Космос нараспашку. Глава 16. До последнего листика

Может, час прошёл с того мгновения, когда «Флюоритовая колонна» погасла, а может, столетие…

Постепенно в чернильной мгле проступили контуры Артефакта. Он медленно пульсировал призрачным светом. Мерцание становилось всё ярче. Чётче. Колонна из других миров словно пробуждалась, разгоняя тьму вокруг.

Едко пахло сгоревшей изоляцией.

У подножия Артефакта лежали изломанные фигуры диверсантов. Все трое — обожжённые, изодранные и, видимо, мёртвые.

Хотя нет.

Один шевельнулся. Затем ещё раз. Осторожно согнул ногу в колене и заскулил сквозь остатки зубов. Заскрёб грязными пальцами по камню, оставляя полосы в сером пепле.

Рядом с телом материализовался Влад. Одет во всё белое, что смотрелось странно в разгромленной пещере. Но удивляться тут некому.

Оператор молча изучал выжившего диверсанта. Сам еле видим, полупрозрачный, словно призрак.

В коридоре, ведущем к пещере, послышался топот бегущих людей. Внутрь с клубами дыма влетели охранники Центра. Раны забинтованы, у одного перевязана голова.

Увидев Оператора, бойцы облегчённо выдохнули. Камеры и датчики уже давно не давали в штаб никакой информации об Артефакте, потому пришлось отправить на проверку людей.

Командир группы по рации передал в штаб хорошую новость. Затем хрипло сказал Владу:

— Они уходят. Выжившие западники. Быстро отступают.

— И зря, — проговорил Владислав, не отрывая взгляда от надсадно дышавшего врага. — Совершенно зря. Мы ещё не закончили.

Оператор с тихим хлопком исчез, будто его и не было.

В тот же миг по Центру понёсся белый вихрь, не пропуская ни один мало-мальский закуток поселения. Все, кого он касался падали на пол без сознания. Доставалось только западным псионикам.

Отступающие конклавовцы мигом обвешались гирляндами щитов и организованно двинулись в сторону Лесной пещеры. Но двух пролётов снежно-хрустящего ветра оказалось достаточно, чтобы люди в панике начали разбегаться, оставляя по всей территории десятки обездвиженных соратников. Кто мог, взмывал в воздух, хлопали телепорты…

Ускользнуть не удалось. Вихрь ударил в спины беглецам, роняя тела на изрытую землю разгромленного леса. Ни телекинетики, ни пси-техники не могли отогнать белую дрянь. Люди валились без чувств от прикосновения ледяного ветра.

На поверхности, во временном лагере Конклава телепортеры судорожно пытались спасти оставшихся бойцов, но их силы были не бесконечны.

Когда среди убегающих взвился снежный смерч, западники бросились врассыпную, в наивной надежде затеряться в тайге.



* * *

— Всего триста семьдесят два, так? — переспросил военный, до самых ушей закутанный в новую термошинель.

Снег валил сплошной стеной, и мужчина нахохлился, словно воробей, хотя со своим ростом он больше походил на продрогший знак вопроса.

Стряхнув с экрана налипший снег, он ещё раз сверился с планшетом и посмотрел на собеседника сверху — парень даже до плеча не дотягивал, а в толстом полушубке ещё и круглым казался.

— Нет, Сергей Викторович, — помотал кучерявой головой мамлей. — Ещё калеченные. В конце списка. Листайте, листайте… Человек пятьдесят там. Их передадим силовикам позже, сначала подлечим, то-сё…

Разговор перебил фыркнувший чёрным дымом автозак. Тяжёлая машина, утробно рыча, выехала со двора неприметной воинской части на берегу Енисея. Железные ворота за ней быстро закрыл солдатик-срочник.

Куда отправился караван из тринадцати машин, битком набитых пленными конклавовцами, ни Сергею Викторовичу, ни его собеседнику знать не нужно. Да им и не сильно было интересно. Их мало волновала судьба бывших псиоников. Теперь это простые люди, напрочь лишённые дара. Пусть ими власти занимаются.



* * *

За «окном», по небольшой европейской площади, мощёной булыжником, уже пятый раз прошли одни и те же гуляющие. Пролетела стая голубей. Тоже не первый раз. По уму, надо было протянуть руку и сменить медийку на что-то более продолжительное, но лень. После довольно плотного завтрака Кириллу Ивановичу не хотелось шевелить даже пальцем.

Утро третьего дня в Убежище началось на удивление мирно и как-то даже привычно. Мужчины и женщины спокойно собрались в столовой, что располагалась ровно в центре комплекса. Помещение невелико, потому кормились по очереди. Сейчас, после завтрака взрослых, будут запускать младшее поколение.

В углу, около большого экрана в режиме эмуляции «окна», майор Край и устроился. Напротив сидел Стас и, как всегда, отрешённо-задумчиво жевал свою порцию, уставившись в потрёпанный планшет. Оторвать коменданта от работы почти невозможно. Даже Ренате не всегда это удаётся.

— Подсяду к вам? Доброе утро.

А вот и она. Одета по-домашнему просто, без своего обычного белого халата. Оно и понятно — лаборатория осталась далеко. Вместе со всем оборудованием.

— Влад ещё не появлялся? — спросила Ри, пристраивая на столик поднос с завтраком. — Там про него родные спрашивают.

— Нет, — отозвался Стас. — И это странно. Вчера он так резко сорвался, что я уже беспокоюсь. Надеюсь, штурм отбит.

— Мы все надеемся, — согласился майор. — Но связи никакой. И это ожидание чертовски утомляет… Скажите, ребята, вот хочу разобраться…

Комендант и Рената подняли головы от тарелок и одновременно глянули на офицера.

— Сейчас в Центре творится чёрт знает что, а Оператор даже не почесался помочь. Я понимаю — с его заторможенностью и отстранённостью всё не так просто, но не до такой же степени?!

Стас отложил в сторону планшет:

— Вы до сих подходите к оценке поступков Оператора с человеческой точки зрения. Но это концептуальная ошибка. Доброго и весёлого Влада Стечко, которого мы с вами знали, уже давно нет. Ну или он есть где-то внутри Артефакта. Не суть. Мы общаемся с конструктами, созданными самой Колонной.

— Это понятно, — кивнул Край. — Но уж совсем бесчувственной марионеткой воспринимать его не получается — общителен, дружелюбен с окружающими. Да и эмоции временами прорываются. Вчера вот своих родных сюда переправил. Позаботился.

Майор потянулся к стакану с соком, на секунду пожалев, что в Убежище паршиво с пивом. Его тут нет вообще. Край тяжко вздохнул, отгоняя такие мысли, и продолжил:

— Ну так и в Центре гибнут не чужие люди. Свои. Уж Оператор-то мог разогнать всю эту иностранную шушеру…

— Ему пришлось отступить, — перебила майора Рената, спокойно наматывая на вилку спагетти. — Влада шантажировали — требовали не вмешиваться. Родню он забрал из Приозёрска, куда их конклавовцы утащили. Всех гадов там Влад поубивал. — Рената усмехнулась: — Ну не смотрите вы так, я же ночью его родными занималась. Младший брательник проговорился.

Кирилл Иванович посмурнел ещё больше. Потом потянулся к «окну» и, переключив экран на горный пейзаж, пробормотал себе под нос:

— Вообще, охраняли его близких довольно хорошо. Что там с охраной случилось, не понятно… Не нравится мне это.

— Вот и я о том же. Мы все от Влада чего-то требуем, ждём помощи, — начал говорить в стол комендант, водя пальцем по стеклу гаджета. — Он построил это Убежище почти в одиночку. На складах в Центре больше половины продукции — его рук дело. Уже не говорю о медикаментах и уникальном оборудовании, которые Москва никогда для нас не закупила бы…

Рената на эти слова лишь кивнула. А Стас неожиданно разговорился, подняв горящий взгляд на майора:

— Мы всё время что-то требуем. Почему так, Кирилл Иванович? Он совершенно один. Но всем должен. О чём можно говорить, когда мы даже защитить его родных не в состоянии? А какие обещания давали! Контракт помните?

— Ты сам себе противоречишь, — хмыкнул Край. — Теперь уже ты говоришь об Операторе, как о человеке. Давай уж сначала определимся с терминами…

Стас замолчал, рассматривая наставника. Затем покачал головой и вернулся к завтраку.

Не дождавшись продолжения разговора, Край попрощался с ребятами и побрёл в спальную комнату, где его разместили с другими наставниками. Навстречу бежали проснувшиеся подростки, весело здороваясь с майором.

В спальне сейчас пусто — все заняты своими подопечными.

«Столько смертей» — тускло подумал Кирилл Иванович, усаживаясь на кровать. — «Этот Артефакт даже на полную мощность не заработал, а уже десятки погибших… Стоит ли оно того? Надеюсь, Влад сумел остановить этот дурдом».



* * *

— Могу ли я чем-то помочь? — тихо раздалось за спиной полковника Назина.

Тот бодро шагал по коридору в сопровождении офицеров. Услышав вопрос, обернулся.

— А, это ты, — процедил начштаба. Окинул Оператора презрительным взглядом. — Нет, сами справимся. Свободен.

И вернулся к прерванному разговору с коллегами. Группа военных двинулась дальше.

— Как-то вы не очень до этого справлялись, — бросил Влад им в спину.

Офицеры замерли. Начальник штаба медленно двинулся к Стечко, багровея от злости.

— Слушай, ты! — цедил полковник приближаясь. — Пока не трогали сам Артефакт, ты, б…, даже пальцем не шевельнул! Столько моих парней погибло! Так что не тебе сейчас рот разевать, пацан! Не тебе! Пошёл в ж… отсюда!

И, резко развернувшись на каблуках, Назин зашагал прочь.

Копия Оператора медленно растаяла в воздухе. Сейчас и правда могут обойтись без него. Но предложить помощь было нужно.

Флюоритовая колонна посреди разгромленной пещеры пару раз вспыхнула неярким светом и погасла. Только где-то в глубине фиолетовых кирпичиков мерно помаргивал тёплый огонёк. В такт дыханию замурованного внутри Владислава.



* * *

Попытка прощупать, где сейчас Стечко опять не удалась. Кирилл Иванович морщась потёр виски. Оператор не появлялся в Убежище уже два дня, и Светлана Васильевна, мама Владислава, резонно стала задавать вопросы. Как и многие другие. Всем хотелось знать, что же происходит в Центре.

Неизвестность действовала угнетающе. Нет, в Убежище все храбрились и не подавали виду, но… Давило.

Пробиться к Владу не получалось. Майор Край пробовал снова и снова. Как же паршиво, что сильные псионики остались в Центре, а тут даже астральщиков вменяемых нет.

— Где же мы находимся? И сможем ли самостоятельно выбраться, если что? — спросил сам себя Кирилл Иванович, устало откидываясь в кресле.

В очередной раз попытался обнаружить след Оператора. Но лишь тишина и пустота вокруг.

Поморщившись от неожиданной ломоты в висках, Край зажмурился и на миг отключился. Замер. Потом вздрогнул и открыл глаза. Теперь на мир смотрел совсем другой человек. Жёсткий взгляд изучающе скользнул по рабочему кабинету администрации. Помещение расположено на окраине комплекса и примыкает к окружающим породам, что абсолютно устраивало Кирилла Ивановича.

Мужчина мягко поднялся из кресла, закрыл дверь — посетители сейчас будут не к месту. В движениях ничего не осталось от тяжёлой медвежьей поступи майора. Скорее, нечто львиное прорезалось.

Метнулся к одной из стен, тронул пальцами белый пластик. Внутри мягко щёлкнуло, и фальшпанель отскочила в сторону. Майор придержал её и аккуратно поставил у ног.

Пошарив в открывшемся проёме, выудил округлую металлическую капсулу длиной с ладонь. Надавил едва различимую кнопку, активируя, и положил аппарат на пол. Затем достал небольшой планшет.

Офицеру как воздух необходима была информация о местонахождении Убежища. Зонды помогут определить координаты, да и связь наладят…

Ожив, гаджет выдвинул из торца бур, хищно блеснувший острыми гранями. Из противоположного конца «крота» выскочил длинный чешуйчатый хвост-манипулятор и заскользил по керамике пола, ощупывая окружающее пространство.

Край в это время сноровисто запустил на планшете настройку хвостатого прибора. Закончив диагностику и убедившись в корректности программы, Кирилл Иванович подхватил «крота» и приложил к бетонному панцирю Убежища, открывшемуся под убранной фальшпанелью.

Зонд с тихим взвизгом впился в стену и исчез из виду, оставив круглое отверстие. Оттуда ровным потоком посыпалась искрошенная в пыль порода.

Офицер торопливо активировал второй точно такой же прибор и отправил следом за «коллегой», сняв стеновую панель в метре от первой.

К шороху сыпавшейся из отверстий каменной крошки добавилось странное шипение. Неожиданный звук насторожил Края. Он замер, прислушиваясь. Нахмурился. Проверил работу удалявшихся капсул на планшете — всё в полном порядке.

Ручеёк сыпавшейся породы быстро истончался. Значит, скоро прекратится совсем. Да и за облицовкой такого тихого шелеста слышно не будет. Можно закрывать.

Майор поставил фальшпанели на место. Убедился, что никаких следов не оставил, отпер входную дверь и вернулся в кресло.

Со вздохом закрыл глаза.



* * *

Два зонда упорно двигались к поверхности, буквально прогрызая себе путь на свободу. Мощный микрокомп в теле каждого устройства вычислял маршрут, выбирая места наименьшего сопротивления. Если попадались пустоты, то «кроты» хвостами, словно щупальцами, втаскивали себя по стенам, цепляясь за любую неровность. Рвались всё выше, наружу, к Солнцу…

Примерно через час первый из «кротов» наткнулся на крупную каверну. Аккуратно ощупал хвостом окружающее пространство. Подключил к анализу электромагнитный и инфракрасный сканеры. Найденная пещера оказалась крупной и вытянутой, похожей на тоннель. Насколько далеко она тянулась, датчики не видели — им не хватало мощности.

Робот скользнул к ближайшей стене и попытался хвостом нащупать, за что бы уцепиться, чтобы забраться к потолку и продолжить движение наверх. Но манипулятор лишь бессильно скользил по полированному камню. После трёх безрезультатных попыток зонд впился в препятствие буром — принял решение обогнуть каверну внутри породы.

Через минуту окружающий камень сменился более мягким материалом. «Крот» замер, сканируя вещество. В базе данных микрокомпьютера ничего похожего не было. Спектроскоп распознал полимеры, платину и ещё несколько неизвестных веществ.

Но такие детали робота не интересовали — главное, двигаться дальше. Материал легко поддавался буру, и «крот» увеличил скорость.

Однако далеко продвинуться не смог — почувствовав нарастающее сопротивление, он замер, пытаясь проанализировать ситуацию.

Вокруг него в толще «пластика» мошкарой забегали красные огни. И тут же оставленный позади тоннель тряхнуло, как будто в пол ударили тяжёлые плиты.

От сотрясения пришли в движение древние породы и начали медленно проседать, сплющивая, как губку, любые пустоты, уплотняясь в непроницаемый монолит.

Тонким слоем раскатало и хвостатых виновников катастрофы.

Многокилометровая толща обрушилась на людей, которые до этого момента были уверены в безопасности своего Убежища.



* * *

Раздавшийся грохот и глухой скрежет над сводом перепугали беженцев, только-только избежавших смерти при нападении на Центр псиоников. Люди замерли, с ужасом глядя на потолок. Что это было?

Замигало освещение. Некоторые помещения погрузились в темноту. Стены такого некогда безопасного дома мелко дрожали, с трудом сдерживая тысячетонное давление сверху. Посыпались облицовочные панели.

Заморгали медиа-экраны по всей территории, выключаясь один за другим. На потолке и стенах образовались чёрные квадраты, словно дыры в зубах.

Над головой ещё раз тяжело поворочалось, будто огромный медведь устраивался на лёжку, и затихло.

Выли датчики технической зоны, требуя внимания техников. Что-то тяжко грохнуло в генераторной и пронзительно засвистело пробитым колесом, выдёргивая людей из ледяного оцепенения.

Забегали, засуетились все разом. В полумраке заплакала девочка. Плач тут же подхватили несколько голосов. Люди растерянно метались из угла в угол, зовя друг друга по именам.

Эту бестолковую беготню жёстко прервал Стас.

— Тишина! — Рявкнул комендант. — Все к стенам и замерли. Тихо! Ти-ши-на-а!

Его голос громко и чётко звучал в коридорах Убежища, явно усиленный техникой или какой-то пси-умелкой.

Парень чёрным метеором пронёсся по комнатам, собирая доклады от бледных людей. Видя его злую собранность и спокойствие, псионики приходили в себя и начинали шевелиться более осмысленно.

Первым делом подростков, женщин и пожилых воспитателей отправили в дальнюю часть комплекса, где скрежета и содроганий было меньше.

— Стройте защиту! — скомандовал Станислав.

Люди укрылись под большим силовым куполом, сложенным из множества цветных щитов разных стихий. Довольно опасный трюк в этот раз сработал без проблем.

Рядом с комендантом появился майор Край, такой же сосредоточенный и хмурый. И верными оруженосцами по бокам от них выросли Павел Уртаев и Фёдор-музыкант. Парни без возражений выполняли все поручения старших. Даже на тренировках в команде «ловчих» не было такого взаимодействия.

Словно отлаженный механизм, группа коменданта уже без спешки прочесала Убежище, сгоняя замешкавшихся людей под защитный купол.

Профессор Бриг отказался прятаться, рыкнув на Стаса чуть ли не матом. Александр Аронович со своими лаборантами отправился на помощь техникам, что воевали со сбоившими генераторами. О найденных повреждениях обещали кинуть инфопакет.

Мужчин не хватало — псиоников с военной подготовкой оставили для защиты Центра. Придётся справляться своими силами.

Движение грунта над сводом вроде бы прекратилось. Теперь надо понять объём свалившихся на голову неприятностей. В буквальном смысле на голову.



«В комплексе снижается давление. Где-то травится воздух! Генераторы не вытягивают».

Неприятное сообщение от Брига пришло буквально через десять минут. А ещё через пятнадцать Пашка-дымник гнал перед собой стадо маленьких роботов-диагностов.

Быстро обследовать весь комплекс было нереально, поэтому большинство помещений просто перекрыли герметичными дверями. Оставили только минимально необходимое пространство.

За Уртаевым тяжело шагал бриговский лаборант Гарик. Вечно весёлому парню сейчас было совсем не до смеха. Он тащил за собой тележку с горой аппаратуры. Замыкал шествие Фёдор-музыкант.

Начать проверку герметичности Убежища Стас решил с комнаты, где собрали людей под щитом. Датчики потолка сигнализировали о проблемах.

Минироботы рванули вверх. Часть взлетела, жужжа лопастями, другая часть стремительно вскарабкалась по стенам, поскрипывая сочленениями.

Работа началась. Найденные щели, не экономя, заливали герметик-пастой. Гарик с Федькой поверх накладывал заплаты. Трудились как заведённые, под стать своим железным помощникам.

Завершив с основным залом, двинулись в соседнее помещение.

Команда медленно продвигалась по коридорам и комнатам комплекса, выискивая любые утечки в стенах и потолке. Сейчас самое важное — решить проблему с потерей воздуха.

Отвлеклись только на обед. Скорее, быстрый перекус — проглотили по скудному офицерскому пайку.

Постепенно психологическое напряжение спадало. Постоянное ожидание нового грохота над головой сошло на нет — тишина уже несколько часов.

Но окончательно решить проблему с воздухом никак не получалось. Щелей оказалось слишком много.

Бриг постоянно ругался в технической зоне, доводя инженеров до срыва. Краю пришлось отправиться на помощь парням — немного утихомирить профессора.

Кирилл Иванович вернулся с неутешительными новостями:



— Генераторы кислорода работают на полную катушку, но их мощности недостаточно. Хорошо, хоть поглотители углекислого газа пока справляются. Надолго их не хватит. Давайте-ка поторапливаться!

— Я не понимаю, — ворчал под нос Пашка, манипулируя роем мини-ботов. — Откуда взялись такие проблемы с воздухом? Вроде всё надёжно было. Корпус сам Влад укреплял. Да и техники проверяли столько раз… — И выскочившему под ноги мини-роботу: — Да куда ты лезешь? Вон твоя зона, чучундра!

— Где мы — лучше спросить профессора, — отозвался Фёдор, с кряхтением потянувшись. — Или вон у Гарика…

Лаборант радостно оскалился, оторвавшись от экранов:

— Вообще-то, мы с профом давно уже выяснили, где находимся. Но…

Договорить не успел. В комнате, где под защитным куполом сидела основная масса людей, раздались возмущённые крики.

Стас глубоко вздохнул и побежал разбираться. Нарушителем спокойствия была девушка-дриада.

— Оксана, вернись обратно! — кричала дородная заведующая школой, стоя в дверном проёме. — Девочка моя…

Из-за спины воспитательницы выглядывали любопытные мордочки воспитанников. Но девушка её даже не слышала — медленно брела по коридору навстречу Стасу, задумчиво касаясь стен тонкими пальцами. Встретилась глазами с готом и безмятежно улыбнулась. Протянула планшет, где на экране от руки было коряво написано: «Вам нужен кислород».

— Спасибо, — горько усмехнулся комендант. — Мы в курсе. Вернись под купол, пожалуйста.

Девушка замерла перед ним, разглядывая парня с мягкой полуулыбкой. Развернула гаджет экраном к себе и быстро начеркала пальцем: «Могу сделать кислород. Много».

Станислав нахмурился и деловито спросил:

— Что для этого нужно?

Снова планшет блеснул стеклом: «Связь с землёй».

Комендант пожевал губами, размышляя.

— Светлана Игоревна, — крикнул он через голову дриады. — Возвращайтесь под купол и пацанов заберите. Мы тут сами.

Потом взял за руку девушку и повёл за собой. Через пару минут они пришли в техническую зону, где в одном из полутёмных коридоров велись работы по герметизации.

Сейчас здесь всё залито светом напольных фонарей. По стенам сновали роботы, сверкая индикаторами. На тележке Гарика светились с десяток ярких экранов, усыпанных графиками, таблицами и трёхмерными моделями.

— Ребята, нужен доступ к породе или камню. Или что там у нас сейчас снаружи, — сказал Стас, подходя к парням.

Фёдор кивнул и, шагнув к одной из стен, снял пластиковую панель. Под ней в квадратном проёме сквозь ровную поверхность искусственного корпуса проступала серая грань большой каменной плиты. По-видимому, она была достаточно прочной и плотной, чтобы строители решили использовать её в качестве готового укрепматериала.

Оксана подошла ближе, вежливо отстранила парня и положила тонкие пальцы на холодную поверхность. Замерла, размеренно дыша.

Работа команды, понятно, встала — всем было интересно, что будет. Ничего не происходило секунд двадцать.

Наконец, девушка убрала руки, повернулась к мужчинам и обвела их печальным взглядом. Быстро написав на планшете, показала его Стасу:

«Связи нет. Камень мёртвый. Куда девалась матушка-земля?»

Комендант расстроенно выдохнул. А ведь была надежда, была!

— Парни, чего застыли? — спросил он подчинённых. — Фокус не удался. Продолжаем работать по плану.

Оксана опустилась на пол и снова взяла планшет.

«Могу без земли, но воздуха получится меньше».

— Попробуй, — присел на корточки около неё гот. — Мы рады любой помощи.

«Нужна тишина»

— С этим проблем не будет, — отозвался Стас, подавая девушке руку.



Дриаду разместили в одном из продуктовых складов, по соседству с общей комнатой.

Оксана расслабленно устроилась на пластиковом ящике со свежими яблоками и закрыла глаза.

В тот же момент с открытых участков кожи девушки вверх потянулись зелёные веточки. Через секунду их обсыпало маленькими липкими листиками. Дриада покрывалась пушистым ковром листвы, шевелящимся и нежно-зелёным.

В комнате повеяло прохладой с ноткой озона. Воздух вокруг Оксаны чуть плыл, колеблясь, словно на жарком солнце.

Когда на склад заглянул профессор Бриг, девушку почти не было видно среди зелени. Александр Аронович деловито взялся за измерения потока кислорода, вытащив из небольшого кейса свои шаманские устройства.

Побежала минута за минутой.

Стас уже думал возвращаться к бригаде, когда профессор оторвался от расчётов и, подойдя почти вплотную, сказал негромко:

— Нам этого совсем недостаточно. Ну никак. Несколько часов она нам подарила, но… Мало, в общем...

Комендант вздохнул и грустно посмотрел на цветущий куст с дриадой. Ответил профессору так же тихо:

— Александр Аронович, вы с такими способностями раньше сталкивались? Знаете силу дриад? Как думаете, её надолго хватит?

— Не приходилось, вообще-то, — пожал плечами профессор. — Раньше дриад у нас не было… Судя по тому, сколько энергии требует такая метаморфоза, что произошла у Оксаны, и сколько она уже кислорода выдала… Боюсь, девочка уже на пределе.

— А как такая нагрузка на её состоянии скажется? — забеспокоился комендант.

Бриг нахмурился, отвёл глаза. Бросив взгляд в свои расчёты, пробубнил:

— Стас, нам сейчас деваться некуда. Вы давайте там побыстрее с герметизацией заканчивайте. А то и правда…

Недоговорив, с досадой махнул рукой и направился к дриаде.

— Оксана, девонька, ты можешь больше?

Сначала ничего не происходило. Затем куст слегка затрепетал, ветви раздвинулись и из зелёной гущи выглянула дриада. Лицо её уже стало совсем салатовым, только большие синие глаза остались прежними. Оксана нашла взглядом профессора, улыбнулась и еле заметно кивнула, погружаясь обратно в листву, как в воду.

Бриг устроился на соседнем ящике, внимательно следя за уровнем кислорода на экранах приборов.

Комендант побыл в комнате ещё немного и ушёл. Поможет дриада или нет, но восстанавливать герметизацию нужно в любом случае.



Свежие листики на деревце внезапно пожелтели и мягко посыпались вниз, обнажая быстро высыхающие изломанные ветви.

Проф резво вскочил, отшвырнув аппаратуру в сторону, и нырнул в куст, пытаясь добраться до Оксаны:

— Не смей, деточка! Во имя Амона и Атона! Чёрт… Где ты?

Но внутри уже никого не было. В разные стороны торчали голые ветки. Сквозь них виднелся ящик с почерневшими яблоками.

— Проклятье!


Рецензии