Космос нараспашку. Глава 18. А бабочка крылышками

Матовый шарик тёмного стекла уверенно катился по деревянному желобку. Иногда подпрыгивал на неровностях, словно от нетерпения. Мгновение, и он вылетел на наклонную белую доску, где зацепил крутящимся бочком змейку из вертикально стоящих костяшек домино. Те с сухим стуком сложились и посыпались вниз, в небольшое корытце с водой.

От тяжести булькнувших сверху доминошек ёмкость мягко просела вниз, нажав на кончик длинной спицы. Тонкая железка закреплена на краю стола аккуратно за центр, на манер рычага. Её свободный конец пошёл вверх и тронул почти невесомый шарик для пинг-понга. Тот послушно заскользил вниз внутри проволочной спирали и… застрял.

— Блин, — выдохнул полноватый подросток и поправил очки с жёлтыми стёклами. Почесал нос и повторил: — Блин!

Осторожно ногтем тронул застопоривший шарик. Тот послушно покатился дальше по спирали и, наконец, выскочил наружу, падая в высокий бокал. Застрекотал внутри рикошетом по стеклянным стенкам.

Неустойчиво стоявший стакан завалился набок, покатился, выписывая дугу по полу, и смял бумажные пирамидки, прижимавшие десяток крючков из канцелярских скрепок. Крючки освободились, прицепленные к ним резинки щёлкнули, и в воздух взмыла стайка дротиков, через секунду врезавшихся в связку воздушных шариков.

Те звонко лопнули. Кроме одного. И всё опять замерло.

Лёшка Елисеев сморщился и полез в планшет, проверяя в симуляторе всю цепочку конструкции. «На экране же всё работает!»

Постройка машин Голдберга — давнее увлечение парня. Казалось бы, в четырнадцать лет уже должны появиться новые хобби, не такие детсадовские. Но Лёха только глубже погружался в любимое дело, создавая новые и новые взаимосвязи объектов.

Ему давно хотелось проверить придуманную ещё в прошлом году машину, но мешал сосед по комнате — он нервничал каждый раз, когда Елисеев пытался увешать элементами цепи и так невеликое помещение.

«Ты же оракул», — бурчал сосед. — «Лучше бы на картах кому погадал или магический шар припёр. И то пользы было бы больше!»

На что Лёшка искренне грозился притащить каких-нибудь ядрёных благовоний и устроить сеанс гадания на кишках мёртвой крысы. Прямо тут, в комнате.

Короче, подростки не очень уживались друг с другом. Всегда тихий и флегматичный очкарик-ботан, Алексей с пол-оборота заводился, ругаясь с соседом.

Сейчас Зануда валяется в больничке, приходит в себя после приключений в Убежище. «Неженка» — фыркнул Лёшка и деловито заполонил новой конструкцией всё свободное пространство их общего жилья. Если появляется возможность, то не стоит щёлкать клювом.

Через пару часов желудок заныл от голода. Лёшка отложил в сторону ножницы и моток клейкой ленты.

«Надо бы сбродить в столовую. Может, хоть пару творожных колечек перехвачу до ужина?»

Парень выскочил в коридор и, несмотря на лишний вес, довольно быстро зашагал к выходу из жилой зоны. В столовую всегда идти легко — ноги сами несут.

Вокруг непривычно тихо. Многие подростки и учителя ещё под наблюдением врачей, потому в спальной пещере почти никого нет. Это Лёшке нравилось — он любил тишину и одиночество. Никто не лезет, не дёргает. Можно спокойно посидеть над очередной конструкцией-головоломкой. Эдакие неожиданные зимние каникулы за пару недель до Нового года — лучший подарок.

— Ты куда, малец? — спросил выросший на пути Елисеева военный.

— Эм, — растерялся подросток. — В столовую.

— У вас ужин в семь вечера, — терпеливо пояснил охранник. — А сейчас и шести нет, так что давай-ка возвращайся обратно. Перемещение по Центру без старших вам всем запрещено. Брысь!

Лёшка чертыхнулся под нос и печально побрёл в свою комнату.

От этих пропускных пунктов в Центре уже не продохнуть. Чуть ли не на каждом перекрёстке и переходе понаставили. Чтобы пройти, требуются какие-то мифические пропуски. Ну или приходится выстраивать маршруты, почище чем в его любимых конструктах. И то не всегда удачно. Теперь вот прямо на выходе из жилой зоны пост появился.

Елисеев с досадой оглянулся на дежурного и заметил нечто странное. Пригляделся. Мужчина уже вернулся на небольшой табурет за новенькой конторкой и что-то увлечённо читал на экране компа.

Нет, не то. Охранник за конторкой — привычная картина. Что-то другое зацепило внимание. Словно на стекле очков какая-то раздражающая грязь.

Алексей привычно выудил из кармашка джинсов не очень свежий платок и быстро протёр очки. Потом так же ловко протёр сами глаза, раздвинув пальцами веки.

Если честно, очки парню не нужны — видел Елисеев хорошо. А стекляшки на носу служили лишь маскировкой. Дело в том, что глазные яблоки у него искусственные. Два сложнейших оптико-медийных протеза когда-то вернули ослепшему мальчишке окружающий мир.

Но смотрелись они пока не очень реалистично, и люди всё время с любопытством разглядывали Лёхино лицо, то ли восхищаясь, то ли ужасаясь. Это дико утомляло замкнутого парня, потому носил очки. Хотел гоглы, как в стимпанке, но это привлекало внимание ещё больше, так что в итоге решил обойтись немного винтажными жёлтыми «велосипедами».

Ну, достаточно странностей. И так уже…

В остальном парнишка выглядел совершенно нормально — и фланелевые рубахи, и потёртые джинсы абсолютно безлики. Такой вид устраивал Лёху на все сто.

Те несколько лет, с пяти до восьми, что маленький Лёшик провёл в полной темноте, имели и свои плюсы — у него пробудился дар предсказателя.

Получился слабоватый оракул-псионик — учиться ещё и учиться. Выходило пока не очень хорошо, признаться. Парню больше нравилось возиться с машиной Голдберга.

«Снова задумался, блин», — одёрнул себя Елисеев и внимательно посмотрел на патрульного, сидевшего метрах в десяти от него. Парень никак не мог понять, что же такое мелькнуло на периферии зрения.

Он наклонил голову влево, вправо. Что-то в воздухе пронеслось, похожее на едва различимую цепь стеклянных палочек, словно выстраивалась дорожка конструкций Голдберга от Лёхи до патрульного.

Как только смог уловить похожесть, палочки стали видны чётче. И кажется, Алексей знал, что нужно делать. Не очень доверяя себе, всё же решился — с кряхтением наклонился и подобрал небольшой камешек с пола. Прищурился, изучая.

Потом лёгким взмахом руки кинул его в осветительный плафон. Под потолком тихо звякнуло, моргнул свет. Цепь заработала — призрачные стеклянные палочки поочерёдно завибрировали, как будто по ним покатился импульс.

Часть гирлянды исчезла из поля зрения подростка в стене коридора, но конец цепи приходился ровно на патрульного.

Далеко отсюда застучал отбойный молоток строителей. Немудрено — восстановительные работы идут почти круглосуточно. «Или это тоже я сделал?»

Парень замер, едва дыша от нетерпения, гадая, сработает или нет.

В этот миг дёрнулся хвост из полупрозрачных стекляшек, покачивавшихся над головой охранника. В кармане мужчины резко зазвонил смартфон, и он приложил аппарат к уху.

— Да, сейчас подойду… Ну а кого я здесь оставлю?.. Хорошо, несусь как антилопа. Есть заткнуться…

И дежурный исчез за неприметной боковой дверью.

Лёшка нервно двинулся к посту, чуточку вздрагивая от напряжения. Никого нет. Вообще никого на посту. Подросток принял независимый вид и на цыпочках проскользнул мимо, направляясь в столовую.

По пути встретились ещё два КПП, но теперь ехидно улыбающийся толстячок знал, что делать.



* * *

— Ты можешь помочь? — набычившись спросил Павел Уртаев, дёргая себя за цветную прядку волос.

Дымник нашёл Оператора в одной из строительных бригад рядом с жилой зоной. Аккуратно оттащил за рукав в сторону от грохота отбойных молотков и взвизгов электропил.

Влад с некоторым любопытством пошёл за ним следом — Пашка чаще сторонился его и разговаривал только в самом крайнем случае. Что должно было стрястись такого, что сам пришёл?

А теперь стоит и мнётся, теребя вихры. Наконец, паренёк решился:

— Забери моего деда в Центр, а? Он уже почти выздоровел, но за ним присматривать надо, а папаша пьёт постоянно, — на одном дыхании выдал Павел. — Я им часто звоню, но у деда приступы ещё случаются. Там просто присмотр, и всё. А здесь ещё и лекари сильные. Можешь помочь?

И замолчал, хмуро глядя из-под цветной чёлки на Оператора.

— Ты думаешь, что тут, под землёй, дедушке будет лучше? — спросил в ответ Влад.

— Ты же своих забрал?! Так нечестно! — не очень логично выпалил парень.

— Не всё так просто. Моим родным угрожала опасность, — попытался объяснить Стечко дымнику. — И они здесь временно. Держать их под землёй, да ещё когда всё нашпиговано военными, я долго не стану. Тем более что с руководством мы не ладим, мягко говоря.

— Не хочешь помочь, так и скажи, — горько бросил Уртаев и развернулся, чтобы уйти.

Но уткнулся в стоящего перед ним Влада. Когда Оператор переместился, он не заметил.

— Рассказывай, — потребовал Стечко, притормозив ладонью парня. — Давай вместе подумаем, как помочь деду. Только без детских обид и истерик, хорошо?

— Батя уже весь дом вынес на продажу, — всё-таки смог взять себя в руки и рассказать Пашка, кусая губы. — На работе пока держится, но как — не понимаю. Зарплату пропивает почти сразу и клянчит дедову пенсию. Я уж думал о доме престарелых, но в хороших очень дорого. Пенсии точно не хватит, а я чёрт знает где торчу! За дедом никто не смотрит. Пока он лежал в Питерской больнице, всё было хорошо. А теперь… А теперь какая-то задница…

— Спокойнее, не накручивай себя, — мягко перебил его Влад. — В общем, я понял. У нас с тобой есть два выхода из этой ситуации. Первый — забрать дедушку сюда. Им займутся местные врачи. Но это всё нужно обсуждать с руководством Центра…

— Так я потому к тебе и пришёл. Тебе же не откажут? Ты же самый главный псионик, — опять зачастил дымник.

— Мне этот вариант не очень нравится, — словно не слыша, продолжал Оператор, прохаживаясь перед дымником. — Здесь ещё долго будет стройка, раненых и больных много — медицинская зона забита. Я, может, и главный псионик, Паш, но тут есть своё руководство. Врачи же мне не подчиняются. Скорее всего, быстро этот вопрос не решить, но ближе к лету…

— А второй вариант? — моментально спросил Павел.

— Ну а во втором случае, — спокойно продолжил Оператор, — я дам тебе возможность заработать.

Пашка фыркнул:

— Чем же я могу помочь такому всесильному Оператору? А подачки мне не нужны!

— Дай руку, — скомандовал Влад.

Пашка моргнул и неуверенно протянул ладонь. Оператор сжал её и телепортировался, утаскивая за собой дымника.

Через секунду они стояли посреди белоснежной комнаты отдыха. Всё вокруг кристально чистое, новенькое. Яркие цветные пуфики и диваны вдоль стен. Медиа-панели на потолке и стенах исправно транслируют кучевые облака. В лицо дует прохладный воздух с лёгким запахом озона. В противоположных углах, тихо жужжа пропеллерами, плавают два арома-коптера.

Но Пашку всё равно передёрнуло. Слишком неприятные воспоминания остались у него с последнего посещения этого места.

— Снова Убежище? — уточнил он.

— Ага, оно самое, — согласился Влад. — Падай куда хочешь. Всё отремонтировано и многократно усилено. Не переживай, прежние ошибки учтены.

Но дымник расслабиться не мог — сел на краешек дивана, напряжённый, как струна. Внешне расслабленно оглядел зал, но пальцы предательски подрагивали. Он помнил, как кончался воздух, и он дышал с натугой. Помнил раскалённое жжение в лёгких… Как и помнил девочку-дриаду, погибшую на складе.

— Мне нужна разведка, Павел! Сбор информации по всей планете, оперативная и максимально объёмная. Электронная, визуальная и псионическая. Это огромный сектор работы. Если ты готов на себя такое взвалить, то о проблемах с близкими можешь забыть.

— Ты больной? — жалобно пискнул Уртаев. — Я же ничего не умею. Вон в Центре таких спецов десятками ходят.

— Будешь учиться. Сначала усвоишь всё, что может дать наша Земля, а потом добавим и чуть больше… А пока ты учишься, я буду платить тебе стипендию. Сможешь отправить деда в любой пансионат. И заняться лечением отца. Ну а дальше как сам захочешь — заберёшь родных к себе или создашь им дома хорошие условия.

Пашка недоверчиво смотрел на бесстрастное лицо Оператора и несколько минут просто молчал, соображая. Нет, вроде бы Стечко не шутит. Наконец, Павел принял решение. Вскочил с дивана и протянул руку:

— Договор?

В огромном, спрятанном от всех, Убежище посреди комнаты отдыха два парня пожали друг другу ладони. Это был первый реальный шаг в создании команды Оператора.



* * *

— Шпагину точно приглашаешь? — спросил Кирилл Иванович, листая документы на медиа-столе. — Характер у девочки тот ещё…

— Уже пригласил, — отозвался Влад, задумчиво изучая финальный список кандидатов. — Стас, Фёдор, Настя, Павел… С ним уже договорённость есть. Так. Плюс Рената и… Надо поговорить ещё с Алиной…

— Это твоя подруга детства? — улыбнулся Край. — Оригинальная девушка. И очень деятельная. Влезла во все дела администрации, помогая Станиславу. Проела мозг полковнику Назину. Забавно было наблюдать, как она на него налетала, выбивая что-то для врачей. Кстати, бабушка до сих пор с тобой не разговаривает?

— Да, — нахмурился Влад, не отрывая взгляда от экрана стола. — Сначала без спросу из дома забрал, потом чуть не убили в Убежище… Ладно. Давайте вернёмся к списку.

Оператор с майором уже два часа обсуждали возможных участников команды, устроившись в кабинете Края. Тут образовался некий негласный штаб Оператора.

— Насчёт Брига, — сменил тему майор. — Ты же хотел только молодёжь набрать? Может, кого-то из его лаборантов привлечём? Гарик очень даже толковый парень. Да и в Убежище себя показал отлично. Они вообще все себя хорошо проявили. Даже салажонок Уртаев, чего я совсем не ожидал.

— Может, и Гарик, но сейчас Бриг важнее. Я ему недавно передал технологию управления гравитацией. Нам позарез нужна её разработка, потому как на чисто псионические способности полагаться в этом плане нельзя. Александр Аронович пусть будет главой нашего исследовательского центра. А там уж сам решит, кого привлекать — Гариков, Верочек или кого другого из учёных планеты.…

— Антигравитация, значит? — задумчиво протянул майор. — По мелочи не играем, да? Хор-рошо. Взрослые в команде тоже нужны. Хм, надеюсь, место и для меня найдётся? — спросил Край со смешком, а сам осторожно наблюдал за реакцией Оператора. — Буду твоим представителем и пресс-атташе. Не прогонишь старика?

Влад коротко улыбнулся:

— Кирилл Иванович, очень своевременный вопрос. Учитывая, чем мы занимаемся последние дни. Куда же я без вас?

— Тогда давай-ка распишем ребятам функционал, — предложил майор. — Это, кстати, окончательный список кандидатов?

— Нет, — ответил Влад с усмешкой, — ещё один подросток есть. Хотя он пока об этом не знает. В Центре у одного из школьников проснулся любопытный дар — управления вероятностями.

— Эффект бабочки? — удивлённо спросил Край и подобрался. — Насколько сильный? Не набедокурит? Надо бы сообщить Ренате. Пусть ловит за хвост.

— Сообщим, конечно, — согласился Влад. — Не набедокурит. Я за ним наблюдаю и, если что, стукну по рукам.



* * *

А Лёшка сегодня отлично развлекался. На столе в спальне лежала горка сладостей, фруктов и кристаллов с фильмами, которые ему надарили одноклассники.

Запускаешь бумажный самолётик на кровать соседа, а через пару минут в дверь стучится кто-то из ребят с подарком. Они даже сами от себя не ожидали такой щедрости, но исправно тащили Елисееву всякую приятную мелочь. От чего-то более серьёзного, типа планшетов и смартов, Лёха наотрез отказывался. Это уже некрасиво.

Новая умелка оказалась очень забавной. Он всё чётче и чётче видел цепочки вероятных событий, управлять ими становилось легче. Как это получалось, он пока не совсем понимал, но экспериментировал вовсю.

Любой поступок запускал вереницу вроде бы никак не связанных друг с другом событий. Лёха каким-то странным боковым зрением мог улавливать их в виде зыбкой вязи из еле заметных стеклянных палочек. Но стоило только поставить задачу, и прозрачные дрожащие гирлянды моментально выстраивались в чёткие цепочки, приводя в итоге к нужному результату.

Попробовал как-то добиться, чтобы его лишний раз взяли на «внешнюю» прогулку. Сейчас, под Новый год, восстановили выгулы школьников на поверхность. Телепортеры таскали подростков на час-два побегать по заснеженной тайге где-то недалеко от Центра. В людные места директор Назин пока соваться не разрешал.

Устроить дополнительную «экскурсию» оказалось довольно сложно — цепочки выстраивались спокойно, но были настолько запутанными, что Лёшка никак не мог высмотреть нить с наиболее высокой вероятностью срабатывания. Приходилось сильно сосредотачиваться. Это уже не детский «отвод глаз» для охраны.

Голова потом долго болела, да и сил уходило немало. Ни с одним сеансом предсказания он так не выматывался.

— Обалдеть! — шептал себе под нос парнишка, вернувшись с «внешней» прогулки и возбуждённо расхаживая по комнате.

Это была сложная задача, но и результат отличный. Через денёк, как отошёл, Лёшка не удержался и повторил эксперимент с дополнительной прогулкой для одной своей одноклассницы. Как же она радовалась! Лёха тогда долго ходил с широкой улыбкой, вспоминая восторженное личико девочки.

Правда, экспериментировать с одноклассниками или спокойно гулять по Центру «без сопровождающих» быстро надоело. Пора было попробовать что-то более серьёзное.

«А хватит ли тебе силёнок?.. Вот и посмотрим».

Лёха выбрался в длинный коридор жилого этажа и заспешил к выходу. Людей стало уже побольше. Несмотря на поздний вечер, вокруг постоянно сновали псионики разных возрастов. Бегут куда-то по своим делам.

Пару раз Елисеева окликнули знакомые ребята из школы. Да, врачи отпускают людей всё чаще. Лёха с сожалением подумал о былой тишине на этажах спального района.

Для выполнения задуманного, требуется свободное пространство. Вот хоть убей, парень не знал, почему так. Да и не парился особо. Есть задача? Находим несколько подходящих стеклянных цепочек, выбираем самую точную — и запускаем.

Алексей аккуратно просочился через многолюдье жилого сектора к тренировочному полигону. Что-то подсказывало, что сложные эксперименты лучше проводить в подготовленном месте.

Уже привычно миновал все КПП, отвлекая внимание дежурных мелкими цепочками событий. Свободный зал нашёл с трудом — новый начальник буквально загонял бойцов-псиоников тренировками; Лёшка уже не раз слышал жалобы парней друг другу. В общем, все уцелевшие площадки заняты чуть ли не круглосуточно.

Хорошо, что школьникам такие физические нагрузки не дают. А то Алексею тяжко придётся, с его-то весом.

Вот как раз разобраться со своими лишними килограммами он и решил. Это была давняя мечта парня — похудеть. Но изнурительные тренировки и жуткие диеты пугали ещё больше, нежели пара лишних складок на боках.

Лучше всего — щёлкнул пальцами и похудел!



Лёха немного нервно прошагал через полигон и стащил со стопки матов верхний. Выволок его на середину зала, моментально вспотев. Со вздохом улёгся на спину.

Содрал с носа очки с жёлтыми стёклами и расслабился, рассматривая ворох событийных цепей вокруг себя. Сосредоточился, разбирая полупрозрачную пряжу.

Минута капала за минутой, а нужный вариант никак не получалось отыскать. Силы заметно таяли, и сердце стучало неровно. Но Алексей держался, расплетая нити вероятностей, аккуратно касаясь их сознанием.

«Здесь? Нет. Эта? Или эта? Ну куда ты скользишь?..»

Упрямство в итоге было вознаграждено, и Лёшка отчётливо увидел наилучший вариант воздействия на реальность. Скользнул по ней внутренним зрением, проверяя чистоту.

Звеньев в цепи было просто колоссальное количество. Если, конечно, получится этот бесконечный жгутик запустить. События убегали даже за пределы Земли, куда-то в космос.

Когда Лёшка осознал масштаб, то чуть не потерял концентрацию от страха.

— Ладно, давай попробуем стартануть, — пробормотал себе под нос, нервно вздрагивая.

Выудил из кармана штанов огрызок простого грифельного карандаша.

Осталось его только сломать.

— Не стоит, Лёш! — сказали над ухом, и ладонь с карандашом кто-то зажал в кулак.

Подросток взвизгнул от испуга и попытался отпрыгнуть в сторону. Прямо из положения лёжа. Но его держали за руку крепко.

Рядом стоял невысокий парень с русой чёлкой. Оператора сложно не узнать — среди учеников Влад оброс кучей легенд и небылиц.

У Лёшки от нервов рассинхронизировались глаза. И пока он с колотящимся сердцем приводил их в порядок, Стечко выудил у него из кулака карандаш и куда-то убрал.

Потом помог подняться подростку с пола.



* * *

Bloomberg: «Россия скрывает от мировой общественности технологии внеземного происхождения! Ностальгия по СССР лишает их осторожности. Как далеко могут зайти русские, создавая новое оружие?»

The Times: «Новая угроза миру! И снова с севера! Древний артефакт на службе имперских амбиций России. В секретном институте Сибири изучается библиотека знаний внеземного происхождения!»

CNN: «Инопланетные технологии на службе диктаторского режима. Новая палица в руках русского Медведя! Кто их теперь остановит? Глубоко под вечными снегами России создаётся оружие против человечества!»

Kurier: «Так вот где рождаются мутанты! Русский артефакт создаёт суперсолдат со сверхвозможностями. Псионики нападут из России!»

Fox News: «Пентагон недоволен тем, что важнейшие технологии для всей человеческой цивилизации сосредоточены в руках опьянённых войной русских. Имеет ли право Россия в одиночку изучать инопланетное наследие?»

The Guardian: «Запрещённые эксперименты над человеческим мозгом в России! Пришествие Homo Psionics! Русские, как всегда, плюют на мнение мирового сообщества! Что ждёт планету завтра?»

Виктор Петрович, глава Департамента, устало откинулся на спинку массивного кожаного кресла, схлопывая монитор. Потёр лицо дрожащими пальцами. «Это какой-то… чёрт знает что!» Такого информационного удара мировых СМИ никогда ещё не было на его памяти. «Что происходит? Что за игру затеяли западники?..»

Звонок смартфона заставил пожилого мужчину дёрнуться. Он уже потянулся к аппарату, намереваясь сбросить вызов, но вовремя увидел номер звонившего.

— Господин Громов, — чётко произнёс в трубке молодой мужской голос, не здороваясь и не представляясь.

Да этого и не нужно. Многие в стране замрут по стойке смирно при звонке с такого номера.

— Виталий Евгеньевич ждёт вас через час у себя. Машину уже отправили.

И положили трубку.

— Серёга, твою мать! — заорал Петрович, вызывая секретаря-адъютанта. — Быстро мне пресс-подборку по зарубежке на бумаге и полный инфопакет за сегодня из Центра! Шевелись, меня ща в министерстве иметь будут!


Рецензии