Конезаводы в 20-30 гг. Разд. 1

СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ ОБ ИСТОРИИ БЕЛОВОДЩИНЫ (1917-1941 гг.)

Часть ІІІ

Беловодские конные заводы в 20-е годы прошлого столетия

Раздел І
 
Общий обзор состояния группы Беловодских конных заводов

Послереволюционное восстановление

К началу 1917 года в Украине насчитывалось 864 конных завода и 6 заводских конюшен с общей численностью 35489 лошадей. На 1 января 1922 года на оставшихся 8 конных заводах и 3 заводских конюшнях содержалось всего 560 голов лошадей.* ГАЛО, газета «Красный пахарь», 4 марта 1923 года.
На территории нынешней Луганской области располагалась так называемая группа Беловодских государственных конных заводов, куда входили Деркульский, Лимаревский, Новоалександровский и Стрелецкий конные заводы. Рабочие и служащие этих предприятий по национальности в большинстве своем были русские. Как отмечалось в одном из докладов руководства группой конных заводов, такое положение сложилось в результате политики русификации, проводимой царским правительством во все годы существования конезаводов, когда туда завозились люди, населяющие северные и центральные  губернии России.
В годы революции и гражданской войны элитное поголовье лошадей во всех четырех конных заводах было полностью утеряно. Начиная с 1918 года, по их конюшням прошлись немцы, красновцы, деникинцы, махновцы и прочие бандиты; часть лошадей была реквизирована в Красную Армию. По установлению на территории Старобельского уезда Советской власти племенных лошадей на конезаводах не оставалось, за исключением, как писал в октябре 1923 года уполномоченный по группе Беловодских конных заводов А.В.Соболев в рапорте начальнику отдела по госконзаводам Украинской ССР, «30 голов заеденных чесоткой худосочных жеребят-полукровок верхового типа».* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 13, л.17 По сведениям ветеранов конезавода, доложивших об этом уполномоченному, большое количество лошадей было угнано деникинцами за Дон и на Кубань. В архивах сохранились списки племенных лошадей, с обозначением кличек и возраста, Новоалександровского конезавода, составленные в конце 1924 года по приказу управляющего конезаводом Левенштейном для передачи их зав. отделом племхозов Украины Грушевскому.* ГАЛО, ф. Р-1205, оп. 1, д. 2, л. 8-10  Первый из них, на 19 голов, уличает в грабежах германское командование,  другой, на 93 лошади, среди которых лишь об одной говорится, что она реквизирована командиром отряда Красной Армии, а до десяти неизвестными вооруженными отрядами, – подтверждает грабежи махновцев.
Кроме утраты большого количества конского состава, госконзаводы понесли и другие материальные убытки, к чему в немалой степени приложили руку местные жители. Скажем, в Стрелецком конезаводе были разрушены постройки, в Лимаревском забраны двигатель и локомобиль, разграблены сбруя и сельхоз инвентарь.* Локомобиль – паровой двигатель для приведения в действие сельхозмашин.
Правительство Советской Украины с первых лет своего существования начало проявлять глубокую заинтересованность в сохранении и восстановлении  государственных конных заводов. Постановлением Совнаркома УССР от 19 марта 1921 года конно-племенное дело было определено делом особого государственного значения. Госконзаводы передавались в отдел по руководству конными заводами при НКЗ (народный комиссариат земледелия). По расчетам специалистов, восстановить дореволюционное поголовье лошадей можно было в течение 14 лет. Но для этого на конных заводах необходимо было сосредоточить не менее 3500 маток. Поэтому следующим постановлением предписывалось выявлять, изымать и передавать в распоряжение госконзаводов племенных лошадей, находящихся в госучреждениях и во владении частных лиц. Была создана комиссия, которую возглавил бывший управляющий Стрелецкого конного завода, он же бывший генерал царской армии Богоут Николай Николаевич. Руководителем Главного Управления коневодства и коннозаводства (Гукон) был назначен И.А.Муралов, а главным военным инспектором главка – бывший генерал, знаменитый командующий русской армией А.А.Брусилов. Для быстрейшего развития отрасли конным заводам были определены экономические льготы.
Первым реальным шагом к началу возрождения Беловодских конных заводов стал циркуляр Старобельского ревкома, изданный через два дня после выхода упомянутого выше постановления СНК Украины. В нем говорилось, что при уездном комитете образована комиссия по выявлению и изъятию племенного материала. Всем отделам уездного ревкома и милиции предписывалось оказывать ей всецелое содействие. К работе комиссия должна была приступить с 22 марта 1921 года. *  ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1, д. 16, л. 126 
В архивах сохранился еще один примечательный документ, указывающий на начало активных действий комиссии и правоохранительных органов по розыску и доставке лошадей. И хотя точная дата на нем отсутствует, по косвенным данным можно определить, что это промежуток времени межу сентябрем и ноябрем 1921 года. Циркуляр, направленный начальником Старобельской уездной милицией в адрес руководства Курячевской волости, гласил: «Принять меры к розыску лошадей Государственного завода следующей масти: рыжие, в белых чулках, на левой стороне имеется тавро «Н.А.». Найденных лошадей сейчас же отобрать и отправить с препровождением вместе с гражданами во вверенное мне управление».* ГАЛО, ф. Р-1167, оп. 1, д. 16, л. 227
С 20 сентября 1921 года вступил в силу приказ инспектора по Управлению Государственного Коннозаводства и Коневодства Донецкой губернии по группе Беловодских конных заводов. ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 1 Приведем этот исторический документ.
«Приказ № 1 Инспектора Управления Государственного Коннозаводства и Коневодства Донецкой губернии. 20 сентября 1921 года, г. Старобельск
Параграф № 1
С 1-го июля сего года я вступил в должность инспектора Управления Государственного Коннозаводства и Коневодства Донецкой губернии по группе Беловодских конных заводов. По всем делам, касающимся коннозаводства губернии, обращаться ко мне.
Основание: мандат № 119
Параграф № 2
С 29 августа я вступил на должность Уполномоченного Народного Комиссариата Земледелия УССР по работе восстановления Беловодских конных заводов с совмещением должностей.
Основание: мандат № 12020
С 10 сентября 1921 года мое местопребывание – г. Старобельск (подпись)».
Свою фамилию инспектор Управления под документом не указал, там фигурирует только его подпись. Но и по ее виду, и по свидетельству следующего руководителя группой Беловодских конных заводов, Соболева, чьи рапорты хранятся в фондах Луганского Госархива, первым советским руководителем Беловодских конных заводов был человек по фамилии Делицин. Другим подтверждением данного факта можно считать опубликованное в Старобельской окружной газете «Красный Пахарь» от 5 августа 1922 года за подписью Делицина открытое письмо, где тот отстаивает честь Беловодских конных заводов. Его мы приведем чуть позже. В следующем, 1923 году, Делицин одновременно будет занимать должность и управляющего Деркульским конным заводом.
Очередной приказ инспектора Управления датирован 2 октября 1921 года. В нем говорилось: «В виду чрезвычайного значения, которое имеет группа Беловодских конных заводов для всего Коннозаводства Республики как главной базы развития этого дела в общегосударственном масштабе, призываю всех рабочих и служащих названных конных заводов к поднятию трудовой дисциплины и повышению производительности труда. Советская Республика и Красная Армия остро нуждаются в восстановлении разрушенного Коннозаводства, и мы должны положить все свои силы и всю энергию для возрождения этой отрасли народного хозяйства».* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 1
Вступив в должность, Делицин начинает наводить порядок во вверенном ему ведомстве. Уже в середине октября был уволен управляющий Новоалександровским конезаводом. Временное руководство хозяйством Делицин берет на себя. Издаются приказы с разъяснениями о полномочиях руководителей госпредприятий и функциях высшего и среднего звена. Отныне руководство вверялось «тройке», состоящей из управляющего, комитета рабочих и служащих и председателя кружка содействия РКИ (рабоче-крестьянская инспекция). Этим органом должны были назначаться и ответственные работники: штугмейстер, бригадир-маточник, ветврач, фуражир, ключник, экономка, старший слесарь, плотник, механик, воловик, зав. мельницей. Каждый из них нес персональную ответственность за порученный участок работы и сохранность государственного имущества. Ответственность за предприятие в целом возлагалась на «тройку».
Параллельно с административной работой внутреннего характера продолжается работа по розыску и доставке на конезаводы племенных лошадей. За короткий срок Делициным и назначенной уездным ревкомом комиссией совместно со служащими конезаводов была проделана колоссальная работа. В условиях экономического хаоса, массового бандитизма, голода, эпидемий и прочих негативных явлений люди отправлялись в командировки, оформляли приемку лошадей и прямиком, по голой степи перегоняли их на конезаводы, преодолевая порой расстояния в сотни километров. Скажем, 3 сентября 1921 года в служебную командировку в Харьков был направлен конный ординарец Демкин Павел; в октябре того года управляющий Стрелецким конезаводом Жуков со своими людьми побывал в Таганроге и т.п. Благодаря таким действиям уже 5 ноября 1921 года в докладе Делицина в Старобельский уисполком сообщалось, что по четырем конезаводам количество чистокровных лошадей составляет: жеребцов – 24, маток – 50; полукровных: жеребцов – 15, маток – 34; от 1 года до 2 лет: жеребцов – 7, маток – 11; из рабочих лошадей: жеребцов – 20, маток – 40.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 7, л. 15
Добавим к этим сведениям некоторые материалы из книги приказов инспектора Управления за 1921 год.
 Приказ от 17 октября: «Принятую от военкомата одну племенную лошадь зачислить в списки и поставить на фуражное довольствие при Старобельской конюшне». 
Приказ от 12 декабря: «Поступивших по изъятию двух лошадей, жеребца Ваську –  вороной масти, во лбу проточина, левая задняя выше щетки белая, 11 лет, 2 аршина 3 вершка, от Спродкомтрудармии, и жеребца Сокола – серой масти, во лбу звезда, правая задняя белая по венчику, 3 лет, от Старобельского Уисполкома, зачислить в списки производителей Ново-Александровского конного завода для частной случки». 
Приказ от 15 декабря: «Поступившую по изъятию племенную лошадь от Уездчека, кобылицу рыжей масти 12 лет, зачислить в списки и поставить на фуражное довольствие Ново-Александровского конного завода».
Издаются руководителем и ряд приказов и распоряжений, касающихся налаживания производственной и трудовой дисциплины. С 1 января 1922 года по всей группе госконзаводов устанавливалась однообразная форма отчетности. Предлагалось завести по каждому хозяйству книгу, куда ежедневно должны были записываться все наряды на следующий день. Другие книги предназначались для фиксирования приходов и расходов различных материалов, продуктов, фуража. Категорически запрещался расход и отпуск товаров без выписки соответствующего расходного ордера. За нарушение сего возлагалась одинаковая ответственность на заведующего, профсоюзный комитет и председателя кружка содействия РКИ, а также на лицо, производившее отпуск.
В связи с критическим положением с фуражом было приказано проводить «самое строгое наблюдение за экономным целесообразным расходованием объемов», устанавливалась суточная норма выдачи фуража для каждого вида животных. В то же время Делициным постоянно подчеркивалось: все руководители предприятий должны раз и навсегда запомнить: лошадь при любых обстоятельствах должна быть поставлена в лучшие условия содержания по сравнению с другими животными.
В зиму 1921/22 годов тяжелое положение складывалось с продовольственными запасами и для самих работников конезаводов. Делицин предупреждает всех управляющих, что норма выдачи продовольственного пайка и других видов «натурвознаграждения» для служащих устанавливается лично им. При острой необходимости в каждом отдельном случае он оставлял за собой право эти нормы менять. Отпуск продуктов также производился только с его разрешения. По причине нехватки продовольствия категорически запрещалось принимать на службу в госконзаводы новых лиц. Исключение составляли специалисты и только с согласия инспектора. В то же время увольнять – разрешалось, что могло быть произведено распоряжением заведующего предприятием по согласованию с рабочкомом.
Касаясь сельскохозяйственной деятельности, Делицин обращал особое внимание на обеспечение ремонта сельскохозяйственного инвентаря, который, по его сведениям, на 50% был непригодным к работе. В приказах предупреждалось: за невыполнение данного распоряжение виновные будут строго наказаны, вплоть до предания суду.
Не оставалась без внимания и подготовка посевного материала к весеннему севу. Уже в середине зимы было дано распоряжение управляющим и агрономам хозяйств произвести расчет и дать заявки на посевной материал. Не все руководители отнеслись к этому с должным вниманием, о чем говорит приказ от 14 января 1922 года, которым объявлялся строгий выговор управляющему Деркульского конного завода Ф.И.Костогрызенко и его помощнику И.Д.Антонову «за задержку в предоставлении заявки на необходимый для хозяйства посевной материал».* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 11
И все же главной задачей оставалось восстановление конского состава. С этой целью в феврале 1922 года в распоряжение Делицина был направлен специалист по коневодству В.И.Попов. Как и прежде, на конезаводы продолжают поступать матки и жеребцы-производители из разных мест. (Новоалександровским заводом 31 мая был принят жеребец Рабоньер). Для более эффективного руководства предприятиями, а также в связи увеличением количества племенных лошадей на Новоалександровском и Деркульском конных заводах весной 1922 года управление коннозаводства переносит свою контору из Старобельска в Новодеркул. 1 мая 1922 года Делициным издается приказ № 1 по группе Беловодских конных заводов, где говорится: «С сего числа я вступил в полномочия Уполномоченного по Управлению группой Беловодских конных заводов. Весь административный и исполнительный персонал названных заводов остается на своих местах. Все служебные и имущественные взаимоотношения между мной и администрациями заводов остаются прежними.
Мое постоянное местонахождение – Деркульский завод».
Уполномоченный Н.К.З. (подпись).* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 16
Смена места пребывания инспектора Управления коннозаводства и повышение статуса его полномочий (с этого момента он подписывает приказы как уполномоченный Наркомзема) была вызвана – ко всему прочему – и серьезными проблемами в хозяйственной деятельности госконзаводов. Негативную роль в этом процессе играли внутренние конфликты между управленцами и рабочкомами, между самими специалистами, а также недостаточное умение и опыт руководителей. Уполномоченным НКЗ была обнаружена острая нехватка грамотных, энергичных и в то же время честных и ответственных работников. В течение всего 1922 года им делались попытки подобрать достойных людей на должность управляющих предприятий, их заместителей, бухгалтеров, агрономов, ветврачей и пр.
Представим краткую, но далеко не полную цепочку кадровых перемещений и контрольных проверок, произведенных Делициным в течение всего нескольких месяцев.
Приказом № 1 от 1 мая 1922 года на должность управляющего Новоалександровским госконзаводом был назначен Кузнецов Андрей Николаевич. В июле создается комиссия по проверке хозяйственной деятельности Стрелецкого конного завода под председательством бухгалтера И.М.Кузнецова и в составе Г.Б.Ломакина, секретаря группы Беловодских госконзаводов, и Н.С.Ефремова, бухгалтера Стрелецкого конезавода. Одновременно производится смена бухгалтера Лимаревского конезавода. На эту должность назначается Черкасов. 1 августа объявляется выговор специалисту по коневодству Новоалександровского госпредприятия Попову-Туманову – за «самоуправство». Следующим приказом туда на должность агронома назначается прибывший в распоряжение уполномоченного НКЗ Ф.И.Бириус, хотя уже через две недели Делицин берет его к себе в заместители в качестве помощника по агрономической части. Этим же приказом производится смена руководства Лимаревского госконзавода. Его управляющим становиться присланный в распоряжение руководителя предприятий В.В.Парфенов. Но уже 18 сентября приказом по группе Беловодских конных заводов Парфенову объявляется строгий выговор с отметкой «за не предоставление требуемых сведений по отчетности и небрежное отношение к своим обязанностям». Вскоре он будет снят с должности и управлять конезаводом станет Безбородин.
12 сентября 1922 года назначается новая комиссия по перевешиванию хлеба на Стрелецком госконзаводе, которую возглавил председатель рабоче-крестьянской инспекции Свинах. По ее результатам приказом от 20 сентября 1922 года управляющий предприятием Жуков освобождается от занимаемой должности. В том приказе говорилось: «Управляющего Стрелецким заводом Жукова М.И. считать уволенным с должности без рапорта по несоответствию своему назначению». Был освобожден от занимаемой должности и бухгалтер Н.С.Ефремов. Временно исполняющим обязанности управляющего Делицин назначил Бириуса, а врио бухгалтера – служащего Новоалександровского конного завода Кононова.
Как можно понять из представленных материалов, меры по наведению порядка в хозяйствах принимались решительные. Тем не менее в феврале 1923 года уполномоченный по группе Беловодских конных заводов был отстранен от своих обязанностей. В книге приказов Делициным записано: «Отправляюсь в служебную командировку в Харьков, в Управление НКЗ, заместителем вместо себя назначаю управляющего Новоалександровским конезаводом Кузнецова». Но это оказался его последний приказ по группе Беловодских конных заводов. (Через полмесяца он будет назначен управляющим Деркульского конезавода). Следующий приказ, изданный 23 февраля 1923 года, подписал, как говорится в документе, вернувшийся из служебной командировки Соболев Алексей Васильевич (возможно, по отчеству – Владимирович).
Фамилия этого человека упоминалась в предыдущем разделе книги по анкете членов Беловодского РПК, датированной концом 1924 года. Там пишется: «А.В.Соболев-Ковтуненко, 1889 года рождения, член партии с 1918 года, занимает должность управляющего Новоалександровским конезаводом». Отсюда следует, что к моменту назначения уполномоченным по группе Беловодских конных заводов ему исполнилось 34 года.
Судя по тому, как развивались события далее, новый уполномоченный был не менее энергичным, чем его предшественник. Через два дня после прибытия Соболев назначает комиссию по проверке состояния Деркульского госконзавода. В приказе № 4 от 24 февраля 1923 года указывалось: «Для производства учета живого и мертвого инвентаря, имеющегося на Деркульском конном заводе, назначаю комиссию в составе политрука т. Цапенко Н.И., предрабочкома т. Воронина Т.Д. и полевого приказчика т. Костогрызенко Ф.И. По окончании учета все данные предоставить мне с актом учета и списками».* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 29
Следом назначается третья по счету комиссия по проверке Стрелецкого госконзавода. Приведем выдержки из этого приказа.
«Приказ № 5 от 26 февраля 1923 года по Стрелецкому Государственному конному заводу
1. Необходимо создать комиссию по пересмотру личного состава, а также для выяснения всего имущества завода в составе председателя Политрука, председателя рабочкома и Управзаводом…
3. Принять меры к сохранению кирпича и всего имущества завода.
4. Поднять трудовую дисциплину.
5. Выяснить количество негодного к работе скота и к замене такового.
6. Ветврача, несущего службу по совместительству, от занимаемой должности освободить, очистив все занимаемые им помещения в заводе в двухнедельный срок.
7. Занимаемые квартиры бывшего управляющего и помощника сократить, помощника в пятидневный срок выселить. Управляющего уплотнить и оставить на заводе до выздоровления жены…
9. Принять меры к ремонту имеющихся помещений и топок».* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 29
Ниже будет представлен еще ряд документов, характеризирующих деятельность нового руководителя группой Беловодских конных заводов в тот короткий промежуток времени, который был ему для этого отведен. Потому как в начале 1924 года должность уполномоченного НКЗ было сокращена, а его контора расформирована. Немаловажную роль в этом сыграли события, разыгравшиеся вокруг Стрелецкого конного завода, основной причиной чему стал направленный в качестве помощника руководителя группой Беловодских конных заводов Кржижановский. Более детально об этом конфликте будет рассказано далее.
Прежде чем продолжить публикацию приказов Соболева, приведем выдержки еще нескольких приказов бывшего инспектора Управления коннозаводства Делицина, а также представим текст его открытого письма в окружную газету, о котором упоминалось ранее. * ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 1-32 
Вначале укажем, все приказы занесены в отдельную книгу, писаны от руки, чернилами; в исключительных случаях подпись ставилась красным карандашом.
Приказ от 05.02.1922 г.
«С 1 февраля сего года устанавливаются следующая месячная норма продовольственного пайка для служащих и рабочих Беловодских конных заводов:
1. Группа ответственных работников: заведующий заводом, помощник заведующего, агроном, ветврач, бухгалтер, председатель рабочкома – 3 пуда муки, 15 фунтов мяса, 15 фунтов пшена, 5 фунтов масла;
2. Группа среднего персонала: штугмейстер, фуражир, ключник, мастеровые, ветфельдшер, канцелярские сотрудники – надбавка на паек третьей группы по 30 фунтов муки;
3. Все остальные: 2 фунта муки за каждый рабочий и праздничный день».
(Напомним, 1 фунт равен 0,454 кг).
Здесь остановимся и поговорим о нормах пайка для служащих конезаводов.
Глядя на документ, вряд ли можно назвать справедливой разницу в вознаграждении труда, выраженную в натуроплате, между ведущими специалистами и простыми служащими. В некоторой степени это может объясняться тем, что большинство рабочих конезаводов в те годы имели свое домашнее хозяйство, тогда как многие из руководителей питались сами и кормили свои семьи только за счет получаемых в кладовых предприятия продуктов. Поэтому человек, на свой страх и риск подписывающий приказ о нормах продовольственного пайка, не мог не принимать во внимание это обстоятельство. Хотя, конечно, вопрос здесь существует. Не исключено, что такой подход стал наследием прошлых, дореволюционных лет, когда величина жалованья на госконзаводах между руководителями и простыми служащими разительно отличалась. Например, в книге И.Г.Озерного о Стрелецком конном заводе представлены данные, что в 1898 году годовой доход управляющего конезаводом составил 2000 руб., плюс 1000 руб. было выдано «на столовую», что в сумме в среднем равнялось 250 руб. в месяц; старший ветеринар имел 700 руб. годовых, штугмейстер – 600. В то же время доход конюха составлял в зависимости от разряда 66-120 руб. в год или 5 руб. 50 коп. – 10 руб. в месяц.* И.Г.Озерной «Сказание о стрелецкой породе лошадей», Луганск, 2007 г., с. 100-132
Хотелось бы еще добавить, в более поздние советские времена разница в оплате труда в хозяйствах Беловодщины между руководителями и другими звеньями в значительной степени была выровнена. У нас нет сведений по госконзаводам, поэтому приведем цифры по колхозу «Украина» за 1982 год. Там ставка председателя колхоза составляла 280 руб. в месяц, заместители и главные специалисты получали от 160 до 170 руб., в то же время работники, обслуживающие крупный рогатый скот, в среднем за год получили 137 руб., каждая доярка – 173 руб.* Беловодский районный архив. Годовой отчет колхоза «Украина» за 1982 год.
Продолжим публикацию приказов Делицина.
Приказ от 06.02.1922 г.
«С 1 февраля с. г. назначить следующую суточную дачу лошадям Старобельской заводской конюшни и вверенному мне Управлению:
племенным лошадям, овса – 5 ф, жмыха – 7 ф, сена – 10 ф.
разгонным лошадям, овса – 8 ф, жмыха – 7 ф, сена – 12».
Приказ от 01.03.1922 г.
«С сего числа устанавливается следующая дача фуража лошадям:
жеребцам производителям: Мирифику, Греноплю, Горицию – 15 ф овса, 15 ф сен;
остальным племенным лошадям – 10 ф овса, 8 ф сена».
Приказ от 06.03. 1922 г.
«Прибывший чистокровный производитель под кличкой Мирифик, завода б. Рабоньера, зачислить по заводским книгам в жеребцы-производители Ново-Александровского конного завода».
Приказ от 29.08.1922 г.
«Для приема лошадей, прибывших из Харькова, на 30 августа сего года назначается комиссия в составе ветврача Городецкого, членов комиссии Костогрызенко и Муратова».
Приказ от 01.09.1922 г.
«На основании распоряжения Управления Государственных конных заводов УССР выделить из земель Деркульского конного завода на участке под названием «Бересток» для граждан хутора Михайловка Городищенской волости Старобельского уезда в их постоянное и безвозмездное пользование сто пятьдесят семь десятин пахотной земли. Для отрезки вышеназванной земельной площади назначаю комиссию в составе управляющего Деркульским конным заводом Костогрызенко Ф.И., предрабочкома того же завода Муратова Ф.Я. и агронома того же завода Антонова Г.Д. Комиссии приступить к работе с сего числа и об исполнении доложить».
В заключение представим письмо Делицина в уездную газету «Красный Пахарь» от 5 августа 1922 года. Предварительно укажем, того номера, о котором говорится ниже, в Луганском Госархиве автору обнаружить не удалось.
Делицын писал: «В № 19 газеты «Красный пахарь» помещена ругательная статья о Беловодских конных заводах. Настоящим прошу поставить в известность читающую публику, что следующий раз подобные выходки отдельных лиц, как видно, лишившихся возможности получать с заводов различные вспомоществования на бедность, всегда будут оставаться без ответа. Администрация заводов готова говорить с представителями власти, с лицами, не имеющими целью газетной клеветы сорвать крупную работу общественного значения, пусть говорят Г.П.У., милиция, нарсуд и другие соответствующие органы. Делицин».   
Далее предлагаем выдержки из приказов (с некоторыми комментариями к ним) по группе Беловодских конных заводов уполномоченного НКЗ Соболева.*  ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 32-50
Приказ от 28.02.1923 г.
«Прибывшую в мое распоряжение тов. Глушак Ольгу Ивановну назначаю секретарем по Управлению Уполномоченного НКЗ и Южбюро Ц.К. Всеработземлеса и по ликвидации безграмотности по группе Беловодских конных заводов с зачислением на все виды довольствия по Деркульскому конному заводу».
Приказ от 05.03.1923 г.
«Параграф № 1. Назначить комиссию в составе т. Цапенко (председатель Глушак) и Курбатова, которой приступить к разработке плана и программы занятий по ликвидации общей неграмотности и политграмоты среди рабочих, служащих и их семейств. Для этой цели привлечь специалистов по вопросам агрономии, животноводства и прочее.
План и программу разработать так, чтобы ее можно было применить для всех заводов группы. При разработке программы политграмоты основу взять из «Спутника Донецк-пропагандист», № 1-2 за 23 г.
Параграф № 2. В связи с наступлением весны управляющим обратить внимание на санитарное состояние заводов. Для этой цели разработать план работ по упорядочению санитарного состояния заводов, но кредитов для этого не испрашивать – работы проводить хозяйственным путем».
Касаясь первого пункта поданного выше документа, можно добавить, Курбатов приказом от 27 февраля того года был зачислен штатным учителем Деркульской школы, а Глушак, после Деркула, в апреле того года была направлена на организацию культурно-просветительной  работы в Стрелецком конезаводе.
Приказ от 02.04.1923 г.
«Прием на службу управляющими заводов своих ближних родственников по закону считается совершенно недопустимым. Виновные в нарушении сего предаются суду. Если таковы случаи имеют место во вверенной мне группе конных заводов, немедленно ликвидировать их».
Срок на исполнение настоящего приказа Соболевым был дан в семь дней. Через четыре дня им был издан еще один приказ, где уже указывалось, что руководитель, не выполнивший его распоряжение, может получить строгий выговор.   
Приказ от 05.04.1923 г.
«Прибывшего на Ново-Александровский завод политрука Евдокимова зачислить с 1/ІV на все виды довольствия по 13 разряду».
Приказ от 20.04.1923 г.
«Параграф № 1. Участились разъезды лошадей по частным делам. Управляющим заводам принять меры по прекращению подобных явлений. Все разъезды по делам группы согласовывать со мной, а по делам завода – с Управлением заводов.
Параграф № 2. Мне стало известно, что некоторые лица административного состава позволяют себе по отношению к рабочим ругаться нецензурной бранью. Не желая для первого раза упоминать их фамилию, при повторении подобных случаев по отношению к остальным будут приняты строгие меры вплоть до увольнения.
Управляющим заводов объявить всем лицам административного состава под расписку, которые дать рабочкомам».
Приказ от 06.09.1923 г.
«За нетактичное отношение к управляющим заводов и вмешательство в их дела по коннозаводской части, за самовольные выезды и в связи с этим за обман ответственных работников, за некорректное отношение к прислуге – объявляется т. Бергману строгий выговор с ознакомлением Глав. Управления».
По поводу последнего можно добавить, Ю.А.Бергман прибыл в распоряжение Соболева в конце мая 1923 года и был им назначен заместителем уполномоченного по агрономической части. В своем рапорте в Главное Управление госконзаводами Соболев писал, что этот человек имел задание составить организационный план работы хозяйств. В то же время он вынашивал идеи о создании на территории конезаводов «различных несбыточных планов», как то: устройство мельниц, строительство паточных заводов и т.п.; требовал для себя шесть пар лошадей, самостоятельного отдельного стада, прислуги. Далее выдержка: «Кроме того, он оказался слишком стар, что отразилось на его умственных способностях. Фактические его работа заключалась в бесцельных разъездах по заводам, а последнее время – сидением на кухне и поеданием бессчетного количества обедов». Такой агроном для госконзаводов, безусловно, не нужен, констатирует автор письма, на эту должность необходимо направить молодого, энергичного человека с новыми методами работы.   
Приказ от 04.10.1923 г.
«Предлагаю всем Управляющим заводов немедленно осмотреть состояние зеленых посевов, составив для сего комиссию. Если нужно произвести пересев, то это надлежит сделать немедленно и об исполнении доложить».
Приказ от 04.10.1923 г.
«На т.т. Безбородина и Павлова возлагается ответственность за переброску лошадей из Харькова. Им надлежит заготовить все необходимое. Управляющие заводов должны подчиняться всем распоряжениям в отношении переброски…
Управляющий Дементий перебрасывается в Ново-Александровский завод для руководства работами. Распоряжения т. Кузнецова без согласия Дементея не действительны: рабочие должны выполнять распоряжения Дементея».
Здесь можем добавить некоторые сведения о Павлове. В упомянутом выше рапорте Соболева, датированном  концом 1923 года, говорилось, что Павлов сменил главного специалиста группы конных заводов по агрономической и конезаводской части Попова-Туманова, который обладал «сомнительными знаниями своего дела». Новый специалист, по мнению Соболева, оказался работником грамотным и добросовестным, но имеющим «длинный язык», с чем, однако, «мириться можно».
  В дополнение к выше представленным материалам приведем выдержку из приказа теперь уж начальника Управления госконзаводами, датированную 5 января 1923 года.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 10, л. 3 Но сначала поясним, с первых чисел января на эту должность был назначен Бириус (возможно, тот самый, который раньше значился заместителем Делицина). О новом руководителе Соболев писал, что он на конезаводах не появляется, а присылает распоряжения, находясь в Харькове, Москве, других городах. Касаясь же самого приказа Бириуса, укажем, некоторые буквенные и цифровые знаки в нем определить трудно. Далее выдержка: «Приказываю: дома для приезжих упразднить, оставив таковых только одну комнату, которую обслуживать дворовой прислугой. На довольствие приезжих отпускать ежемесячно из (…) ресурсов в каждом заводе по 10 пудов ржи, 15 пудов (…). Довольствовать надлежит командированных в завод по делам службы. Лица, никакого отношения к заводу не имеющие и находящиеся на службе в районе Беловодска, как то: милиция, уполномоченные сотрудники ГПУ и т.п., довольствию не подлежат».
Как видим, в хозяйствах функционировали дома для приезжих, где временно поселялись специалисты по коневодству и растениеводству, работники просвещения, представители контрольных органов. Кстати сказать, эти гостевые дома ни в Стрелецком, ни в Лимаревском конезаводе в 1923 году закрыты не были.    
 Далее обратимся к материалам о сельскохозяйственной деятельности Беловодских конных заводов.
Первые шаги Советской власти по развитию сельскохозяйственного производства и увеличению урожайности культур по конезаводам прослеживаются, начиная с середины 1922 года. Один из таких документов – приказ № 6 от 12 июля 1922 года за подписью инспектора Главного Управления коннозаводства и коневодства по Донецкой губернии Делицина. Обращаясь ко всем служащим и рабочим предприятий, Делицин писал, хотя до настоящего времени в силу объективных причин полевое хозяйство госконзаводов не имело строгой системы и установленного севооборота, такое его ведение является «способом нерационального использования земли», что «понижает урожайность полей и ведет к засорению участков». Теперь же, когда экономические условия стали меняться к лучшему, систему ведения хозяйства необходимо пересмотреть; полеводство должно войти в нормальный круг севооборота. Дается указание: «На основании вышеизложенного, предписываю всем Беловодским Госконзаводам с августа месяца текущего года приступить к ведению четырехпольной системе севооборота с правильным чередованием четырех полей: озимого, ярового, пропашного и пара».* ГАЛО, ф.  Р-2290, оп. 1, д. 1, л. 18 Судя по документам, не во всех конезаводах эти рекомендации в ближайшие годы выполнялись. Возможно, лишь агрономическими службами Стрелецкого госпредприятия такой метод хозяйствования в какой-то степени стал применяться, о чем говорят отчеты по этому хозяйству и что подтверждается результатами самой работы. Но это мы забежали наперед.   
Несмотря на то, что 1923 год по климатическим условиям выдался довольно неблагоприятным и многие регионы страны вновь оказались на грани голода, конезаводы, по сравнению с предыдущими годами, получили относительно неплохой урожай. Вот какие сведения были переданы уполномоченным НКЗ Соболевым в губотдел города Бахмут, касающиеся состоянии группы Беловодских конных заводов на 23 ноября того года.* ГАЛО, ф. Р-2290, оп. 1, д. 7, л. 34
«2. Площадь земли – 34204 дес, вспашной земли – 12000 дес…
4. Система – многополье (без системы).
Лошадей разного возраста: чистокровных – 133, полукровных – 28, разъездных и разгонных – 115, волов – 181, коров – 15, телят – 27, бугаев – 5, овец – 135, ягнят – 11, свиней – 33, птицы разной – 282…
7. Зернохлеба – 73113 пуд, зернообъема фуража и других побочных культурных продуктов – 233773 пуд, куда входит сено, солома, мякина.
8. Постоянных рабочих – 171 человек, сезонных – 400.
9. В общем окружном масштабе урожай по нашим предприятиям, сравнительно с крестьянскими хозяйствами, выше на 7-10 пуд. Десятина крестьянского хозяйства дала 18-20 пуд, а десятина заводов – 27-30 пуд». (Последние данные – это приблизительно 2,9 и 4,5 ц с га, соответственно).
Как видим, по четырем хозяйствам госконзаводов было получено: продуктивного зерна – 73113 пуд (1170 т), фуражного, вместе с мягкими кормами, – 233773 пуд (3740 т). Несомненно, это неплохие показатели. Такого количества кормов на полтысячи голов лошадей и крупного рогатого скота, содержащихся на ту пору в хозяйствах, должно было быть вполне достаточно.
Подводя некоторые итоги, можем констатировать: с наведением относительного порядка и поднятием дисциплины в коллективах конезаводов производительность труда работников, занятых в сельскохозяйственном производстве, увеличилась. Несмотря на множество трудностей, люди поверили в свои силы, в правильность взятого Советской властью курса. Немаловажную роль в этом сыграло и эффективное руководство со стороны части должностных лиц, в первую очередь – Делицина и Соболева.





    

   








    

   


Рецензии