Альтман

АЛЬТМАН Моисей Семенович (Самсонович) [4(17).06.1896, местечко Улла Витебской губ. – 12.05.1986, Ленинград], поэт, переводчик, филолог, исследователь лит-ры античности и русского XIX в. Д-р филол. наук.
Родился в религиозной хасидской семье. Первоначальное образование получил в хедере в Улле. В 1906 семья переехала в Баку, где А. поступил в гимназию и стал учить рус. яз, на котором стал говорить к 10 годам. Под влиянием учителя рус. яз. и лит-ры В. К. Долгова стал много читать и интересоваться лит-рой. После окончания гимназии с серебряной медалью (т. е. с отличием по всем предметам, кроме латыни) в 1914 поступил на естественный, а затем перевелся на медицинский фак. Киевского ун-та. Но активнее, чем лекции по медицине посещал занятия на филфаке. До 1917 давал частные уроки в Киеве, затем Чернигове. В 1917-19 принимал активное участие в установлении советской власти на Украине: участвовал во взятии Одессы. В 1918-19 – ред. газ. «Изв. Черниговского Губисполкома», «Серп и Молот»; уволился по собственному желанию в связи с переездом к родителям в Баку. В 1920 поступил на ист.-филол. фак. Азербайджанского ун-та. Учебу совмещал с работой ред. бюллетеня Кавказского отд-ния РОСТА и газ. «Красный Иран», от к-рой был командирован в Энзели, где в течение краткого времени существовала Персидская ССР. По возвращении в Баку в 1921-23 преподавал рус. лит. в показательной шк. им. К. А. Тимирязева, в 1923 - секретарь Азербайджанского Наркомпроса. Вел активную общественную деятельность: в 1920 - председатель месткома Кавказского отд-ния РОСТА, в 1922-23 - участник кампании по ликвидации неграмотности при Бакинском Совете рабочих, крестьянских, солдатских и матросских депутатов. В ноябре 1920 в Баку познакомился с поэтом Вячеславом Ивановым, к-рый  возглавлял в те годы в ун-те каф. классической филологии, отметив свойственное А. «тонкое понимание художественных красот и формы произведений словесности». Под влиянием Иванова пишет в альбом Мелик-Шахназаровой стихи «Мы две руки единого креста» и «Уста Христовы – хрустальный кладезь» (РГАЛИ ф. 1336). В 1920 – 1922, подобно Эккерману, А. вел записи бесед с метром: «Разговоры с Вячеславом Ивановым» (1995). Под руководством Ианова А. стал серьезно изучать древние яз., антич. мифологию и эпос. «Разговоры» отражают многочисленные расхождения ученика с учителем: так, А. считает, что искусство демонично, а Иванов на примере «Фауста» Гете утверждает, что оно должно стремиться ко Христу. Несмотря на разногласия, Иванов покровительствует А., к-рый в 1923 защитил выпускную работу «Дремлющие мифы в "Илиаде" Гомера: 1) конский миф, 2) Одиссей в "Илиаде", 3) числительные в "Илиаде"» и, получив диплом 1-й степени, был оставлен при каф. классической филологии для подготовки к научной деятельности. В 1924 командирован в Ленинград в ИЛЯЗВ, где до 1928 занимаясь в аспирантуре под руководством акад. Н. Я. Марра и проф. Б. Л. Богаевского, становится сторонником революционной для языкознания яфетической теории, сформулированной Марром и пользовавшейся государственной поддержкой в СССР с конца 1920-х до 1950.  В 1928 в ЛГУ защитил канд. дис. на тему «Семантика собственных имен в античном эпосе». Одновременно в 1926 – 29 был науч. сотрудником классической секции Яфетического ин-та. В 1930 – 37 - старший науч. сотрудник, затем действительный член Ин-та истории древнего мира при ГАИМКе. В 1939 в ЛГПИ защитил докт. дис. на тему «Пережитки родового строя в собственных именах у Гомера», был утвержден ВАК в ученом звании доц., затем проф. по каф. «Всеобщая лит-ра». Проявлял большой интерес к рус. лит. XIX в., особенно к жизни и деятельности И. Г. Прыжова, творчеству Ф. М. Достоевского и Л. Н. Толстого и др.
Начиная с 1929 занимался также науч.-педагогической деятельностью: в 1929-36 - доц., проф. филфака и истфака ЛГУ; в 1936-40 - проф. ЛГПИИЯ, в 1936-41 - проф. искусствоведческого фак. Всероссийской акад. художеств; в 1940-41 - проф. и декан лит. фак. Педагогического ин-та им. М. Н. Покровского. Осенью 1941 вместе с Педагогическим ин-том им. Покровского эвакуирован в Саратов, где был проф. лит-ры Саратов. ун-та. В 1942 в Москве арестован. В конце 1942 – начале 1943 брат А., д-р медицинских наук, пишет письмо к Л. П. Берии с просьбой пересмотреть дело: «Мой брат <…> в октябре 1942 года был осужден органами НКВД на 10 лет пребывания в Лагере НКВД в республике Коми СССР <…> брат обвинен в антисоветской пропаганде <…> Уроженцу маленького местечка еврею – сыну бедных родителей, уроками добывающему пропитание, кто кроме советской власти мог дать возможность сделаться профессором, доктором наук» (РГАЛИ ф. 562). Освобожден в окт. 1944 (реабилитирован в 1955). В 1944-45 - проф. Иркутского ун-та, в 1946-47 - проф. на фак. истории и теории искусств при Всероссийской акад. художеств. Уволился в связи с сокращением нагрузки. Читал общие и спецкурсы по истории античной, раннесредневековой и рус. лит-ры XIX в. Вел спецкурс по античной мифологии на истфаке ЛГУ. В годы Великой Отечественной. войны прочел около 100 докладов в госпиталях и воинских частях, был одним из организаторов и руководителей науч. студенческих кружков, принимал активное участие в агитационной работе по подготовке выборной кампаний. 1 авг. 1947 зачислен в группу культуры ОСист на должность главного библиотекаря. Занимался классификацией книг по классической филологии и рус. лит-ре XIX в., принимал участие в пересмотре наполнения предметного каталога, просмотре и переработке систематического каталога ОЧЗ, систематизировал текущие поступления лит-ры по классической филологии и языкознанию, составил разделы ГСК «Античная литература» и «Персоналии русских писателей XIX-ХХ вв.». Сделал доклад «Сатирическая революционно-демократическая журналистика 60-х годов» и «"Искра" - расшифровка наименований городов, правительственных лиц, органов и деятелей печати», подготовил вып. «Календаря памятных дат» (к 90-летию выхода журнала «Искра»). Вел науч. работу по теме «Систематические каталоги как источник для словаря прототипов русской художественной литературы». Впоследствии поиск лит. прототипов стал одной из основных тем его творчества. Одновременно в 1947 читал в ЛГБИ курс античной лит-ры, выступал с лекциями, вел занятия в различных лит. кружках, в том числе во Дворце пионеров. В сент. 1950 Аттестационная комиссия отметила, что А., «несмотря на наличие ученой степени доктора, поверхностно овладел методикой библиотечной классификации и не занимает в решении принципиальных вопросов ведущего положения». Оставлен на работе в качестве систематизатора. 24 янв. 1951 уволился из ПБ по собственному желанию. Временно оформлялся в ПБ  в 1951-52. Не имея в Ленинграде постоянной работы, стал преподавать лит-ру в Орском педагогическом ин-те, после 1956 - в Тульском педагогическом ин-те. В 1959 вышел на пенсию и вернулся в Ленинград. Продолжал научную и лит. деятельность. Ведет переписку с В. Я. Кирпотиным, Л. П. Гроссманом, В. Ф. Булгаковым (секретарем Толстого) и др. Собирает материал к книге «Достоевский. По вехам времен».
Первая изданная книга – поэтический сборник «Хрустальный кладезь» (1920). Первые литературоведческие труды: «Композиция Одиссеи» // Язык и литература (Л. 1926, т. IV); «Что дает яфетическая теория для изучения Гомера» // ibid. Эти работы легли в основу книги «Пережитки родового строя в собственных именах у Гомера.» (Л., 1936), научной базой к-рой стала яфетическая теория. В работах А. преломляется революционный пафос эпохи не в форме поэтизации борьбы классов, но в виде восторга обновления мира, науки, знаний. Идеалом интеллектуального революционера становится для А. – Мефистофель. Так,  А. отмечает, что «кличка Прыжова в кружке нечаевцев была “Чертов”», ибо он, в интерпретации А., доказывал, что юродство – товар, а святости нет. А. свое исследование об именах у Гомера предваряет цитатой из гетевского Мефистофеля, отрицающего Евангелие. Методология А. этого периода близка алхимии слова Н. Фламеля и работе с буквами талмудистов, для которых также характерно представление, что знание имени дает власть над сущностью. Важнейшей причиной победы Одиссея над Полифемом А. называет умение скрыть свое имя: «Совершенно очевидно, что там, где имя ценится как могучее орудие, отдавать это орудие чужому, а возможно, и враждебному человеку, было бы невместно…» (Пережитки родового строя в собственных именах у Гомера, Л., 1936). А. утверждает, что миф рождается из омонимов: гомеровские имена имеют негреческое происхождение, но в процессе их этимологизации на базе греческих корней рождаются образы, получающие дельнейшее развитие в мифах. А., цитируя Ницше, утверждавшего, что исследователи слова его не слышат, изучает слово звучащее, порождающее ассоциации, трагические каламбуры, мифы; обладающее полисемантизмом и паронимами. Название «ахейцы» и имя Ахилл, А. возводит к греческому «горе», что определяет трагическую судьбу героя. Указав, что у Гомера дети сравниваются с глазами, А. делает вывод, что сам слепой Гомер восходит к древнему типу жреца-скопца. В 1961, работая над трудом «Достоевский. По вехам имен», А. пишет Кирпотину: «Ономалистика – тема всей моей жизни: ведь и диссертация моя тоже была об именах у Гомера» (РГАЛИ, ф. 2196). В период «оттепели» А. нашел для себя культурологическую нишу, отказавшись от общепризнанной социально-политической проблематики. Ученый вел исследования на стыке двух литературоведческих областей знания: психологии творчества, размышляя над тайнами генезиса художественного образа, и учения о диалектическом единстве типического и индивидуального. Категория типического приводила советских литературоведов к проблеме социально-политической борьбы, А. стремился освободиться от политического диктата, хотя в письме к Булгакову, секретарю Толстого, и присылал стихи, разрабатывающие тему Толстой – зеркало русской революции, однако чаще А. делает акцент на индивидуальном. В результате в его работах складывается редкое для советской эпохи представление о личности писателя, которая определяется багажом индивидуальной и культурной памяти, а не местом в классовой борьбе. А. исследует механизмы превращения богатств памяти в художественные образы. Это оказывается возможным благодаря незаурядной эрудиции А., изучавшего историю литературы, фольклор, агиографию, архивы, биографии писателей, историю, географию и др. Ученый доказывает в своих трудах, что в основе каждого реалистического образа героя, каждого города, каждого значимого романного события лежит узнаваемый взятый из жизни или литературы прототип, реальное происшествие, фольклорный мотив. А. показывает связь типического и индивидуального, расшифровывая сокровенный смысл имен, топонимики и важнейших реалий художественного пространства Гоголя, Толстого, Достоевского, Чехова и др. Указывает, что в основе мотива: Чичиков собирается вывезти крестьян в Херсонскую губернию, - лежит аналогичный поступок Бенардаки, ставшего также прототипом Костанжогло («Мертвые души» и Тульская губерния // газ. «Коммунар», 1959); что за восклицанием: «Тит, а Тит!  <…> ступай молотить!» из «Войны и мира» Толстого стоит намек на Александра I, которого узнавали в герое трагедии Я. Б. Княжнина «Титово милосердие» (Читая Толстого, 1966); что, по сообщениям А. С.  Суворина, хотя среди прототипов Алексея Карамазова были и митрополит Антоний, в миру Алексей Храповицкий, и св. Алексей, человек Божий, и инок Алексей из романа Жорж Санд «Спиридон», герою предстояло стать революционером – не случайно его фамилия созвучна Каракозовской, к тому же революционер носил конспиративное имя -Алексей Петров; что прообразами старца Зосимы из «Братьев Карамазовых» Достоевского были свв. Амвросий Отинский, славившийся аскетическим образом жизни, Тихон Задонский, посвятивший себя делам благотворительности и литературе, духовный писатель и основатель пустыни Зосима Тобольский, законоучитель А. Ф. Орлов и даже пушкинский Пимен из «Бориса Годунова»  (Достоевский. По вехам имен, 1975). Различает понятия «прообраз» (прототип «в известной мере») и «прототип» (безоговорочно признанный, даже единственный). А. отчасти предваряет учение о роли метатекста в процессе творчества и постмодернистские представления о человеке как порождении Гутенбергеровой цивилизации: указывает, например, на сходство Владимиров из рассказа Чехова «Володя большой и Володя маленький» и «Детства» Толстого (Читая Толстого, 1966). Анализирует психологию сновидений. Революционный восторг А. сменяется в зрелые годы чувством затянувшейся зимы: «И лютою зимой плодоношу» - так звучит последняя строка сонета, высоко оцененного Гроссманом (РГАЛИ, ф. 1386). Для объяснения тайны имен А. опирается на все богатство русской православной культуры. Автор многочисленных трудов по истории античной и рус. лит-ры, сравнительному литературоведению и истории античной культуры. Принимал участие в коллективных работах по изд. и переводу античных памятников. Похоронен на Преображенском еврейском кладбище в Петербурге.

Издания. Хрустальный кладезь. Баку, 1920; К семантике собственных имен у Гомера. М.; Л., 1929; Иван Гаврилович Прыжов. М., 1932; Пережитки родового строя в собственных именах у Гомера. Л., 1936; Греческая мифология. М.; Л., 1937; Читая Толстого. Тула, 1966; Достоевский. По вехам имен. Саратов, 1975; Неумирающий лебедь. Даллас, 1976; У Льва Толстого. Тула, 1980; Разговоры с Вячеславом Ивановым. СПб., 1995.
Редактирование, составление и подготовка к печати. Из истории материального производства антич. мира. М.; Л., 1935 (составление); .Война мышей и лягушек. (Батрахомиомахия). М.; Л., 1936 (пер. с древнегреч., ввод. ст. и коммент.); Винер Е. Н. Библиографический журнал «Книжный вестник» (1860-1867). Л., 1950 .(редактирование).
Статьи. Композиция одиссеи // Язык и литература. т. IV, Л. 1926; Что дает яфетическая теория для изучения Гомера // ibid; Слепой Фамир // Яфетический сб. VI. Л., 1930.; Видение Германа // Славия, IX. Прага, 1931; К статье А. Бема «Горе от ума» в творчестве Достоевского // Славия. XII. Прага, 1933 – 1934; Иван Гаврилович Прыжов и его литературное наследие // Прыжов И. Г. Очерки, статьи, письма. М.; Л., 1934; Техника виноделия в Древней Греции. // Из истории материального производства антич. мира. М.; Л., 1935; Роман Белкина. Пушкин и Достоевский. // Славия. XIV. Прага, 1937; Разыскания по составлению указателя к обличительной журналистике 60-х годов // Научная конференция, посвященная тридцатилетию Великой Октябрьской социалистической революции: тез. докл. Л., 1948; Использование многозначности слов и выражений в произведениях Достоевского. // «Ученые записки» тульского педагогического института. Тула, 1958; Имена и прототипы литературных героев Л. Н. Толстого // Уч. зап. Орлов. гос. пед. ин-та. Т. 15. Орел, 1959; «Мертвые души» и Тульская губерния // газ. «Коммунар», 29 марта 1959; Материалы по истории культуры и быта русских городов // Уч. зап. Горьков. ун-та им. Н. И. Лобачевского. Сер. ист.-филол. Горький, 1962;.Достоевский и роман А. Дюма «Дама с камелиями» // Международные связи русской литературы. М. – Л., 1963; Этюды по Достоевскому. // «Известия» АН СССР, серия литературы и языка. Т. XXII, вып. 6, 1963; Иностранные имена героев Достоевского. // Русско-европейские литературные связи. Л., 1966; Гоголевские традиции в творчестве Достоевского. // Славия. III. Прага, 1967; Еще об одном прототипе Федора Карамазова. // Вопросы литературы, М., 1970, №3; Из арсенала имен и прототипов литературных героев Достоевского // Достоевский и его время. Л., 1971; Параллели к текстам Достоевского. // Страницы истории русской литературы. Л, 1971; Через призму литературы. // В мире книг, М., 1971, №6; Грибов и Смердяков. // Наука и жизнь. М., 1973, №6; О неосуществленных замыслах двух повестей Достоевского. // Вопросы литературы. М., 1973, №10.
Письма, дневники, мемуары. Из дневников Автобиографическая проза М.С.Альтмана.//Минувшее. Исторический альманах. 10. М.--СПб., 1992; 1919 – 1924, автобиографическая проза // Разговоры с Вячеславом Ивановым. СПб., 1995.
Библиография, архивы. Список опубликованных статей М.С.Альтмана// Достоевский. По вехам времен. ОР РНБ (ф. 1440); ОАД РНБ (ф. 10/1, ф. 10/2, ф. 12); Т-781, 847, 1064, 1065; РГАЛИ (ф. 562, оп. 1, ед. хр. 922; ф. 1336 оп. 3, ед. хр. 17; ф. 1386, оп. 2, ед. хр. 168; ф. 2196, оп. 3, № 86; ф. 2226, оп. 1, № 425); ЦГАЛИ (ф. Р-85).
Литература. Сотрудники Российской национальной библиотеки — деятели науки и культуры: Биографический словарь. Т. 4, СПб., 2013; Иванова Л. В. Воспоминания: кн. об отце. М., 1992; Лаппо-Данилевский К. Ю. О «Разговорах с Вячеславом Ивановым» М. С. Альтмана // Разговоры с Вячеславом Ивановым. СПб., 1995.; «В России не важно, кто император, важно, кто городовой» // Пугачев В. В., Динес В. А. Историки, избравшие путь Галилея: ст., очерки. Саратов, 1995; Левин М. Э. Работы филолога М. С. Альтмана в советской печати 1930-х годов: (наука и схоластика в эпоху сталинизма) // Поиски исторической психологии. СПб., 1997. Ч. 1; Шубинский В. Гнев живых на живых: [«Разговоры с Вячеславом Ивановым» М. Альтмана] // Звезда. 1997. № 4.


Рецензии