Конезаводы в 20-30 гг. Разд. 5

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть ІІІ

Беловодские конные заводы в 20-е годы прошлого столетия

Раздел V

Лимаревский конный завод им. Ворошилова № 61

В Лимаревском конном заводе с его славными трудовыми традициями, начиная с 1919-го и вплоть до 1927 года, племенных лошадей не разводили. Во время гражданской войны белоказаки и махновцы увели большую часть лучших лошадей конезавода. Доделали дело бандиты, а также крестьяне вокруг лежащих сел, разгромившие и разграбившие конюшни и склады. В первой половине 20-х годов конный завод, оставаясь, как и до революции, государственным предприятием, был занят исключительно растениеводством и производством продуктов животноводства. Его управляющим до 1922 года работал Нехаенко. Затем пришел В.В.Парфенов, который, по материалам упомянутого ранее рапорта уполномоченного НКЗ Соболева за 1923 год, занимался «темными делишками», за что был отстранен и назначили Г.В.Брюховецкого. В архивах сохранился акт передачи хозяйства между этими двумя руководителями.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 1-3 Документ датирован 4 января 1923 года. И хотя в нем нет ни малейшего упоминания о лошадях, в некотором смысле он может показаться интересным. Первой строкой там указан дом управляющего конезаводом – кирпичный, крытый железом, «на деревянных полах». Во дворе располагались два каменных флигеля, погреб и ледник. Следом даются сведения о двухэтажном кирпичном доме, также под железом, предназначенном для училища, канцелярии и квартир. Отмечается, что сооружение требует серьезного ремонта. Тут же указаны еще два дома: кирпичный – для помощника управляющего, и деревянный – для ветврача. Оба тоже крыты железом. Далее перечисляются основные производственные объекты и их состояние. Говорится, в здании главной конюшни, состоящей из 140 денников, относительно целыми можно считать 36, остальные 104, как и 140 окон, – уничтожены. С манежа часть железной крыши снята вместе со стропилами, внутри отсутствует барьер и вынуты окна. Над одним из четырех отделений холодной варки, расположенных в общем здании, крыша уничтожена. Баз для волов и загорода разобраны, сараи для овец – тоже.            
…Брюховецкий был быстро уволен, и приказом от 29 февраля 1923 года Соболев назначает временным управляющим конезаводом Т.Ф.Безбородина. При передаче хозяйства в акте приемки дополнительно уже значится: лошадей разгонных – 7, волов – 11, свиней – 2, овец – 16 гол.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 55
Кроме увольнения Брюховецкого, Соболев своим приказом предписывает его предшественнику Парфенову освободить дом управляющего и переселиться вместе с семьей во флигель. (Парфенов вскоре будет арестован). Одновременно предлагалось новому управляющему, совместно с рабочкомом, всех лиц, не являющихся служащими конезавода, выселить из служебных помещений. Рабочему комитету рекомендовалось наладить трудовую дисциплину в коллективе, принять меры к сохранению инвентаря, а также устранить «все элементы, вносящие дезорганизацию». При необходимости управляющий и рабочком могли обращаться за помощью к председателю сельского Совета. По вопросу раздела земли новому руководителю предлагалось следовать намеченному курсу.
Безбордин показал себя хорошим организатором, сумел должным образом провести весенний сев, отчего Соболев перебрасывает его на поднятие Стрелецкого конезавода. И вот когда он оставлял завод, общее собрание рабочих Лимаревского конезавода решило поблагодарить его, а заодно и Соболева, за то, что они смогли воодушевить людей, посеять в их душах надежду на возможность скорого восстановления хозяйства. Точная дата проведения собрания не указана, но документ этот в архивах сохранился. Называется он: «Протокол общего собрания служащих, мастеровых и рабочих Лимаревского Госконзавода».* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 130  Председательствовал на собрании Т.К.Клименко. Приведем строки из постановления: «Бывшему управляющему Лимаревского Госконзавода т. Безбородину и Уполномоченному по группе Беловодских конных заводов т. Соболеву за оживление и поднятие на небывалую до приезда т. Безбородина высоту завода и сознательность к служащим выражаем благодарность и признательность». (Подписи: председатель – Клименко, секретарь – Котюхов).      
После Безбородина, как мы знаем, несколько недель на должности управляющего успел побывать Завгржевский, который, очевидно, по причине истории с Новоайдарской, был уволен, и приказом Соболева от 18 августа 1923 года на его место назначается И.П.Радченко. Эта партия, по выражению Соболева, оказалась удачной. Новый управляющий быстро нашел общий язык с рабочими конезавода и партийным комитетом. По некоторым данным, Радченко сохранял за собой эту должность до 1928 года.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 47 (Скорее всего именно он запечатлен на хранящемся в Беловодском краеведческом музее фото за рулем автомобиля «Форд»).
В Луганском Госархиве сохранился акт приема конезавода Радченко от Завгржевского, датированный 18 августа 1923 года.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 135-137 Среди членов комиссии в нем указаны председатель рабочкома Г.Д.Любименко и счетовод А.И.Бородин. В документе перечислено немало различных наименований, поэтому выберем из них лишь часть. Во-первых, представим наличие «живого» инвентаря (полезно сверить с данными предыдущего акта). Итак, лошадей разгонных – 10, волов – 17, коров – 1, теленок – 1, свиней – 5,  овец – 18 голов. Далее продолжим перечень по произвольному выбору (некоторые цифры будут округлены, специфика написания обозначений – сохранена): ржи – 478 пуд, пшеницы – 222 пуд, последа – 14 пуд, ляка – 2 пуд, муки пшеничной –  10 пуд, соли – 23,5  ф, масла – 2 пуд, яблок сушеных – 3 пуд, угля курного – 7 пуд, железа кровельного – 21 лист, стали – 3 ф, дегтя – 5 ф, гвоздей проволочных – 21 ф, досок разных – 18 шт., нашатыря – 01 ф, бечевы – 033 ф, мазута – 7 пуд, олеонафты – 03,5 ф, гаек – 08 ф, канифоли – 03 ф, мешков – 93 шт., пряжи – 01 ф, свинца – 1 п 14 ф, сажи голландской – 0,5 ф,  лебиста – ; листа, мулени – 03 ф, кислоты – ; пуд, проволоки – 12 ф, краски – 01 ф, сеялок – 6 шт., жаток самоскидок – 2 шт., молотилок проса – 2 шт., элеваторов – 1 шт., локомобилей – 1 шт., тачанок – 1 шт., арб на железном ходу – 2 шт., ящиков к бричкам – 8 шт., саней – 7 шт., ведер железных – 2 шт., наковален – 2 шт., тесов – 1 шт., станков сверлильных – 1 шт., напильников трехгранных – 1 шт., фонарей – 1 шт., лямковых парных упряжей – 2 шт., уздечек – 2 шт., дуг – 3 шт., домкратов –1 шт., паяльников – 1 шт., топоров – 4 шт., ножовок – 1 шт., лопат железных – 4 шт., долот – 3 шт., фуганков – 1 шт., рубанков – 6 шт., напильников разных – 5 шт., мехов – 2 шт., кресел – 2 шт., ванн – 1 шт., картин – 1 шт.
Дополним акт такими сведениями. Осенью 1923 года руководителям Беловодских конных заводов было дано распоряжение Управлением коневодства подготовить определенное количества сена для отправки в Харьковскую область. В ответ Лимаревский госконзавод шлет депешу, где говорится, что у них для прессовки сена имеются два паровых пресса, однако средства на починку агрегатов отсутствуют. (Аналогичная причина отказа была названа и руководством Новолександровского конезавода).* ГАЛО,  ф. Р-2290, оп. 1, д. 11, л. 8, 6
В заключение материалов за 1923 год добавим несколько штрихов, взятых из заседаний рабочкома предприятия.
На совместном заседании комитета служащих и рабочих Лимаревского конезавода и культпросвета от 3 мая под председательством Клименко по докладу О.И.Глушак было принято постановление передать дом бывшего помощника управляющего в распоряжение культпросвета с оборудованием в нем театра и клуба.
 29 мая было принято решение назначить корреспондентом окружной газеты Калюжного Ивана Федоровича.
29 июня рабчком постановляет отчислить однодневный заработок рабочих и служащих на строительство самолета «Старобельский селянин».
Далее у нас получается некоторый пробел в наличии документальных материалов, поэтому «перенесемся» в 1927 год. Этот год оказался особенным для Лимаревского конезавода: ему была передана первая партия племенных лошадей из Стрелецкого конезавода. Произошло это в конце октября, начале ноября того года, то есть в канун 10-й годовщины Октябрьской революции. В одной из заметок газеты «Червоний хлібороб» за ноябрь 1927 год рассказывается, как встречали рабочие и служащие Лимаревского конезавода праздник Октября. Вечером 6 ноября состоялось торжественное заседание, где в качестве почетного президиума собрания были определены Сталин, Бухарин и Ворошилов. 7 ноября, утром, в центре села собрался многолюдный митинг. На нем ораторы говорили о достижениях страны и значении Октября. Затем состоялось торжественное открытие Новолимаревской трудовой (общеобразовательной) 4-х летней школы, а после этого была проведена манифестация, которая, пройдя с песнями и музыкой по улицам Новолимаревки и Царевки, ступила во двор конезавода. В этом месте автором подчеркивается, что, начиная с 1919 года, предприятие только имело символическое название «конезавод», а лошади не выращивались. Далее говорится, во дворе был проведен митинг, и… на глазах у публики маленькая девочка перерезает ленточку, перекрывающую подход к двери конезавода. Толпы народа устремляются к конюшням, где крестьяне осматривают лошадей, слушают разъяснения специалистов. Позже производится награждение троих лучших работников предприятия наручными часами и мануфактурой. Заканчивается праздник обедом для рабочих и гостей конезавода и постановкой пьесы.   
Далее продолжим о политическом и экономическом состоянии Лимаревского конного завода конца 20-х годов. Параллельно представим некоторые материалы, касающиеся ряда населенных пунктов, связанных с ним географически. Главным источником сведений послужит акт обследования инспекцией Старобельского окружкома Лимаревского госконзавода от 20 января 1929 года.* ГАЛО, ф. П-4, оп.1, д. 503, л. 1-29   Стоит добавить, причиной проведения проверки на таком уровне послужило, очевидно, то, что в 1929 году крестьяне сел Лимаревка и Царевка не выполнили плана сдачи зерна государству. (Уточним, в документе под наименованием Лимаревка имеется ввиду северная часть теперешней Новолимаревки, а Царевка – южная ее часть, поэтому село с нынешним названием Лимаревка к нашей теме никакого отношения не имеет). В связи с этим на заседании бюро Старобельского ОПК, состоявшемся 20 января 1929 года, рассматривался вопрос о работе Лимаревской партийной организации. По итогам заседания было принятое постановление, которым работа ячейки была признана неудовлетворительной. Окружком констатировал слабую ее организованность, низкий уровень партийной и трудовой дисциплины, отсутствие влияния членов ячейки на массы. В документе говорится: «Партосередок плентався в хвості господарчо-виробничого життя, внаслідок чого серед робітників помічається підупадок трудової дисципліни, наявність крадіжок державного майна і взагалі відсутність в зацікавленні з боку робітників в виробництві». Далее указывается, при отсутствии твердой линии в деле хлебозаготовок вся работа партячейки носила формальный характер. Коммунисты не осознали остроты классовой борьбы на селе. Вместо решительного наступления на кулачество рука об руку с беднотой и в союзе с середняком, партячейка сама подпала под влияние кулака, что послужило причиной срыва хлебозаготовок. Досталось «на орехи» от ОПК и Беловодскому райпарткому, который, подчеркивается в документе, «не имел твердого руководства и своевременно не отреагировал на распространение болезненных явлений». Окружком рекомендует райкому пересмотреть методы работы, а также направить в Лимаревскую партячейку уполномоченное лицо для искоренения негативных явлений. Самой ячейке предлагается больше применять в своей работе критику и самокритику, наметить ряд мер по разворачиванию агитационной работы среди крестьян для скорейшего выполнения плана хлебозаготовок. В порядке организационной работы рекомендовалось, изучив состав сельского актива, привлечь представителей бедняцко-середняцких масс к работе в сельских Советах и других общественных организациях, ввести в практику регулярные собрания актива по самым актуальным вопросам. Кроме того, ставилась задача в ближайшее время организовать не менее двух новых колхозов. Фракциям Беловодского кредитного товарищества совместно с райкомом партии дается указание проработать вопрос об организации в селе Лимаревка сельскохозяйственного кредитного товарищества.
Затронуло постановление и состояние дел самого Лимаревского госконзавода. Окружком рекомендовал партячейке поднять вопрос перед руководством предприятия об улучшении жилищно-бытовых условий людей, пересмотреть состав работников «з метою пролетарізації і утворення кадрів з наймицько-бідняцької частини села».
В заключительной части постановления поднимается вопрос об организации политучебы членов ячейки. «Маючи на увазі ідеологічну нестійкість в партосередку, пропонувати РПК провести персональну перевірку засвоєння членами осередку основних рішень партії… особливо по роботі на селі». Перед самой ячейкой ставится конкретное задание в течение ближайшего года привлечь в ряды ВКП(б) не менее десяти человек.
Далее в акте обследования даются сведения об экономическом и политическом состоянии Лимаревского и Царевского сельских Советов. Указывается, по обоим сельсоветам на конец 1929 года насчитывалось 2002 жителя, из которых избирателей – 1015, лишенных избирательных прав – 43.
По социальным группам трудовое население распределялось: бедноты – 227, середняков – 148, зажиточных – 32, рабочих – 74, служащих – 18, батраков – 35, членов КНС – 75 человек.
Население Лимаревского сельсовета, продолжается в докладе, по национальности – исключительно русское. Большинство – это рабочие и служащие госконзавода, одновременно занимающиеся личным хозяйством. В то же время двадцать человек обслуживающего персонала существуют только за счет работы на предприятии и своего хозяйства не имеют.
Касаясь политических настроений крестьянства, на данный момент оно вполне удовлетворительное, считает докладчик, «відношення до заходів соціального будівництва навіть пожвавлене». Крестьяне и рабочие конезавода подымают вопрос о постройке новых школ и ремонте существующих. Уже начато возведение здания клуба. По поводу данного строительства все население активно участвует в самообложении.
Далее в документе представлены сведения об участии жителей в различных общественных организациях и кружках. Приведем об этом краткие данные.
Одним из основных и, наверное, самых любимых кружков для молодежи села был кружок по изучению тракторного дела. Он состоял из 50 человек. Занятия проводились регулярно.
В драматическом кружке участвовало 32 человека. Его деятельность тоже была на высоте. С момента возникновения перед зрителями было поставлено 24 спектакля.
Школа кройки и шитья охватывала 29 женщин. Работа велась регулярно, каждый день. В докладе отмечается, руководит кружком учитель, и он (она) – мастер своего дела.
Музыкальный кружок, состоящий из 10 человек, охарактеризован как слабый.
Профшкола образована недавно, поэтому необходимые принадлежности и учебники к моменту обследования приобретены не были.
«Безвірник» состоял из 20 членов. Провел 3 занятия.
Кружок стрельцов работать пока не начал.
Общество по ликвидации неграмотности (лікнеп) образовано в 1928 году и состояло из 48 членов. Его представителями было выявлено безграмотных по обоим сельсоветам 120 человек.
В списках общественных организаций Лимаревского сельсовета числились также кружок МОПР и организация «ОСОАвиахим», которые пока существовали только на бумаге, хотя в последнюю записалось 46 человек.
Далее представим некоторые другие сведения из рассматриваемого документа.
Библиотека сельсовета предстала перед комиссией ОПК чрезвычайно бедной. Ее фонд состоял из 897 экз. книг. 
О подписке населения на периодику, газеты и журналы, в акте обследования указано: «Червоний хлібороб» – 3 экз., «Крестьянская газета» – 2., «Коммуніст» – 4, «Правда» – 1, «Наймит» – 2».
Комсомольская организация Лимаревского сельского Совета была создана в 1924 году в составе 7 человек. На день обследования насчитывала 28 человек.
Организация КНС образовалась в 1924 году. На начало 1929 года имела в своем составе бедноты 123 человека.
Товарищество СТВ (селянское товарищество взаимопомощи) начало свою деятельность в 1925 году. Весной того года сельсоветом ему было выделено 38 дес земли. Засеяна она была испольно наполовину. Весь причитающийся организации урожай, состоящий из 197 пуд пшеницы и 524 пуд ячменя, был распределен в качестве помощи по 40 малообеспеченным семьям.
В 1928 году СТВ было выделено 33 дес земли, которая также была засеяна наполовину. Урожай составил 720 пуд, из которых передано нуждающимся – 177 пуд, остальное на момент обследования находилось в «гамазеи» СТВ.
Здесь сделаем краткую остановку и подсчитаем среднюю урожайность зерновых культур, полученную названной организацией за представленные в отчете годы. Проведя необходимые математические действия, находим, в 1925 году она составила 40 пуд с дес (6 ц с га), в 1928-ом – 43,6 пуд с дес (7 ц с га).
Отмечен в докладе и хороший рост потребительской кооперации. Если в 1925 году в ней насчитывалось 151 пайщик, то в 1928-ом уже стало 410. Бедноты среди них числилось 198 человек.
Относительно сельскохозяйственной деятельности крестьян, проживающих на территории Лимаревского сельсовета, в докладе указывается, в 1928 году у них находилось в обработке 1888 дес земли. (В 1924 году ее было 1724 дес). Эта земля засевалась полностью. 
Далее в документе представлены сведения, касающиеся социального расслоения жителей Лимаревки и наличия у них живого и мертвого инвентаря.
Представляем данные за 1924 и 1928 годы.

Таблица № 11
               
Наименование                1924 год            1928 год

Бедняцких хоз.                132                123
Середняцких хоз.             60                97
Зажиточных хоз.                0                0
Без тягловой силы           132                128
С одной лошадью            54                86
С двумя лошадьми            6                22
Волов                0                0
Коров                147                179
Молодняка                64                273
Овец                192                150
Свиней                4                2
Тракторов                0                0
Сеялок                2                4
Косилок                6                7
Молотилок                0                0
Плугов                51                61
Букарей                1                1
Борон железных             1                1
Борон деревянных        60                97
Пропашников                0                7

Относительно отсутствия у населения волов, автор доклад делает предположение, причина, мол, здесь кроется в том, что конезавод имеет существенное влияние на увеличение поголовья лошадей у населения, и волы крестьянам не очень нужны.
В отчете приводятся и некоторые данные, касающиеся хозяйственной деятельности самого Лимаревского конезавода. «Лимарівський державний кінний завод до 1927 року мав характер Радгоспу, тому що він ще не мав заповнення кіньми, а займався виключно с/г та дрібною худобою – свинями та інше. У 1927 році було загружено кіньми на 94 голови, а на день обстеження мається 146 – виросло на 52 коняки, але й на день обстеження кінзавод веде с/г».
Далее идет о росте площадей пахотной земли госконзавода с 1924-го по 1928 год. Если в первом случае хозяйство имело 866 дес пахоты и 7428 дес сенокоса и выпаса, то во втором пахотной земли стало уже 2115 дес, а сенокоса и выпаса – 6144 дес. Всего же на 1928 год в пользовании госконзавода находилось 8582 дес. В то же время подчеркивается, культурное удобрение почвы не применяется.
Приводятся в отчете и показатели, свидетельствующие о снижении в процентном отношении количества посевов к общему количеству пахотной земли (причины не указываются).

Таблица № 12

1924 г. 665 дес 75 %
1925 г. 794 дес 70 %
1926 г. 892 дес 65 %
1927 г. 985 дес 59 %
1928 г. 1159 дес 55 %
 
Относительно поданных сведений можем лишь предположить, что, кроме общего положения о сохранении некоторого количества земли под чистые пары, в 1927-1928 годах часть посевов погибла в виду неблагоприятных погодных условий тех лет.
Следующая таблица характеризует распределение посевов по каждой из основных зерновых культур, начиная с 1924 года и заканчивая планами на 1929 год.

Таблица № 13 (Мера измерения – десятина)

Пшеница озимая 1924 г. - 8, 1925 г. - 103, 1926 г. - 335, 1927 г. - 285, 1928 г. - 280, 1929 г. - 545.

Пшеница яровая 1924 г. - 276, 1925 г. - 238, 1926 г. - 115, 1927 г. - 80, 1928 г. - 0, 1929 г. - 44.

Рожь 1924 г. - 113, 1925 г. - 106, 1926 г. - 90, 1927 г. - 0, 1928 г. - 56, 1929 г. - 75.

Ячмень 1924 г. - 117, 1925 г. - 188, 1926 г. - 0, 1927 г. - 34, 1928 г. - 34, 1929 г. - 8.

Овес 1924 г. - 45, 1925 г. - 81, 1926 г. - 272, 1927 г. - 212, 1928 г. - 591, 1929 г. - 400.

Лен 1924 г. - 12, 1925 г. - 35, 1926 г. - 77, 1927 г. - 180, 1928 г. - 170, 1929 г. - 410.

Настоящая таблица демонстрирует постепенный отказ Лимаревского госконзавода от посевов яровой пшеницы и внедрение в оборот озимой. А резкий рост посевов овса в 1926 году свидетельствует о начале подготовки конезавода к приему лошадей.
Далее в документе говорится, в процессе производственной деятельности руководство конного завода оказывало посильную помощь местному населению. В 1928 году крестьянам на льготных условиях было отпущено 1892 пуд посевного материала, плюс к тому 183 пуд выдано наиболее слабым хозяйствам бесплатно. Одновременно средствами предприятия таким хозяйствам было вспахано 65 дес земли. А в период жатвы на два дня предоставлялись молотилка и несколько тракторов. В плане качественного улучшения крестьянского поголовья лошадей было случено с племенными жеребцами конезавода 228 крестьянских кобыл. Все это, подчеркивается в докладе, поднимало авторитет предприятия. В то же время директор конезавода Радченко поставил свою работу так, что все те мероприятия приписывались лично ему. Далее выдержка: «Він побудував роботу так, що затер все лице заводу як державного господарства, затер обличчя партосередку, користуючись кволістю політичного рівня партійців. Нарешті він вів таку політику, що висував тих, хто йому піддакував та на вуха шептав». В конечном итоге все это вылилось в то, утверждается в докладе, что подхалимство создало в коллективе – и в кругу партийцев, и среди беспартийных – такую обстановку, при которой каждый начал друг друга бояться. 
Следующими в акте обследования представлены сведения о хуторе Царевка, имеющем свой сельский Совет. Указывается, его жители, в отличие от обитателей Лимаревки, по национальности украинцы; большинство из них занимается земледелием. Также мимоходом добавляется, этот хутор имеет «свою історію елементів бандитизму: приймали активну участь у пограбуванні держави».
Ниже представлены сведения о социальном положении и наличии у крестьян Царевки живого и мертвого инвентаря.

Таблица № 14

Наименование                1927 год             1928 год

Бедняцких хоз.                107               104
Середняцких хоз.                48                51
Зажиточных хоз.                30                30
Без тягловой силы                75                70
С одной лошадью                75                72
С двумя лошадьми                39                47
Лошадей рабочих                91               103
Молодняка                63                47
Волов                63                61
Коров                145                150
Молодняка                135                136
Овец                172                188
Свиней                17                15
Птицы                2028               2315
Сельхозинвентарь
Тракторов                0                0
Сеялок                17                19
Косилок                26                17
Молотилок                0                0
Плугов                143               149
Букарек                17                18
Борон железных                8                8
Борон деревянных                135                135

Пахотной земли Царевский сельсовет обладал общей площадью 1112 дес. Всего в пользовании крестьян значилось 134767 дес, из них к приусадебным участкам относилось 131,5 дес. По материалам отчетных ведомостей, в 1927/28 году было засеяно 832 дес (62% от общей площади пахотных земель). По культурам преобладала пшеница – 468 дес, следом шел овес  – 188 дес.
В заключение приведем краткие сведения, касающиеся результатов хлебозаготовительной кампании 1928 года. В отчете указано, за декабрь было заготовлено 145 пуд (2320 кг). Далее цитата: «По розрахунку хлібного балансу, кооперовано 400 дворів, пересічно – 30 пудів на двір лишків хліба, що складає 12000 пудів. Завдання по плану – на 7000 пудів. Таким чином, після виконання плану повинно залишитись у населення 5000 пудів лишків. Всього виконано 1879 пудів або 26 відс. Кооперації було відпущено хлібного краму на 4000 крб., який було роздано без одного пуда хлібу».
Как можно понять из документа, всего излишков хлеба у крестьян подразумевалось 12 тыс. пуд или 192 т, что составляло по 480 кг на двор. Обязательный годовой план хлебозаготовок, исходя из общего задания 7000 пуд, на один двор налагался в количестве 17,5 пуд или 280 кг. Но так как у крестьян оставалось еще по 12,5 пуд (200 кг), этот хлеб, очевидно, собирались выкупить через кооперацию, путем обмена на товар. В действительности же хлебозаготовки были выполнены на 26% от обязательного плана. А  выделенный кооперации товар был то ли приобретен крестьянами за деньги, то ли взят в долг без обмена на хлеб. По-видимому, люди не увидели в таком обмене реальную выгоду (в среднем на двор количество товара припадало на сумму 4 рубля). Таким образом, значительного продвижения в выполнении планов хлебозаготовок осуществлено не было.
В заключение рассказа о Лимаревском госконзаводе хотелось бы добавить, хотя партбюро Старобельского окружкома и поддало резкой критике работу как Лимаревской партячейки, так и управляющего конезаводом, но именно это госпредприятие в 1928 году – тяжелом году – и выполнило план хлебозаготовок, дав «излишек» хлеба в закрома Родины больше, чем крестьяне Лимаревки и Царевки. По материалам рассматриваемого здесь доклада, госконзаводом было отгружено: пшеницы – 16500 пуд (264 т), льна – 4000 пуд (64 т), ячменя – 1000 пуд (16 т).


Рецензии