Конезаводы 20-30 гг. Разд. 2

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть ІІІ

Беловодские конные заводы в 20-е годы прошлого столетия

Раздел ІІ

Деркульский конный завод № 63 им. Постышева

О первых советских руководителях Деркульского конезавода воспользуемся сведениями из рапорта уполномоченного группой Беловодских конных заводов Соболева от 1 октября 1923 года.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1. д. 13, л. 1-3 Там говорится, до 1922 года управляющим конезавода значился Ф.И.Костогрызенко. Затем руководство взял в свои руки Делицин, хотя, пишет Соболев, всем управлял Костогрызенко. Делицин вызвал массу недовольства профсоюзных и партийных организаций округа, отчего была назначена комиссия с проверкой его деятельности. Закончилось все тем, что он был отправлен в Харьков на курсы. Вместо него был назначен И.Д.Антонов, который вскоре проявил свою бесхозяйственность, начал выпивать, устраивать склоки. Такой человек долго управлять конезаводом не мог, и Соболев назначает прибывшего в его распоряжение члена ВКП(б) С.А.Дементея. В архивах сохранился рапорт Дементея на имя Соболева, составленный им в начале июля 1923 года при приемке хозяйства.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 107 В документе перечисляются различные недостатки в работе прежнего руководства предприятием, среди которых отсутствие системы в ведении хозяйства, бесконтрольность в использовании материальных средств (даже не велась приходно-расходная книга), бесхозное отношение к сельскохозяйственному инвентарю. Приводя факты, Дементей пишет, некоторое время назад Антоновым были сданы в аренду местным крестьянам косилки, за которые предусматривалась оплата из расчета 30 рублей в день. Однако при приемке хозяйства новым руководителем не были обнаружены ни эти косилки, ни любые документы, подтверждающие получение за них денег.
Касаясь нового руководителя, Соболев в упомянутом выше рапорте писал, хотя Дементей в хозяйственной деятельности и слабоват, однако в остальном он руководитель неплохой и его можно перебросить в Новоалександровский конезавод, где объем работы на порядок меньше. (Стоит добавить, в таком предложении Соболеву было отказано, и Дементей оставался управляющим Деркульского конезавода до 1926 года – пока его не сменил М.С.Косенко). Присутствует имя Дементея и в воспоминаниях Т.И.Красношлыка (под фамилией Дементьев). Там автор пишет, в первой половине 20-х годов этот человек работал управляющим  Деркульского конезавода; партийный стаж имел с 1905 года.
Сменивший Дементея Михаил Семенович Косенко упоминается в «Анкете членов ВКП(б) Беловодского райпарткома» за 1924 год. В 1922-1923 годах он работал председателем Беловодского райисполкома.
В 1923 году заместителем управляющего Деркульским конным заводом значился Городецкий. Однако вскоре он от этой должности отказался, как писал Соболев, «за невыгодностью». Его сменил Павлов, о котором уже говорилось, что он считался главным специалистом по всей группе конных заводов. 
В одном из более поздних докладов Косенко (1928 г.) указывалось, что вся документация о предыдущей деятельности Деркульского госконзавода была уничтожена в годы революции и гражданской войны. Утеряно было и все племенное поголовье лошадей, отчего в распоряжении администрации на 1 июля 1921 года оставалось 12 гол. рабочих лошадей. В том же году было приобретено путем обмена на фураж и зерно – 9 лошадей, продано с торгов – 8, передано в Старобельск  – 1. Еще одна лошадь погибла по причине болезни. Таким образом на 1 января 1922 года в конезаводе числилось 11 гол. лошадей.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 7, л. 19
У нас нет точных данных, когда началось заполнение конюшен Деркульского конезавода элитными лошадьми, но с большой вероятностью можно предположить, что произошло это в начале 1922 года. К концу 1923 года общее количество лошадей достигло 72 гол., из которых большая часть были племенными.* ГАЛО, ф. П-4, оп. 1, д. 381, л. 15-23  Рабочих лошадей на 1 ноября 1923 года  насчитывалось 18 гол.
Касаясь поголовья волов, их численность в хозяйстве к 1 июля 1921 года составляла 117, на 1 января 1922 года – 125 гол. Однако за 1922 год это количество значительно уменьшилось. И хотя поступило от обмена на старых животных еще 34 гол., в то же время было забито на мясо – 11, продано – 6, отправлено в другие госконзаводы – 22, пало – 4 и еще 42 гол. были потеряны по другим различным причинам (каким – не указывается). В результате на 10 января 1923 года волов в хозяйстве числилось 76 гол.* Там же.
Следующим приведем данные о наличии «мертвого» инвентаря. На конец 1923 года в госконзаводе имелось: сеялок рядовых – 9, сеялок разбросных – 5, сенокосилок – 45, жаток самоскидок – 8, сноповязок – 8, граблей конных – 35, окучников – 2, картофелекопалок – 3, борон дисковых – 12, борон «зигзаг» – 51, борон рычажных – 34, плугов однолемешных – 38, двухлемешных – 4, четырехлемешных – 12, культиваторов полольных – 15, сеноворушек – 1, локомобильных молотилок – 1, нефтяных двигателей – 5, молотилок – 2, веялок – 4 ед.* Там же.
В дополнение представим такие данные: в 1923 году стоимость рабочей лошади на территории Беловодского района составляла от 25 до 35 млн. руб., стоимость пары волов – 25-36 млн. руб.*  Там же.
Прежде чем перейти к обзору документов о сельскохозяйственной деятельности госпредприятия, внесем некоторые уточнения. Во всех представленных ниже публикациях, где речь идет о таких мерах измерения, как вес и площадь, а также производных от них, для простоты восприятия параллельно будет сделан их перевод в современные величины. И хотя, приравнивая, например, десятину к сотке, создается некоторая погрешность, думается, в данном случае это не столь важно.
Материал, представленный ниже, взят из таблицы, включенной в рапорт уполномоченного по группе Беловодских конных заводов Соболева от 23.11.1923 года, передаваемого в адрес начальника Управления госконзаводами.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 7, л.17 Называется она «Сведения о количестве земли, отданной в аренду гражданам и использованной средствами Деркульского конного завода в 1920 г., 1921 г., 1922 г., 1923 г. и на 1924 г.». Данные из нее представим текстовкой за каждый из указанных годов отдельно. В некоторых случаях, касаясь урожайности, дополнительно произведем собственные расчеты.
1920 год. Вся земля отдана в аренду и получено испольно в пользу конезавода урожая: пшеницы с 50 дес – 272 пуд (урожайность 5,4 пуд с дес или 0,9 ц с га); ячменя с 50 дес – 391 пуд (урожайность 7,8 пуд с дес или 1,3 ц с га), проса с 60 дес – 60 пуд (урожайность 1 пуд с дес или 0,16 ц с га). Также было выращено 62 пуд картофеля. О посеве 7 дес льна и 9 дес подсолнечника в примечании к таблице говорится: «По случаю без дождя не уродили». Всего в аренду было сдано около 176 дес. Дополнительно к тому в пользовании крестьян находилось еще 180 дес земли.
Исходя из представленных данных, в 1920 году Деркульским госконзаводом при площади посевов немногим более 176 га  было собрано 723 пуд (11,5 т) зерна и около 1 т картофеля. Это несопоставимо низкий урожай. Из возможных причин основными могли быть: а) погодные условия, которые, как известно, в 1920 году оказались неблагоприятными; б) земля была засеяна либо не полностью, либо с недопустимо низкой нормой высева по причине недостатка посевного материала; г) урожай был потерян при уборке или разворован самими работниками; д) из-за бандитизма и контрреволюционных выступлений в округе управление предприятием было фактически потеряно.
1921 год. Вся земля отдана в аренду и получено испольно в пользу хозяйства урожая: пшеницы яровой с 6 дес – 102 пуд (урожайность 17 пуд с дес или 2,7 ц с га), ячменя с 61 дес – 680 пуд (урожайность 11,1 пуд с дес или 1,8 ц с га), проса с 142 дес – 1136 пуд (урожайность 8 пуд с дес или 1,3 ц с га), подсолнечника с 17 дес – 28 пуд (урожайность 1,6 пуд с дес или 0,3 ц с га). Также было получено 60 пуд овса и 15 пуд картофеля. Относительно 20 дес кукурузы и 15 дес подсолнечника в примечании таблицы сказано: «По случаю позднего сева не уродили». Всего предприятием в 1921 году было сдано в аренду около 281 дес. В пользовании крестьян находилось 648 дес.
Анализ представленных данных показывает, что в 1921 году при площади 281 дес земли было собрано ранних зерновых и подсолнечника 1946 пуд или 31 т, картофеля – 240 кг (по данным таблицы, посевы зерновых без учета площади посевов овса и картофеля составили 226 дес). Урожайность зерновых и подсолнечника – 8,6 пуд с дес или 1,38 ц с га. Причинами низкой урожайности могут быть те же, что и в предыдущем случае. К тому же доподлинно известно, что 1921 год по климатическим условиям оказался даже хуже, чем предыдущий год.
1922 год. Конезавод обработал и засеял часть площадей, 56 дес, своими силами. Из переданной в аренду земли за хозяйством числилось испольно 280 дес посевов. Всего – 336 дес. Увеличилось и количество земли, обрабатываемой крестьянами. В их пользовании в том году находилось 848 дес.

Остальные данные представим с помощью таблицы.
 
Таблица № 1, 1922 год

Культура     Площадь (дес)   Средн. урож. (п/д  ц/га)   Общ. урожай (пуд)               
               

Пшеница яр.     96       40 пуд/дес  или 6,4 ц/га            3820
               

Рожь озимая       61    30,1 п/д или 4,8 ц/га                1839
               

Овес               18        62,7п/д или 10 ц/га)                1128
               

Ячмень             9        71,7 п/д или 11,5 ц/га              645
               

Просо             152       60,2 п/д или 9,6 ц/га               9158
               

Таким образом, в 1922 году на общей площади 386 дес хозяйством было собрано зерновых 16590 пуд или 265,4 т. Средняя урожайность, без учета льна, составила 49,4 пуд с дес или около 7,9 ц с га.
Следующие данные относятся к 1923 году. Тогда предприятием было обработано и засеяно своими силами 160 дес, плюс к тому в пользовании хозяйства испольно находилось еще около 791 дес посевов. В пользовании граждан числилось уже 1722 дес. Остальные данные представим с помощью таблицы.

Таблица № 2, 1923 год

Культура       Площадь (дес)  Средн. урож. (п/д ц/га)   Общ. урожай (пуд)
               
               
Пшеница яр.    481         3,96 п/д или 0,63 ц/га                1908
               

Рожь озимая    180          64 п/д или 10,3 ц/га                12205
               

Овес                66          35,5 п/д или 5,7 ц/га                2343
               


Ячмень             86           27,8 п/д или 4,4 ц/га                2388
               

Просо            138          24,7 п/д или 4 ц/га                3409
               

Исходя из представленных данных, в 1923 году при наличии 951 га посевов в хозяйстве было собрано около 22253 пуд или 356 т зерна. Средняя урожайность вновь упала и составила приблизительно 23,4 пуд с дес или 3.74 ц с га. Но, очевидно, на ту пору главным для руководителей хозяйств была все же не средняя урожайность, а общее количество собранного хлеба. И этот показатель с каждым годом возрастал, что внушало надежду. В архивах сохранились документы, имеющие прямое отношение к уборке хлеба в 1923 году в Деркульском госконзаводе. Процитируем две выписки из приказа уполномоченного НКЗ Соболева.
Приказ № 41 по группе Беловодских конных заводов от 02.06.1923 г.
Параграф № 2. «Ко всем рабочим и администрации завода! Приступаем к уборке сенокоса, и принимаются меры к уборке посевов. Обращаюсь ко всем рабочим с просьбой, приложить все усилия к тому, чтобы урожай полей и степей попал в заводы, а не как прежние годы, когда значительная часть уходила в отходы, что приносило вред как рабочим, так и государству. Будьте зорки. Чем больше соберут заводы урожая, тем больше обеспечено будущее рабочих». Уполномоченный Н.К.З. Соболев (подпись).* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 42-43.
Приказ от 04.09.1923 г.
«Т.т. Свистулу Ф.С., Лихача Ф.М., Воронина Т.Д., Камышана Ж.А., Мальцева Щ.Д., Ковалева Ф.М., Лихача О.М. и Пастухова Ст.Як. за проявленную энергию и точное выполнение возложенных на них поручений во время уборки и обмолота хлеба представить к награде и выдать по 50 пудов пшеницы каждому; провести приказом как отменных работников (для сведения) по всем заводам». Уполномоченный Н.К.З. Соболев (Подпись под приказом поставлена красным карандашом).* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 44.   
Касаясь 1924 года, исходя из представленного выше рапорта Соболева, Деркульский конезавод по плану должен был посеять: пшеницы яровой испольно – 730 дес, собственными средствами – 182 дес; пшеницы озимой собственными средствами – 16 дес; ржи озимой собственными средствами – 68 дес; овса испольно – 168 дес, собственными средствами – 110 дес; ячменя испольно – 58 дес; проса испольно – 36 дес, собственными средствами – 150 дес; подсолнечника испольно – 36 дес, собственными средствами – 140 деc; кукурузы и льна испольно по 36 дес.
Следующим представим материалы протокола заседания Деркульского рабочкома, состоявшегося 2 ноября 1923 г.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 4, л. 17-18
В числе присутствующих в документе указаны: Дементей, Кругликов, Петров, Гнида, Воронин, Мисюра.* У автора нет полной уверенности в правильности написания фамилий.
Повестка дня заседания обозначена следующими пунктами:
«1. Заявление управляющего Дементея о сокращении штата рабочих, находящихся на хозрасчете.
2. Об отоплении школы и клуба завода.
3. Об установлении отмера зерна за помол для рабочих и служащих завода, членов К.Н.С. и остальных граждан.
4. Об установлении 10-часового рабочего дня на кухне и 8-часового рабочего дня для остальных рабочих завода.
5. О ремонте кузницы и (…) мастерских и установлении фонарей света в Заводе в целях охраны труда рабочих.
6. О праздновании 6-летия Октябрьской революции 7-е Ноября.
7. Разные дела».
Сразу укажем, в отношении 1-го пункта на заседании окончательного решения принято не было, и вопрос был перенесен на следующее, которое состоялось 13 ноября того года. Забегая наперед, тогда из 63 штатных госслужащих и 35 человек, состоящих на хозрасчете, рабочком нашел возможным «для правильной работы завода» оставить 46 человек госслужащих и 30 – состоящих на хозрасчете. * ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 4, л. 30.
По второму пункту было принято такое постановление: «Просить Управзаводом и Даниловский С/с в самом срочном порядке доставить топливо для отопления школы и клуба, дабы не могла прекратиться работа просвещения на селе».
Относительного третьего пункта в документе говорится: «Взыскивать за помол с пуда пшеницы 4 ф, а ржи – 5 ф помола для рабочих и членов К.Н.С., а с остальных граждан – 5-6 ф, а также бесплатно молоть на каждого рабочего и служащего и К.Н.С. по 2 пуда по субботам.
Обсуждались на заседании и другие вопросы. Решено было отремонтировать потолок в мастерских и установить стекла «с целью сохранения тепла и улучшения освещения рабочих мест механиков».
Хотелось бы добавить, самым интересным из всех пунктов повестки дня протокола автору показался пункт № 6 – о праздновании годовщины Октябрьской революции. Во-первых, было как-то необычно читать строки: «Празднование 6-летия Октябрьской революции…». Подумалось: «Боже мой! Как же это все тогда еще было близко по времени к самим истокам! Мы-то уж отмечали совсем другие даты…» 
А вот какое было принято по этому поводу постановление: «С согласия предложения райпарткома – 1-й день праздновать в Беловодске, для чего всем рабочим и служащим организованно, в порядке профдисциплины под флагами и с музыкой прибыть в Беловодск к 8 часам утра 7-го ноября.
2-й день – устроить митинг-спектакль в клубе завода.
3-й день – митинг-вечер для детей школы, просить зав. школы поставить детский спектакль. Кроме того, просить Управзаводом и Уполномоченного Н.К.З. т. Соболева устроить для детей подарки в счет завода».
Кому не довелось побывать при Советской власти октябренком, пионером, комсомольцем, тому, наверное, трудно будет понять, какие чувства могут вызывать эти строки у того, кто все это прошел...
На следующем заседании рабочего комитета решались вопросы о налаживании взаимоотношений между новым управляющим Дементеем и рабочкомом, об охране труда рабочих, об учете сверхурочных дней, о внутреннем распорядке и установлении отпусков. Также было принято решение об оптимальном расходовании средств на ремонт клуба.
В заключение обзора материалов за 1923 год предлагаем дополнительно несколько сообщения из протоколов общих собраний рабочих и служащих Деркульского конезавода и заседаний рабочкома.
Еще в начале года на общем собрании рабочих и служащих было приято решение об открытии на территории Деркульского госконзавода общеобразовательной школы и сельскохозяйственных курсов.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 9  С 1 июля по постановлению рабочкома школа и учителя были приняты на содержание предприятия. В то же время для учащихся, не являющимися детьми рабочих конезавода, устанавливалась денежная плата.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 103
13 марта по докладу Соболева на общем собрании было принято постановление, предписывающее каждому члену коллектива подписаться на одну облигацию «золотого займа». В те же месяцы на одном из собраний принимается решение отчислить в помощь бастующим шахтерам Рурского угольного бассейна Германии однодневный заработок. ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 3, л. 23-25 

Далее наш обзор коснется второй половины 20-х годов. Сведения будут взяты из доклада управляющего конезаводом М.С.Косенко от 1 декабря 1928 года.* ГАЛО, ф. П-4, оп. 1, д. 381, л. 15-23.
В документе говорится, возрождение Деркульского госконзавода началось в конце 1923 года, когда Наркомземом было установлено назначение завода (рысистого) и определен штат голов ориентировочно в 360 лошадей. После 1928 года, исходя из заданий пятилетнего плана, количество лошадей должно увеличиться до 450 гол. По типу состав лошадей делится на орловских и орлово-американских  (растопчинских).
Рост общего поголовья конного состава происходил таким образом: 1923 год – 72 гол., 1924 г. – 94, 1925 г. – 163, 1926 г. – 275, 1927 г. – 320, 1928 г. – 353.
Штат обслуживающего персонала в 1928 году составил 106 человек, в том числе главных специалистов – 1, ветврачей – 2, фельдшеров – 2, тренеров – 1, наездников – 5, помнаездников – 4, нарядчиков – 3, конюхов – 70, маточников – 1, брони – 8 человек.
В сельскохозяйственном производстве в 1928 году постоянных рабочих было занято 61, сезонных – 12,  «полурабочих» – 8 человек. На 1 декабря 1928 года всего на предприятии  числилось 167 человек рабочих и служащих.
Далее автор пишет, почти весь обслуживающий персонал состоит из местных крестьян, имеющих в своем пользовании наделы земли. В полеводстве же половина – из местных, половина – из пришлых. Рабочие и служащие, укоренившись, продолжают обслуживать конезавод, одновременно занимаясь домашним хозяйством. Таким образом, подчеркивает Косенко, они используют служебное положение в личных целях. Люди имеют от хозяйства со скидкой в цене продукты питания и фураж для скота, плюс к тому выдается спецодежда, используемая ими и при работе в домашних условиях. Управляющий поднимает вопрос перед вышестоящими органами о скорейшей «пролетаризации» персонала конезавода. Единственным препятствием к тому им определяется жилищная проблема. Для ее решения необходимо было максимально развернуть строительство квартир, с тем чтобы иметь возможность обеспечить государственным жильем не менее 75% рабочих. Он просит увеличить финансирование по новому пятилетнему плану.
Государственные ассигнования Деркульскому госконзаводу за два последних года, по оценкам автора доклада, составили внушительную сумму. Так, в 1927 году им было выделено 89765 руб., из которых 32600 руб. ушло на зарплату рабочим и служащим, остальное на фураж, спец. инвентарь и пр. В 1928 году ассигнования были увеличены до 94000 руб. Доход от собственной сельскохозяйственной деятельности (полеводства) выражался в сумме 79080 руб. В то же время расходная смета составила 220729 руб. Причиной перерасхода, указывается в докладе, стала большая, чем планировалась, закупка тракторов. Из капитальных затрат значились: постройка двух жилых домов для заводских рабочих стоимостью 20000 руб., дом-комбинат – 3000 руб., один дом на хуторе – 14000 руб., зернохранилище – 5000 руб. Кроме того, было профинансировано строительство инвентарного сарая, кухни-пекарни, колодцев.
В пользовании конного завода в 1928 году находилось 9115 дес земли. В докладе указывается, до революции вся эта площадь представляла собой «девственную целину», однако с 1918 года, в связи с тем, что средств ниоткуда не поступало, предприятие вынуждено было прибегнуть к распашке целинных земель. К концу 1928 года количество пахотной земли было доведено до 4250 дес.
Переход к собственной обработке земли начался в 1925 году. В 1926 году имелось 85 дес собственного посева и 2854 дес испольного. В 1928 году собственных посевов стало 1778 дес, испольных – 594 дес. На 1929 год было запланировано весь посев иметь собственный.
Касаясь рабочих кадров, занятых сельскохозяйственным производством, автор пишет, вначале, при испольном методе работы, кроме сторожей и одного полевода, необходимость в рабочих отсутствовала. С переходом хозяйства на обработку полей собственными средствами потребовались опытные приказчики. В крестьянской среде таких людей подобрать было сложно, поэтому приходилось искать на стороне. Но для них не было жилья. Лишь к 1928 году этот вопрос в некоторой степени был решен, и специалисты были подобраны.
Касаясь заработной платы, самой низкой оставалась зарплата конюха. На 1929 год ее смогли поднять на 3 рубля, и она будет составлять 25 рублей в месяц.
В 1928 году было посеяно: озимой пшеницы – 724 дес, ржи – 110 дес, овса – 875 дес.
            Далее в докладе представлена таблица посевов основных зерновых культур и объемов полученного урожая в 1928 году. Предварительно подчеркивается, по причине неблагоприятных погодных условий озимая погибла, а пересеянные площади яровыми культурами урожай дали слабый. В итоге, понеся незапланированные материальные затраты и убытки, предприятие оказалось выведено с финансового равновесия. Такое положение было усугублено низким урожаем целинного сена, который пришлось компенсировать арендой 180 дес у Новоалександровского конезавода и косовицей на сено 120 дес овса собственных посевов, так как потребность сена определялась в 7000 пуд. 
Представим упомянутую таблицу. Таблица № 3

Таблица № 3
   
Культура                Площадь (дес)     Намолочено (пуд)   Урожайн. (п/д ц/га)
               
 
Оз.пшеница «Ботанка»           313                6570,6                20,9 п/д или 3,3 ц/га
               

Оз.пшеница «Украинка»       157                6017,38              39 п/д  или 6,2 ц/га
               

Яровая пшеница                50                823,9                16,18 п/д или  2,3 ц/га
               

Овес «Лигово»                788                66391,6              84,1 п/д или  13,5 ц/га
               

Овес «Шведский»               100                9844,1                98,11 п/д или 15,7 ц/га
               

Лен местный                50                2250                45 п/д или 7,2 ц/га
               

Испольного посева
Ячмень «Гани Мироль»      43                1721,1                40 п/д или 6,4 ц/га
               

Овес                143                7338,6                51 п/д или  8,1 ц/га
               

Просо                26                426,1                16,3 п/д или 2,6 ц/га
               
Всего намолочено 109232,37 пуд (1748 т)

Относительно представленных выше сведений, хотелось бы обратить внимание на следующее. Во-первых, показатели средней урожайности по всем зерновым культурам при проверке лишь с небольшим отклонением соответствуют указанным в таблице. Во-вторых, данные настоящей таблицы почти совпадают с данными, которые будут представлены далее в таблице № 20 относительно средней урожайности зерновых культур по всем четырем госконзаводам.
И еще. Пользуясь сведениями, представленными ранее, в 1928 году в конезаводе было посеяно собственными силами и испольно около 2372 дес. Отсюда, пользуясь данными таблицы об общем намолоте, можем вычислить, что средняя урожайность зерновых составила 7,37 ц с га.
Выполнение всех сельскохозяйственных работ, говорится далее в докладе, производилось при помощи 25 ед. тракторов, 40 голов лошадей и 24 пар волов.
В 1926 году пахота одной дес земли трактором обходилась в 10 руб. 57 коп., упряжкой волов – в 7 руб. 25 коп.; в 1927 году трактором – 8 руб. 64 коп., волами – 6 руб. 30 коп.
Следующие данные – о выработке одного трактора за 8 часов работы по годам:
1926 год: пахота – 1,52 дес., лущевка – 3,3 дес., боронование – 13,3, уборка – (нет данных), сев – 6,5 дес;
1928 год: пахота – 1,57 дес., лущевка – 4,3 дес., боронование – 17,6, уборка – 5,53 дес., сев – 9 дес.
Теперь представим некоторые данные из программы пятилетнего плана развития Деркульского госконзавода, поданной в данном докладе.
Племенных лошадей предусматривалось иметь: 1929 г. – 300 гол., 1930 г. – 349-361, 1931 г. – 398, 1932 г. – 438, 1933 г. – 478.
Потребность в фураже выглядела таким образом: овес: 1930 г. – 33155 пуд, 1933 г. – 45410; сено: 1930 г. – 52350 пуд, 1933 г. – 71700; солома: 1930 г. – 45370 пуд, 1933 г. – 62140; морковь: 1930 г. – 5232 пуд, 1933 г. – 7170; попас. зд. (?): 1930 г. – 864 пуд, 1933 г. – 1014.
По сельскохозяйственному производству на 1929 год земли в обороте должно было состоять 4039 дес, из них сданной в аренду – 140 дес. Из этого количества по осенней вспашке планировалось посеять озимой ржи – 220 дес, озимой пшеницы «Бонатки» – 200 дес, озимой пшеницы «Украинки» – 755 дес; весенних культур: пырею – 5 дес, овса – 834 дес, ячменя – 260 дес, льна – 225 дес, овса на сено – 834 дес; чистого пара должно было содержаться 1313 дес.
Оценивая технические ресурсы хозяйства, управляющий подчеркивает, намеченная программа может быть выполнена лишь с тем условием, что машинный парк будет пополнен «не менее 10-ти-сильными тракторами». При невыполнении данного требования посевная кампания 1929 года может затянуться на 20 дней, что совершенно недопустимо. В таком случае им придется сокращать посевные площади на 300, и площадь пара – на 200 дес. 
Далее выберем из доклада материалы, характеризующие политическую обстановку, сложившуюся вокруг конезавода.
Автор пишет, парторганизация предприятия на 1 декабря 1928 года состояла из 23 членов и кандидатов в члены ВКП(б). Управляющий одновременно являлся и членом бюро ячейки. Но поскольку конезавод окружен партийной средой, управляющего конными заводами Украины (напомним, контора находилась в Харькове) это не очень устраивает, отчего с некоторых пор сложилось так, что основным звеном, связывающим конезавод с трестом, стал не первый руководитель, а агроном. Управляющий же при посещении вверенных ему предприятий Деркульский конезавод старается обходить стороной, больше проводя время в других хозяйствах, где руководителями беспартийные. Все это, считает Косенко, способствует возникновению различных «симпатий», за которыми следуют служебные поддержки и тому подобное. Он делает вывод: «В результате получается: коммунисты терпимы постольку, поскольку он не в силах их снять, а беспартийные – это идеальные работники».
Другой конфликт лежал в иной плоскости и касался взаимоотношений руководства Деркульского конезавода с крестьянами Нижней Бараниковки. Процитируем выдержку: «В связи с тем, что развитие завода с каждым годом систематизируется, распашная площадь охватывается собственными силами, а исполинщина вытесняется, то постепенно стали уходить из рук зажиточных элементов источники выгод от завода. Они пытались создать враждебное отношение, особенно зажиточные элементы села Нижняя Бараниковка, пасьбой скота на заводских землях и вытравливанием озимых посевов. Имеется место избиение заводских рабочих и милиционеров. Объясняется это лишением права кулачества пользоваться землей, за которую они воевали. Другая часть –  примирившиеся крестьяне, пытается установить связь с Агрономом и, заимствуя кое-что из ведения хозяйства (полеводства), начинает в этом подражать. Беднейшее селянство, нуждающееся в заработке, благодаря изгнанию кулака из заводских земель имеет возможность в летний сезон заработать. Отношение этой группы населения к заводу, вполне понятно, хорошее».    
Относительно культурно-просветительной работы в докладе сказано, велась она по линии рабочего комитета и комячейки. Условия для развития есть. Предприятие располагает двумя клубами-театрами, летним и зимним, оба вполне отвечающие требованиям культурной работы; они электрифицированы, имеется киноаппарат, каждую неделю проходит показ кинофильмов, есть хорошая библиотека. В 1925 году в селе было проведено радио, правда, из-за некачественного оборудования оно работает плохо, поэтому решено в ближайшее время аппаратуру заменить. Все члены союза выписывают по несколько экземпляров газет и журналов. Окружную газету «Червоний хлібороб» получают все без исключения рабочие и служащие конезавода. Сезонникам, участвующим в полевых работах, для отдыха предоставляется специальное помещение.
Заканчивается доклад следующими выводами:
«1. Восстановление племенной части вполне удовлетворительное, племенной состав очищен от беспородного материала.
2. Достигнуто правильное воспитание лошадей, как за счет увеличения кредита, так и за счет организационной постановки этого вопроса.
3. Предъявление конезаводу требований в смысле его культурного влияния на консостав населения последним удовлетворяется через специальный случной пункт».
Касаясь производственной деятельности в будущем, Косенко намечает такой план:                «В дальнейшем вести работу в направлении скорейшего и окончательного укомплектования завода исключительно породным материалом.
Добиться строго соответствия использования 1%-го фонда помощи беднейшему крестьянству, руководствуясь планами Райземуправления.
Устранить недочеты по организации работы машин, из-за которых ремонтные работы часто производятся некачественно. Вопрос подбора рулевых. Низкие темпы жилищного строительства, по отношению к разворачиванию масштабов полеводства и коневодства.
В ведении сельского хозяйства на будущее уравновешивать план посевов с техническими возможностями хозяйства, с тем чтобы не возникали проблемы с своевременным и качественным проведением уборочных работ.
Срочно ввести в севооборот клин травосеяния как для разрешения вопроса правильности севооборота, так и в целях компенсации недостающего сена.
Предпринять меры для организации курсов по обучению рулевых.
Прислушиваться на собраниях к мнению рабочих и служащих завода».
Добавим к представленным выше материалам несколько штрихов из Старобельской окружной газеты «Червоний хлібороб» за 1927 год.
В № 84 рассказывается, как проходили празднования 10-й годовщины Октябрьской революции на территории Старобельского округа. Среди других помещено и сообщение из села Даниловка Беловодского района, присланное Волошиным (инициалы не указаны). Он пишет, на Деркульском конезаводе праздник начался из многолюдной манифестации по улицам села, после чего был проведен торжественный митинг. Когда колонна манифестантов остановилась возле школы, цитируем: «Школярі привітали маніфестантів на українській мові. Селянство зустрічало це гучними оваціями». 
Следующие сведения будут взяты из газеты № 88 за 13 декабря 1927 года. В сообщении за подписью Солодкого говорится, крестьяне Деркульского сельского Совета передали в помощь крестьянам «Західної Країни», пострадавшим от наводнения, сумму денег в размере 31 руб. 50 коп.   

Вопрос о заслугах
(Отступление)

Как уже писалось, в ноябре 1923 года управляющим Деркульского конного завода был назначен Дементей (имеется лишь некоторое несоответствие в дате его назначения). В материалах, представленных в других разделах, указывалось, что это человек руководил предприятием и в 1925 году. А в ноябре 1926 года эту должность занимал уже Косенко. ГАЛО, ф. П-51, оп. 1. д. 272, л. 68 Он же отчитывался перед Беловодским РПК в своем докладе и 1 декабря 1928 года, материалы которого были представлены ранее. Судя по тому докладу, работа на Деркульском госконзаводе за 1923-1928 годы была проделана немалая. Расширялись просевные площади, увеличивалась их урожайность, велось капитальное строительство, проводилась кропотливая работа по улучшению качества и увеличению количества поголовья лошадей; только с 1923 года по 1926 год оно возросло почти в четыре раза – с 72 до 275 гол. Удовлетворен положением дел и сам докладчик. В отношении селекционной работы он пишет: «Восстановление племенной части вполне удовлетворительное, племенной состав очищен от беспородного материала». Не вызывает сомнения, что существенные изменения происходили и в других сферах деятельности предприятия. Не зря ведь окрестные крестьяне все больше присматривались к методам ведения хозяйства госконзаводами.
В связи с вышеизложенным, а также с целью более объективной оценки результатов деятельности коллектива Деркульского конного завода в тот сложный и драматический период истории, давайте проведем некоторые параллели. Для этого воспользуемся сведениями, представленными в книге А.Б.Федорова «Деркульский государственный конный завод», касающихся возникновения и первых лет существования данного предприятия. Автор пишет, основан конезавод был майором Времевым в 1766 году с постройки центральной тренерской конюшни. А уже через год он смог принять первые 73 лошади. Затем туда было передано еще два жеребца, а спустя год – 9 кобыл. Далее сообщается, за первые десять лет существования конезавода – с 1767-го по 1777 год – поголовье лошадей было доведено до 469 гол., то есть увеличилось почти в четыре раза.* А.Б.Федоров. «Деркульский государственный конный завод». «Світлиця», Луганск, 2009 г., с. 47-49 И здесь хотелось бы подчеркнуть, и в двадцатые годы прошлого столетия, при новом возрождении конезавода, поголовье лошадей за короткий срок также было увеличено фактически в четыре раза. Притом произошло это не за десять лет, а за пять. Разумеется, автор настоящей книги не имеет ничего против увековечивания памяти основателю Деркульского конезавода майору Времеву, даже путем предложенного Федоровым воздвижения памятника. Однако имеем ли мы право забывать о других людях, таких как Делицин, Соболев, Дементей, Косенко, под чьим руководством в 20-е годы прошлого столетия проводилось восстановление разрушенного войной конезавода, делалась масса других вещей?..
Следующий вопрос заключается в оценке действий управляющих Деркульским конным заводом конца ХІХ – начала ХХ века. В книге Федорова приводится список строений, которые были сооружены в годы руководства предприятием генералом Здановичем и полковником Носовичем; прилагаются документальные материалы об успехах Носовича как наездника на ипподромах Москвы и Санкт-Петербурга. Все это принять можно. В то же время там присутствуют факты и иного толка. В частности, говорится, что в 1875 году, в горячую пору лета все 199 трудоспособных мужчин села Ливиновка должны были отрабатывать в Деркульском конезаводе не менее шести дней в неделю, притом два дня – со своей подводой и «тяглом». Плюс к тому с каждого двора брался годовой оброк в виде натуроплаты. Пишет Федоров и о регулярных порках крестьян в случае их непослушания. (Кстати, о подобных экзекуциях, касаясь Стрелецкого конного завода, упоминается и в книге И.Озерного «Сказание о стрелецкой породе лошадей»). Поэтому мало верится, что имперские управляющие Деркульским конным заводом Зданович и Носович были уважаемыми народом люди и что о них до сих пор помнит вся округа. А то что полковник Носович в 1906 году основал в Кабардино-Балкарии свой собственный конный завод… какое дело до всего этого было бедным жителям Новодеркула? Вот если бы он построил в их селе хотя бы одну небольшую больницу да пригласил туда фельдшера, вот тогда бы он был для них «золотой» человек. В книге Федорова указывается, до революции ни в Новодеркуле, ни в других близлежащих селах не работал ни один фельдшер или акушер; особо высокой среди населения была детская смертность. Впрочем, здесь вина не столько Носовича, сколько всего царского режима.
Серьезной проблемой для рабочих и служащих конного завода в годы руководства предприятием ставленником царского правительства была и острая нехватка жилья, что, как мы видим, продолжилось и в первые годы существования Советской власти. Почти то же самое можно сказать и об образовании. Лишь представители народа, встав у руководства конезаводом, принялись ликвидировать массовую безграмотность, привлекать в села медперсонал, строить жилье, оборудовать рабочие места, изыскивать помещения для культурного времяпровождения трудящихся и их детей и тому подобное…
И напоследок, возвращаясь к главной теме, добавим: восстановление и развитие Деркульского конного завода в 20-е годы прошлого столетия шло нарастающими темпами и в этом, несомненно, была немалая заслуга как руководителей предприятия, так и рядовых его работников. Будем чтить их имена.      
    











   


   














   


   


Рецензии