Приморье 5

                Сорока, но голубая.

                Договорились завтра выехать в семь утра и отправиться на север от города, где Виктор обещал показать гнездо голубой сороки. И ещё он обещал взять бинокль. Так и поступили. Проехав минут сорок по асфальтированной трассе, свернули вправо на просёлок, затем ещё раз, уже на лесную дорогу. Лес по пути был такой же, как и вчера, смешанный, только больше попадало хвойных.
                Выехали на большую поляну на берегу небольшой речки. Лесник остановил мотоцикл, огляделся по сторонам
                -- Дальше пешком. Хочу показать две своих любимых плантации – он остановился перед какими-то сизоватыми кустами различной высоты с набухшими почкам и покрытые длинными острыми колючками – вот первая. Можете узнать, что это?
                -- По-моему облепиха – пригляделся я – у нас недавно начали выращивать культурные сорта.
                -- Точно, облепиха. Только её в наших краях не имеет смысла выращивать в саду тому, кто знает, где она растёт. Мы с женой осенью здесь за раз два ведра набрали. Заготавливают эту ярко-оранжевую ягоду после заморозков, когда она становится сладкой. Существует даже своеобразный способ заготовки: под кустами расстилают брезент или ещё какую ткань и палкой стучат по стволам и веткам. Ягоды опадают, и остаётся только смести их в корзины или вёдра. Самое интересное, что недалеко от дороги, но никто этого места не знает. А какое из неё варенье!! Но главное – очень полезная ягода.  Используют  ягоды облепихи при расстройстве желудка и кишечника, а также при болезнях печени и почек. Помогает она и при диабете. А старики делают отвары из листьев, веток и коры, уж для чего не знаю. Послушайте, варенье у меня ещё осталось, вечером угощу, если не побрезгуете. Ладно! Пошли к другой дикой плантации, это рядом.
                Через несколько минут подошли к зарослям каких-то переплетённых ветвей и стволиков, напоминающих наши заросли хмеля, только эти лианы были явно одревесневшими.
                -- Вот моя вторая плантация. Угадайте!
                -- Нет, не могу, никогда такого не видел, даже внутрь этих зарослей не продраться…
                -- Это лимонник. В прошлом году тоже обильно плодоносил. Жаль, что за ягодами удалось съездить только один раз. Правда, столько набрал, что насушили целое ведро. За зиму всё съели. Из них можно приготовить варенье, кисель, компот, морс. Очень полезно! В Китае считается самым полезным растением после женьшеня. Ягоды, свежие или сушёные используют от переутомления, для улучшения работоспособности, повышения давления, для улучшения работы мозга, от сердечных заболеваний, от диабета, для восстановления печени. Это, конечно не всё, я многого не знаю. А ещё из листьев и стеблей заваривают тонизирующий чай со вкусом и запахом лимона. Я всегда заготавливаю молодые побеги поздней осенью. Но можно это делать в любое время года. Давайте сейчас наломаем, увезёте домой столько, сколько сможете. Думаю, Вам очень понравится.
                Наломали бумажный мешок и поехали дальше вдоль широкого, но мелкого ручья, с каменистым дном и светлой прозрачной водой.
                -- Вон прошлогоднее сорочье гнездо – показывает Виктор. Значит, и свежее где-то неподалёку, и может быть даже не одно. Попробуем поискать.
                Новое гнездо опять же находит он. Гнездо расположено на ивовом кусте на высоте около трёх метров от земли. Я посчитал, что оно недостроено, так как отсутствует привычная мне крыша. Но из гнезда торчит конец длинного хвоста. Стучу по стволу. Из гнезда с шумом вылетает хозяйка и садится на ближайшее дерево. Ах, какая красавица!
                Величиной немного меньше обыкновенной сороки.
Крылья и длинный ступенчатый хвост ярко-голубые. Кончик хвоста белый. На голове чёрная шапочка. Плечи и спина буровато-серые. Горло, шея, грудь и брюшко белые. Но красавица разразилась длинной тирадой «чииль-чиль-чиль», более мелодичной, чем трескотня обыкновенной сороки, и всё же, довольно громкой. При этом она перелетала с места на место, не переставая кричать. Появилась вторая сорока и принялась с криками кружить над самой головой. С трудом, сквозь густое переплетение ивовых веток, но добираюсь до гнезда. Оно несколько меньших размеров, чем у обыкновенной сороки и не имеет даже намёка на крышу. Диаметр гнезда 28-30 см, диаметр лотка около 20 см, глубина лотка 6 см. Построено гнездо из  веток и мха с примесью земли и корешков. Лоток выстлан шерстью, среди которой выделяется кабанья щетина. Кладка из шести яиц серовато-бледноголубого цвета с бурыми крапинами. Беру одно для коллекции. Спускаюсь и рассказываю леснику, какие гнёзда строят наши сороки. А он отвечает, что это для него не новость, и он слышал, что сороки такие  есть и строят гнёзда с крышей обычно в поймах рек.
                -- Пока Вы занимались этим гнездом, вон там у самого ручья, я слышал ещё сорочьи крики. Надо проверить, нет ли ещё одного гнезда.
                Сороки сами выдали местонахождение гнезда. Они с криками летали над береговыми кустами. Внутри одного из кустов ивы мы и обнаружили гнездо. Оно очень было похоже на первое, только построено на высоте 1,2 метра над самой водой. В гнездо удалось заглянуть прямо с берега. В нём было только три яйца более удлиненной формы. Мы собрались идти дальше, как лесник обратил внимание на какой-то посторонний шум. Прислушались. Выше по течению ругались ещё две сороки. Пошли на шум и метрах в тридцати на берёзе обнаружили третье гнездо голубых сорок. Выходит, здесь расположилась настоящая колония. У обыкновенных сорок такого не бывает. Оно находилось на высоте двух метров и в нём было семь яиц, похожих на первые. Эти сороки вели себя менее агрессивно.
                От этой маленькой колонии решили подняться на невысокую соседнюю сопку. Поднялись, ничего интересного не встретив. Больше  стало встречаться дубов и лиственниц. Из птиц попадались только синицы, в том числе гренадёрки.  Ещё встретили двух пищух. С вершины сопки лесник показал на пятно тёмного леса, сказав, что доедем туда и домой. В бинокль не мог разобрать, что это за деревья, но Виктор сказал, что это кедрач. В жизни я кедрачей насмотрелся, и уже хотел было возразить, но в последний момент передумал.
                Над распадком кружила какая-то хищная птица. В бинокль сразу определил, что это обыкновенный канюк. Спускаясь другой тропой, подняли двух серых птиц. Они взлетели с характерным звуком «фрррр» и мгновенно скрылись за ближайшими деревьями.
                -- Рябчики? – удивлённо спросил я.
                -- Да, рябчики, их вдоль речек и ручьёв немало.
                -- Может, тетерева и глухари здесь тоже водятся?
                -- Тетерева говорят есть, но это много севернее к Амуру, а про глухарей я только слышал, что они тоже севернее редко встречались, но сейчас перевелись. Я их давно не видел. А лет десять назад мой знакомый даже гнездо находил и одно яйцо мне подарил. Где-то оно сохранилось. Только знаете, глухари там  не ваши, а каменными называются. Почему – не скажу, не знаю.  Слышал только, что наш глухарь не глохнет, когда поёт. И даже читал об этом в охотничьем журнале.                Я, конечно, принялся выпрашивать яйцо для коллекции, и он после некоторых колебаний согласился подарить, если найдёт. Кроме того он обещал показать фазанов, которых я никогда не видел.
                Доехали до самого кедрача. Собственно, кедрачём этот лес назвать было нельзя. Просто кедры присутствовали в составе смешанных насаждений. И это был не кедр сибирский, а кедр корейский. Они чем-то неуловимо отличались друг от друга, а вот чем, я так и не понял. Такая же хвоя, такая же кора…  Пошарившись в старой опавшей хвое, нашли две полурассыпавшиеся шишки с пустыми орешками. Шишки оказались значительно длиннее, чем у сибирского кедра и орешки крупнее. По кедрачу летала сойка, такая же, как на Урале. По кедрам пробежала белка и затаилась в кроне. Долго искал её в бинокль, пока она сама не выдала себя, выскочив из-за ствола на толстую ветку.  Она оказалась непривычного тёмно-серого, почти чёрного цвета. Только грудь и брюшко резко  контрастировали  белизной. Я поинтересовался у Виктора и он ответил, что здешние белки зимой и летом одним цветом, только на лето исчезает некоторая серебристость шкурки и длинные кисточки на ушах. Белка перепрыгнула в крону другого кедра и скрылась из видимости.
                На вершине ели увидел большую чёрную птицу. Навёл на неё бинокль. Обыкновенный ворон. На обратном пути на небольшом, свежевспаханном поле видел грачей, точно таких же как и у нас.


Рецензии
"А ещё из листьев и стеблей заваривают тонизирующий чай со вкусом и запахом лимона."
Тот, кто реально знает эту дальневосточную шизандру, никогда не скажет, что у неё запах лимона. Кислая , как лимон - да. Но запах у неё свой - терпкий и неповторимый, но не лимонный.

Лариса Житникова   28.02.2017 02:41     Заявить о нарушении
Я специально только что заварил чай из сухих стеблей. Да он терпкий и кисловатый. Про запах - затрудняюсь... НО в рассказе прямая речь, т.е. написано в чужих слов.

Вадим Светашов   28.02.2017 03:57   Заявить о нарушении
Вадим, да пишут что ни попадя те, кто даже и на Дальнем Востоке не бывал. Кто-то придумал и записал в Википедии, что у этого кустарника ( знакомый ботаник называет его по латыни - шизандра, а нам нравится) - запах лимона ( наверное, по ассоциации с названием) , а остальные повторяют. Даже в детскую методичку о лимоннике московской авторши это описание запаха попало. В детском саду прочитала и спросила воспитательницу - вы и нашим дальневосточным деткам эту побасенку о лимоннике читаете? - Нет, ответила она. Мы же знаем, что лимонник лимоном не пахнет.

Лариса Житникова   28.02.2017 09:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.