Путь одержимых. Лионский палач

Деньги, достающиеся легко,  никогда не идут впрок.
Готлиб (хозяин борделя) получал  каждый день от Анны хорошую сумму  из выручки проституток. Он вошёл во вкус  сладкой жизни. Начал шиковать:
купил дорогой черный костюм, тросточку. Чёрная шляпа - котелок дополнял, с его точки зрения, образ богатого человека. Он выкрасил брови в едкий чёрный  цвет, отпустил усики.
Часами он просиживал в кафе или ресторанчике, потягивая вино и играя в кости или карты. Хвалился посетителям своим достатком и своим умом.
Такая разгульная  жизнь  съедала всё больше средств.

 Он кричал на Анну, требуя денег,  замахивался на неё  новой тросточкой и ударил бы, если бы не страх получить от девушки оплеуху в ответ.
Однажды, когда он  привычно спорил с Анной, к нему подошёл наблюдавший всё Анри Гинкуш и спокойно, положив руку на плечо, предложил:
-Перестань ругаться с  красивой женщиной. Лучше пойдём  поужинать со мной в кабачке «Лужёная глотка». Там у меня свой отдельный кабинет и никто нам мешать не будет.
Произнося эту  тираду, Анри не сводил глаз с Анны. И столько в этом взгляде было вожделения и похоти, что девушка сначала покраснела, а затем побледнела.
Она слишком  хорошо знала, чем заканчиваются такие взгляды у мужчин, имеющих власть и деньги.

 Анри Гинкуш имел всё это. Его боялись. Говорили, что он тайно сотрудничает с гестапо. Правда  это или нет, но его конкуренты евреи, действительно  исчезли с приходом немецкой оккупации.
Ходили слухи, что он жестоко расправился со своей красавицей женой, когда она ему изменила: выбил ей глаз, сломал нос, а затем выгнал из дома с позором.
 Больше Анри не  женился. Довольствовался  ласками шлюх и жестоко избивал их, если  они делали, что то не так.

Кабачок «Лужёная  глотка» был известен как своеобразный мужской деловой клуб.
Здесь за кружкой пива или  бокалом вина заключались торговые сделки: фрахтовались  суда, нанимали лоцманов и  моряков, продавали  и покупали улов. Потихоньку торговали контрабандой: спиртом, бензином, сигаретами, оружием.
Сюда   стекалась вся информация о курсах валют, военных действиях.

У Гинкуша был здесь  отдельный кабинет. Столик  быстро накрыли любимыми закусками  Анри.  Вцепившись  крепкими зубами в  большой  кусок жареной баранины,мужчина посоветовал Готлибу:
-Ешь сначала. Разговор  будет потом.
От его внимательного и злого взгляда Готлиб съежился. Аппетит  пропал. Но Анри рявкнул, как медведь:
-Ешь, я сказал. А то силком запихну!
Мясо было   вкусное и нежное. Готлиб через силу проглотил два кусочка и  пожалел, что согласился поужинать с этим грубияном.
Было в нём что то пугающее, в этом заплывшем жиром и заросшем  рыжим волосом человеке.
Рыгнув пару раз и залпом осушив большой бокал красного вина, Анри, утирая лицо салфеткой, спросил:

-Ну, рассказывай. Как  идут дела? Не нужна ли помощь какая?
Готлиб коротко ответил, вытирая усы  салфеткой:
-Да так. Неплохо идут дела. Не нужно помощи мне никакой .Спасибо.
Гинкуш хитро подмигнул и заметил:
-Ну да? С такой- то экономкой  конечно дела идут неплохо. А шлюхой она была неплохой? Да?
Готлиб хлебнул вина и ответил:
-Да никогда она не была проституткой. Она была  любовницей самого, самого…
И он ,вспоминая фамилию, поднял грязный палец кверху .
Потом добавил:
-Забыл его имя .Какого то фона-барона. Большого шишки и аристократа. Но сбежала от него в одном платье.
Глаза Анри Гинкуша  загорелись, как у кабана, красноватым огоньком и он сдавленным голосом  проговорил:
-Так она не  бывшая шлюха? А я смотрю, шарахается  от богатых мужчин, как от чёрта. А кто она?

Готлибу  было страшно признаться ,что он ничего не знает об Анне.
Бриллиантовые серёжки  в её  ушах затмили всё и он, благополучно отобрав их у девушки, успокоился. Не спрашивал никаких документов. А потом и забыл о них.
Но что- то нужно было отвечать Анри, и он соврал:
-Была  Анна у фона барона в  служанках, потом он её сделал  любовницей. Она немка из Силезии, вроде.
Анри стукнул кулаком по столу так, что бокалы подпрыгнули и рявкнул:
-Ты её документы видел?
В душу  сутенёра стал заползать страх. Прячась  от  горящего взгляда Гинкуша, он вымолвил:
-Нет. Да их и не было, документов то. Я же говорю, подобрал я её в одном платьице на обочине дороги. Плелась куда то. Ну и взял её на  работу.
Про серёжки  он трусливо промолчал.
Анри так зверски  улыбнулся, что Готлиб  намочил в штаны.
Вспомнил, что рассказывали о жестокости этого торговца. И  о  его связях с гестапо. Допивая бокал вина,  Анри сказал:
-Уже два месяца в твоём доме живёт женщина без документов, неизвестно откуда взявшаяся. Так?
-Да...
Проблеял Готлиб и, почувствовал, что окончательно опорожнил свой мочевой  пузырь от страха.
Анри продолжал, буравя взглядом собеседника:
-А может она - еврейка? Или хуже того - шпионка? Ты крест на ней видел? На её шее? Я не видел ни разу. А в церковь она ходила? Или в кирху?  Спиртное не пьёт, не  курит. Умна и хозяйственна. Любовников  нет. Дерётся хорошо, раз ты её  испугался ударить? Так?
Тут Готлиб не выдержал и расплакался, как ребёнок.
Анри почувствовал запах мочи и осклабился:
-Да ты обоссался, никак?Испугался, что ли? Я же  тебе ещё ничего не сделал? Я презираю таких трусов.

Налив очередной бокал вина, торговец пустился в пространные воспоминания:
-Вот у меня на  допросах были крепкие люди. Я им пальцы  ломаю и отрезаю, а  они только губы  прокусывают насквозь и молчат.
 Выпив ещё  вина, довольно рыгнул, и, откинувшись на спинку, продолжал:
-Я - палач. По призванию. Мне всё рано кого и за что пытать. Француза, еврея, русского, немца. Мне  нравится сам процесс. Люблю  видеть, как человек ломается от боли. Я родом из Лиона.
За это меня прозвали  лионским палачом. Я виртуоз своего дела. Очень мало людей, которых я не смог заставить говорить.И то, только потому, что умирали.
Сотрудничал с  гестапо именно как палач.
Вот  твою красавицу Анну проверим на прочность. Сдается мне, что она не та, за кого  себя выдает.
Но не бойся: я её сильно портить не буду. Она мне очень нравится, как женщина. Так попугаю слегка  плёточкой. Ну, пару пальчиков отрежу. Живут же без них, не умирают?
 Эй? Ты живой?
Готлиб упал со стула в обморок.
 
Анри Гинкуш налил ещё    один бокал вина,  выпил  и проворчал:
-Хлипкий народишко эти французы. Даже  не интересно с ними. Так быстро умирают при пытках, что даже удовольствия не получишь, как следует.

Потом позвал хозяина и попросил отвезти Готлиба  домой, в бордель.

продолжение:

http://www.proza.ru/2016/09/09/804


Рецензии
Самое интересное, что главная героиня любого романа, попадая в бордель, становится поварихой, экономкой, прачкой или мамкой, но проституткой...никогда)).

Ольга Ртищева   07.08.2017 17:57     Заявить о нарушении
Почему?
Прочтите "Яму" Куприна-там все героини- проститутки.
У Мопассана тоже много проституток -героинь.
В моём романе хитрый и ленивый сутенёр Готлиб решил,что для борделя Анна(непьющая и с мозгами) выгоднее в роли экономки.
И не ошибся!

Алина Райз   07.08.2017 18:07   Заявить о нарушении
В "Яме" не та героиня, которой любуется автор. Через слабость женщины в "Яме" показана ничтожность мужчины. Скорее там о безвольном герое, а она-никто, и в жизни в том числе.

Ольга Ртищева   07.08.2017 20:06   Заявить о нарушении
Понятно, он нашел ей другое применение. Молодец!

Ольга Ртищева   07.08.2017 20:07   Заявить о нарушении
Олечка,паразиты и захребетники ОЧЕНЬ хитры и изобретательны.Это по опыту моей жизни..

Алина Райз   07.08.2017 20:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.