределение необходимого для достойной труда жизни всего населения, как это уже сделано во многих странах с высоким СОЦИАЛЬНЫМ уровнем жизни??? Относительно равным количеством по здоровым нормам от общепроизведённого их количества на каждого члена общества по относительному равенству рабочего времени как количества труда, а качеством по результатам квалификации своего труда на рабочем месте в общественной экономике страны!  Лучше работаешь на благо общества - лучше живёшь! Хуже работаешь, хуже живёшь. Не можешь работать - готовь справку, БУДЕМ ЛЕЧИТЬ, кормить и одевать, но по нормам для больных и нетрудоспособных!
 
    Почему денежный капитал общества распределять пропорционально труду можно, а социальный и коммуникационный капитал, так необходимый для полноценной жизни и развития  каждого члена общества, нельзя? А рынок сохранить вне социальной сферы и на излишки от НЕОБХОДИМЫХ ЗДОРОВЫХ норм для нормального развития Человека, чтоб труд людей не пропадал и для взаимовыгодного международного сотрудничества рынок не помешает. Но это будет невыгодно прежде всего власть и богатство имущим – они тут же потеряют свои привилегии! Воровать будет намного труднее, ибо деньги при свободном рынке всегда определяли и всегда будут определять частный характер приобретения средств для жизни теми, у кого денег достаточно для такого приобретения, в ущерб тех, у кого их недостаточно или рынок оскудел и это зависит не от вклада человека в экономику общества, а от того, сколько у человека денег, которые можно и украсть или отобрать у кого-то, или какие у него знакомства для блатного приобретения. 

     Давно пора понять, что и превращение частной собственности на средства производства в общественную или государственную собственность тоже не делает необходимые средства для жизни достоянием всего народа.  Изменяется только характер собственности средств производства, а способ распределения социальных благ сохраняется прежним – через рынок!!!   А говорить о равенстве и справедливости для всех при рынке всё равно, что говорить о свободе и равноправии всех при рабстве!!!!!   А при МОНОПОЛИИ капитала, то есть при КАПИТАЛИЗМЕ, где ещё нет МОНОПОЛИИ ЗАКОНА О СОЦИАЛЬНЫХ ГАРАНТИЯХ, именно деньги и позволяют богачам лишать население многих благ на законном основании посредством рыночного и финансового террора, пока трудящиеся, хорошо объединившись, не заставят власть и богатство имущих проявлять заботу о себе.

     Напомню, что представляет собой рыночная справедливость Готиера. «Мы утверждаем, что справедливость – это жизнь не за счет других, а как кооперация на основе добродетели, которая принимается добровольно равными и рационально действующими индивидами при морали рационального соглашения между равными перед законом». Теория справедливости Готиера исходит из трех в высшей степени метафизических и спорных оснований, которые соответствуют его концепциям личности, общества и рациональности. Личность у Готиера – это его экономический человек, не имеющий никаких привязанностей и ценностей и не стремящийся ни к чему, кроме максимизации своих рациональных желаний. Такая личность, возможно, и существует, но нельзя исключать другую, прямо противоположную концепцию личности, которая принимает свою индивидуальность из интерсубъективных ценностей. Его общество – это не более чем кооперативное общинное предприятие для достижения сугубо индивидуальных благополучных в его понятии социальных условий жизни, но на основе общих социальных законов развития общества. Такая концепция предполагает общество индивидов, для которых важны условия для самореализации в нерабочее время, но подобное представление об обществе противоречит многим интуитивным представлениям об обществе как коллективной ценности относительно к тем благам, которые мы  достигаем с его помощью. Эта концепция противоречит большинству социологических теорий, которые утверждают интегральную сущность общества. Наконец, его концепция рациональности как максимизации рационального предпочтения является лишь одной из многих концепций рациональности, но  едва ли ее выбор является достаточно надежным основанием для строительства концепции общества справедливости. 

     Главный недостаток рыночной справедливости Готиера.

     Но главный недостаток теории рыночной справедливости Готиера, по мнению некоторых, заключается в том, что она не является истинной в прагматическом смысле этого слова, она не может работать как концепция общей справедливости в обществе, так как составляющие эту справедливость условия, а это честность, отсутствие насилия и принуждения в обществе в условиях рынка сами по себе мало реальны без соответствующих законов и норм морали. Если его принципы и будут воплощены в качестве принципов справедливости основных общественных институтов, эта общественная система не будет долго стабильной. По непонятной причине теория общей справедливости Готиера совершенно обходит вниманием проблему стабильности возможного общества как саморазвивающейся системы построенной на основе провозглашенных им принципов. Между тем именно стабильность является главным тестом на истинность принципов общей справедливости, но это и невозможно, ибо любое общество и не может быть абсолютно стабильной системой в силу динамичности его развития.

     Так, например, в «Левиафане» Гоббс перекладывает заботу о поддержании основ справедливости на плечи «суверена», наделенного неограниченной властью, и это выглядит достаточно убедительно, но ведь «суверен» не вечен!  У Руссо такую же роль играет всеобщая воля, но всеобщая воля ещё более утопична. У Ролза стабильность поддерживается за счет универсальной морали, включающей обязательства по отношению ко всем, включая и тех, кто не может или не хочет участвовать в общественной кооперации для общего благополучия. Справедливые порядки могут оказаться выведенными из состояния равновесия по той простой причине, что честные поступки могут представлять собой далеко не лучший ответ на поступки других. Для того, чтобы обеспечить стабильность, люди должны обладать интуитивным чувством справедливости при стремлении как-то позаботиться об обделенных ими, а что мы наблюдаем в жизни?  Здесь необходимо помнить, что условия социально-экономической справедливости необходимо иногда отделять от морально-нравственной справедливости, которая часто вне экономики и не подчиняется общим понятиям процессуально-юридических норм закона! Ведь в случае, если эти чувства достаточно сильны у большинства, если они смогут объединиться и преодолеть соблазн нарушения правил при определённых условиях обеспечения справедливости, то такая схема сотрудничества становится работоспособной.  Следование долгу по выполнению своих обязанностей и добровольное подчинение общим законам за право иметь всё необходимое для своего развития и благополучия своей семьи достойно труда может восприниматься всеми как правильный ответ на такие же действия других!

     В концепции рыночной справедливости Готиера без оформленных законом социальных гарантий не видно никаких сил, которые могли бы обеспечивать стабильность общества, как саморазвивающейся системы, но этого и не будет, если сами люди не будут объединены новой концепцией справедливости и не будут поддерживать стабильность общества, построенного на фундаменте ограниченном только нормами морали, а не буквой закона. В таком случае общество обречено на дрейф в направлении постепенной самоликвидации под бременем логического саморазвития его же собственных рыночных принципов.

     Можно говорить о возможности двух вариантов такого дрейфа.  Первый вариант будет осуществлен в обществах, склонных к корпоративизму, и будет представлять собой вырождение готиеровского рационального рая в буржуазное иерархическое общество неравных, что часто происходит при смене власти в определённых условиях. Второй вариант - движение к тоталитаризму и фашизму. Представляется, что готиеровское общество неизбежно распадется, по крайней мере, на три касты, наподобие тех, что обычно складываются в российских местах лишения свободы, ибо принципы «морали по соглашению» соответствуют так называемой «воровской морали». Она точно так же запрещает обман и насилие по отношению к своим, требует сотрудничества, справедливой доли для каждого, отрицательно относится к «халявщикам» и «кидалам». Сдержанный максимизатор – это и есть идеальный вор, который соблюдает воровской закон. Прямолинейный максимизатор есть не кто иной, как «фраер» или вор без понятий, для которого закон есть он сам, а воровской общак похож на факторную ренту, которая облагаться высоким прогрессивным налогом в пользу «общака».
 
     Первая каста будет составлена из тех, кто не может или не хочет участвовать в общественном договоре по принципам Готиера. Как было показано выше, мораль Готиера не распространяется на тех, кто не участвует в сделке, но общим социально-экономическим законам они должны подчиняться?  Ведь в противном случае такое общество вообще нежизнеспособно, если на представителей этой группы не будут распространяться никакие запреты рациональной морали вплоть до запрета обмана и насилия. Соответственно и они не будут чувствовать себя связанными никакими моральными обязательствами и будут уступать исключительно аргументам силы и постоянно находиться в оппозиции к власти. 
     Вторая – те, кто, хотя и не принимает принципы справедливости, но имеет что предложить обществу. Они могут также формально принимать общие принципы готиеровской справедливости, но не разделять общей концепции достижения своего благополучия, связанной с этими принципами. В этом смысле принципы справедливости будут иметь для них только внешнее, но не внутреннее ограничение. Они не считают следование этой справедливости предметом собственной гордости и следуют ей скорее из необходимости, из страха перед наказанием за нарушение закона, чем из добровольного желания. Но ведь подобное может быть в любом обществе! В отношении их может действовать запрет на улучшение своего благосостояния за счет других, но они пользуются общими правами на необходимые средства для жизни по своему участию в общественной экономике достойно своих способностей в труде по его количеству и квалификации! Такие могут примыкать как к тем, так и к другим.
     Третья группа это те, кто полностью принимает принципы справедливости Готиера, из этой группы должна состоять правящая партия, это те, кто не только соглашается ограничивать свои действия принципами справедливости, но и рассматривает свое членство в «готиеровом братстве» как источник гордости и собственного достоинства. Только между ними возможна полностью честная кооперативная и общинная стратегия, и именно они полностью и безоговорочно принимают мораль по соглашению жить в обществе, где один для всех и все для каждого! Они должны будут усвоить некоторый элемент перфекционизма и рассматривать свое самосовершенствование в направлении морали по соглашению как высшее благо. Всё это хотя и не предусмотрено концепцией Готиера, но теоретически возможно и даже вероятно в условиях культурного развития общества корпоративного благосостояния. 

     Есть серьезные основания опасаться, что есть определённые варианты развития морали общества гуманизма, равноправия и социальной справедливости, когда определённые условия могут возвратить общество в мир рабов и господ, как это случалось в мире людей уже не однажды, но это будет зависеть именно от людей. В силу такого развития при смене власти обездоленным со временем придётся объединиться и либо корпоративно прибегнуть к восстанию по стратегии сдержанных максимизаторов, либо совершить правительственный переворот, либо взять власть в парламентской борьбе.  Либо принять индивидуальную стратегию прямолинейного максимизаторства, вплоть до грабежа на большой дороге. А чему удивляться, если народ оказался не способен противостоять разврату и пьянству, жажде наживы и привилегий своих избранных вождей?   Ведь со времён Аристотеля известно, что если людей объединяют вожаки - это стадо, если людей объединяют справедливые законы - ЭТО НАРОД!

     В любом случае неспособность удержать власть и соблюдать законы в стране создаст угрозу благосостоянию населения, потребует прибегнуть к помощи репрессивного аппарата, и тогда от справедливого либерализма Готиера не останется и следа.  Другой вариант развития общества принципов справедливости Готиера – это погружение его в пучину полной моральной анархии и войны всех против всех. Такой вариант станет возможен в том случае, если представители правящей партии не смогут усвоить элемент перфекционизма, то есть у них не будет убеждённости в том, что совершенствование, как собственное, так и других людей, является той целью, к которой должен стремиться любой человек. Что не найдется никого, кто мог бы оценивать готиеровское общество как благо для всех. Такой вариант будет возможен в том случае, если даже те, кто полностью примет для себя принципы справедливости Готиера, не смогут создать единой и общей концепции общественного благополучия. Или, иначе говоря, где само общество готиеровских принципов не будет рассматриваться как благо для всех. Такой вариант будет возможен в рамках индивидуалистических культур. В пользу такого варианта развития событий говорит и то обстоятельство, что нигде в концепции Готиера мы не находим критерия определения принесенной пользы или нанесенного вреда своими действиями на других кроме добросовестности в труде и обеспечения законности, но это уже дело техники и решение организационных вопросов и процессуально-юридических норм закона. Именно в этом ключе принципы Готиера уже находят своё применение в некоторых странах, где большинство населения связаны стремлением к общему благу от количества и квалификации труда на благо общества, а не от количества денег. Хотя, как и в любом обществе, всегда найдётся немало людей, которые будут склонны считать, что они оказались заведомо обделёнными в исходной позиции предлагаемой концепции развития общества и потребуют компенсации.

     Но если в обществе каждый с правом на труд будет иметь право хотя бы на нормальные социально-бытовые условия достойно своего труда на рабочем месте в экономике общества, имея качественные базовые средства для жизни от их общей производимой массы количеством относительно равномерно по относительному равенству рабочего времени как относительно равного количества труда, а блгоустройство жилья, качество приготовления пищи и изготовления одежды по зарплате от результата квалификации в труде на рабочем месте в экономике страны, то какую компенсацию и кто может открыто потребовать, не получив осуждения окружающих? А это весомый моральный фактор! Едва ли это обстоятельство постепенно ввергнет общество в «войну всех против всех».
 
     Теория Готиера практически возможна лишь как теория общей справедливости, ибо носит чисто корпоративный рыночный характер при товарно-денежных отношениях. Нет сомнения, что если несколько усовершенствовать его теорию при ликвидации всех рыночных язв капиталистического общества путём внедрения социальных гарантий от количества и квалификации труда, то это концепция вполне может быть применена в качестве общей моральной концепции для общества, где люди не против честных и дружелюбных социально-экономических отношений, которые способны сознательно ограничить свои действия по отношению друг к другу во имя достижения общей стратегии, направленной на взаимную выгоду по обеспечению своего благосостояния.  При этом следует признать заслугу Готиера в глубокой разработке моральных принципов своей концепции. Справедливость Готиера могла бы быть, в частности, использована в качестве системы этики бизнеса, но даже в этом случае такая этика должна быть дополнена системой нормативных требований по отношению к тем, кто не хочет участвовать в бизнесе при общей системе социальной ответственности. Это можно сделать, например, посредством введения нормативного предписания на приобретение ими средств для жизни при обеспечении  соблюдения гуманности и законности.  Концепция Готиера имеет главным образом теоретический смысл в рамках западной культуры. Она представляет собой противоположный полюс либерального спектра по сравнению с утилитаризмом. Утилитаризм, как здесь показано, находится в опасной близости к этатизму. Логика утилитаризма ведет в бюрократический водоворот.

     «Мораль по соглашению» оказывается в опасной близости с анархией. Логика «морали по соглашению» ведет в моральный анархизм. Концепция Готиера принципиально возможна и даже теоретически чрезвычайно важная концепция социальной справедливости. Значение теории справедливости Готиера заключается главным образом в том, что она представляет собой крайний и прямо противоположный утилитаризму полюс либеральной политической культуры Запада. Эту культуру МакИнтайр назвал культурой «бюрократического индивидуализма». Утилитаризм – это воплощение чаяний рациональной бюрократии. «Мораль по соглашению» – это крайняя степень реализации мечты рационального индивидуализма в рамках современного либерального общества. Все это далеко не случайно. Современная западная культура нашла в либерализме свой политический идеал. При этом либерализм поворачивается к нам попеременно то своим бюрократическим (утилитаризм), то своим индивидуалистическим (Готиер) лицом. Именно эта возможность маневра и составляет главную силу западного либерализма.  Теорию справедливости Готиера следует понимать как рационалистический  индивидуализм по отношению к самому себе, но  работающий на принципах общей справедливости. При этом следует признать, что Готиеру удалось очень точно воспроизвести теоретическую модель корпоративной справедливости. Учитывая постоянную и растущую угрозу со стороны частных корпоративных групп, теория Готиера заслуживает самого пристального внимания. В этом смысле концепция справедливости Готиера является предупреждением о грядущей опасности чрезмерного индивидуализма, забвения моральных принципов и беззакония. Еще одна любопытная сторона теории Готиера, это то, что фактически именно эта теория справедливости была опробована в России под видом реформ начала 90-х годов, но рыночный либерализм лишённый моральных оснований неизбежно вырождается в кастовое, мафиозное и антигуманное общество рабов и господ…

       Делайте выводы, господа россияне, ваша судьба в ваших руках, для этого достаточно только всем сплотиться против несправедливости наёмного рабства для честного сотрудничества, братства и благополучия всех по количеству и квалификации своего труда.



         А ведь ещё более 150 лет назад Энгельс (1820 — 1895) совершенно определено указывал, что «подобно тому как Чарльз Дарвин открыл закон развития органического мира, Карл Маркс открыл закон развития человеческой истории: тот, до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями, простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься искусством, науками, политикой, религией и прочее. Для этого, следовательно, всякое общество и формирует свою организацию производства и распределения непосредственных материальных средств к жизни для удовлетворения своих насущных потребностей. Тем самым каждая данная ступень экономического развития народа или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, культура и прочее…» Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 19, с. 350–351.

             Вопрос общественного производства и справедливого распределения средств для жизни оказался настолько важен, что Маркс выделил в противовес монополии капитала, при распределении средств для жизни, монополию ЗАКОНА о социальных гарантиях на базовые средства для жизни по количеству и квалификации труда как основной признак социализма: "Наконец, представим себе, для разнообразия, союз людей равноправных и свободных от угнетения другими людьми, планомерно производящих общими усилиями средства для своей счастливой жизни и вместе планомерно их расходующих, как и свои индивидуальные силы как одну общую рабочую силу каждый по своей профессии и квалификации, что необходимо для ежедневного и благополучного продолжения жизни всего общества.  Весь продукт их труда сначала представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства и она остаётся общественной. А другая часть потребляется в качестве необходимых всем базовых средств для жизни членами союза и должна стать индивидуальной собственностью каждого члена общества для восстановления своих сил и для удовлетворения других своих личных потребностей. Именно поэтому общая масса средств для жизни должна быть распределена между ними по потребностям каждого относительно равномерно от относительного равенства общего для всех количества рабочего времени как относительно равного количества труда, а качество потребления средств для жизни у каждого будет от результатов  степени мастерства ведения своего хозяйства для своей благополучной жизни. Формы такого распределения будут изменяться соответственно характеру развития экономики и уровня социально-политического развития общества.

       Лишь для того, чтобы провести параллель с товарным производством, мы предположим, что количественная доля труда каждого трудящегося участвующего в производстве необходимых жизненных средствах определяется относительно равным для всех количеством необходимого общественного труда по относительному равенству рабочего времени как относительно равного количества труда. В этих условиях рабочее время будет играть как бы двоякую роль и одна его роль определяет общественно-планомерное отношение каждого к различным трудовым функциям при участии в социально-экономических взаимоотношениях трудоспособных граждан страны для удовлетворения всех потребностей населения. В другой роли относительно равное рабочее время служит вместе с тем мерой не столько индивидуального участия населения в совокупном общественном труде, сколько в относительно равном количестве индивидуально потребляемой части качественно производимых продуктов труда в виде таких базовых средств для жизни, как жильё, продукты питания и фактура для одежды необходимые каждому, а благоустройство жилья, приготовление пищи и изготовление одежды по зарплате от результатов квалификации труда на рабочем месте в экономике страны при сохранении рынка вне социальной сферы и на продукты производимые сверх необходимых норм для благополучия каждого. Именно поэтому социально-экономические взаимоотношения людей в труде и в потреблении необходимых всем базовых средств для жизни становятся при социализме прозрачно ясными и взаимосвязанными как по участию в трудовых отношениях, так и в распределении. Именно в этом случае общественно полезный труд и распределение базовых средств для жизни, которые необходимы для продолжения жизни каждому, приводятся к более социально справедливому порядку, что соответствует общественному характеру производства для развития всего общества!". (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 88-89)

        Таким образом решение проблем социально справедливого распределения необходимых каждому производимых обществом базовых средств для жизни в виде добротного жилья, качественных продуктов питания, фактуры для одежды для нормальных и благополучных социально-бытовых условий жизни общества до гениальности простое!

        От каждого по способностям каждому по необходимости от общего количества производимых в обществе средств для жизни по нормам для нормального физиологического состояния организма, физического и морально-нравственного здоровья и для интеллектуально-духовного развития каждого! Чтобы каждый имел от своего справедливо устроенного общества всё необходимое для творческого и производительного труда в рабочее время и отдыха после праведного труда на благо общества от общего количества производимых базовых средств для жизни в виде жилья, продуктов питания и фактуры для одежды относительно равномерно, по относительному равенству рабочего времени как относительно равного количества необходимого труда для благополучия общества, а благоустройство жилья, приготовление пищи и изготовление одежды можно и по зарплате от разряда, класса или категории от результатов квалификации труда на рабочем месте в экономике страны для благополучия каждого, сохраняя зарплату и рынок для удовлетворения потребностей сверх необходимых базовых потребностей каждого для нормального развития и на средства для жизни производимые сверх необходимых норм потребления! Именно в этих условиях социально-экономическая система общества становится саморазвивающейся, ибо каждый заинтересован в производстве качественной продукции и в высоком качестве своего труда на любом рабочем месте общественной экономики страны для повышения качества своей жизни и жизни общества. Дети должны иметь всё необходимое для своего нормального развития в силу своего несовершеннолетия, имея определённые бонусы за послушание, хорошую учёбу и прилежное поведение, старики как уже заслужившие своим трудом достойную старость! И чем вам не нравится такой социализм???

        Необходимо только учитывать, что подушевые расходы требуемые на развитие и содержание военного, энергетического, интеллектуального, научного, технического, культурного, производственного, транспортного, образовательного, медицинского потенциала страны значительно больше, чем требуется для удовлетворения ежедневных и естественных насущных потребностей отдельных здоровых членов общества для нормального физического, морально-нравственного здоровья и интеллектуально-духовного развития всех граждан страны для производительного труда и благополучной жизни всего общества. Но разве не для их благополучия всё это должно надёжно работать? И разве не трудящиеся должны обеспечивать надёжную работу всей экономики страны? Поэтому управлять нужно не людьми, а производством и машинами согласно социально-экономических законов общества при хорошо организованном образовании членов общества!

       А машины должны ПОМОГАТЬ людям исполнять свои обязанности на рабочем месте в общественной экономике по производству необходимого для счастливой жизни населения страны и для развития общества, а не заменять людей, оставляя их на произвол рыночной стихии, ибо качество жизни должно повышаться у всего народа, а не только у владельцев частной собственности! А людям необходимо за машинами ухаживать и правильно их эксплуатировать, чтобы они надёжно и хорошо служили людям, были долговечными и удобными.

        Если работу машин направить на благополучие всего народа при всеобщей занятости трудоспособного населения в областях народного хозяйства, где требуются умные головы и рабочие руки, организовать их обучение и распределение на требуемые рабочие места при обеспечении необходимыми социальными благами для их благополучной жизни и развития общества по количеству и квалификации труда каждого на их новом рабочем месте в экономике страны, то какие будут проблемы в становлении коммунистического общества, если абсолютное большинство будет за такое развитие?

        Где будет налажена такая система, то и общество будет стабильно развивается! А в процессе развития экономики такой порядок должен распространяться и на все средства коммуникации, а это энергия, водопровод, санитарная канализация, связь, информация и транспорт при развитии образования для повышения квалификации, для развития медицины и спорта для сохранения здоровья! Поэтому при коммунизме санитарная канализация должна быть у всех, а сантехника по зарплате от результатов квалификации общественно необходимого труда! И только при таком принципе система может быть саморазвивающейся! Это означает только то, что либо руководители ЦК КПСС Маркса не читали, либо просто обманывали советский народ, что Маркс не дал им никаких рекомендаций по построению общества гуманизма, равноправия и социальной справедливости, сохраняя свои буржуазные привилегии.

        А сегодня Путин говорит, что он не знает, как организовать народ России для развития более благополучной и счастливой жизни россиян, имея диплом кандидата экономических наук...

        А что ещё нужно людям для их нормального физического, морально-нравственного здоровья и интеллектуально-духовного развития, чтобы быть счастливыми?  А «Счастье, - писал А.С.Пушкин, - есть лучший университет! Оно довершает воспитание души, способной к доброму и прекрасному!»


        Тот, кто не понял принципа социалистического распределения Маркса, тот не понял в марксизме ничего!  Тот даже не понял, ради чего социалисты стремились взять в свои руки государственную власть. А кто не понял сущности эксплуатации при капитализма и справедливости социализма, тот не понял и основного методологического подхода Маркса к изучению общества, как  естественного исторического процесса, который осуществляется волей объединённых людей. А ведь подобные предложения были и у Роберта Оуэна, и у вождей народничества Бакунина, Лаврова, Кропоткина, и у лидера ЭСЕРОВ Чернова. Ещё Аристотель говорил, что организованное меньшинство всегда в состоянии навязать свою волю и свои законы неорганизованному большинству! Но в вопросах абсолютной демократии важна не столько воля абсолютного большинства дееспособного населения избирать для себя наилучшую из предлагаемых разными партиями программу развития, сколько стремление народа к объединению против несправедливости и какого-либо угнетения!!! Важно только потом последователям победившей партии не извратить саму идею в программе партии, а потом не увести организованное ею население в сторону от правильного пути реализации победившей на выборах программы. Понять, что сущность развития социальной справедливости не в «диктатуре пролетариата», ни в обобществлении средств производства, не в правильности выбора пресловутого переходного периода от капитализма к коммунизму, а в выборе правильных социально-экономических взаимоотношений граждан страны для счастливой жизни каждого добросовестного гражданина страны!  Чтобы нормы и правила этих взаимоотношений были закреплены законом и чтобы по этим законам с правом на общественно необходимый труд у каждого было право и на своё индивидуальное счастье достойно своего труда!  И не столько за деньги, которые могут быть добыты неизвестно каким способом, сколько за результаты от количества и квалификации своего честного и добросовестного труда на благо общества, чтобы иметь от общества необходимые КАЖДОМУ блага для своей счастливой жизни количеством и качеством по этим результатам  своего труда!

      Согласно вышеприведенной цитате Маркса индивидуальное рабочее время каждого работника при его относительном равенстве непосредственно определяет и относительно равное количество труда, и определённые нормы общественного продукта в виде потребляемых и необходимых каждому  базовых средств для жизни (жильё, продукты питания, фактура для одежды), а качество формы и благоустройства жилья, приготовление пищи и изготовление одежды можно и по зарплате от разряда, класса или категории от результатов квалификации труда на рабочем месте в экономике страны, сохраняя зарплату и рынок для удовлетворения потребностей вне социальной сферы!  Дети имеют всё необходимое для своего нормального развития за послушание и хорошую учёбу, старики как уже заслужившие своим трудом достойную старость! 

       И чем вам не нравится такой социализм???  А с развитием экономики можно будет распространить этот принцип и на все средства коммуникации, а это энергия, водопровод, санитарная канализация, связь, информация и транспорт!  ВОТ ВАМ И КОММУНИЗМ!!!   И что здесь утопичного, если в некоторых странах, где трудящиеся массы с такой целью хорошо сплочены в свою политическую партию и где в процессе парламентской борьбы получили власть диктовать свои законы, это уже реальность?  Другое дело, что условия достижения власти были не по Марксу, но это не стало преградой достижения своей цели, а наоборот приблизило народы этих стран к её достижению.

       А поскольку влияние денег в обществе резко сократится, то резко сократятся и противозаконные действия граждан для их добывания.


       А большое ли различие от идей Маркса имеет социальное устройство современной Швейцарии?


       Если первобытный коммунизм это общественный доклассовый строй первобытной родовой общины с общей собственностью на производимые средства для жизни, которые распределялись по законам общины для благополучной жизни всех её членов, то сторонник прямого народовластия в Швейцарии Раймонд Брогер в программной речи  говорил, что уже больше  полутысячелетия все объединённые в единое государство швейцарские общины самоуправления не  меняют  существенно законы своей жизни, а только их совершенствуют на основе гуманизма, равноправия и социальной справедливости для улучшения своей жизни.   Всех  ведет  убеждение, что  такая  жизнь связана с обязательствами  и самоограничением каждого и не может быть никакой  свободы от этого  ни  у  граждан,  ни  у  правительства  без всеобщей дисциплины и честности,   без диктатуры закона избранного народом и его беспрекословного соблюдения, как и нет свободы без долга исполнения закона, если закон и службы обеспечения законности защищают права всех граждан своей страны от любого произвола, угнетения и эксплуатации.  Но при демократии только НАРОД должен быть законодателем и  решающим судьёй во  всех важных вопросах, ибо власть народа может быть только законодательной, а исполнительная и правозащитная власть должны быть государственными структурами. А так как народ не может ежеминутно участвовать в управлении государством, то необходимы какие-то аристократические и даже монархические элементы управления, но без нарушения ЗАКОНА избранного народом и при действенном механизме обеспечения законности!!! 

      Правительство не  должно  спешить за всеми  изменениями потребностей и народных мнений, задача  правительства обеспечивать исполнение законов принятых населением и  действовать  так, как  действовал бы  разумный человек, который зная количество населения формирует экономику для удовлетворения его потребностей при стремлении обеспечить необходимым для благополучия каждого базовыми нормами средств для жизни от их общей производимой массы, что должно зависеть  не столько от финансовой прибыли и анархии рынка, сколько от потребностей населения в средствах для жизни. А для этого необходимо формировать их распределение по количеству и квалификации труда каждого, сохраняя относительно свободный рынок вне необходимых норм в социально-бытовой сфере. А это при растущих потребностях населения и экономики общества делать становится всё труднее. Именно демократическая система формирования социально-экономических законов как раз и требует сильной руки, которая могла бы государственный руль направлять только по выбранному народом курсу. Если, конечно, народ сплочён своей партией и единством своих целей…

      Примерно то же самое про свои страны могут сказать канадцы, норвежцы, исландцы, шведы, финны и представители других социально развитых стран мира. Разница будет только во времени объединения народа для организации и становления такой народной экономики…      


Рецензии
Возразить нечего.

Капустин2   26.10.2016 03:23     Заявить о нарушении