Девиз моей души. Часть 3. Глава 1

Зимние каникулы подошли к концу. Ученики с унылыми лицами отправились в школы в предвкушении адской третьей четверти, студенты с теми же лицами – в университеты, взрослые – на работу, а я… Я тоже отправилась на свою новую работу! Вы спросите, как я ее нашла? Не поверите: она сама меня нашла! Но все по порядку.

За две недели зимних каникул произошло много нового.

Главной новостью, безусловно, было долгожданное примирение Марго и Ираклия. Самый красивый парень в мире наконец-то нашел себе королеву! Одни (друзья Марго) были этому безумно рады, другие (я и Вера) – расстроены. Но Ираклий сделал свой выбор, и мы должны были его уважать. Однако внутри этой новости, как внутри самой большой матрешки, находились еще более мелкие события и происшествия.

После примирения Марго решилась на серьезный шаг: переехать к Ираклию. Сказано, сделано. Мне было неудобно стеснять голубков своим присутствием, поэтому я, в свою очередь, переехала на съемную квартиру Марго, за которую теперь каждый месяц мне приходилось выкладывать немаленькую сумму денег.

Новая квартира оказалась однокомнатной клетушкой в три раза меньше апартаментов Ираклия, но зато я была в ней почти полноправной хозяйкой. Странно, но я совсем не тяготилась своей внезапной разобщенностью с миром, наверное, в этом была виновата та новогодняя ночь…

Тридцать первого декабря я окончательно расставила все точки над «i» в своих отношениях с Ираклием и убедилась в том, что нам следует как можно реже общаться. Во-первых, я не хотела подставлять его и давать вспыльчивой Маргарите лишний повод для ревности, а, во-вторых... Во-вторых, мне начало казаться, что я и в самом деле его не люблю. Чтобы лишний раз не проверять это, я решила сохранить дружеские отношения с Ираклием, но старалась от него отдаляться. В глубине души я панически боялась, что чувства сразу же вернуться, как только я увижу его, поэтому скрепя сердце я сказала себе: «Хочу разлюбить!». Как ни странно Ираклий как будто тоже поддержал мою идею и сводил наше общение к минимуму. Он по-прежнему был весел и откровенен со мной, но что-то в его поведении изменилось…Словом, стена, которая была между нами в первый месяц знакомства, казалось, снова крепнет с каждым днем. Но, как говорят, все, что ни делается, - к лучшему.

Мысли об Ираклии частенько не давали мне покоя, и я делилась ими с Верой. После новогодней ночи мы еще больше сблизились. Она была прекрасным собеседником, с ней было легко общаться на любые темы: от моды до любви, от учебы до отдыха. Вера понимала меня так, как никто и никогда не понимал прежде. Я боялась признаться в этом даже самой себе, но эта девушка напоминала мне одного человека: мою маму. Видя, как я страдаю из-за Ираклия, она, находясь точно в таком же положении, не осуждала меня, а только просила подождать, говорила, время лечит, и все, в конце концов, встанет на свои места. Мы с ней были подругами по несчастью, но наедине с собой каждая против своей воли желала себе никак не приходившее к ней женское счастье. Вера училась в медицинской академии на хирурга и второй ее страстью в жизни (после Ираклия) были биология и химия, в коих я решительно ничего не понимала, но которые всегда уважала именно за то, что не понимала. Вера училась на четвертом курсе, и ей, в отличие от Марго и других ребят, оставалось еще два года до завершения университета. Иногда я по-доброму завидовала девушке: в свои двадцать два она была самостоятельной, трудолюбивой, целеустремленной, твердо стояла на ногах и, самое главное, знала, чего хочет от жизни. А я в свои восемнадцать с половиной знала только одно: мне нужно жертвовать все и всем, чтобы избавиться от трупных пятен.

Несмотря на то, что я почти не общалась с Марго, мне удалось сблизиться с ее друзьями. На самом деле, к их помощи я прибегала только в крайнем случае, чаще всего инициаторами общения были они. Ваня и Юля при более близком знакомстве оказались совсем не похожими на Мишу и Вику. Раньше мне казалось, что люди с совершенно разными интересами не могут дружить, потому что им просто не о чем будет говорить. Эта четверка доказала обратное. Судите сами, Юля и Ваня – тихие и скромные музыканты, студенты университета культуры и искусства. Они обожают все, в чем можно черпать вдохновение: поэзию, закаты и восходы солнца, пение птиц, весеннюю капель и еще множество мелочей, в которых можно отыскать нотки будущей мелодии. В общем, это были вполне безобидные и миролюбивые люди, спокойные, как удавы, но... Как говорится, в тихом омуте черти водятся. Эгоизма и капризов в них обоих было хоть отбавляй, а, кроме того, они оба были безумно привязаны к Маргарите, в которой, как оказалось, они тоже черпают свое вдохновение и за которую запросто могут убить любого. Я, так неудачно подвернувшаяся им под руку полгода назад, как выяснилось, была не единственной жертвой их страстной дружбы с Марго... Миша и Вика были полные им противоположности. Они учились в университете физкультуры и спорта и были безумными, совершенно неконтролируемыми авантюристами. Им нравилось все, что связано с риском: от катания на скейтборде до сплавов на байдарках, от уличных драк до прыжков с парашютом. Эта парочка и секунды не могла усидеть на месте, движение для них – это жизнь. Несмотря на свою легкую воспламеняемость, Вика и Миша были несколько простоваты, не слишком умны и конфликтные ситуации предпочитали решать кулаками, а не словами. За Марго они стояли горой, тем более, им, как спортсменам, это было совсем не трудно, так что мне удивительно повезло после встречи с ними остаться со всеми целыми ребрами. Я долго не могла понять, что же, кроме Марго, связывает тихих и капризных музыкантов со вспыльчивыми и неуправляемыми спортсменами. Наконец мне удалось отыскать еще одну общую точку соприкосновения этих ребят – стремление к легкой и беззаботной жизни. Действительно, Юля и Ваня никогда не задумывались над смыслом жизни, ровно, как и Миша с Викой. Удивительно, но саморазвитие и совершенствование мира, поиски ответов на вечные вопросы и лабиринты жизни их совершенно не интересовали. Эта четверка была сама по себе, сама себе на уме. Со мной они очень любили общаться, я напоминала им Марго и казалась умнейшим человеком. Я же, напротив, их общества избегала, боясь окончательно деградировать. Они были мне неровня, и поговорить с ними мне было не о чем. Если же говорить прямо, то я не любила и не люблю людей без поступков, как говорится, ни то, ни се. Нет, я считаю, что в жизни обязательно должен быть смысл, и он должен быть намного тоньше звука скрипки и гораздо выше прыжка с парашютом, а плыть по течению, не сопротивляясь порогам и складывая весла на плесах, увы, не для меня!

Случалось и так, что общение не только с неистовой четверкой, но и с Верой мне не помогало, и тогда одиночество накрывало меня с головой. Единственным спасением было перо, за которое я взялась с удвоенным рвением. Но если раньше я ставила перед собой цель писать масштабные произведения (вспомните хотя бы число страниц в моем романе), то теперь я переключилась на написание маленьких рассказов и повестей. Когда их скопилось достаточное количество, чтобы они вошли  в одну книгу, я принесла их в детский сад. Взгляд со стороны мне был просто необходим. Друзья, к сожалению, не всегда способны дать объективную оценку вашему творчеству, а незнакомые люди, особенно воспитатели и дети, не станут лгать, потому что им нет никакого смысла льстить вам. В детском саду мои рассказы понравились всем без исключения. Директору же они до того пришлись по вкусу, что она предложила мне их продать, обещая за них очень приличную сумму. Я отказалась, объяснив, что с большим удовольствием оставлю свои рассказы в детском саду без всякого вознаграждения. Директор пришла в восторг и тут же предложила мне работу, правда, не совсем обычную. Я должна была работать сказочницей: во время тихого часа читать детям свои рассказы и повести, а также рассказывать им сказки. Работа меня полностью устраивала, во-первых, не занимала много времени, во-вторых, была творческой, в-третьих, позволяла наладить контакт с детьми, которых я всегда очень любила и, в-четвертых, приносила какие-никакие деньги. В конце концов, за съемную квартиру чем-то нужно было платить! В общем, получилось так, что работа сама меня нашла.

Свои рассказы я прочитала детям очень быстро, поэтому уже вначале трудовых январских будней мы взялись за сказки. Помню, одним морозным зимним вечером я начала рассказывать старшей группе очень жизненную историю:

- В далеком-далеком королевстве, - воодушевленно начала я, – жили-были прекрасный принц Ионис и прекрасная принцесса Магдалена. Они очень сильно любили друг друга, но однажды поссорились. Ни Ионис, ни Магдалена не хотели делать первый шаг навстречу друг другу, предпочитая идти на поводу своей гордости. К счастью, у принцессы была лучшая подруга Рафаэлла, которая была страстно влюблена в Иониса. Девушка всем сердцем любила принца, но он видел в ней только друга. Рафаэлла очень хотела быть вместе с юношей, но не ценой счастья своей подруги. Пожертвовав своим единственным шансом, она помирила Магдалену и Иониса. Принц и принцесса снова были вместе, и все королевство радовалось вместе с ними.
 
Детям эта короткая сказка очень понравилась. Всем, за исключением шестилетней Маши Мельниковой, которая, быть может, в виду своего возраста понимала чуть больше остальных.

- А как же Рафаэлла? – чуть не плача спросила она, глядя на меня своими большими, по-детски наивными голубыми глазами. – Почему не она осталась с принцем?

- Потому что Ионис не любит ее, - грустно ответила я.

- Это нечестно! – от возмущения Маша даже топнула своей маленькой ножкой. – Она любит его больше, чем принцесса!

- Почему ты так решила?

- Потому что принцесса не сделала бы то же самое для своей подруги, - раскрасневшись, объяснила девочка и для убедительности еще раз топнула ножкой. – Она бы не стала их мирить!

- Но ведь тогда конец сказки был бы несчастливым, - удивилась я и, обратившись к детям, добавила: - Правда, ребята?

- Да, - дружно ответили все дети, кроме Маши.

- Неправда! – возмущенно крикнула девочка и залилась слезами. – Конец плохой! Хочу, чтобы принц остался с подругой! Так нечестно, нечестно! В жизни так не бывает!

«В жизни именно так и бывает», - с горечью подумала я, но вслух сказала:

- Ну, хорошо, хорошо. Чтобы ты не расстраивалась, я придумаю продолжение нашей сказки. Может, тогда все изменится, и принц останется с подругой.

- Ты обещаешь? – девочка бросила на меня умоляющий взгляд.

- Обещаю, - ответила я, твердо решив исполнить ее желание.

После этого мы с Машей помирились и крепко подружились. Она стала с нетерпением ждать продолжения сказки, а я в этот же вечер начала придумывать приключения для своих совсем не выдуманных героев.


Рецензии
Здравствуйте, Элина. Насколько это произведение автобиографично?

Евгений Каплун   17.09.2016 11:15     Заявить о нарушении
Евгений, совсем неавтобиографично. Есть совпадения с реальной жизнью в нескольких местах, не более.

Элина13   17.09.2016 11:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.