Космос нараспашку. Глава 19. Своя сторона

В информационном поле планеты началась какая-то вакханалия. Серьёзные материалы старых сетевых журналов перемежались слухами и домыслами таблоидов. Всё это удобрялось буйной фантазией доморощенных экспертов и приправлялось сухими обтекаемыми заявлениями со стороны госструктур ведущих стран…

Мир резвился, хохотал, издевался и впадал в панику одновременно. Все искали псиоников. Началась натуральная охота на ведьм по всем континентам. Количество случайных жертв росло в геометрической прогрессии.

Эта истерия в итоге сошла бы на нет, если бы толпе несколько раз не повезло: сеть заполонили ролики из разных стран с пойманными псиониками. В них перепуганные люди защищались как могли, раскидывая нападавших, обжигая или промораживая. Что вызывало ответную ярость.

Кто-то из псиоников смог спастись — улетел в небо или ушёл телепортом. Но способности у всех разные — чаще не хватало умений, опыта, да и просто не везло… Потому жертвы, жертвы и жертвы с обеих сторон…

К примеру, пожилая леди во Вьетнаме просто испарилась в воздухе. Идиоты караулили её около дома несколько суток, но больше бабулю никто не видел. Хотя в её доме родственники стали замечать странного призрака.

Куда прятались псионики, где они отсиживались во время этого сумасшествия, не знал никто. Только всё чаще находили людей в самых неожиданных местах планеты — на вершинах гор, среди льдов и снега, в вечно влажных джунглях Амазонки или в бесконечной русской тайге. Одетые не по погоде, напуганные и истощённые, они редко выживали в одиночку.



* * *

— Держи его! — всплеснула руками Рената и метнулась следом за улепётывающим Павлом.

Парень лишь рассмеялся и быстро, слово ящерка, перебежал на другую сторону лаборатории, аккуратно обогнув девчонок-помощниц и хромированные стойки с аппаратурой.

Раздосадованные девушки выстроились полукругом и попытались зажать Уртаева в углу, но тот с мерзким смешком метнулся вверх, рассыпаясь цветными струйками дыма. Через секунду он вернулся в своё тело, но уже на другом конце просторного помещения, у двери.

Тут-то его и ухватил прибежавший на вызов Стас. Пашка дёрнулся было в сторону, но заметив, кто вмешался в такую забавную игру с лаборантками, сник.

— Это была шутка! Они такие… э-э-э… замедленные, словно в киселе плавают, — быстрой скороговоркой выдал Пашка и весело сморщил нос.

— Вот что с ним теперь делать? — спросила Ри, подходя к парням и крепко хватая дымника за плечо. — Оператор ему ускорил мышление да что-то там ещё накрутил с башкой. И теперь смотри что творится…

Павел поведением стал ещё больше походить на птичку — резкие повороты головы, суетливые мелкие движения рук. Он и так всегда был каким-то мелкоформатным, а теперь ещё и ускорился. Голос стал выше и тоньше. Уртаев не мог стоять на месте — его всё время куда-то несло, руки порхали крыльями, постоянно приплясывал на месте.

Парня усадили в кресло диагноста. Он хихикал и извивался, но после подзатыльника Ренаты обиженно затих, сверкая на окружающих глазами из-под длинной чёлки.

— Сколько раз просила Влада, чтобы такие апгрейды делал в лаборатории, под наблюдением, тем более когда в мозги лезешь, — ворчала себе под нос заведующая.

Её помощницы сноровисто увешивали затихшего Уртаева датчиками.

Ри выдохнула, собрала свои огненно-красные волосы в хвост:

— Приступим, — и шагнула к монитору. — Стас, ты можешь достучаться до Оператора?.. Это же опасно! У человека организм не приспособлен для такой скорости моторики и метаболизма. А если он себе все сухожилия порвёт?

— У меня никаких подобных последствий не было, — задумчиво произнёс комендант, изучая снова развеселившегося дымника.

— Пре-красно! — в сердцах стукнула по панели Ри. — И я об этом узнаю вот так, походя… Иногда ощущение, что мы в каком-то чёртовом детском саду. Все вокруг творят, что хотят. Пашка, блин! Не вертись, башку оторву!

— У них пальцы холодные, — быстро пожаловался подросток на лаборанток и мерзко хихикнул.

«Да уж, голосок получился отвратный», — рассмеялся про себя Стас.

— Стасик, никуда не уходи — ты следующий на обследование, — скомандовала Рената, не поворачиваясь от экрана.

— Да куда я от тебя денусь, — отозвался гот, медленно пятясь к выходу.

Уже исчезая в коридоре, заметил, как за спиной девушки вышел из воздуха Оператор, чтобы тут же получить свою порцию «позитива» от завлаба.



* * *

На волне интереса к суперлюдям на свет снова вылезли стаи экстрасенсов, предсказателей и магов. Опять заговорили о торсионных полях и конце света.

Телестудии планеты моментально стали клепать медийку всех форматов и жанров, пытаясь выжать побольше денег из модной темы.

В России как-то обошлось без массовых развлечений и ловли псиоников. Попытки были, но полиция их быстро притушила.

Любопытной оказалась реакция русскоязычного сегмента сети на происходившее в мире. Россияне весело скалились в сторону психующего Запада и крутили виртуальные дули. Поднял голову диванный патриотизм, и народ шумно радовался, что у них теперь тоже есть свои суперлюди, местные сверхчеловеки.

Возможно, всё было бы иначе, но ведущие СМИ и популярные блогеры работали словно по одному сценарию, аккуратно переключая настроение читателей с паники на гордость за свою страну. Это хорошо легло на благодушное настроение новогодних праздников.

Вымотанный старик Громов почти не появлялся в центральном офисе Департамента. Буквально сутками напролёт он переходил с одной встречи на другую, из одного кабинета большого человека в другой. Объяснял, разжёвывал и доказывал.

Как показала практика, Департамент псионических явлений оказался не готов к публичной деятельности. Не было ни инструкций на этот счёт, ни методичек, ни законов. Моментом полетели головы в разных министерствах, но это лишь принесло больше неразберихи в верхах.

Каким образом сам Петрович ещё удерживался на посту — для всех оставалось загадкой. Но, если честно, его спасали только многочисленные связи на разных уровнях власти. От столичной, прости господи, богемы до региональных князьков. Но крутиться приходилось постоянно, как укуренной белке.

В это же время между странами летали горы дипломатической почты. Дипломаты большой десятки постоянно вели закрытые совещания, выпуская пулемётными очередями коммюнике с категорическими требованиями от России совместного доступа к артефакту и предоставления всей собранной информации по псионикам международной комиссии при ООН.

Российские дипломаты ужом крутились, ничего не обещая, но и не отказывая. Новой ссоры, как десятилетие назад, никому не нужно. Однако Кремль принципиально не хотел ничем делиться со своими заклятыми друзьями. С чего бы вдруг?

В международную политику Петровича уже не пускали, понятно, но за консультациями обращались круглосуточно, что добавляло нотку дурдома в жизнь директора.

Сегодня вечером ему, наконец, удалось заскочить в офис. Видимо, в честь Старого нового года. Виктор Петрович рысцой влетел в своей кабинет и с довольной улыбкой рухнул в кресло, расслабляясь.

За окном давно стемнело и только мягкий снег хлопьями падал в свете жёлтого уличного фонаря. Окна кабинета выходили на тёмный старый парк. Отсюда не было видно бесконечного моря огней вечерней Москвы, что несказанно радовало старика.

В кабинет сунулся адъютант Серёга со стаканом чая, но Громов шуганул его, даже не открывая глаз. Позже, всё позже…

Ничего не хотелось делать — ни звонить кому-нибудь, ни разбирать срочную корреспонденцию. Ничего хорошего там всё равно нет.

Одно грело — в Центре пока всё спокойно. Там потихоньку отстраиваются заново, люди выздоравливают. Пришлось туда ухнуть прорву бюджетных средств, но если бы не помощь Стечко, то картинка была бы на порядок грустнее. Всё-таки есть хоть что-то полезное в дурном Операторе. С паршивой овцы, как говорится…

Допросы пленённых конклавовцев дали массу любопытной информации, которую ещё предстоит обрабатывать несколько месяцев.

Как заверил полковник Назин, в Центре для безопасности введён жёсткий комендантский час. Весь подземный институт на военном положении, и Оператор принимает участие в укреплении обороны.

«Дай-то Бог… Надо бы навестить парней, как будет свободный денёк», — решил Петрович, прекрасно понимая, что такой денёк у него появится лет через двадцать, не раньше.

Но, отчёты отчётами, а лучше услышать всё из первых уст. Тем более что к Назину есть одно щекотливое дельце…

— Константин Андреевич, здравствуй, голубчик, — проговорил Громов в развёрнутый экран, где появилось привычно угрюмое лицо полковника. — У меня для вас с Кириллом Ивановичем есть поручение…



* * *

Влад внимательно оглядел собравшихся в комнате людей. Здесь только друзья. Вот из них Оператор и планировал собрать свою команду. Довольно разношёрстая компания.

Мужская половина кандидатов сидела вокруг медиа-стола в центре кабинета. Ближе всего Край, за ним профессор Бриг и, чуть дальше, Стас, как всегда уткнувшийся в планшет. Кирилл Иванович с профом о чём-то тихо шептались.

За ними по правой стороне — места для девушек. Они пока занимались чаем для всей компании и ещё не подошли.

Хотя нет. Дверь в кабинет распахнулась и въехала тележка с посудой, горячим объёмным чайником и горкой сдобы. Следом проскользнули три довольные девушки. Рената негромко сказала что-то весёлое Алине с Настей. Те зафыркали, выгружая на стол стаканы и плошки.

Со своих мест, по левую руку от Влада, подорвались помощники — Федька с Павлом. Уртаев ещё дёрганный, но уже не так ярко. Рената с Оператором смогли свести негативные последствия разгона мышления почти на ноль.

На противоположном конце стола тихо сидел полноватый подросток — Лёшка Елисеев, самый младший на сегодня кандидат в Команду. Он рассеянно крутил в пальцах несколько прозрачных шариков. Пару раз выронил их на стекло столешницы. Да так звонко получилось, что все обернулись, а Рената показала солидный кулак. Лёшка, мучительно покраснев, пробормотал извинения.

— Одна из главных моих задач, — начал Оператор, когда все устроились на местах, — вывести человечество в космос. Для этого нужно многое сделать. В одиночку, как бы я себя ни клонировал, мне не справиться. Только сложение наших усилий и навыков в единое целое даст результат… Нужно понимать, что нам сильно помогли, — тихо ронял слова Влад, — сейчас мы имеем доступ к огромной базе знаний и большому количеству новых технологий, до которых Земная цивилизация в обозримом будущем самостоятельно не добралась бы. И не воспользоваться таким шансом просто преступление.



Владислав встал со своего места и принялся прохаживаться по кабинету, рассказывая:

— Вы уже поняли, что власти любой страны готовы пойти на многое, лишь бы заполучить доступ к Артефакту, ну или не дать такого доступа вообще никому. И уж тем более ваши жизни для них не преграда. К сожалению, вы все, кто согласился работать со мной, оказываетесь под прицелом.

Все присутствующие внимательно слушали, только Лёшка нервно сглотнул и подумал, что такую инфу неплохо бы заесть чем-нибудь и потянулся за печеньем в пластиковой корзинке. Но всё происходящее подростка дико завораживало, и он готов был идти за Оператором хоть на край света. «Это же надо? Меня позвали в команду», — с колотящимся сердцем в который раз подумал он, разгрызая песочную сдобу.

— Вас будут шантажировать, угрожать вам и вашим близким. Такова реальность. Чтобы максимально этого избежать, всё происходящее в этом кабинете и в Команде в целом в дальнейшем должно оставаться абсолютно закрытой информацией. Надеюсь, вы понимаете, как это важно?

Оператор оглядел всех присутствующих, проверяя, насколько серьёзно его воспринимают. Пока всё отлично — люди предельно внимательны и слушают доброжелательно.

— Я должен извиниться, но мне пришлось каждому из вас поставить точечный метальный блок. Вы не сможете ни рассказать, ни написать о том, что происходит в Команде.

И снова в глазах понимание. Хотя Настя напряглась. Похоже, самый щекотливый момент встречи пройден без запинок. Только Стас, не меняя выражения лица, тут же начал осторожный поиск этого блока в сознании. Влад внутренне усмехнулся: «Пусть развлекается».

— Первым делом вы будете учиться. Много и долго. Каждый из вас станет некими вратами новых знаний для землян. В итоге у нас будет достаточно сил, чтобы защитить и себя и родных. И всех тех, кто пойдёт за нами. Руководство Центра рассчитывает, что я скоро «открою кран» и на землян хлынут подарки, как из Рога Изобилия, но этого не будет…

Рассказывая о планах команды, Влад искоса нет-нет да и поглядывал на Настю. Девушка иногда интеллигентно давила зевок, что немного царапало Оператора.

— Мы создадим новое поселение, только для нас и наших друзей и близких. Анклав будет строиться на других социальных принципах, не таких, какие приняты в сегодняшнем мире. Знания будут передаваться от вас дальше и дальше. Таким образом, постепенно нам предстоит подготовить землян к выходу в Большой Космос…

— Владик, ну ты чего? — вдруг подала голос со своего места Алина. — Ну какой космос, когда большая часть населения за гранью нищеты? Когда наша планета умирает от загрязнения и чудовищно перенаселена?

— Алин, — поднял ладонь Оператор, пытаясь остановить подругу.

Но та лишь больше распалялась, сердито посверкивая глазами:

— Ну не хочешь ты передавать знания и технологии России. Я это понимаю — нефик кормить олигархат и зажравшиеся рожи в Кремле. Но есть же нормальные, взрослые страны. Почему не передать технологии им? Ты же видишь, что творится в мире?

Кирилл Иванович с интересом уставился на девушку, крутя в руках большую чашку с чаем. Смотрел, словно на забавную зверушку. Профессор Бриг, повернувшись к подруге Оператора, удивлённо задрал брови.

— Наши чиновники ни за что не захотят поделиться с миром новыми знаниями — это и ребёнку понятно, — продолжила Алина. — Ты же знаешь. И у самих мозгов не хватит разобраться с внеземными знаниями, и другим не дадут, как собака на сене. Но слава богу, что это не они решают. Зачем такие «клубы заговорщиков» создавать? Зачем учить нас, если есть уже готовые специалисты на Западе? Чем дольше ты тянешь и создаёшь какие-то секты, тем больше погибает детей в странах Третьего мира! Я не…

— Дорогая, — неожиданно Рената успокаивающе приобняла Алину за плечи. — Дай высказаться Владу, а потом всё обсудим, хорошо?

Оператор помолчал несколько секунд моргая. В итоге решил не развивать пока тему с будущими планами, а перейти сразу к конкретным задачам для каждого.

За его спиной вспыхнули стеновые панели, заполняясь текстами, инфографикой и фотографиями кандидатов. Отблески от экранов раскрасили сосредоточенные лица сидящих за столом людей цветными пятнами.

Роли предварительно расписаны. Силовики команды — Край, Фёдор и Пашка. Научная и медицинская часть за профессором и Ренатой.

Стас с Настей формируют некий аналитический центр, куда будет стекаться вся необходимая Команде информация. К ним же пока прикрепили мелкого Алексея. Хотя со своими умениями он хорошо поможет и силовикам.

— Это распределение условное, — пояснил Стечко, шагая вокруг стола. — Каждый обязательно попробует себя в разных областях работы. Во время обучения всё может сто раз поменяться…

На Алину Влад планировал замкнуть пресс-сектор. Она будет лицом команды, представителем Оператора на разных уровнях властных структур. Это у подруги основная профессия — она легко работает на презентациях перед самой высокопоставленной и состоятельной аудиторией, не тушуется перед сильными мира сего. Улыбчива, доброжелательна и умна. Что ещё нужно от красивой девушки? А если пробудить у неё эмпатию и абсолютную память, то вместе с майором Краем они станут серьёзными спецами по внешним контактам.

Всю документацию Влад бросил на стол единым инфопакетом. Файлы разлетелись по личным зонам каждого участника.



Лёшка осторожно коснулся кончиком пальца своего комплекта. Он ещё с трудом понимал, что здесь делает, но всё происходящее очень нравилось. Такие серьёзные документы, его фотка на обложке. Подросток аккуратно пролистнул несколько страниц и вчитался в список того, что он будет изучать и к чему готовиться в будущей работе.

Сначала психотехники — это знакомо. Он уже год этим занимается в школе Центра. Внизу шли какие-то незнакомые названия, типа «Теулончи-н-пять. Шаги с первого по сотый» или «Паддиррика палочная. Разбор по схеме Тико». И ещё несколько десятков непонятных наименований.

Лёха впился глазами именно в эти строчки. «Это же инопланетянские школы? И он первым будет это изучать?» Парень даже вспотел. Ему дико захотелось нырнуть в неизвестное с головой.

Судя по невнятным возгласам и склонённым головам вокруг стола, дополнения заметил не он один.

— У каждого из вас я немного расширю возможности работы мозга, — продолжил Влад, когда все вдоволь начитались документов.

За столом послышались смешки, и люди заоглядывались на Павла Уртаева. Тот лишь сморщил нос.

— Не переживайте. Всё будет идти под наблюдением Ренаты и Александра Ароновича, — тоже улыбнулся уголками губ Оператор. — Да и я рядом. Пока то, что вы видите, на личные гаджеты забрать нельзя. Каждому я передам персональный модуль. Вся файлотека по Команде будет храниться только на нём.

Оператор обошёл стол и вложил каждому в ладонь фиолетовый полупрозрачный кубик.

— Стас и Павел, вам я уже их давал. Друзья, просто сожмите модуль в кулаке. Исчез? Теперь смотрите на любых своих гаджетах — на линзах, планшетах или манжетах. На рабочем столе должен появиться новый значок. Открыть его можете только вы. Никто другой его даже не увидит. Обновление софта, смена операционной системы или появление у вас любого другого гаджета на работу модуля не влияет. Он имплантирован в ваше тело, а на электронике просто вход.



После встречи разошлись по своим делам в полном молчании, переваривая полученную информацию.

Влад вернулся в кресло, гася экраны за спиной. Кроме него в кабинете остался только майор Край. Собственно, это был его кабинет.

Кирилл Иванович увлечённо листал свою подборку файлов, прихлёбывая чай. Наконец, с трудом оторвался от экрана и весело посмотрел на Оператора.

— Всё прошло неплохо, как считаешь?

— Да, я ожидал большего количества проблем, нервов и недопониманий. Но… Признаюсь, по-хорошему удивлён.

— Это, по большому счету, твои друзья, парень. Они тебе доверяют. Ну и ты понимаешь, как потрафил самолюбию людей, пригласив сюда? — спросил со смешком майор. — Поверь, мы все и так не простые человеки, раз в этом Центре, а тут ещё прямо в касту избранных попали… Мы это ценим, поверь! Ладно, вернёмся на грешную Землю.

Кирилл Иванович нахмурился и пожевал губами, собираясь мыслями:

— Сверху, от Громова, поступила просьба. Личная просьба, Владя.

Оператор ждал продолжения, с любопытством наблюдая, как Кирилл Иванович мнётся.

— Ты же знаешь об этой шумихе в прессе по поводу псиоников? Демонстрации по всем крупным городишкам, ловля псиоников… Суета, то-сё... Так вот. В руководстве Департамента сейчас непростые времена.

Влад кивнул, не отрывая взгляда от майора.

— Петровичу пока удаётся решать основные проблемы, но нам всем значительно облегчили бы жизнь небольшие презенты… нескольким довольно влиятельным господам.

— Какого плана? — ровно спросил Влад. — Бриллианты, яхты, доллары?

Лицо его утратило вообще какую-либо эмоциональность и превратилось в пластиковую маску. Чаще это плохой знак для собеседника, как уже знал Край. Но куда деваться от приказа?

Мужчина вздохнул и отвёл взгляд в сторону.

— Всё это барахло у них есть. Тут другое… У одного с пожилой матерью проблемы. Ею давно занимаются наши лекари, но могут только поддерживать жизнь. Громов просит тебя посмотреть. Второй — просто жаждет заполучить себе какую-нибудь псионическую способность из простых. Ну, нахлобучило мужика — детство в одном месте.

Кирилл Иванович поморщился и поцарапал ногтем светящийся экран стола.

— С третьим сложнее. У него молодая жена требует управление иллюзиями и что-то типа омоложения. Я даже не знаю, есть ли такая возможность у нас. И сам мужик решил, что без мощного телекинеза и защитного поля он больше обойтись не может. Вот такие дела, парень…

Оператор, не меняя выражения лица, произнёс:

— Женщине помогу, но с остальными пообщаюсь, когда будут решены наши первоочередные задачи.

Кирилл Иванович вскочил из-за стола и раздражённо заходил по кабинету, подбирая слова, которые смогут убедить парня.

— Владя, с этими людьми не ссорятся. Они могут создать такие оглушительные проблемы, что нападение Конклава покажется детским садом. В человеческом социуме такие правила игры. Очень многое зависит от личных связей и контактов. Да, мы с тобой всё это рано или поздно изменим. — Громко чеканил майор, тяжело шагая вдоль стола, — Но пока придётся с этим мириться, как с дождём или приливом. Согласен?

Он развернулся к Оператору, ожидая хоть какой-то реакции, но Стечко уже не было в кабинете.

— Собственно, тоже ответ, — пробормотал раздосадованный майор, устало опускаясь в ближайшее кресло.



* * *

На небольшой круглой платформе шириной в пару шагов стояли двое — щуплый русоволосый парень, привычно затянутый во всё белое, и тоненькая девушка в светлом летнем платье. Сегодня Настя решила оставить форменную одежду в комнате — иногда хотелось почувствовать себя просто девушкой.

А вокруг кружились пары под вальс великого Чайковского. Дамы порхали огромными бабочками в своих пышных платьях. Белоснежные перчатки выше локтя, открытые плечи и сложнейшие причёски с капельками сверкающих бриллиантов. На их фоне терялись подтянутые кавалеры в строгих чёрных костюмах.

Площадка плавно перемещалась между танцующими. Анастасия слегка покачивалась в такт музыке, неожиданно вспомнив детство, когда она была самой красивой принцессой на свете. Девушка вздыхала мечтательно и время от времени с мольбой поглядывала на Влада.

Тот лишь коротко улыбался в ответ и повторял уже не первый раз:

— Я не умею танцевать вальс, и мы свалимся с платформы.

— Скучный ты, как кофеварка, — наигранно сердито фыркнула девушка и ткнула его в бок локтем.

Она уже давно перехватила управление площадкой, наплевав на режиссёрский замысел. Влад с подругой просто катались по залу среди вальсирующих пар. Танцы сменялись один за другим, а Стечко скучал, хотя присутствие рядом Насти всё оправдывало. И эту скучнейшую костюмированную мелодраму, и бесконечный вальс в разных вариациях уже больше часа.

Наконец, девушка подустала и включила продолжение фильма. Их площадку тут же подхватил искусственный интеллект медиа-театра, и они плавно заскользили в дальний угол просторного танцевального зала.

Две не очень молодые дамочки о чем-то жеманно беседовали у высокого стрельчатого окна, прикрывая лица с тонной грима огромными веерами. Влад был согласен, что такое «счастье» лучше прикрывать, а ещё лучше мешок сверху накинуть, чтоб наверняка.

Время от времени к ним клеились бравые гусары с лихим видом и в белых лосинах. Дамы с визгливым хихиканьем отсылали всех прочь, не забывая опрокинуть в себя очередной бокальчик шампанского, принесённого настойчивыми ухажёрами.

Курсантка жадно слушала всю ту ерунду, что несли дамы. А Влад приглушил слух, чтобы даже не вникать в эти сплетни. Он просто стоял рядом с симпатичной девушкой. Наслаждался близостью её тела и переплетёнными пальцами рук.

Потому чуть не пропустил вопрос, заданный Настей:

— Почему ты отказываешься помочь друзьям Громова? Это же нормально — мы все друг другу помогаем. Зачем занимать горделивую позу? Не так давно ты запустил пси-способности у двадцати курсантов, которых вообще не знаешь…

— Приказ? — перебил её Оператор вопросом.

— Что? — не расслышала Настя за очередным смехом потрёпанных великосветских львиц.

Стечко шевельнул пальцами и выключил фильм. Зал на секунду погрузился в темноту и тут же врубились потолочные плафоны, освещая совершенно пустую комнату медиа-театра.

— Тебе отдали приказ меня уговорить? — повторил свой вопрос Владислав в полной тишине.

— Да нет, — пожала плечами девушка. — Попросили помочь. Знаешь, люди иногда помогают друг другу просто так. Из симпатии, например.

Оператор сошёл с платформы на пол и зашагал к выходу. Около двери обернулся на одиноко стоявшую в центре комнаты Шпагину.

— Настя, тебе скоро придётся выбрать… свою сторону, — сказал Влад и вышел.


Рецензии