Встреча с Вьетнамом

Первая наша встреча с Вьетнамом состоялась довольно далеко от него. Это случилось в московском аэропорту Шереметьево 2.
В 1989 году после 10-ти, в совокупности, лет работы на двух предприятиях Министерства Газовой промышленности в г. Мурманске, ПО «Арктикморнефтегазразведка» и ВМНПО «Созморгео» мне удалось  получить право на загранкомандировку во Вьетнам.
Во Вьетнаме в 1979 году было создано совместное с Мингазпромом предприятие по разведке и добыче нефти на шельфе  СРВ, СП «Вьетсовпетро», которое успешно развивалось. Вот на это предприятие  я с семьей  и должен был отправиться, вылетев 15 июля 1989 года из аэропорта Шереметьево в Хо Ши Мин, переменованную после войны  бывшую столицу Южного Вьетнама – Сайгон.
Груза у нас набралось много, всё-таки ехали мы на 3 года, поэтому и везли, в соответствии с условиями контракта, разрешенные 300 кг. А это были несколько больших картонных ящиков из - под импортных сигарет. Поэтому, прибыв в аэропорт, мы раздобыли две тележки, с трудом поместив на них наш багаж, а сверху, на него, посадив нашего 2,5 – летнего сынулю.
Некоторое время мы ожидали объявления, но услышав информацию о начале регистрации на рейс, мы, как оказалось, всё-таки опоздали… Подъехав к стойке регистрации  увидели толпу, состоящую из молодых вьетнамцев. Это были, очевидно, студенты, сдавшие летнюю сессию и отправлявшиеся домой на каникулы.
Мы стояли в этой, сначала казавшейся нам, очереди, но вскоре поняли, что количество вьетнамцев перед нами не убывает, а прибывает. Т.е. все вновь подходящие на регистрацию вьетнамцы становятся впереди нас.
Это не на шутку взволновало меня, т.к. время поджимало и поэтому я решил обратиться к стоявшему возле стойки сержанту милиции. Он посетовав на то, что мы где-то задержались, обратился к вьетнамцам, попросив их пропустить нас. Толпа на это никак не отреагировала, поэтому сержант, уже имея, очевидно, какой-то опыт общения с этим народом, стал попросту расталкивать их, прокладывая дорогу нашим тележкам. При этом он обращался с ними, как с манекенами, а они молчаливо поддавались ему…
Я поблагодарил его за помощь и после регистрации спросил, не будет ли, в связи с происшедшим… международного скандала. Сержант сказал мне, назвав этих вьетнамских студентов дикарями, что приходится перетряхивать небольшой багаж каждого студента, т.к. они почти поголовно везут на родину пачки ртутных термометров, которые даже не упакованы. Имеется очень большой риск того, что во время полёта часть этих термометров разобьётся и, вытекшая ртуть, растечется по салону. Каковы последствия для пассажиров и экипажа, думаю, не надо объяснять.
    В то время продолжительность такого рейса была 22 часа с тремя посадками. Первая посадка – в Ташкенте, вторая – в Карачи и третья в Бомбее, теперь называется Мумбаи.
Прибыли мы в Хо Ши Мин во время начинающегося вечера 16  июля и, получив багаж, разместили его в грузовых машинах, которые прислало предприятие, а сами сели в автобус. Это был наш, советский, львовского завода, без всяких удобств, автобус, на котором мы должны были проехать 120 км до города Вунг Тау* по, почти грунтовой, на большей части протяженности, дороге.
*) Город в провинции Бариа-Вунгтау, на юге Вьетнама. Население 450 тыс. человек, площадь - 140 км;. Административный центр провинции Бариа-Вунгтау. Дата возникновения 1296 г. В 1989 году численность населения была менее 100 тыс. чел.

Быстро начинало темнеть и из города, получив по дороге несколько ударов камнями по автобусу, мы выезжали уже в полной темноте. Слава Богу, при этом, никто не пострадал.
Сколько времени мы ехали точно уже не вспомнить, но то, что это было долго, мучительно, тяжело, в духоте, да еще и ребенок начал капризничать…
И вдруг из темноты появился освещенный электричеством район... Это мы подъехали к  окруженному забором микрорайону, в котором нам предстояло жить 3 года. После первого тяжелого впечатления дороги….нам показалось это место оазисом…

Вьетнам, тропики, «букашки» …
Микрорайон, окруженный по периметру забором, состоял из 12-ти  5-этажных жилых домов, с посаженными и там и сям тропическими деревьями, и другими постройками…
Нас встречали, вручив ключи от квартир, и мы должны были получить багаж. То, что нас ожидало в этих квартирах, было не смертельно, но получить от этого некоторый шок, можно было вполне.
Отсрочить получение такого своеобразного тропического впечатления, помог нам мой коллега по работе в мурманском объединении «Союзморгео» инженер – геофизик Витя Градовский. Он дорабатывал во Вьетнаме последние 2 месяца своего контракта, а семью - жену и двоих детей,  отправил домой. Жил он в обжитой 3-комнатной квартире, предоставив одну комнату нам.
В первую ночь и некоторое последующее время было тяжело засыпать под довольно интенсивный шум кондиционера бакинского производства. А других тогда у нас  не было. В последствии мы привыкли, и по-настоящему поняли всю прелесть кондиционера в тропиках, когда несколько раз аварийно выключали электричество в микрорайоне. Посидев пару часов  в квартире при температуре 30 градусов и выше, мы были готовы слушать его шум бесконечно.

На следующий день мы достали наш мурманский копченый палтус и под него с картошечкой с грибами накрыли, отвыкшему от наших русских деликатесов товарищу, стол, попробовав, при этом, местный «деликатес» рисовую  водку Лямой*.

Второй день пребывания давался нам на оформительские дела в представительстве В/О «Зарубежморнефтегазстроя», которое  являлось официальным участником СП со стороны СССР, и лекцию местного эскулапа…
Ничего о тропическом солнце и его влиянии на здоровье белого человека не было сказано, как и о вредных растениях, окружающих там людей, насекомых и пресмыкающихся. Немного только о местных правилах гигиены, в которые рекомендовалось включить употребление спиртных напитков, как одного из средств борьбы с очень там развитой и активной микрофлорой.

Через три дня мы узнали, что нас ждет в нашей однокомнатной квартире.
Зайдя в квартиру и включив свет, мы поняли, что кто-то от нас с шумом отлетел, как бы хлопая крыльями. Немного испугались, т.к. вскоре поняли, что  в деревянной люстре и где-то ещё проживают местные домашние животные, маленькие, безчешуйчатые ящерки - гекконы. Они, не имея крыльев, с шумом как бы «летают», но, на самом деле, прыгают, по комнате, поедая мелких насекомых. И они оказались совсем безобидными, но привыкнуть к совместному проживанию все-таки было нужно.
 О том, к  чему невозможно было привыкнуть - я узнал ночью, т.к. проснувшись от чего-то, увидел на фоне лунной ночи сидевших на сетчатом пологе, которым закрывалась кровать на ночь, громадных тараканов. Эти тараканы оказались также и летучими, но при этом неповоротливыми и медлительными, как ни странно, спокойно дававшими нам возможности с ними расправиться.
Продвинутые китайцы и здесь нашли интересное средство, похожее на мел : такой химический  карандаш, которым нужно обвести сидящего на полу таракана, и как только он переползет эту меловую линию, сразу переворачивается на спину и поднимает лапки вверх, как бы сдаваясь. На самом деле он уже не живой.
Самыми злыми и опасными и прямо-таки вездесущими существами… оказались тропические  фараоновы муравьи… Как и все муравьи, фараонов муравей всеяден: в пищу им годятся любые крошки, продукты растительного и животного происхождения, гниющая органика, другие насекомые.
В тропиках они выполняют роль санитаров, поедая все что можно, предваряя при этом, стадию гниения. Так правильно распорядилась природа, т.к. антисанитария в тропиках – это возможные эпидемии всяких заразных заболеваний. Впрочем, она все - таки существует, т.к. местное население во многом завшивленное и немытое, и многие страдают желудочно-кишечными заболеваниями.
Опасен укус такого муравья. Он вызывает отек, превращая, по размерам, укушенный кулак в подушку, а укушенное предплечье в ногу. Все это не болит, но потом становится ясно, что яд, попавший в организм, снижает иммунитет человека к другим негативным последствиям влияние вьетнамской флоры на человека. Как правило развивается аллергия верхних дыхательных путей.
Примерно половина жителей советского тогда микрорайона молча и терпеливо страдала этой аллергией. Но главным её источником появления были цветки громадного круглогодично цветущего дерева, розового и желтого цвета. Эти цветки настолько ядовиты, что попадание сока этих цветков на кожу человека вызывает химический ожог.Во время сухого сезона, опавшие с этого дерева цветки быстро высыхают и постепенно превращаются в пыль, которую частый ветер поднимает и доставляет в дыхательные пути человека.То еще удовольствие.
Тинейджеры, проживающие в микрорайоне, узнав об этом, и стараясь, видимо, реализовать свои садистские наклонности, натирали этими цветками скамейки и когда наши женщины, одетые в максимально открытые, по – тропическому, одежды, садились на них, то и получали  горящие огнем волдыри на теле.
Но продолжим об антисанитарии.
Первый поход с ребенком в парикмахерскую показал нам такую картину : на крыльце парикмахерской сидят два парикмахера и заботливо выбирают друг у друга вшей из волос головы. Поэтому это и оказался  наш последний поход в местную парикмахерскую. Три года стриглись сами и у знакомых.
Самый большой рассадник антисанитарии, с нашей точки зрения это вьетнамский рынок. Не было цели и возможности проанализировать  причины этого и главными индикаторами этого были только собственное зрение и обоняние.
Если зрение и показывало  нам более или менее понятную картину, которую можно было бы увидеть и на наших рынках, то обоняние кричало караул. Вонь была страшная. Наш 2,5 – летний ребенок просто плакал, потом этот плач перешел в истерику. Пришлось, быстренько купив что-то, сбежать.

Еще одна неприятная особенность: большинство вьетнамцев никогда на были в бане. А мыло и шампуни у них были дороги, не всякому по карману.
Где-то в середине 80-х годов чехи построили в городе Вунгтау ресторан «Мажестик». Пища была чуть европеизированная местная, а пиво, действительно, чешское. Чехи наняли персонал, обучили его и, конечно, помыли и вылечили от вшей. Всем им бесплатно выдали спецодежду и средства гигиены. Спецодежда была на них, а вот мыло, шампуни и духи – все были проданы на рынке. После этого чехи организовали помывочную и санитарный контроль прямо в ресторане.
Проезжая каждый день не маленькое расстояние,  на работу и с работы, мы видели как они моются. Во многих дворах,  на бетонном основании, стояли громадные бочки, оставленные американцами. Похоже, что они были те самые объемом в баррель, т.е. 158,9873 литров. Эти бочки наполнялись естественным способом в сезон тропических дождей и потом вода из них использовалась для мытья, при этом сами моющиеся были : мужчины в плавках, а женщины в купальниках. Каково мытье – таков и результат.
Продолжение следует
 АэС
29.09 2016


Рецензии
.....В то время продолжительность такого рейса была 22 часа с тремя посадками. Первая посадка – в Ташкенте, вторая – в Карачи и третья в Бомбее, теперь называется Мумбаи......

Вам еще повезло. В том же 1989 году я летел во Вьетнам в экспедицию почти тем же маршрутом,только вместо Бомбея была Калькутта.И заняло это 28 часов.

Александр Ресин   04.06.2018 01:01     Заявить о нарушении
Спасибо за внимание и приятно встретить на просторах Прозы Ру домчи Александра. "Син тяо", - Александр.

Антон Ромашин   04.06.2018 01:08   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.