МАРС

Аудиокнига в ютуб на канале "Аудиокниги Павла Карелина


Автор  Карелин Павел


        Это было время, когда технологии уже во - всю распоряжались человеком.
Все  по графикам и утвержденным нормам. В зависимости от мужского или женского пола, веса, роста и возраста, тебе требовалось безукоснительно выполнять ряд рекомендуемых правил для поддержки своего здоровья. Вы конечно подумаете, что это все делалось из-за заботы о людях…- Нет я Вас огорчу… -  Это все делалось только по той причине, что каждый человек находился в системе и выполнял определенную роль в цепочке развития государственного общества. И рвать эту цепочку было нельзя. Ты был винтиком, который держал на себе определенный механизм государственной машины, где были другие такие же винтики держащие на себе другие механизмы и так до бесконечности. В общем…, каждодневно, без сбоя ты был обязан…
 Я работал обычным рядовым журналистом в коммерческой газетенке, где ежедневно печатались рубрики о событиях в повседневной жизни нашего небольшого городка.
Главный редактор негодовал от серости публикаций создаваемых такими же, как и я. Его требования о взрывных событиях и кульминационных статьях были практически невыполнимы ввиду однообразия в жизни нашего общества.
 - Ну, соврите же что – ни будь…! – кричал он, уставившись на группу журналистов стоящих перед его столом. – Придумайте… - Ну что у Вас фантазии не хватает…? – Я же уволю Вас к чертовой матери, в конце - концов, за такую работу…
В душе, конечно, было смешно от его реплик. Всякий раз принося ему вымышленный бред он сам же перечеркивал статью, требуя фактов и доказательств.  - А где их брать, если ты все придумал…?
Получив очередной утренний разнос, я стал думать, каким образом можно остаться на плаву в этой газетенке... -  А то ведь действительно выкинет на улицу… - А там долго думать не дадут. По нынешнему закону: в течение трех суток ты должен найти себе работу или будешь считаться вредным элементом, который не участвует в развитии государственного общества. А это грозит принудительными работами в шахтах.
 Конечно, можно было откупиться и заплатить государству деньги за твой вынужденный отдых. Но такое было под силу только высоким чинам, которые  и создавали эти самые законы. Да еще ко всему прочему  и отца отправляют на Марс для дальнейшего пенсионного существования.
Вот обидно все - таки… - работает человек всю жизнь на земле, а когда выходит на пенсию, его сразу на Марс для дальнейшей жизни и процветания.
Мне, конечно, жалко было расставаться с ним, но с законом не поспоришь…. - да и врачи кричат во все горло, что Марсианская экология благотворно действует на престарелый организм человека. Невысокое атмосферное давление и климат увеличивают жизнь пенсионера практически в два раза…- Ну кто от такого откажется? – Наверное, никто…Я и сам, лет через  сорок последую за ним. Там и встретимся…
В общем, все эти проблемы накатили некстати…  - Надо успеть
по-хорошему попрощаться с отцом, да еще и статью сдать.
Поразмыслив немного, я решил совместить эти два дела и направился на прием в отдел пенсионного обеспечения нашего города.
- Доброжелательные улыбки работников пенсионного обеспечения резали глаз. Белоснежные зубы, оголенные искусственной натянутостью губ, скоре производили впечатление животного оскала, чем пусть даже показную радость.  - Но тут ничего не поделаешь…, - Я прекрасно понимал этих работников, так как нарушать директиву приветствия, где улыбка является обязательным фактором в беседе с клиентом, было нельзя…  - иначе штраф или в худшем случае увольнение…
Отвечая взаимностью, я так же широко оголил зубы и не закрывая рта, кивая каждому встречному по пути моего следования, дошел  до кабинета начальника отдела.
Массивная дверь в конце коридора выражала неприступность и неприкосновенность. Вырезанные по дереву орнаменты напоминали скорее музейный экспонат, а не входную дверь. – Не хватало только таблички: - «Руками не трогать…» - и все было бы точь в точь, как в музее.
Размяв ладошкой замлевший в улыбке рот, я дернул ручку и открыл дверь.
- Здравствуйте… - Я из редакции… - протянув удостоверение журналиста, я уселся на стул стоящий рядом со столом руководителя отдела. Это была женщина с монументальным лицом. Псевдоприветливая улыбка, застывшая на ее лице много лет назад уже, наверное, никогда не сходила с ее лица.
Маленькие глазки забегали, изучая мое удостоверение.
- И что Вы хотите от нашего заведения…? – произнесла монументальная женщина и отклонилась в своем удобном кресле, как бы рассматривая меня издали.
-  Я бы хотел сделать очерк о том, как пенсионеры улетают жить на Марс и о том какое там обеспечение и условия для них… - Вы же понимаете, рано или поздно, это коснется каждого из нас…
- Конечно, понимаю… - Кому, как ни мне знать это лучше чем другим… - начальник поерзала в кресле и наклонилась к столу, изучая какую-то бумажку, лежащую перед ней. – Вот, как – раз  в этом году у нас отправление назначено на первое сентября… - Две тысячи человек пенсионного возраста заслуженно отправляются на Марс, где будут отдыхать и тратить свои накопленные пенсионные сбережения…
- Ого…- изумился я. – Две тысячи…? – Это очень большое количество. – Кстати у меня папа летит этим рейсом… - добавил я слегка приглушенным тоном, дабы не выдать своей откровенной личной заинтересованности.
- Ой, ну как чудесно… - Так вот почему Вы здесь…? - явно уже ненатянутая ухмылка появилась на лице женщины.
- Вы не волнуйтесь за папу… - Я же все понимаю… - Полет проходит очень хорошо… - Все его прекрасно переносят… - Так  что зря переживаете…
- Сама подругу в том году отправила… - Скучаю, конечно… - Но в следующем году полечу… - И меня пенсия догнала, знаете ли… - женщина рассмеялась каким – то задорным девичьим смехом. Мы еще долго разговаривали. Потом пили чай. Как оказалось, монументальная на первый взгляд женщина была обычной и добродушной.
- Жаль, что связаться с ними потом никак нельзя… - Вот тут технология еще не совершенна…
Начальник в ответ с сожалением на лице, кивнула головой.
 – Да, нам тоже часто задают этот вопрос, но, увы, специалисты объясняют это искривлением в пространстве и солнечными бурями… - В общем, я в этом не разбираюсь совсем…

….

Вопрос о том, чтобы отказаться от полета на Марс перед моим отцом конечно не ставился. Но долгая разлука с близким и родным человеком заставляла меня найти как можно больше хорошего и полезного от такой перспективы. Я всячески искал новые и новые плюсы от таких пенсионных скачков с одной планеты на другую. Разные ведомства, в чьих веденьях находился проект переселения пенсионеров отчетливо давали понять то, что нашим старикам там намного лучше, чем здесь и они заслужили безбедное существование на Марсе.
В конце — концов, что бы уже окончательно дописать свою статью мне довелось все-таки оказаться в святая — святых проекта — пенсионер.
Около часа болтаясь в воздухе на таксолете, я наконец — то приземлился на отдаленном острове в индийском океане, где и происходила непосредственно отправка пенсионеров на красную планету.
Моему взору открылись многочисленные механизмы покрывающие, буквальный каждый сантиметр небольшого острова. Казалось, что и сам остров неорганично выделяясь среди бушующей океанской среды, был создан искусственно.
— Вот это да… — не скрывая эмоций, крикнул я, признавая истинное могущество человеческих технологий и прогресса. Вне всякого сомнения, наши старики достойно могут отправиться в свой пенсионный поход в космос. Увиденное не оставляло сомнений в том, что вся находящаяся здесь техника работает безотказно и переживать за отца не было смысла. Чувство гордости за человека переполняло меня.
— Навстречу ко мне спешил человек… — Ну, по крайней мере, я догадался, что это человек… — На самом деле ко мне двигался скафандр… Абсолютно закрытый скафандр, скрывал от моего взора того, кто находился внутри него. Я попытался рассмотреть хотя бы лицо через стекло, но все было тщетно. Сплошная отполированная чернота не давала даже малейшей возможности увидеть того, кто внутри… — Классно… — Он меня видит… — А я его нет… — несколько смущенно я поздоровался с черным стеклом и тут же услышал в ответ несколько металлический, безэмоциональный голос: — Здравствуйте… — Ваше удостоверение, пожалуйста… — Нас предупредили, что вы прибудете с редакционным заданием…
Я протянул документ, дающий мне право задавать вопросы, и снова улыбнулся тому, кто в скафандре.
— Спасибо… — Следуйте за мной… — вновь услышал я металлический голос и послушно проследовал за уже уходящим от меня человеком.
Мне было немного неприятно такое общение, но ничего не поделаешь, иногда приходится терпеть. — Скорее всего, очень строгая дисциплина не позволяет тем, кто здесь работает общаться по простому… — подумалось мне.
Мы прошли в огромные железные ворота, которые открывались, как мне показалось целую вечность…
Ни одного человека вокруг я больше так и не увидел. — Странно… — наверное, просто все по своим рабочим местам заняты… — вновь успокаивал я себя, осознавая факт полного отсутствия других людей.
Мы шли по длинному коридору, который освещался ярким светом. Умиротворяюще доносилась мелодия красивой симфонии. Впереди отчетливо проглядывалась огромная капсула. При ближайшем рассмотрении это было похоже на огромное железное яйцо. — Вот…! — торжествующе выкрикнул я… — Вот корабль, на котором полетит мой отец… Сомнений не было. Это точно самый надежный корабль. Блеск металла и тяжесть гигантской конструкции внушали уверенность.
Я как маленький ребенок с удивлением и чувством откровенного любопытства разглядывал все, что попадалось мне на пути.
— Эй… — Мы скоро придем…? — Вообще, куда мы идем…? — обратился я к впереди идущему скафандру. Тот остановился. Обернулся. — Скоро … — Не переживайте… — Шеф ждет вас…
Мы действительно вскоре прибыли на место. Кабинет начальника пенсионного космодрома был весьма уютен, располагал для долгой беседы.
Шеф любезно отвечал на все мои вопросы. Более того, он даже сопровождал каждый свой ответ схемами и техническими пояснениями, периодически высвечивающимися на большом мониторе.
— Вот, если полет занимает двадцать семь земных дней… — То, как пенсионеры это выдерживают…? — задал я очередной вопрос оппоненту и тут же получил полной ответ
— Вы даже не волнуйтесь… — Транспортная капсула рассчитана на такой длительный полет… — Обслуживающий персонал, кстати говоря, — набирается из числа тех, кто летит на пенсию… — Короче, из числа самих пенсионеров, летящих на марс… — А там и кулинары и врачи и психологи… — Так, что я Вас уверяю… — Волноваться абсолютно не нужно… — Вы бы видели спальные места в капсуле…!? — Это наша особая гордость… — начальник самоуверенно покачал головой, как бы подтверждая то, что спальные места, это самые настоящие шедевры уюта…
— У Вас тут так мало людей… — Ну, по крайней мере, я встретил только одного… — Того, что меня сопровождал…
— О-о-о-о… — протянул руководитель. — Это наш особый режим… — Вы же должны понимать насколько все серьезно… — А вдруг террористы… — в полголоса произнес он, строго заглядывая в мои глаза.
— Ну, да… — Я как — то не подумал… — Но ведь океан кругом… — Сюда трудно добраться… — А можно ли понаблюдать за пуском корабля…?
— Это полностью исключено… — Абсолютный режим секретности… — О чем Вы говорите…? — начальник явно был обеспокоен моим вопросом. — Да если кто узнает… — То все…
— Понимаю — понимаю… — Ну, все — равно же посмотрю… — уверенно бросил я.
— Как это…? — Вам никто не даст такого права… — Вы, что такое говорите…?!
— Я имею ввиду собственную пенсию… — пытаясь сгладить нервозность начальника, я в голос засмеялся.
— Ах… — Вы об этом… — шеф тотчас залился хохотом… — Ну конечно… — Обязательно… — Я Вам даже ручкой помашу…

….

Спустя пару часов таксолет вновь привез меня в родной город. Впечатление от увиденного и услышанного переполняло все края мое творческого вдохновения. Я с легкостью закончил статью о перелетах пенсионеров на Марс.
Спустя пару недель получил премию от редакции за свой очерк.
А еще через месяц мне присвоили звание заслуженного журналиста за вклад в общегосударственное дело. Огромное количество писем с благодарностью от тех, которым предстояло расстаться со своими родными — пенсионерами или от тех, кто уже отправили своих родных на Марс.

….

С отцом мы расставались все — равно тяжело. Единственное что меня успокаивало, так это то, что вскоре он будет на Марсе и сможет пожить в свое удовольствие на заработанные им отчисления на пенсию. А там и меня дождется, ведь живут на Марсе в два раза дольше, чем на земле.
Огромный, морской лайнер загрузил в себя тех, кто покидал землю навсегда…



Пенсионеры поочередно входили в капсулу. Сверяясь с выданными им билетами, искали свои места среди тесно набитых пустующих кресел. Яркий свет и легкая музыка сопровождали тех, кто летит…
Тяжелые массивные двери медленно закрывались, скрывая то, что внутри стартовой площадки.
Начался отсчет. — Девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два…
— Какой приятный и сладковатый здесь воздух… — наперебой заговорили пенсионеры. Сон забирал реальность времени и существования у всех, кто был в капсуле. Сон, от которого нельзя проснуться никогда. Два человека в абсолютно закрытых скафандрах смотрели на навечно уснувших пенсионеров
— С прибытием на Марс… — произнес один из них и нажал на кнопку. Огромное яйцо медленно перевернулась и из него, в открывшуюся под капсулой морскую бездну посыпались тела.
Конец


Рецензии
Пишу рецензию не как писатель, а как читатель.
Жесткая версия нашего будущего. Думаю, что маловероятная, хотя и возможная. Чтобы убедить людей, что нет связи ни с кораблем, ни с Марсом, это надо сделать (воспитать) их или очень доверчивыми, или малограмотными. С другой стороны, мы уже слишком доверяем нашей власти, а наш общий уровень образования быстро падает.
В целом рассказ читается быстро, легко, вот только итог можно угадать уже после предложения, в котором написано об отсутствии обратной связи с Марсом. Было бы интереснее читать рассказ, в котором основная задумка автора неизвестна (и даже нет намёков) до самого конца.

Дмитрий Смелков   25.09.2016 13:03     Заявить о нарушении
Дмитрий спасибо за отзыв.Честно говоря,я как автор не пытался даже держать интригу в этом коротеньком произведении.Ведь сама суть не в том,что произошло в конечном итоге,а в том,что мы самостоятельно доверяясь технологиям,средствам массовой информации ,должностям...,руководителям и т.д.,не задумываясь отправляем собственных родителей и самих себя на "МАРС".Мы перестаем вникать в суть государственных процессов. Оболваненные телевидением,верим дяденьке из ящика... Если так дальше пойдет,то вероятнее всего мое произведение станет пророческим...

Карелин Павел   25.09.2016 13:35   Заявить о нарушении