Рейтинг-13. Влиятельные деятели литературы послево

РЕЙТИНГ-13. ВЛИЯТЕЛЬНЫЕ ДЕЯТЕЛИ  ЛИТЕРАТУРЫ  ПОСЛЕВОЕННОГО ПЕРИОДА
(по степени влияния, авторитетности)

СОДЕРЖАНИЕ:

1. Твардовский
2. Эренбург
3. Паустовский
4. Симонов К.
5. Катаев
6. Чуковский
7. Маршак
8. Лихачёв

1. ТВАРДОВСКИЙ А.Т. (1910-1971)/61

Гл. редактор Нового мира - самого оппозиционного журнала – 16 лет  (1950-1954;  1958-1970).
 
Лауреат Государственной (Сталинской)  премии (1941, за поэму «Страна Муравия»)
Лауреат Государственной (Сталинской)   премии (1946, за поэму «Василий Тёркин»)
Лауреат Государственной (Сталинской)  премии (1947, за поэму «Дом у дороги»)
Лауреат Ленинской премии (1961, за поэму «За далью — даль»)
Лауреат Государственной премии (1971, за сборник «Из лирики этих лет. 1959—1967»)
Кавалер трех орденов Ленина (1939, 1960, 1967)
Кавалер ордена Трудового Красного Знамени (1970)
Кавалер ордена Отечественной войны I степени (1945)
Кавалер ордена Отечественной войны II степени (1944)
Кавалер ордена Красной Звезды
В рейтинге среди Российских Писателей на 48 месте.                В Рейтинге современных Поэтов – не первом месте.
   
Дал дорогу Тендрякову, В. Быкову, Войновичу, Можаеву, Солженицыну….
Основные произведения: Василий Тёркин, За далью даль, Страна Муравия, По праву памяти, Дом у дороги.

ИЗ ФИЛЬМА «ТРИ ЖИЗНИ ПОЭТА»

1. СЫН КУЛАКА

В 18 лет уехал из семьи в Смоленск на заработки. В метриках (в том числе, в партийном билете) было написано, что он сын кулака. И это очень ему вредило.

В 1936 г. Написал поэму «Страна Муравия». Нападки со всех сторон. В его защиту выступили: Инбер, Пастернак, Исаковский (его старший друг, который много помогал молодому поэту), Светлов. Но тучи сгущались. Спасло то, что «Страна Муравия» понравилась Сталину.  Он его вызвал к себе (и в 1939 г. Твардовский награждается орденом Ленина).

В 1937 г. было заведено дело против смоленских писателей – за связь с врагами народа. Его друга Македонова арестовали. Твардовский выступил в его защиту. Сказал, что Македонов является его личным другом.
Твардовский и Исаковский пишут письмо Сталину о пересмотре дела Македонова. Но началась война и дело не было пересмотрено.

2. ВОЙНА

Был газетчиком на Киевском фронте. За Тёркина и другие стихи о войне  его начали громить. Отмечали, что он «неправильно рассказал о войне». Твардовский воюет с чиновниками, которые недовольны его стихами, но он принимает для себя решение писать только правдивые стихи. Его отзывают в Москву и направляют в другую газету на Юго-Западный фронт. Продолжает писать «Тёркина…». Эта книга прошла всю войну вместе с Твардовским  В конце войны пишет знаменитое стихотворение «Я убит подо Ржевом». Бунин, который был кумиром юности Твардовского, был восхищён Тёркиным.

В 1943 г. посетил освобождённый Смоленск и не нашёл того, что было ему дорого – всё было разрушено. На фронте пересекался с Тарковским.  К  Твардовскому попало стихотворение неизвестного бойца «Ласточка». Оно ему так понравилось, что он его переработал.                Закончил войну в звании подполковника.

3. НОВЫЙ МИР (возглавлял: 1950-1954 гг.; 1959-1970 гг.)

В 1946-1948 гг. пишет поэмы «Дом у дороги» и «Родина и чужбина». Обсуждение и осуждение со стороны Союза писателей. Хвалят Недогонова, который писал на эту же тему, но не забывал восхвалять колхоз. У Твардовского этого в помине не было. Устраивали разнос писателей, в т.числе Жданов (о журналах «Звезда» и «Ленинград). На заседании СП СССР в защиту Твардовского выступил аспирант Архипов, который не испугался резко критиковать хулителей Твардовского. После этого аспиранта начали гнобить.

Но, в дальнейшем, многие хулители Твардовского стали авторами Нового мира. Он никогда не держал зла на его критиков.

На  19 съезде партии было принято решение о переименовании ВКП(б) в КПСС и происходил обмен партбилетов. Твардовский обращается с просьбой внести изменения в учётную карточку о том, что его отец не  был кулаком. Приводит соответствующие доказательства, что у них не было наёмных работников, и отец сам был кузнецом и крестьянином. По сути – был крепким  середняком.  Реакции не последовало. Он понимает, что такое решение может быть принято  только «на самом верху», и в 1954 г.  пишет письмо Хрущеву. Но получает ответ от Фурцевой, что ему в его просьбе отказано. Новый мир начинают резко критиковать. Нападки со всех сторон. Тучи сгущаются, и его снимают с Главного редактора Нового мира. Журнал был разгромлен. В реабилитации семьи было отказано.
Через пять лет, при поддержке Хрущёва, Твардовский вернулся в журнал, который стал символом новой литературы. Он дал путёвку в жизнь Тендрякову, Бакланову, Залыгину, В. Быкову, Солженицыну…

В 50-60-х годах Твардовский пишет  «За далью даль» и выдвигается на Сталинскую премию. 
Резкая критика и жёсткий прессинг начался после опубликования «Тёркина на том свете» (1963 г.). Твардовский сопротивлялся.  Писал письма Маленкову, Молотову, Кагановичу. Защищал «Тёркина из-за всех сил. Два дня шло  заседание в СП СССР на предмет ошибок Нового мира и его Руководства. Но Хрущёв поддерживает его. В этот раз Твардовского «дожать» не удалось.
После опубликования поэмы «По праву памяти» над Твардовским снова сгущаются тучи. Опять собирается СП СССР. Заседают два дня. Твардовский выступает. Берёт всю вину за просчёты Нового мира на себя (как руководителя Нового мира), защищает подчинённых.  Но на этот раз его вторично освобождают от должности Главного редактора Нового мира.

Из воспоминаний ТРИФОНОВА:

«Но в самом конце жизни, на самом ее «донышке», незадолго до свалившей его смертельной болезни, в июне 1970 года Твардовский совершил поступок, который свидетельствовал, что он остался верен себе. Узнав, что в калужскую психиатрическую больницу был насильно помещен Жорес Медведев (в 60-е годы тюремные камеры нередко заменялись «психушками»), Твардовский поехал туда вместе с В. Тендряковым. В «Рабочих тетрадях» об этом короткая — последняя — запись: «В воскресенье — Рой <Медведев> с известием о Жоресе. Послал телеграмму в Калугу» . Р. Романова сообщила об этой поездке, опираясь на воспоминания Р. Медведева. Приехав в больницу, Твардовский и Тендряков долго беседовали с Жоресом Медведевым, а потом настояли на встрече с главным врачом больницы, который пообещал через три дня выписать пациента. Рой Медведев вспоминал, что после поездки «Александр Трифонович с присущей ему откровенностью говорил, что вначале ему не очень хотелось ехать в психиатрическую больницу. “Но я вспомнил: “если не я, то кто же, если не сейчас, то когда же?” — и мои сомнения отпали…”».               
Р. Романова привела также строки из воспоминаний Ю. Трифонова об этой поездке: «Участие Александра Трифоновича в вызволении Медведева, такое открытое и демонстративное, было актом мужества и независимости, ибо, по некоторым сведениям, Александра Трифоновича в связи с его шестидесятилетием в июне ожидала высокая награда — чуть ли не звание Героя Социалистического Труда. Все понимали, что теперь это вряд ли состоится».   Не состоялось. В 1970 году в связи с шестидесятилетием со дня рождения Твардовского наградили орденом Трудового Красного Знамени. Звание Героя Социалистического Труда он не получил. Это звание несколько позже было присвоено секретарю СП СССР Г. Маркову и А. Софронову, редактору журнала «Огонек», напечатавшему «письмо одиннадцати», — также в связи с их шестидесятилетием.               
18 декабря 1971 года Твардовского не стало. И оказалось, что власти продолжали бояться даже мертвого Твардовского».
В ТВ – передаче, посвящённой  поэтам войны, Смехов чрезвычайно высоко оценил творчество Твардовского, сравнив его с Пушкиным своей эпохи. Он сказал, что  "Евгений Онегин" и "Василий Тёркин"  являются шедеврами своей эпохи. Если Е.О. - это энциклопедия русской жизни, то В.Т. - это энциклопедия Отечественной войны. Также он отметил сходство этих произведений в лёгкости изложения, огромном охвате событий и в том, что в них сквозит ирония.

Из воспоминаний Аксёнова
…Через несколько дней Полевой появился на экранах телевизоров и, глотая слезы, сказал, что, как старый солдат, одобряет мудрые действия советского правительства. Ему понадобился целый год для того, чтобы по-настоящему глубоко, всем партийным сердцем осознать диалектическую правоту Леонида Ильича. Разобравшись, он понял, что наступила новая, грубо говоря, эпоха, и выгнал Евтушенко и меня из редколлегии. Тому способствовал, впрочем, донос одного из бывших друзей.
Александр Трифонович Твардовский оказался тверже. Он категорически отказался присоединяться к льстивому хору соцреалистов с их одобрением мудрых действий ленинского ЦК. «Эх, Александр Трифонович, Александр Трифонович, что же вы наделали, — сказал ему один цекист, — ведь мы же вам собирались присвоить звание Героя». «Разве за трусость полагается звание Героя?» — холодно спросил редактор «Нового мира». Тоже немалая наивность, между прочим, сквозит в этом контрвопросе. Хорошо бы исповедовать этих «героев» мирного времени — за что они получили свои награды. Так или иначе, Александр Трифонович Твардовский не принял новой, грубо говоря, эпохи, и эпоха не приняла его. Через год после вторжения «Новый мир» шестидесятых годов был разгромлен.

2. ЭРЕНБУРГ Илья  (1891-1967)/76 )

Зам. Пред. Всемирного совета мира; Член ком-та по присуждению Междунар. Сталинской премии мира.

Сталинская премия за укрепление мира,  Сталинские премии – 2, Орден Ленина – 2, Орден Трудового красного знамени, Орден Красной звезды, Орден Почётного легиона.

Был близок к власти: Сталину («домашний еврей Сталина»), Хрущёву, Брежневу.

Поддерживал опальных писателей. Подписывал открытые письма («дело врачей», «письмо 25-ти против реабилитации Сталина», вместе с Паустовским, Катаевым и Чуковским).  В 1954 г. опубликовал роман «Оттепель», название которого стало символом эпохи Советской истории. Был пропагандистом авангардного искусства. Способствовал публикациям Цветаевой, Мандельштама, Бабеля, Слуцкого, Гудзенко.

Основные произведения: Оттепель, Люди, годы, жизнь (6 книг), Падение Парижа, Буря.

У Эренбурга был принцип, который он выработал при подготовке мемуаров: «Не писать о плохих людях (никто из них не был удостоен отдельной главы) и не писать плохого о хороших людях». Эренбург был близок к власти, и ему, конечно, приходилось идти на компромиссы. Но зато скольким людям он помог! А кое-кого даже вытащил с того света.

В своих литературных оценках того или иного Писателя Он оставался «над схваткой». Он считал, что «литературу нельзя судить по законам политики, что сила художника преодолевает  всё временное, наносное». Поэтому он положительно оценивал и поэзию Маяковского (принявшего революцию), и поэзию Бунина (относившегося к ней резко отрицательно).
             
Отрывок из стенограммы. Повестка дня: "Обсуждение литературной деятельности беспартийного писателя Ильи Григорьевича Эренбурга".

Отрывок из выступления Анатолия Суркова: "Я предлагаю товарища Эренбурга исключить из Союза советских писателей за космополитизм в его произведениях".
Николай Грибачев: Товарищи, здесь очень много говорилось об Эренбурге, как о видном и чуть ли не выдающемся публицисте. Да, согласен, во время Отечественной войны он писал нужные, необходимые для фронта и тыла статьи. Но вот в своем многоплановом романе "Буря" он похоронил не только основного героя Сергея Влахова, но лишил жизни всех русских людей - положительных героев. Писатель умышленно отдал предпочтение француженке Мадо. Невольно напрашивается вывод: русские люди пусть умирают, а французы - наслаждаются жизнью? Я поддерживаю товарищей Суркова, Ермилова, Софронова, что гражданину Эренбургу, презирающему все русское, не может быть места в рядах "инженеров человеческих душ", как назвал нас гениальный вождь и мудрый учитель Иосиф Виссарионович Сталин.
 Михаил Шолохов: Эренбург - еврей! По духу ему чужд русский народ, ему абсолютно безразличны его чаяния и надежды. Он не любит и никогда не любил Россию. Тлетворный, погрязший в блевотине Запад ему ближе. Я считаю, что Эренбурга неоправданно хвалят за публицистику военных лет. Сорняки и лопухи в прямом смысле этого слова не нужны боевой, советской литературе…

Илья Григорьевич Эренбург: Вы только что с беззастенчивой резкостью, на которую способны злые и очень завистливые люди, осудили на смерть не только мой роман "Буря", но сделали попытку смешать с золой все мое творчество.
Однажды в Севастополе ко мне подошел русский офицер. Он сказал: "Почему евреи такие хитроумные, вот, например, до войны Левитан рисовал пейзажи, за большие деньги продавал их в музеи и частным владельцам, а в дни войны другой Левитан вместо фронта устроился диктором на московское радио?".
По стопам малокультурного офицера-шовиниста бредет малокультурный академик-начетчик. Бесспорно, каждый читатель имеет право принять ту или иную книгу, или же ее отвергнуть. Позвольте мне привести несколько читательских отзывов. Я говорю о них не для того, чтобы вымолить у вас прощение, а для того, чтобы научить вас не кидать в человеческие лица комья грязи.
Вот строки из письма учительницы Николаевской из далекого Верхоянска: На войне у меня погибли муж и три сына. Я осталась одна. Можете себе представить, как глубоко мое горе? Я прочитала ваш роман "Буря". Эта книга, дорогой Илья Григорьевич, мне очень помогла. Поверьте, я не в том возрасте, чтобы расточать комплименты. Спасибо вам за то, что вы пишете такие замечательные произведения.
А вот строки из письма Александра Позднякова: Я - инвалид первой группы. В родном Питере пережил блокаду. В 1944 году попал в госпиталь. Там ампутировали ноги. Хожу на протезах. Сначала было трудно. Вернулся на Кировский завод, на котором начал работать еще подростком. Вашу "Бурю" читали вслух по вечерам, во время обеденных перерывов и перекуров. Некоторые страницы перечитывали по два раза. "Буря" - честный, правдивый роман. На заводе есть рабочие, которые дрались с фашизмом в рядах героического Французского Сопротивления. Вы написали то, что было, и за это вам наш низкий поклон.

И вот еще одно, самое важное для меня письмо: Дорогой Илья Григорьевич! Только что прочитал Вашу чудесную "Бурю". Спасибо Вам за нее. С уважением И. Сталин.
Все присутствующие встали и бурно зааплодировали…

3. ПАУСТОВСКИЙ К.Г. (1892-1968)/76

Зав. кафедрой литературного мастерства в Литературном  институте.   Вёл семинар Прозы.

Георгиевский крест, Орден Ленина , Орден Трудового Красного знамени - 2

Его взгляды были прогрессивными. Ни слова не написал о Сталине.  Не подписал ни одного «подмётного» письма.  Выступил в поддержку Синявского-Даниэля (вместе с Чуковским).  Поддерживал Солженицына. В 1966 г. подписал «письмо 25-ти против реабилитации Сталина»  (вместе с Эренбургом, Катаевым и Чуковским).  Написал письмо Косыгину с просьбой не увольнять Ю. Любимова. Косыгин согласился. У него учились: Тендряков, Бакланов, Трифонов… Был кандидатом на Нобел. премию. Но СССР выступил категорически против. Премию получил крупный функционер Шолохов. Главное произведение (автобиографическое).
               
Основные произведения: «Повесть о жизни» в 6 книгах (1945-1963 гг.), Кара Бугаз, Романтики, Телеграмма, Северная повесть

4. СИМОНОВ К. (1915-1979)/64

Секретарь СП СССР. Зам. Генер. Секретаря СПССР. Гл. редактор Нового мира – 8 лет (1946-1950); (1954-1958).  Гл. ред. Литературной газеты.

Сталинская премия – 6, Ленинская премия, Государственная премия, Герой соц. Труда, Орден Ленина – 3, Орден Красного знамени,  Орден Отечественной войны – 2, Орден Знак Почёта.

Способствовал возвращению публикаций Ильфа и Петрова, Булгакова, Хемингуэя.  Защита от нападок на Лилю Брик.  Участвовал в кампании против «безродных космополитов», в погромных собраниях против Зощенко и Ахматовой, в травле Пастернака, в написании письма против Солженицына и Сахарова в 1973 году. Некоторые считают, что «в конце жизни он будто бы каялся за свой конформизм и те уступки чиновникам от литературы, когда был главным редактором „Литературки“, а затем и „Нового мира“». Отмечали, что: «Симонов своими протестами, конфронтацией с высокими чиновниками как бы замаливает свои грехи молодости, когда он слишком ревностно выполнял волю и линию высоких партийных инстанций».

Основные произведения: Живые и мёртвые, Солдатами не рождаются, Последнее лето, Русские люди, Дни и ночи, Русский вопрос, Сборники стихов.

5. КАТАЕВ Валентин  (1897-1986)/89

Основатель и главный редактор (1955—1961) журнала «Юность».

Сталинская премия, Георгиевский крест – 2,  Орден Св. Анны,  Герой соц. труда, Орден Ленина – 3, Орден Октябрьской революции, Орден Трудового Красного знамени – 2, Орден Дружбы народов.

Единственным и главным своим учителем среди писателей-современников Катаев считал Бунина. Его родной брат – Евгений Петров.

Катаев остро выступил в защиту Мандельштама. После войны Катаев был склонен к многодневным запоям. Дал дорогу Гладилину, Аксёнову, Вознесенскому, Ахмадулиной.               
Подписал «письмо 25-ти против реабилитации Сталина», вместе с Эренбургом, Паустовским и Чуковским. Но также подписал письмо против Солженицына и Сахарова. 

Некоторые отмечают, что в Катаеве  сочетались два совершенно разных человека. Один — тонкий, проницательный, глубоко и интересно мыслящий писатель, великолепный мастер художественной прозы, пишущий на редкость выразительным, доходчивым, прозрачным литературным языком. И с ним совмещалась личность совершенно другого толка — разнузданный, бесцеремонно, а то и довольно цинично пренебрегающий общепринятыми правилами приличия самодур.

Основные произведения: Сын полка, Белеет парус одинокий, Алмазный мой венец, Святой колодец, Трава забвения, Уже написан Вертер, Растратчики

6. ЧУКОВСКИЙ К.И. (1882-1969)/87

Классик Советской Детской литературы. Был близок к «Серапионовым братьям».

Ленинская премия, Орден Ленина, Орден Трудового Красного знамени – 3.

Оказывал влияние на детскую литературу. Поддерживал контакты с диссидентами. Некоторое время у него на даче жил Солженицын.  Подписывал письма протеста. Подписал «письмо 25-ти против реабилитации Сталина», вместе с Эренбургом,  Паустовским и Катаевым. Вместе с Паустовским выступил в поддержку Синявского-Даниэля.

Основные призведения: Чуккокала, Люди и книги, Воспоминания, Сказки: Мойдодыр, Крокодил, Бармалей, Айболит.
 
7. МАРШАК С.Я.  (1887-1964)/77

Классик Советской Детской литературы. Руководил Ленинградской редакцией Детгиза.  Член правления СП СССР.

Сталинская премия – 4, Ленинская премия, Орден Ленина – 2, Орден Отечественной войны, Орден Трудового Красного знамени.

Руководил студией детских писателей в Институте дошкольного образования Наркомпроса, Организовал  детский журнал «Воробей» — («Новый Робинзон»). Вёл «Литературный кружок» (при ленинградском Дворце пионеров).  Кроме того, Маршак — автор ставших классическими переводов сонетов Уильяма Шекспира, песен и баллад Роберта Бёрнса, стихов Уильяма Блейка, У. Вордсворта, Дж. Китса, Р. Киплинга, а также произведений украинских, белорусских, литовских, армянских и других поэтов. Переводил также стихи Мао Цзэдуна.

Книги Маршака переведены на многие языки мира. За переводы из Бёрнса Маршак был удостоен звания почётного гражданина Шотландии.

Маршак несколько раз заступался за Бродского и Солженицына. От первого он требовал «поскорее достать переводов текстов на Ленфильме», за второго заступался перед Твардовским, требуя опубликовать его произведения в журнале «Новый мир».
Его последним литературным секретарём был В. В. Познер.

Основные произведения: Сказки: Двенадцать месяцев, Старуха, дверь закрой, Кот-скорняк; Умные вещи, Вот какой рассеянный; Переводы.

8. ЛИХАЧЁВ Д.С. (1906-1999)/93

Российский ученый-литературовед и общественный деятель, академик РАН.
Дмитрий Лихачев был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР (1953) и действительным членом (академиком) АН СССР (1970). Он являлся иностранным членом или членом-корреспондентом академий наук ряда стран: Академии наук Болгарии (1963), Сербской академии наук и искусств (1971), Венгерской академии наук (1973), Британской академии (1976), Австрийской академии наук (1968), Геттингенской академии наук (1988), Американской академии искусств и наук (1993).
Лихачев был почетным доктором Университета имени Николая Коперника в Торуне (1964), Оксфорда (1967), Эдинбургского университета (1971), Университета Бордо (1982), Цюрихского университета (1982), Будапештского университета имени Лоранда Этвеша (1985), Софийского университета (1988), Карлова университета (1991), Сиенского университета (1992), почетным членом сербского литературно-научного и культурно-просветительного общества "Српска матица" (1991), Философского научного общества США (1992). С 1989 года Лихачев являлся членом Советского (позднее Российского) отделения Пен-клуба.

Академик Лихачев вел активную общественную работу. Наиболее значительными для себя академик считал работу в должности председателя в серии "Литературные памятники" в Советском (позднее Российском) фонде культуры (1986-1993), а также деятельность в качестве члена редколлегии академической серии "Научно-популярная литература" (с 1963 года). Дмитрий Лихачев активно выступал в СМИ в защиту памятников русской культуры – зданий, улиц, парков. Благодаря деятельности ученого удалось спасти от сноса, "реконструкций" и "реставраций" много памятников в России и на Украине. Многие считали Лихачёва моральным Авторитетом нации.

Герой Социалистического Труда, Орден Святого апостола Андрея Первозванного, Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени Орден Ленина, Орден Трудового Красного Знамени.

Премия имени В. Г. Белинского (1985), за книгу «„Слово о полку Игореве“ и культура его времени»

Присуждена премия Президиума АН СССР за работу «Возникновение русской литературы».

СВОДНЫЕ ДАННЫЕ:

Твардовский – 5 премий, 7 орденов, 48 место по России
Эренбург – 3 премии, 5 орденов,  67 место по России
Паустовский – нет литературных премий,  4 ордена, 71 место по России
Симонов – 8 премий, 8 орденов, Герой соц. Труда, не входит в Рейтинг - 100
Катаев – 1 премия, 11 орденов, Герой соц. Труда, 70 место  по России
Чуковский – 1 премия, 4 ордена, 100 место по России
Маршак – 5 премий, 4 ордена, не входит в Рейтинг - 100
Лихачёв - 2 премии, 4 ордена, Герой соц. Труда, не входит в Рейтинг - 100

ТВАРДОВСКИЙ. Фото из интернета



Рецензии
Евгений, нам авторы известны. Произведения многих мы изучали в школе. О жизни авторов читали в литературных журналах. Всё, что сегодня предложили Вы, читала с интересом. СПАСИБО ВАМ!

Нина Радостная   31.07.2018 19:37     Заявить о нарушении
Нина, очень рад, что материал вызвал приятные воспоминания.
С искренним уважением, -

Евгений Говсиевич   31.07.2018 19:46   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.