Сарычев как он есть

Фрезеровщик  Сарычев почти бежал по  пролету шлифомально-сборочного цеха. Он опаздывал, голова  трещала после вчерашнего, а тут еще мастер навстречу.
Хорошо,  робу  успел переодеть - потрепанную, всю в масляных пятнах.Так  ведь и не пацан зеленый, чтоб  соринки сдувать, скоро сороковник  ему, И все никак не
прояснится  жизнь, сплошные потемки...
- Сарычев, ты  опять?
- А я сего, я  ничего.  Днесь в боьшой  скорби мы, так вот...
- Кончай,  Сарычев, сои отговорки, а то  как поставлю прогул тебе, в таком  виде прешь на  смену,.. Знаем мы  скорби твои. Опять пил вчера?
- А я  ничего Петрович,  друг  у меня помер закадычный...А я в  инструменталку летом и все, быстро за  станок...-Сарычев стал весь  виноватый.
- Смотри мне,  Сарычев!  Сам-то не помри. Будешь халтурить, я  тебя на ЧПУ переведу. Фрезерных станков почти не осталсь. Смотри  мне.
-Смотрю,  Петрович, смотрю в оба..
Но мутные глаза  САрычева смотрели не  очень, поэтому  что в  самом  начале работы он  зазевался и руку  стружкой  поранил. Кровь потеркла по его мозоистой мазутной руке оченьяркая. Неужель  глубоко порезал? Сарычев, зажав рану вектошью, метнулся в медпункт. А там, конечно, медсестра  Рая, чем-то похожая на  бывшую жену. Или показалось?  Сарычеву  везде мерещилась жена, хотя они  три ода как  расстались. "А что, она  хорошая, - думал  себе  Сарычев, пока шла перевязка. - И горькая судьба ея  моей  судьбе под стать". Рая  была  детдомовская и ребеночка растила - детдомовского. Доверчивая. Слишком  многим  верила.
Рая  забинтовала руку и писала  бумажку.
-Вот что Сарычев, в трвмпункт поедешь, у  тебя угроза потери пальца. И не возражай, я  тут операции делать не  могу!
- Рая, мн не  невместно днесь в  больницу, - заежился Сарычев... Да и  блокнот я  важный  забыл в цеху...
- Давай  бегом! Давай, Никола. - вдруг  назвала  его родными именем Рая, поправила крашенную в  белый  цвет завивку и вздохнула.
Блокнот  остался в  ящике у  станка - засаленный   красный, с  загнутыми  уголками. Это было самое   главное  бюогатство Сарычева, втайне  писавшего стихи. Запихав  его в  карман  робы, одпрыгивая,  рабочий побежа к  проходной,  где  уже стояла  вызванная  Райкой  скорая.
Промаявшсь на травме  всего-то час, Николай  Сарычев был отправлен домой, в общежиие, с диагнозом  "частичная ампутация безымянного пальца". Ему  дали обезболку, больичный,и о,н, уютно закутавшись в солдатское  одеяло, спешил додумать какую-то мысль. Так, больничый  дали,прогул не  записали. Про  удаленную  фалангу он  даже  не думал, работе не  помешает.Днесь все ладно выходило. А  что касается  Раи, то пора бы ей намекнуть. Сарычев зашевелил губами:
"Женщина, цвет твоих белых волос
Мне засиял  из двери.
Я их  увидел и к полу прирос.
Верю тебе и не  верю..."


Рецензии
Интересно написано,хорошая миниатюра,спасибо!

Дэнди Висмут   24.06.2018 05:30     Заявить о нарушении
Солнце мое, вещица действительно интересная, но уж больно много опечаток, ошибок.
Не на бегу Вы же её завершали. Пожалуйста пройдитесь по тексту ещё, особенно в его завершении.
Оттого успехи Ваши, надеюсь будут много заметнее. С искренним уважением -

Игорь Наровлянский   05.09.2018 19:03   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.