Берендеи

Берендеи – утраченное ныне понятие. Я бы даже сказал, умышленно уничтоженное. Мне бы хотелось разобраться в этом вопросе, ибо история берендеев, на наш взгляд, является огромным достоянием, историческим богатством как русского народа, так и всех ему дружественных.

Какое определение слова берендеи на сегодняшний день общепринято? Толкования от источника к источнику меняются, и потому мы возьмём наиболее авторитетные полностью.

Приведем полные цитаты из Википедии слов «берендей» и «берендеи».

«Берендей:

- Представитель племени берендеев.
- В славянской языческой мифологии – колдун-оборотень, оборачивающийся бурым медведем.
- Мифический царь в русской литературе.
В сказке А. Н. Островского «Снегурочка» царь Берендей мудро правит берендеями.
В «Сказке о царе Берендее» В. А. Жуковского Берендей — отец Ивана-царевича. В этой сказке находят отражение многие сказочные герои и мотивы русских народных сказок: Иван-царевич, Кощей, Марья-царевна и другие».

«Берендеи, берендичи, берендии (др.русск. береньд;и, береньдичи, точная этимология не установлена)( М. Фасмер Этимологический словарь русского языка) — тюркские кочевые племена в восточноевропейских степях (XI—XIII вв.). Выделились из огузов. (Берендеи // Советская историческая энциклопедия / Под ред. Е. М. Жукова. — М.: Издательство «Советская энциклопедия», 1973;1982.)
В 1097 году они впервые упоминаются в русских летописях в связи с более ранним событием: берендеи вместе с торками и печенегами заключили союз с теребовольским князем Василько Ростиславичем. (Повесть временных лет)
Были вассалами русских князей, участвовали в борьбе с половцами, междоусобных войнах на Руси.
Кочевники, именуемые летописью «своими погаными», были не очень надёжными подданными. Они стремились сохранить свою независимость и постоянно навязывали Руси федеративную форму взаимоотношений. Русские князья категорически возражали и требовали безусловной вассальной покорности. На этой почве между сторонами нередко возникали конфликты. Об одном из них летопись сообщает под 1121 г.: «В л;то 6629. Прогна Володимеръ Береньдичи из Руси, а Торци и Печен;зи сами б;жаша».
В борьбе великого князя Ярополка Владимировича с черниговским Всеволодом Ольговичем в 1139 году на помощь киевскому князю пришло 30 тысяч берендеев, якобы посланных венгерским королём. С.А. Плетнёва предполагает, что это была та самая орда, которую Владимир Мономах изгнал из Руси в 1121 году. Ярополк предоставил орде для пастбищ земли в Поросье, и с тех пор берендеи стали союзниками Руси.
Около 1146 года образовалось племенное объединение, известное под названием чёрных клобуков (в него вошли берендеи, торки, печенеги и другие), ставшее «вассалом» Руси.
В 1155 году берендеи, состоявшие на службе у Юрия Долгорукого (1155 до 1157 года) во время его киевского княжения, захватили в плен много половцев. Уцелевшие отправились в степь за помощью, подошли к Киеву и попросили князя, чтобы тот приказал наёмникам вернуть пленных, но те отказались: «Мы умираем за Русскую землю с твоим сыном и головы свои складываем за твою честь, а пленники — наша собственность».
Данные топонимии свидетельствует о том, что часть берендеев была переселена во Владимиро-Суздальскую землю (слобода Берендеева, ст. Берендеево, Берендеево болото и др.). А.С. Плетнёва считает, что эти берендеи вероятнее всего были переселены из Поросья Юрием Долгоруким и Андреем Боголюбским в период их обладания киевским столом.. (Плетнёва С. А. Древности черных клобуков // Свод археологических источников Москва, 1973. С. 25)
 Целый ряд топонимов] на Западной Украине позволяет также предположить переселение туда отдельных групп чёрных клобуков. О наличии берендеев в войске волынского князя сообщает Ипатьевская летопись под 1158 год. Можно предположить, что «волынские» берендеи из войска Мстислава Изяславича были переведены на Волынь из Поросья его отцом Изяславом Мстиславовичем в период, когда он занимал киевский стол, также фактически контролируя Волынь. Ипатьевская летопись неоднократно отмечает, что Изяслав Мстиславович пользовался большой любовью у чёрных клобуков. Вероятно, что, находясь в постоянной борьбе за Киев с Юрием Долгоруким и дважды будучи изгнанным из Киева, Изяслав позаботился о переселении части чёрных клобуков на Волынь, по аналогии с упомянутым переселением берендеев во Владимиро-Суздальские земли. Таким образом, в случае утраты киевского стола Изяслав автоматически терял контроль над чёрными клобуками Поросья, однако в его распоряжении оставались «волынские» берендеи.
Они жили в отданных им на кормление русских городах, но основали и несколько своих: Торческ, Саков, Берендичев, Берендеево, Ижеславль, Урнаев и другие.
Столицей чёрноклобукского союза Поросья был город Торческ (Торцкь, Торцьскъ).
Каждая орда союза занимала определённую территорию. Берендеи получили от киевских князей регион в верховьях Роси, центром которого являлся город Ростовец. Здесь находились их вежи, а также небольшие укреплённые городки, упоминаемые летописью. В 1177 году вторгшиеся в пределы Поросья половцы «взяша 6 городовъ Береньдиць», затем нанесли русским дружинам поражение под Ростовцем.
Название в летописях исчезает к XIII веку. (Берендеи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.) Во время монголо-татарского нашествия берендеи частично ассимилировались в Золотой Орде, частично ушли в Болгарию и Венгрию».

Теперь сведения из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона :

Берендеи (Берендичи) — кочевой народ тюркского происхождения, назыв. в наших летописях то торками, то черными клобуками. Последнее название, черные клобуки — несомненно было родовое по отношению к берендеям и торкам, принадлежавшим к одной и той же семье тюрков, некогда кочевавших в Азии. Первое известие о Б. в наших летописях встречается под 1097 г. (о торках — под 985 г.), затем до 1146 г. они постоянно почти смешиваются с торками и только с 1146 г. чаще назыв. черными клобуками. В начале XIII стол. черные клобуки совершенно исчезают в наших летописях. Замечательны отношения этих Б., или торков, живших сначала за Доном, по соседству с болгарами, к нашим князьям. Первоначально, когда они были независимы, они занимались исключительно грабежами и набегами на Русь, но их набеги не были так опасны и опустошительны, как, напр., набеги печенегов, вследствие, вероятно, их меньшего количества сравнительно с последними. С появлением половцев роль Б. меняется. Теснимые половцами, они отступают к южным пределам тогдашней Руси и испрашивают позволения поселиться на окраинах Переяславского и Киевского княжеств с обязательством защищать их от набегов степняков. Русские князья не могли, конечно, не согласиться на такую даровую защиту их пограничных владений, и Б., поселившись в Поросье и Верхнем Побужье, мало-помалу привыкли к оседлости и к городской жизни (из их городов чаще всего упоминается в летописях Торчевск) и по крайней мере в XII в. могут уже назыв. полуоседлым народом. Отражая первые нападения кочевников собственными силами, они нередко прибегали для этой борьбы за помощью и к киевскому князю; кроме войны оборонительной, Б. иногда вели и наступательную, но редко. С половины XII в. Б. принимают весьма деятельное участие в усобицах князей, находясь постоянно на стороне князей киевских — Мономаховичей. Они не были простыми наемниками, служившими в войсках киевского князя за плату, но были скорее людьми домашними, имевшими большое влияние и значение в делах тогдашних киевских князей. Они нередко решали перевес одного князя над другими (1150, 1159 г. и др.), принимали участие в избрании киевского князя наравне с жителями Киева и других киевских областей (1146, 1169 г. и др.); благодаря своей верности киевскому князю они пользовались большим доверием с его стороны: с ними одними киевский князь решался вступать в бой или посылать их для защиты своих городов (1152, 1153, 1169 г. и др.). Б. — народ воинственный и любивший наиболее тех из киевских князей, которые отличались большей храбростью, как, напр., Изяслава Мстиславича, Мстислава Храброго и др. На войну они являлись в виде легковооружен. войска, в сражении большей частью конные. Хотя верховным повелителем их был великий князь киевский, но они имели еще и своих начальников, которые предводительствовали ими на войне или управляли во время мира. Они язычники, и первые попытки распространения среди них (торков преимущественно) христианства были сделаны в начале XI в. католическими миссионерами. Ср. Самчевского, «Торки, Берендеи и Черные Клобуки» (в архиве Калачова, т. II, ч. I), и Голубовского, «Печенеги, Торки и Половцы» («Киев. унив. известия», 1884 г.)». (Берендеи // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.)

Обратившись к словарю Владимира Даля, человека весьма честного и авторитетного, мы не находим в нём слова «берендей», «берендеи», и выглядит данный факт очень странно, так как даны однокоренные слова с описанием их определения – «берендейка», «берендеить», «берендеечник», «берендеечница», «берендерить». А вот основного, корнеобразующего слова нет. Вот как это выглядит:

«Берендейка ж. - игрушка, бирюлька, точеная, или резная штучка, фигурка, балаболка, набалдашник и пр. В Троицкой Лавре, в 50 верст. от с. Берендеева, режут из дерева известные игрушки, людей, животных; их в торговле зовут берендейками. //Пск. плетушка, плетенка, зобница для мякины;//стар. перевязь через левое плечо, к которой привешены были патроны, заряды в берендейках – трубочках; //стар. особый род шапок. Берендеить – берендейки строгать, заниматься пустяками, игрушками. Берендеечник м. – ница ж. – игрушечник». (Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Современное написание: В 4 т. Т.1. А-З/В.И.Даль. – М.: ООО «Издательство АСТ»: ООО «Издательство Астрель», 2004. – XXVI, 1155, [3] с., 1 портр., ISBN 5-17-009473-6, с. 133.)

Из одного этого определения, данного в словаре Даля, можно извлечь огромное количество информации.

Во-первых, слово берендейка явно производное от слова берендей. Но слово берендей никак не отмечено в словаре Даля. Само по себе это весьма подозрительно. Не бывает случайного умолчания по поводу словообразующего смыслового корня. На мой взгляд, здесь просматривается работа цензуры. Если вы сомневаетесь, что в царской России цензура была наистрожайшей, то приведу в пример как раз Владимира Даля, которому пришлось уволиться с государственной службы в столице и переехать на целых 10 лет в Нижний Новгород на должность уездного смотрителя именно по причине его желания заниматься писательским трудом. Ему было сказано: «Либо вы работаете – и не пишете, либо пишете,  но не работаете!» Он выбрал писать, но, как видите, в его труде просматриваются явные нестыковки, не свойственные его организованному уму.

Итак, из словаря Даля исчезло упоминание слова «Берендей», но сохранилось невинное обозначение игрушек – «берендеек». И далее: «их в торговле зовут берендейками…». А торговцев берендейками как зовут? И снова непонятное умолчание… Конечно, всякий мыслящий человек сообразит, что торговцев берендейками должны звать берендеями – другого просто не дано! Данный вывод не требует других доказательств, так как очевиден для русского языка. Но, тем не менее, Владимир Даль вовсе не указывает этого слова. И в этом я усматриваю его нежелание писать ложь при невозможности сказать правду.

И в русских сказаниях,  и сказках я неоднократно встречал в описаниях торговли на ярмарках названия бортников и берендеев. Причем они всегда упоминаются рядом. И это очень важный факт. Бортники – это добытчики меда диких пчел, жители лесов, и берендеи – изготовители деревянной игрушки и посуды – также лесные жители. Товар их чистый, приятный запахом, привлекает как взрослых, так и детей, и потому совершенно логично их соседствующее расположение в торговых рядах. Более того, и при перевозке в дальние страны эти товары не мешают друг другу, а требуют одинаковых условий содержания.

Во-вторых, слово берендейка обозначает вещи, вырезанные из дерева. Это значит, что берендейский промысел мог существовать лишь в лесистой местности, но никак и никогда в степи. Назвать берендеями степных кочевников – это все равно как немцев назвать оленеводами. Назвать-то можно, но кто тебе поверит?

В-третьих, опять же замаскировано, не прямо, В.Даль сообщает нам, что не только игрушки назывались берендейками. Так называли и столовую утварь: плетушки, плетенки, зобницы для мякины. Так называли также военное снаряжение: перевязь через левое плечо, к которой привешены были патроны, заряды в берендейках – трубочках. А вот это уже очень серьезно! О берендеях мы знаем, что они были опытными воинами, коих желали нанять сильные мира сего, и вдруг – игрушки… Нестыковочка получается… Но вот В.Даль сообщает нам, что берендейками называют военное снаряжение, и картина приобретает осмысленное выражение. Однако когда он еще называет и одежду – шапки – берендейками, тогда уже все запутывается.

Берендейка — ремень с привешенными на нем «зарядцами с кровельцами», выдолбленными из дерева и обтянутыми черной или иной темной кожей. Кроме «зарядцов», у одних берендеек привешивались: сумка «фетильная», т. е. для фитиля, сумка пулечная и рог для пороха; у других Б. одна только сумка для пуль и рог или взамен его натруска, а фитиль наматывался на ремень Б., около сумки. Б. носили вооруженные огнестрельным оружием, через левое плечо. (словарь Брокгауза)

Берендейка — шапка, бывшая в употреблении на Руси в XVII в. (словарь Брокгауза)

Берендейки, получается, это и одежда, и воинское снаряжение, и деревянная посуда, и, наконец, игрушки. Что-то совершенно неимоверное получается. Слова, образованные от слова берендеи, пронизывают все слои быта русского народа. И этот факт совершенно исторической наукой упущен. Как не увидеть здесь заговора?

Теперь о традициях… Какой народ воспринимает берендеев, как свой народ, своих предков, свои традиции? Может быть, я вас удивлю, но именно русские! Города мастеров, музеи под открытым небом, дома отдыха, санатории, гостиницы в самых разных городах от Москвы до самых окраин, таких, к примеру как Алтай, с названиями «деревня Берендеевка», «Берендеево», «Город Берендеев» встречаются в огромных количествах. К примеру, Дмитрий Смирнов в книге «Нижегородская старина», описывая празднование святок нижегородскими обывателями в XIX – начале XX века, указывает среди праздничных блюд «берендеевскую ветчину, торсуевскую икру, разживинский сыр и другие деликатесы местных гастрономических фирм». (Дмитрий Смирнов. Нижегородская старина. 2-е изд., испр. и доп. – Нижний Новгород: издательство «Книги», 2007. – 720 с., илл., ISBN 978-5-94706-047-8, с. 551.) Напомню, что ветчина не употреблялась в пищу степными племенами, но была традиционно пищей славян. Народ не собирается соглашаться с забывшими свою историю историками, будто берендеи – это не русские люди. Это русские люди, и сохранившиеся народные традиции тому свидетельство.

Если вы проанализируете приведенные сведения, то увидите множество несоответствий, которые говорят о надуманности, неточности и не понимании, кто такие берендеи, откуда они взялись, куда исчезли, почему имели столь большое влияние в истории, и так далее…

К примеру, совершенно не понятно, почему якобы степное племя ненавидело все остальные степные племена и любило и защищало русских князей?

Далее, как могут степняки отказываться от платы за защиту, а данный факт установлен, и просить города в управление? Если же не сами города, то земли под них, и в этом случае успешно строили их? Кочевники не строили городов, включая даже Чингизхана, и не умели ими управлять. Это очень серьезное противоречие, вызывающее сомнение в кочевом характере берендеев.

Мы знаем города берендеев, но не слышали об их кочевьях. Как можно называть берендеев даже полукочевниками, если мы знаем их лишь как городских жителей и профессиональных воинов.

Мы знаем, что отряды берендеев нанимали не только русские князья, но и другие государства, к примеру, тот же венгерский король. Степняков нанимали очень редко. Вот скифов – тех да, а степняков, из-за их непостоянства – нет! Берендеи, следовательно, были надежны. Это были профессионалы.

В названных источниках прозвучало, что берендеи были легковооруженной конницей. Это заявление ни на чем не основано. Полагаю, что оно сделано из знания о том, что все кочевники представляли собой легковооруженную конницу, и это правда. Логично предположить, что берендеи были легковооруженной конницей, если быть уверенным в том, что они были кочевниками. Но мы-то с вами уже вовсе не уверены в этом, ведь правда?

И потом, легковооруженная конница не ценилась у русских князей. Ее функцией было проезжать между стоящими друг против друга войсками перед началом сближения и осыпать стрелами противника. Второй раз легкая конница вступала в бой для добивания уже бегущего противника. Никакой славы легкая конница не приносила и не упоминается в битвах, кроме, пожалуй, самого драматичного поражения русской армии на реке Калке с втрое меньшей армией монголов, когда именно «своя» драпанувшая легкая конница союзника половецкого хана Котяна смешала порядки русской армии.С тех пор «котян, котяра» - в русском языке синоним предателя. 

Традиционно ценилась лишь тяжелая «доспешная» конница, встававшая в центре для первого таранного удара. Такая конница могла быть снаряжена лишь в городах, но никогда в степи, и по этому признаку мы с вами уже узнаем берендеев, желавших жить только лишь в городах! Потому берендеи всегда представляли собой отряд определенной численности, весьма не малой. Один этот отряд определял победу в бою, и об этом мы видим упоминание в источниках, где сказано, что киевские князья смело вступали в бой и побеждали даже в меньшинстве, если имели отряд берендеев. Именно берендеев боялись враги, а не киевских князей. Следовательно, берендеи были профессиональными наемными воинами, имевшими непререкаемый авторитет именно в военном деле. По характеру их деятельности мы можем смело провести аналогию берендеев со скифами. Скифов тоже пытаются представить кочевниками, не смотря на то, что они жили в городах, имели лучшее в мире вооружение и лучшую в мире армию, их мастера изготавливали прекрасные золотые украшения. И причина, в общем-то, одна: скифы имели самую большую конницу в мире, и берендеи были в основном всадниками. Но, как вы уже поняли, нельзя относить народ, или профессиональное военное сообщество к кочевым степным племенам лишь по признаку преобладания конной части войска. Это ошибка. Александр Македонский тоже имел в составе армии очень большую часть конницы, но его история не относит к кочевникам по одному этому признаку.

Есть ли у нас доказательства, прямо указывающие на то, что берендеи представляли собой тяжелую конницу? Прямых нет, но как можно трактовать описание битвы с участием берендеев в «Тризнах Бояна» еще? Копия сего гимна, писанного пеласго-фракийской руникой, найдена в архиве Г.Р.Державина  в Публичной библиотеке Петербурга.

«Аки волки серы потекли
по дебрям русы и словены,
и как медведи –
асеничи с бередами,
русколане же с аланами –
полетели – ровно лебеди
и клины журавлины.
И Бус Белояр
на Алатырь взошел,
где злат престол
нашей Матери Славы!»
(Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 624 (перевод мой, Смирнов А.)

Здесь асы («асеничи») и берендеи («береды») сравниваются с медведями – самыми большими и сильными зверями, в то время, как другие племенные отряды – с более мелкими зверями и птицами. Что это, как не указание на тяжелое вооружение и силу рати берендеев? Мы даже можем легко обозначить виды войск по такому образному описанию. Русы и словены, ровно волки – это пехота. Асы с берендеями, как медведи – тяжелая конница. Русколане с аланами, ровно лебеди и клины журавлей – легкая конница. В армиях со времен скифов до русских князей были лишь три вида войск – пехота, тяжелая конница и лёгкая конница.

Почему я решил, что словом «береды» обозначают берендеев? В другом месте «Тризн Бояна» употреблено то же слово, но уже с буквой «н». Видимо, она выпала при написании или переписке.

«После же Асень привел берендов,
а Волганя привел
кметов и волгарей».
(Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 590 (перевод мой, Смирнова А.)

Берендеи кроме берендов имеют еще прозвание «берендичи». Собственно, как и асы аналогично именуются то асенами, то асеничами.

И речет князь Бус
к Бояну вещему:
«О Соловей, ты поёшь рано
песнь над Землей Русколанской!
Снова бандару бери
и зови на бой всех воинов:
полян, древлян, северян,
вендов, кимров, земегонов,
волохов, голядь и всех русколан
и берендичей, и асенов!»
(Там же, с. 588 (Перевод мой, Смирнов А.)

Здесь уже ясно, что асени и берендеи – жители одних мест, так как привел их князь Асень и в бой их вёл он же. Так что это были за места? И были ли они – земли берендеев? Ответить на этот вопрос нам поможет другой источник: «Ярилина книга». Вот что написано в ней:

 «Здесь же Вахрамей укрылся в Берендейской земле, ибо жена его, вилисса Марлинка, была из дочерей Берендея-царя. А тот князь Берендей правил у нас, и взял он под защиту дочь любимую. И так собрали князья Вахрамей и Берендей силы великие – пеших воинов  (следовательно, берендеи были и пешими воинами) из парсов и берендеев, конницу гуннов, и выставили их против ратей аланских; и стояли они друг против друга по берегам Ра-реки  (река Волга – А.Смирнов) семь лет. И не было меж ними ни войны, ни мира.
А затем Вахрамей на пиру, уподобившись в злодействе Дыю, коварно отравил князя нашего Берендея. Да будет проклят вовеки сей злодей, вливший яд ехидны в вино дружбы!
И хотел он поставить над берендеями царем своего сына – Морияра, который также по матери был внуком Берендея. Но надежды его были тщетны, ибо уподобившийся ехидне будет гоним и попран, поскольку и втайне содеянное зло вызывает в ответ возмездие, возвратившееся по коло, также и горы на крик отвечают лавинами, сметающими тех, кто возвысил голос свой.
И потому то новое коварство берендеев взъярило, и поставили они над собою царем не Морияра, а сына Берендея – князя Гредня. И так рати берендеев отложились от Вахрамея и соединились с ратями Дажень-яра. Союз же тот был скреплен браком Даженя и царевны Милиды, дочери Асеня Мудрого, сына князя берендеев Гредня.
И вот пришло сокрушение войску Вахрамея, ибо Асень Мудрый и князь Дажень-яр с ратями великими, словно волны бушующего моря, натекли на них. И так изгнали внуки Дажь-бога тьму от Ра-реки, и бежали Вахрамей и сын его Морияр на полдень в пески чёрные Куманские (пустыня Каракумы – А.Смирнов) в страну дальнюю Маргиянскую в проклятый от богов Маар-град». (Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 269)

В оригинальном тексте употребляются различные написания князя Берендея: то «князь наш Береньда», то «сына Беренды-царя», то «дочери Берендея-царя», то «князья Вахрамей и Берендей». Из этого явствует, что слова «Беренда», «Береньда» и «Берендей» взаимозаменяемы. Внук Берендея Морияр называется «Берендич». Кстати, именно разнообразие обозначений является свидетельством подлинности летописи, так как исправления при переписке не допускались и строжайшим образом наказывались. Теперь понятно и разнообразие самого названия народа в летописях, называемого по имени царя: то «беренды», то «берендичи», то «берендеи».

Данное прозвище характерно для русского словообразования в народной речи. Возьмите как пример Михалыч, а не Михайлович (разг.) – сын Михаила. Или Никандрыч – сын Никандра. Так же в точности мы имеем Берендич – сын Берендея, вместо Берендеевич и Асенич – сын Асеня, вместо литературного Асениевич.

В деревне Никандрычем называют сына Никандра, а внуков никандрычевыми внуками. Все зависит от уважения народа к конкретному человеку. Если Никандрыч в деревне человек уважаемый, то и детей его, и внуков, и даже правнуков будут называть никандрычевыми, или попросту никандрычами. Если же понадобится уточнить, то вспомнят и отца, и мать. И это традиция, сохранившаяся, к примеру, в нижегородской деревне, по сей день!

Стоит ли удивляться, что города, основанные и управляемые уважаемыми в народе князьями, а то и целые земли, называются именем своего князя. Если князь Берендей, то народ – берендичи, если Асень – асеничи, если Рус – русичи, если Словен – словеничи, если Кий – киивичи, и так далее и так далее. Такое прозвание и разумно, и логично. Исключение составляют волгари – от имени князя Волгара, чехи – от имени князя Щека. В данном случае к имени основателя рода добавляется всего лишь окончание «и»: Волгар – волгари, Щек – щехи, преобразовавшееся в более удобопроизносимое «чехи».   

Следовательно, берендеи – это, по всей видимости, временное прозвище народов, живших ранее на территориях, где царем был Берендей и его потомки. Отряды же воинов были выходцами из этих же земель, но сохранили свое традиционное название еще на протяжении некоторого времени после переименования в Русь этих земель и всех народов в русских.

Из этого же текста явствует, что берендеи не были лишь конной армией, а воевали и пешими. Кроме того, есть упоминание о том, что берендеи профессионально плавали на стругах и успешно воевали на воде. Следовательно, они владели искусством морского и речного боя. 

«И так, оставив Аланию и Альванию на попечение старших детей, Дажень-яр двинул рати аланские на Мартын-град. И там, соединившись с берендеями Асеня, также муромой князя Ильяра и булгарами Волгани, явился под стенами высокими. И обложил Дажень-яр сей град войсками аланскими с суши, а струги булгар и берендеев подошли с реки и расплескали вёслами Волгу».  (Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 427)

Таким образом, берендеи воевали пешими, конными и на речных военных судах. Невозможно, таким образом, причислять берендеев к степнякам по организации их войска. 

Это во-первых. А затем, они имели свои земли и своего царя. В приведенных сведениях из энциклопедий мы видим сделанное вскользь указание на собственных руководителей берендеев и тягу их к федеративной системе управления, то есть государственной самостоятельности, свойственной сформировавшейся нации, но не видим надлежащей оценки этим фактам. Еще раз приведем выдержку из цитаты Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона :

«С половины XII в. Б. принимают весьма деятельное участие в усобицах князей, находясь постоянно на стороне князей киевских — Мономаховичей. Они не были простыми наемниками, служившими в войсках киевского князя за плату, но были скорее людьми домашними, имевшими большое влияние и значение в делах тогдашних киевских князей. Они нередко решали перевес одного князя над другими (1150, 1159 г. и др.), принимали участие в избрании киевского князя наравне с жителями Киева и других киевских областей (1146, 1169 г. и др.); благодаря своей верности киевскому князю они пользовались большим доверием с его стороны: с ними одними киевский князь решался вступать в бой или посылать их для защиты своих городов (1152, 1153, 1169 г. и др.)».

Это заявление прямо противоречит другому, из Википедии:
«Кочевники, именуемые летописью «своими погаными», были не очень надёжными подданными». Мы согласны с таким заявлением, если отнести его к половцам в периоды временных союзов, но никаким образом берендеи не были и не могли быть ни «погаными», ни «кочевниками», ни «не очень надежными». И свидетельствует о надежности их и заявление, что лишь только с ними одними (берендеями) князь киевский решался вступать в битву; и особенно участие их в выборах князя наравне с жителями Киева!

Когда это иноплеменникам разрешали участвовать в избрании киевских князей? Никогда. Если только они не были иноплеменниками… Правда? Но берендеи не только активно участвовали в политической жизни киевского государства на правах его наиболее уважаемой, кстати, части, не только пользовались абсолютным доверием киевских князей, чего нельзя сказать ни об одном степном племени, но и отказывались брать плату за свою кровь. Есть ли хоть одно упоминание о степных племенах, пожелавших бесплатно защищать русскую землю? Нет! Мы знаем, что без платы защищают лишь свою Родину, свою землю. По этому критерию мы снова не узнаем в берендеях степного племени, а видим их родовую принадлежность к Руси. 

Теперь о желании берендеев жить в городах… Какие ещё степные племена хотели жить в городах? Да никакие! Включая завоевавших полмира монголов, принимавших послов других государств в степи, в специально организованном стойбище. А берендеи просят киевского князя: «Коль хочешь нас отблагодарить, так дай нам города». Но они и сами строили города, в которых жили.
«Они жили в отданных им на кормление русских городах, но основали и несколько своих: Торческ, Саков, Берендичев, Берендеево, Ижеславль, Урнаев и другие».
Названы 6 городов и указано, что были и другие… Ничего себе степное племечко, не помещавшееся в 10-ти, а то и в 20-ти городах? Это больше напоминает отдельное государство с многочисленным населением, сравнимым с населением всей Руси! А армии берендеев в 30 000 воинов? Это очень и очень много! Народ, способный выставить тридцатитысячную профессиональную полностью снаряженную армию, должен иметь население не менее 500 000 человек, а скорее всего – больше! О том же свидетельствует и количество городов, в которых проживали берендеи. Становится понятным, на каком основании берендеи требовали от киевских князей федеративной системы государства.

Но жить в городах – полдела…. Берендеи умели строить города! Желание жить в городах, умение их строить  и самое главное – умение ими управлять…. Всё это свидетельствует о владении берендеями знаниями государственного устройства и управления. Ведь любой город – это уже государство, так как он обладает всеми его признаками: централизованной властью, организацией порядка, собиранием налогов, содержанием дружины для военных и полицейских функций, организацией производства и торговли, ведением переговоров с другими городами, или иногда даже странами, заключением соответствующих договоров, принятием решений о ведении войны, или заключении мира. Мы не привыкли признавать за городом государственного значения, но это не правильно. Даже сейчас существуют города-государства. И в прошлом таких городов-государств было еще больше. Новгород, к примеру, с демократической формой правления, не подчинялся решениям ни Киева, ни Владимира, ни Суздаля. Лишь Иван Грозный из Москвы окончательно привел Новгород к повиновению московским царям.

Упоминание о желании берендеев федеративного устройства киевской Руси также указывает на многочисленность этого народа, умение его управлять как городами, так и государством. Были у берендеев и свои руководители, по всей видимости, наследственные князья, происходившие из рода царя Берендея. Во всяком случае, такое предположение весьма логично, если бы саму личность Берендея не объявили «мифической»….

«Ярилина книга» из мифического делает вполне исторической личностью царя Берендея, указывая при этом на земли берендеев возле Ра-реки, то есть Волги, и сообщая имена его сыновей – Гредня и Вольги, внуков – Асеня Мудрого и Волгани, правнучки – Милиды, и многочисленных праправнуков, правивших крупными городами, в том числе её сына – Волгара И тогда уже понятным становится, почему в «Тризнах Бояна» Асень привел асеней и берендеев на Дунай биться с Германарехом. Он был внуком царя Берендея и должен был унаследовать княжеский престол. Возможно, Гредень – его отец, и царь берендеев – к этому времени уже умер, или же был стар для участия в дальнем военном походе. (Еще раз напомню, что в те времена названия царь и князь были равнозначными и взаимозаменяемыми).

Что касается почтенного возраста Дажень-Яра, вроде бы непригодного для женитьбы на столь юном создании, то он прожил значительно более 100 лет, так же, собственно, как и Морияр, сын Вахрамея, и сам Вахрамей. Германарех, царь готов, женился на русколанской царевне Светлиде, когда ему было 90 лет. Милида стала третьей женой Дажень-яра. У него еще родились дети от Милиды. Он участвовал в битвах и вел активную жизнь и после достижения 100 лет. Даже умер он не своей смертью, а ужаленный змеёй, выползшей из черепа единорога. Этот сюжет потом неоднократно использовался при объяснении неожиданной смерти различных князей. К примеру, Олег якобы погиб от укуса змеи, выползшей из черепа его коня.

На исторической арене берендеи появляются во II – III веках н.э., когда как раз исчезают в небытие скифы. Признаваемое ныне первое упоминание о берендеях в XI-м веке, является ошибочным, потому что в «Тризнах Бояна» рассказывается, как примерно в III – IV-м веках н.э. берендеи вместе с другими славянскими племенами (словенами, асенями, радимичами, дрегами) участвовали в военной кампании против готского царя Германареха из-за убийства им русколанской жены Светлиды (Свенхильды), когда он был разбит и низложен. Вот как собирались войска для битвы-мести:

«И так прорек Боян вещий:
«Я взову к князьям и кметям
да предстанут по правую руку от Буса
и да идут они к месту битвы
Стезею Прави!
Пусть придёт Златогор с Алатырь-горы,
князь Словен из Слав-града,
и Киян из града Кияна,
а с оными братья Гвидон и Асень,
а ещё с Ра-реки Волганя!
Вслед князьям придут дружины словен,
и дреги, радимичи, и земегоны,
и беренды с Белых гор!»
(Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 588 (Перевод мой, Смирнов А.)

В «Тризнах Бояна» говорится о том, что Гвидон и Асень, оба князя, были братьями. Так сказочный князь Гвидон из сказки А.С. Пушкина приобретает историческое существование. Собственно, как царь Берендей сохранился в истории благодаря сказке Островского. Видимо, источники в виде древних летописей на Руси все же существовали и были скрываемы, и в то же время доступны в прогрессивных дворянских кругах, несмотря на угрозу анафемы со стороны православной церкви, и даже возможность казни. И не зря сказка помещает Гвидона на синее море, так как он «правил в Таматархе на море Сурожском» (Чёрном и Азовском).

«Беренды с Белых гор» в приведенном выше отрывке нас весьма и весьма запутывают. Нам важно определить Родину берендеев, земли, на которых они жили. Конечно, получается, что берендеи не степное племя, но тогда выходит, что они горные жители? Это совсем не согласуется ни с местом княжения Асеня, ни с другими данными. В качестве рабочей версии я выдвигаю нахождение на службе в Белых горах (Кавказ) одного из войск берендеев, которое в случае общей войны должно было соединиться с основным войском берендеев и встать под единую руку князя берендеев – в данном конкретном случае – Асеня. Тогда получается, что в мирное время берендеи, не спрашивая своего князя, могли поступать на службу в иные государства? Да, получается так. Как это могло такое быть, попробуем разобраться далее, а сейчас все же хотелось бы определиться с родиной берендеев.

Обратимся вновь к «Ярилиной книге». Книга эта рассказывает о войнах Русколани с гуннами во время всемирных войн гуннов конца III – начала IV веков н.э. Русколанью в это время правил Дажень-яр, а гуннами – сначала Вахрамей, а затем его сын Морияр. Мы уже из приведенного ранее отрывка знаем, что Морияр по матери был внуком царя Берендея, от отца – Вахрамея, унаследовал коварство, огромные территории и сильную армию. Амбиции его были столь высоки, что он мечтал о мировом господстве. Будучи по линии матери внуком царя Берендея, он женится на Навне – дочери князя берендеев Вольги. Один этот факт уже говорит о значимости и влиятельности рода берендеев как в Русколани, так и у гуннов.

Из этого же факта мы видим возможность проникновения идей о происхождении берендеев из степных племен, коими в своей основе были гунны. Ведь мы можем предположить, что кроме династических браков, были заключаемы и другие, менее значимые. Следовательно, некоторая часть населения гуннских племен, впрочем, весьма незначительная, могла именовать себя наследниками берендеев с полным на то основанием. Вот только берендеями они не были, так как получили воспитание не в семьях берендеев, а в семьях гуннов.

По всей видимости, принадлежность к роду берендеев давала возможность претендовать на воцарение над Русколанью. Этот вывод напрашивается сам собой из желания сначала Вахрамея сделать царем берендеев своего сына Морияра, а потом из действий самого Морияра, женившегося на дочери Вольги, сына царя Берендея, и начавшего с помощью интриг и войн захватывать земли и города, как на востоке, так и на западе, и на юге.

«Также в то время сильно умножилось племя гуннов. И начали они беспокоить на Великой Ра-реке земли русколанские. И, вновь восстав во главе гуннов, Морияр-князь многие народы на Востоке попленил. И так потом от Ра-реки дошёл с ратями бесчисленными до Москвы-реки и Семивежья, и все крепости на пути сокрушил и пожёг». (Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 399)

И далее уже о встречном ударе русколан: «И дали они сражение войску змееву Морияра. И в сражении том под Семью вежами они яростными ударами истребили многих тысячников и сотников Морияра вместе с их отрядами.
И затем, спустя седьмицу, во второй битве под стенами Китеж-яра на реке Нерли вновь одержали верх рати Дажень-яра и Буса. И так заняли они крепость Китежа Суждальского… (Современный город Кидекши под Суздалем)
И явилась Навна в Китеже-граде на яре высоком, на горе Студенце. (Гора в центре города Владимир – А.См.) И сошлась там с Дажень-яром, и говорила о мире и любви». Навна – это жена Морияра, дочь князя берендеев Вольги, и потому ей и было поручено замириться с царем русколан, также женатого на берендейской царевне – Милиде, двоюродной сестре Навны.

Итак, речь идет о трех городах: Китеж-яре, Китеже Суздальском и Китеж-граде. Китеж-яр находился на реке Нерли. Нерль – приток Клязьмы, протекает по землям к северу от современного Суздаля и Владимира. Крепость Китеж Суздальский – это современная Китежда немного к востоку от Суздаля. И, наконец, под Китеж-градом по названию горы Студенец можно узнать современный Владимир. Чуть далее в тексте упоминается Китеж Залесский, под которым мы уже узнаем современный Переславль-Залесский. Семивежье же на Москве-реке – это будущая Москва, построенная на семи холмах (горах).

«И так Дажень-яр с Ягорием (Георгием-Победоносцем, из-за чего на гербе Москвы он и изображен, побеждающий Морияра-змея. Пояснение моё. А. Смирнов) утекли к Белым горам. А Семивежье и Китежские земли оставили на попечение Бусу Белояру, старшему брату его Златогору, а также воеводе Сурияру. И с ними осталась мать Буса – Милида, ибо то была земля её отца Асеня Мудрого, внука Берендея-царя. И здесь у седых волхвов обретали ведание тайное дети её, младшие братья и сёстры Буса».

Вот мы с вами и обнаружили земли берендеев. Семивежье и Китежские земли – это Московские, Владимирские и Суздальские земли! То есть именно те земли, которые впоследствии поочередно станут тремя столицами Руси: Суздаль, Владимир, Москва. Эта земля названа землёй отца Милиды – Асеня Мудрого, внука царя Берендея.

С чем связано столь широко применявшееся название Китеж? Мне кажется, что оно образовано от слова «Кита» - сруб, наполненный камнями и землей. Именно из кит в древней Руси сооружались крепостные стены. Поэтому Китеж можно перевести как крепость. Отсюда понятным становится и название Китая, которое применяется лишь в России. Эту страну наши предки назвали в честь её главной достопримечательности – Великой Китайской стены. Все остальные называют Китай Чайной.

Однако один ли сын был у царя Берендея? Может ли быть, что тот поделил между своими детьми разные города? Да, это вполне возможно, так как мы уже с вами выяснили, что одним из князей берендеев был Вольга, а затем его сын Волганя. Если Асень правил Семивежьем и Китежскими землями, то явно были города и на Волге. Об этом говорят имена: Вольга, Волганя, Волгар. Об этом же свидетельствуют сохранившиеся названия деревень и сел.

 Обратимся к географическим названиям, образованным от слова берендеи. Село Берендеево Ярославской области находится возле г. Переславль-Залесского, в половине пути между Москвой и Ярославлем. Деревня Берендеево в соседней с Ярославской Костромской области расположена между Костромой и рекой Ветлугой Нижегородской области примерно посередине. Деревня Берендеево в Вологодской области расположена к югу от Вологды, в сторону Ярославля и Костромы, что позволяет включить все эти города в состав Китежских земель. Деревня Берендеевка в Лысковском районе Нижегородской области находится на Волге ниже Н.Новгорода. Итак, мы сразу же нашли как минимум 4 населенных пункта в соседних областях с одним и тем же названием – Берендеево-Берендеевка. Является ли данный факт доказательством того, что берендеями называли народы, проживавшие на землях от Семивежья, Владимира, Суздаля, Вологды, Ярославля и Костромы до Городца и Лыскова Нижегородской области, и самого Нижнего Новгорода? Да, это является одним из доказательств. Особенно если археологам удастся доказать с помощью раскопок истинный возраст названных поселений.

«Ярилина книга» не оставляет нас без помощи, и сообщает следующее о правлении русколанских князей, имевших родственные связи с наследниками царя Берендея, либо же его прямых потомков:

«А в той земле сидел род Дажень-яра и Милиды, дети их младые – Ильяр Моровленин, что правил во Муроме, Асень Премудрый – правивший в Сенеже Сурожском, и Волгар находчивый – сидевший в Китеже Волжском, что близ крепости Дажин-яровой.
Старшие же братья правили в Алании на Пяти горах: Словен – правил во Словенске, Киян – в Киян-граде, и посылали они наместников править в Словенск на Волхове и Киев на Непре-реке (Днепре – А.См.), а младший брат Гвидон – правил в Таматархе на море Сурожском. Сёстры же их отданы были замуж за князей венедов, готов, земеголы, ильменов и голяди (голландцев – А.См.).
Златогор же правил в Успен-граде златогоровом в степи Турдакской. А престол высокий князя Дажень-яра был во Кияр-граде, а также зимней порою в Яр-граде на пяти горах».

Из этого отрывка видно, что Асень Премудрый, правивший в Сенеже Сурожском, это внук Асеня Мудрого, занимавшего стол в Китеж-граде (Владимире – А.См.). Волгар же и Ильяр Моровленин – это его родные братья, сыновья Дажень-яра и Милиды. Остальные братья названы старшими, так как они рождены от двух старших жён Дажень-яра. Не стану указывать особо на созвучность Ильяра Моровленина, правившего Муромом, и Ильи Муромца, былинного богатыря, защищавшего русскую землю. Этот вопрос требует отдельного исследования. А отмечу Волгара находчивого (в оригинале «сметливого»), правившего Китежем Волжским, что близ крепости Дажин-яровой.

Я считаю, что Китежем Волжским называли современный Городец, а крепостью Дажин-яровой (при основании Яр-градом, затем Моргуль-градом при власти Морияра) современный Нижний Новгород.

Мнение мое основано на следующих фактах:

1. Ярилина книга сообщает о том, что после победы над гуннами и гибели Морияра, Дажень-яр отстроил захваченную крепость на Волге, назвал её Белояр-градом, а сам возвратился в град свой – Дажин Яр. Естественно, логичным является предположение о том, что Дажин Яр также расположен на Волге, причем выше Белояр-града.
2. Городец и Нижний Новгород находятся на берегах одной реки – Волги, на расстоянии всего 60 километров друг от друга, то есть в одном конном переходе. Это недалеко, и потому соответствует указаниям летописи: «…в Китеже Волжском, что близ крепости Дажин-яровой». 
3. Далее повествование звучит так: «И пожелал тогда князь найти там, в Пановых горах, сокровища предков рода Яров, сокрытые и проклятые Каранджелем. И рёк он: «Не надлежит истине быть сокрытой, а свету – запертым». И по воле его стали открывать пещеры и подземелья в Пановых горах, где со времён великой битвы Трёх родов хранились священные реликвии, ибо есть там и источник забвения, и горит огонь веры, и сокрыта сила великая Сокровения». (Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Ярилина книга», с. 431) Название Пановых гор сохранилось на местности сразу за Городцом, чуть выше по Волге, на том же берегу. Поэтому два города – Городец и Нижний Новгород, явно связаны между собой близостью и присутствием Пановых гор, так же, как Китеж Волжский и Дажин Яр.
4. Именно в Китеже Волжском правил Волгар – сын Дажень-яра и Милиды. А в нашем исследовании (научной статье) «Волжская Булгария, или Волгария» мы предположили столичный статус Волжской Булгарии за Городцом, исходя из наибольшего уровня развития ремёсел на прилегающих землях по сравнению со всей остальной территорией России, а также наиболее правдоподобного происхождения названия булгары – волгары – волгари. Булгария – слово, вполне созвучное Волгарии, по имени князя Волгара, в точности, как и берендеи – от царя Берендея, и асеничи – от князя Асеня, что указывает на сложившиеся на тот момент традиции словообразования, и им не противоречит. Об этом же свидетельствует следующий отрывок: «Дажень-яр двинул рати аланские на Мартын-град. И там, соединившись с берендеями Асеня, также муромой князя Ильяра и булгарами Волгани, явился под стенами высокими. И обложил Дажень-яр сей град войсками аланскими с суши, а струги булгар и берендеев подошли с реки и расплескали вёслами Волгу». (Там же, с. 427) Здесь прямо говорится, что булгары – это рати Волгани, и они сражаются вместе с берендеями Асеня бок о бок. Волгар же – это князь в Китеже-на-Волге. Он там правил после Волгани.
5. Городец лежит на одной линии с запада на восток со всеми остальными Китежами, и потому явно принадлежит к Китежским землям. Об этом же свидетельствует нахождение ещё одного Китежа – святого, скрытого, тайного, погрузившегося согласно сохранившейся легенде, на дно озера Светлояр, всего лишь в 100 километрах на северо-восток от Городца. Но тот Китеж – другой, так как не расположен на Волге. Следовательно, мы уже обнаружили с вами 6 Китежей, и лишь один из них – на Волге. Следовательно, мы вправе считать Городец Китежем на Волге в прошлом.

Вот мы с вами и обнаружили восточную границу земель берендеев – Булгарское царство Волгани, а затем и Волгара со столицей в Китеже на Волге, современном Городце. Но это вовсе не значит, что волжские булгары не были одновременно и берендеями, то есть потомками царя Берендея. Милида, мать Волгара – внучка царя Берендея. Следовательно, земли будущей Нижегородчины – это тоже земли берендеев. Об этом свидетельствует деревня Берендеевка в Лысковском районе на Волге в 100 км ниже Нижнего Новгорода.

Более того, сам царь Берендей мог править в Китеже на Волге. Это не факт, но возможное предположение, так как имеющееся указание на противостояние Берендея с Вахрамеем, на одной стороне Волги, против русколан Дажень-яра на другом, в течение 7 лет, без единого сражения, могло быть с большой долей вероятности лишь в районе Нижнего Новгорода, так как Дажень-яр должен был расположиться в своем городе – Дажин Яре, а Вахрамей с Берендеем – в городе Берендея – Китеже на Волге, неподалеку, в одном конном переходе.

К этому мнению нас приводит также имеющийся единственный принятый путь с Кавказа (Белых гор) в Китежские земли напрямую к будущему Нижнему Новгороду через мордовские земли. Этот путь сохранился аж до семнадцатого века, о чем есть упоминание в книге Дмитрия Смирнова «Нижегородская старина». В Москву послы с Кавказа на протяжении многих столетий ездили через Нижний Новгород. В этом же нас убеждает женитьба Дажень-яра на первой своей жене из рода мордовских князей, что помогало беспрепятственному передвижению его войск из столицы Русколани на Кавказе к Волге в районе Нижнего Новгорода, а затем по Волге на восток. Опять же сокровищница для финансирования войн находилась возле Китежа на Волге, в Пановых горах. Возле Нижнего Новгорода собирались рати для походов на восток, и здесь же они разъезжались по домам после похода, разделив военные трофеи и получив оплату. Опять же секретный священный Китеж был хоть и недалеко от Китежа на Волге, но в труднодоступных местах, что также логично. Священное место должно находиться рядом со столицей. Семивежье, к примеру, тоже священное место, было на западе от Китеж-града (Владимира). Слишком много совпадений, чтобы быть случайностью.

Итак, я считаю, что нам удалось доказать, что Берендеи – это утраченное прозвище русославян на территориях от Семивежья (Москвы), Владимира, Ярославля, Вологды и Костромы до Городца, а вернее, реки Ветлуги нынешней Нижегородской области, самого Нижнего Новгорода, и всего Нижегородского края. Народ этот славянского происхождения, и не просто даже славянского: это наши основные предки, ставшие родоначальниками русского народа. Их авторитет как воинов, был непререкаем в течение многих столетий. Киевские князья, имеющие на службе берендеев, смело вступали в битву даже с меньшими силами, побеждая практически всегда. Именно данный факт и вызвал раздражение и желание уничтожить память о берендеях, что противоречит он выстроенной теории происхождения немытых русов от европейских цивилизованных норманнов.

В то же время следует признать, что берендеи – это не какой-то особый народ, или отдельная нация. Это именно русские, любящие присваивать различные прозвища: берендеи, берендичи, или даже просто беренды – в честь царя Берендея; асени, или асеничи – в честь князя Асеня, мурома – в честь своего города Мурома, а скорее всего – князя-основателя города с именем Муром; волгари, волгары, или булгары – в честь князя Волгара. Именно к данному периоду относится появление на исторической сцене волжских булгар – во времена княжения в Китеже на Волге Волгара. Русы, или русичи названы по имени Руса, словены, или словеничи – в честь Словена, арии – в честь Ария.

Теперь уместно вновь вспомнить о сведениях, приведенных в Википедии: «Данные топонимии свидетельствует о том, что часть берендеев была переселена во Владимиро-Суздальскую землю (слобода Берендеева, ст. Берендеево, Берендеево болото и др.). А.С. Плетнёва считает, что эти берендеи вероятнее всего были переселены из Поросья Юрием Долгоруким и Андреем Боголюбским в период их обладания киевским столом».

Мы же, с учетом новых полученных сведений, должны иначе трактовать данные топонимии, а именно: Берендеи были родом из Владимирско-Суздальских земель. Отсюда они вышли на более широкую международную арену в связи с активной военной профессиональной деятельностью и сильными многочисленными дружинами. Данные топонимии были правильно отмечены, но истолкованы превратно из-за засилья малонаучной политизированной норманнской теории, согласно которой не было до IX века ни русских, ни берендеев, ни славян, ни асеничей. Были, правда, Волжские булгары, но это лишь потому, что они не были Волгарами. А то бы и их уничтожили из упоминаний в истории. 

Были предприняты неимоверные усилия по вычищению исторических упоминаний этого славного народа и введению на всякий случай дезинформации о берендеях, как народе тюркского происхождения. Ведь чем неправдоподобнее ложь, тем скорее в нее верят. Однако мы нашли истоки таких сведений, так как несколько поколений царей гуннов действительно женились на берендейских царевнах.

Все это не только логично, но объясняет все нестыковки в современной истории. Вот только как быть с профессиональными военными берендеями, ушедшими со своих земель к Киеву и основавшими новые города?

Получается, что берендеи ушли с собственных земель (территории Волго-Окского речного бассейна: от Мурома, Семивежья (Москвы), Суздаля, Владимира, Переславля-Залесского, Ярославля и Костромы до Городца и Нижнего Новгорода) и построили новые города – к востоку от Киева и к юго-западу от собственных городов. В итоге берендеи жили не менее, чем в 20-ти городах, а то и более, занимали территории, превышающие земли будущей Киевской Руси. Тогда выходит, что берендеи не бросали своих земель, а отправляли сыновей на ратные подвиги. Те уже, объединившись в мощные дружины, поступали на службу, в том числе к киевским князьям, и, судя по отказу от платы за свой труд, шли более за славой, чем за добычей. Неспроста историки все же отметили, что берендеи преимущественно вели оборонительные военные действия и защищали преимущественно интересы Руси, за исключением случаев найма, к примеру, венгерским королём.

Таким образом, чтобы не запутаться, мы должны отделить от народов, называвших себя берендеями, дружины берендеев, занимавшиеся военной деятельностью на профессиональной основе. Первые были окончательно переименованы в русичей киевскими князьями в X веке. Вторые практически до XIII века сохраняли свою индивидуальность в виде названия, или, как мы бы сейчас назвали – торговой марки. «Берендеи» – это ведь отличная торговая марка для военных дружин, которой наверняка дорожили. По всей видимости, война была профессией довольно большого количества людей.

И вот здесь уже совершенно по-новому звучат слова из «Тризн Бояна»:

«А и князь Бус свет Белояр
на Единорожце Златогривом,
споро вознесся
во пламени Сварожьем
до злата престола Вышня Бога,
что во саду Ирийском,
на высокой горе Алатырь!
И за ним летят соколами,
то все Бусовы братове и сынове!
Аки волки серы потекли
по дебрям русы и словены,
и как медведи –
асеничи и береды,
русколаны же с аланами –
летят – ровно лебеди
и клины журавлины».
(Веды Руси. Велесова книга. Ярилина книга. Белая крыница / Прочтение и перевод Александра Асова. – М.: АСТ, 2011. – 638с., «Тризны Бояна», с. 624 (Перевод мой, Смирнов А.)

В этом отрывке налицо разделение народов Русколани на 3 территориальные и родовые группы: 1) Русы и словены; 2) Асени и берендеи; 3) Русколаны с аланами. Похоже, что Русколань делилась именно на 3 обособленные части, причем русы и словены были названы вместе, как нераздельные. И асеничи и берендеи также отделены от других. И такое разделение вполне логично, что подтверждается нашими предыдущими изысканиями относительно Асеня Мудрого – внука царя Берендея, также прославленного, и потому увековеченного в названии рода – асеничей. В то же время Берендей и Асень – из одного рода, жили и княжили на одних и тех же землях, и потому образуют единую группу в изложении летописца – русских медведей-берендеев.

А все вместе – русы, словены, асени, берендеи, русколаны и аланы – объединены единым государством, называемым Русколанью, единым языком, единым войском, территориями, единой казной, династическими браками и, следовательно, единой кровью.

Дажень-яр же, царь всей Русколани в III – IV веках н.э., предположительно был земляком нашим, также берендеем, и одновременно основателем Нижнего Новгорода под первым названием Яр-град. Об этом говорит нам его имя, производное от Даждьбога, сына Сварога, создавшего мир, считавшегося дедом своих внуков – славян. В русской космологии славяне – внуки Даждьбога (иногда Дажьбога) и дети богини – матери Славы.




 


Рецензии
Спасибо за интересную информацию

Вячеслав Александров 2   17.01.2019 16:49     Заявить о нарушении
Спасибо за проявленный интерес и Ваше доброе чувство!

Александр Смирнов Мир Снов   23.01.2019 14:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.