Путь одержимых. Мечта палача

Андрей сидел за столиком кабачка «Лужёная глотка» в городишке Арманти в Нормандии. Он приехал утром, поселился в отеле и, по совету портье, пошёл обедать в этот кабачок.
«Лужёная  глотка» выполняла в городе  функцию своеобразной торговой и трудовой биржи.
Здесь    совершались  сделки: купли-продажи, фрахта карбасов на перевозку. Можно было потихоньку купить или продать контрабандные товары: бензин, американские сигареты, спирт  и даже  оружие.
После того, как Андрея жестоко избили  в Париже и отняли его женщину Анну, мужчина не находил себе места.
Как только он поправился, то кинулся по следу беглецов. Объездив весь  юго-запад Франции, всю Нормандию он не получил никакой информации о двух машинах с немцами и одной девушкой. У него в руках была маленькая фотография Анны. Её, наверное,  сделали для поддельных документов. Анна забыла фото вместе с сумочкой в комнате Андрея.
Упав  духом, Андрей вернулся в Париж.
 Неужели он потерял её? Если бы только знать, куда на яхте её увезли эти два немецких ублюдка Пауль и Гельмут!
Он бы ринулся за ними в погоню даже на край света!
Леон, механик мастерской  видя, как убивается от безысходности его шеф, предложил доступный способ поиска.
Мастерская стала пользоваться хорошей репутацией, и каждый день в ней находилось от двух до пяти автомобилей для ремонта. Нужно показывать  фото Анны владельцам авто. Все они колесят по Франции и даже за её пределами.
Может, кто то и видел девушку?
Надежды  было мало.
 Но вдруг повезёт?
И действительно, повезло!
Один шофёр узнал Анну на фото и совершенно точно указал,  куда её подвёз незадачливый  хозяин  парижского борделя: городок Арманти в Нормандии.
Андрей в этот же день уехал на поезде в этот город.
Теперь он действовал осторожнее. В бордель  не пошёл. Решил сделать разведку, изображая коммерсанта, собирающегося открыть в городке механическую мастерскую.
Об этом Андрей сообщил хозяину кабачка. За небольшую плату, он пообещал подыскать подходящее помещение и кадры для мастерской.
Андрей спокойно пообедал и уже собирался уйти, как гарсон передал ему в подарок бутылку  дорогого вина и приглашение  пройти в отдельный кабинет для  беседы.
Андрей поблагодарил и согласился.
Кабинет был небольшой и его, казалось, весь заполнял мужчина. Очень толстый француз с цепким, колючим взглядом.
 Ярко рыжие волосы росли повсюду, даже на толстых пальцах.
Скривив  жующий рот в подобие улыбки, мужчина, пригласил приезжего коммивояжера отужинать с ним.
Андрей выдержал его жёсткий, проницательный взгляд и ответил таким же. Потом согласился и  сел напротив.
Гарсон подал горячее блюдо из мяса и свежие  салфетки. Налил гостю в бокал    бордового густого вина.
Потекла неторопливая беседа. Два мужчины как бы проверяли друг друга и оценивали:оба остались довольны беседой.
Андрей был доволен: получил  надёжный  источник информации о жизни городка из одних уст.
 Анри Гинкуш, местный миллионер, был рад: нашёл  себе достойного  и интересного собеседника.
Андрей  поннравился  лионскому палачу (так звали Анри Гинкуша  жители городка за связи с гестапо).
Что общего было у этих, казалось бы,  совершенно разных  внешне мужчин?
Андрей  решил, что пора перейти к теме борделя и попросил Анри помочь в поиске  девочек «почище» для своего развлечения.
Гинкуш нахмурился и, подумав, ответил:
-Я тут купил у одного придурка бордель. Но  не оформил  юридически и порядка там не навёл.
Девки там - хлам. Честно говоря, я бы их всех выгнал к чертям  собачьим. Пьют шнапс, как лошади. Больны через одну, триппером. Грязные, вонючие. Фу!
Налив бокал  бордового вина, Анри со вздохом сказал:
-Когда там работала  экономка Анна, то девки были лучше. Не так пили шнапс. И  мылись каждый день! А теперь там - тьма  египетская! Вот ищу  хорошую экономку.
Андрей, скрывая свой интерес,  равнодушно спросил:
-А что стало со старой экономкой? Заболела или умерла?
Гинкуш перестал жевать. В его маленьких поросячьих глазках промелькнуло, что то похожее на страдание и, казалось,  блеснула слеза.
Он воскликнул:
-Удрала! Испарилась! Ах, Анна, зачем же так сделала? И кто же тебя так испугал?
Андрей молчал. Выпив вина, он опустил глаза в тарелку, сосредоточенно жевал мясо. В душе его звенела  тревога пополам с радостью. Он подумал:
-Анна работала экономкой и  сбежала. Но куда?
А Гинкушу ответил:
-Печально. Ну, мне пора. Большое спасибо за помощь. Еще в местный банк  нужно зайти и счёт открыть.
Анри Гинкуш с уважением посмотрел на собеседника. В этот момент  гарсон подойдя к толстяку, что то шепнул ему на ухо.
Гинкуш, несмотря на свой солидный вес,резво вскочил  со стула. Потоптавшись на месте, опять сел.
 Лицо его сияло, и глазки загорелись плотоядным  огоньком.
Он повернулся к Андрею и почти прокричал от радости:
-Она нашлась! Анна нашлась. О, какая радость!Она в деревушке,в пустом доме живёт одна. Рядом совсем, в 80 километрах отсюда.Рыбацкий посёлок Ансельми называется.
Андрей застыл на месте, как вкопанный.Постарался запомнить название посёлка. Но сумел сдержаться и произнёс как можно спокойнее:
-Ваша экономка? Нашлась? Я очень рад.
Гинкуш кинулся к Андрею, как к  лучшему другу и просто умолял его не уходить, говоря следующее:
-В этом захолустье и поговорит то по душам не с кем. Все  шарахаются от меня. Боятся. А я что? Я добрый: мухи не обижу зря! Говорят, что я - палач. Да. Не отрицаю. Ну и что? Работа такая была  у меня.
Он усадил Андрея на место и размахивая руками, как ветряная мельница, начал рассказывать о себе:
-Я вырос на помойке в Лионе. Мать моя пьяница и потаскуха бросила меня, как щенка. Кормись и выживай, как хочешь. Сволочь такая!
Однажды меня молодого подростка приметил  один пидарас. Решил поразвлечься со мной за  гроши. Но я всё понял и, заведя его в подворотню, с удовольствием  прирезал ножом. На его деньги впервые досыта наелся.
Андрей вспомнил, как он  в подворотне  убил ножом  пристававшего к нему гомика-офицера и   забрал его деньги. Он проронил:
-Да. Бывает такое в жизни.
Ободрённый таким пониманием  лионский палач  пустился в откровения:
-И стал, я охотится на этих жопников. Выбирал  побогаче. Завлекал и резал. А денежки забирал  себе.  Но, попав под облаву, был осужден и четыре года провёл в марсельской  тюрьме.
Когда вышел, решил, что  тюрьма это не для меня.
Стал искать работу. И нашёл. У одного еврея в лавке работал на посылках. Еврей Лейба  был добр ко мне: я и ел и спал у него в лавке. А когда пришли нацисты он, с моей помощью,  исчез.Я, забрав его деньги, открыл  свою лавочку.
Андрей вдруг вспомнил историю своего первоначального капитала. Как на деньги убитых немецких офицеров он открыл свою мастерскую в Париже.
А раскрасневшийся от радости и вина лионский палач изливал душу:
-И вот тут я влюбился, как последний поц! Сейчас её вспоминаю и думаю: ну, что в ней было хорошего? Чем она меня  так зацепила? Худая, вертлявая, вранливая, невероятно распутная. Жадная  до денег. Снесло мне крышу, и я женился. Увёз её сюда в Нормандию. И что? Узнал от  верных людей, что  рогат. Застал её в нашей супружеской спальне с двумя  молодыми парнями.
 Вот тут я и озверел.
Одному сломал челюсть! Другой хахаль удрал, спрыгнув через окно. Эту прошмандовку избил страшно: выбил ей глаз и сломал нос. Пошёл за верёвкой, что бы повесить её, как собаку. С полицией я бы разобрался! Сказал бы, что убил еврейку. А она сбежала! Искал я её, так и не нашёл. Живучие  эти бабы, как кошки.
Андрей слушал его, и перед его глазами вставало залитое  слезами и кровью лицо Анны. А он также бил свою любимую. Не так жестоко, но бил.
Чувствуя молчаливое одобрение собеседника Анри продолжал:
-После этого я возненавидел всех баб. Ходил в  бордель для снятия напряжения. Моя торговля пошла в гору, и я стал миллионером. А тут Готлиб привёз свой бордель. Решил я посмотреть этот «зверинец».
Андрей улыбнулся, вспомнив свои  посещения парижских борделей. Ему открывалась  жизнь лионского палача, но в его поступках узнавал себя. И это было  неприятно!
А Гинкуш заливался соловьём:
- Увидел я эту  экономку Анну и во второй раз стал  влюблённым поцем! Она была полной  противоположностью  моей жены. От неё так и веяло добротой и нежностью. Роза! Нежная роза. Так её я и назвал про себя.
Абсолютно не падкая на деньги. Смотрела на мой кошелёк, да и на меня вместе с ним,  как на пустое место. Вечером в борделе она была и кассиром и администратором, а днём  моталась, как завхоз, по всему городку, закупая провизию и стройматериалы.
 А этот бездельник Готлиб только пил да в карты играл. Ну вот я решил через него разузнать о ней всё поподробнее. Да видно перестарался. Испугал его так, что он тут лужу сделал.
Зачем я так? До сих пор себя корю за  эту  глупость. Конечно, он ей всё и рассказал про меня. Да ещё, наверное, и приврал. Девчонка  дала дёру.
Ох, как я был зол!
Хотел этому  клоуну уши отрезать. Потом, передумал. Через две недели  я забрал его вшивый бордель за долги. А самого заставил  работать так, как работала на него эта малышка! Ну, теперь я тянуть резину не стану!
Андрей тревожно спросил Анри:
-И что вы собираетесь делать в деревне?
Отрезая огромный кусок мяса ножом, и отправляя его в рот, Гинкуш ответил:
-Как что? Поеду и заберу её из этого болота.
Андрей, вспомнив, как он утащил Анну из отеля к себе, заметил:
-А если она не захочет? Она не роза и не чемодан. Силком её трогать нельзя. Можно погубить.
Нож застыл в руках Анри и в  глазах возникло сначала недоумение, затем раздумье. С надеждой он обратился к  Андрею:
-Ты прав! Как то я не подумал. Я не хочу её губить! Я хочу ей  любоваться! Открою тебе мою мечту. Я  хочу её поселить в моём доме и что бы одевалась она каждый день по-разному и красиво. Что бы  улыбалась мне. Даже пальцем к ней не прикоснусь.
 Роза! Дивная и нежная!
Анри Гинкуш закатил свои поросячьи глазки и на его щеках выступил румянец удовольствия.
Очнувшись от  эйфории ,он   обратился к Андрею:
-Послушай, а давай поедем вместе к ней? Ты мне поможешь и подскажешь, как поделикатнее с ней обращаться. А то я ведь больше со шлюхами общался.
 А они  понимают только деньги и оплеухи.
 Хорошо?
Андрей  искренне улыбнулся и, дотронувшись до ручки ножа в брючине,  сказал:
-Я с удовольствием вам помогу!
-Вот и прекрасно!
Давай выпьем на брудершафт и перейдем на ты. Я тебе тоже помогу,если надо будет.
Андрей  промолчал, а сам подумал:
-Как ты помог несчастному Готлибу?
Договорились встретиться в  восемь часов утра  возле кабачка «Лужёная глотка» и сразу ехать в деревушку.
Ночь Анри Гинкуш решил провести в борделе, заодно навести там порядок.
Забрезжил хмурый рассвет .Заморосил мелкий дождик. В густой тени от платана стоял человек и не сводил глаз с двери борделя Готлиба.
Вот скрипнув ,она отворилась, и на крыльцо выползла жирная туша Анри Гинкуша. Он закурил сигару и, постояв немного, хрустя песком на дорожке, пошёл в сторону кабачка.
Когда он поравнялся с платаном  человек, прятавшийся за ним, сильно ударил его  длинным ножом в сердце. Лионский палач умер мгновенно.
 Из черного его сердца вытекала на песок черная кровь.
Человек, еле слышно прошептал по-русски:
-Убийца убил палача. Бывает и такое.
И быстро зашагал в сторону от платана.

продолжение следует...

http://www.proza.ru/2016/09/21/548


Рецензии
и ХОТЬ ВЫРАЖЕНИЕ,,стал влюблённым поцем,, далеко от французского, как я и предсказывал начинается мясорубка!!!
Смерть фашистским оккупантам и прочим прихвостням.

Лавров Олег Николаевич   21.09.2016 16:11     Заявить о нарушении
Большое спасибо!выражение поц еврейское- согласна.Но ведь палач столько лет работал у еврея.научился ..

Алина Райз   21.09.2016 07:44   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.