На барских развалинах

Красавица Ока вьётся-петляет среди заливных лугов, стремясь к матери своей – полноводной Волге.
 
На одном из высоких её берегов раскинулось село Костино. Немногие, наверное, слышали об этом чудесном уголке России в Рязанской области. Конечно, более известно Константиново, расположенное в семнадцати километрах отсюда, славящееся своими живописнейшими пейзажами и избой, где родился и жил певец земли русской - Сергей Есенин.
 
В Костино однажды приехали из Москвы и обосновались мои предки, навсегда полюбив эти края. И все, кто увидит их, уже ни за что не выпустит из своей души, очаровавшись этой скромной и могучей красотой…

Если в Константиново пейзажи просто прекрасны, то в Костине они прекрасны вдвойне! Может быть, оттого, что не ступала ещё сюда грубая железная нога цивилизации, нет суетливых экскурсантов, шумихи и рекламы…

Но и здесь есть свои достопримечательности, о которых нельзя не рассказать. Одна из них - необыкновенная заброшенная усадьба. В этом некогда красивом доме сложной архитектуры когда-то жил король! Точнее, картофельный король.  Именно так называли её последнего владельца - Николая Яковлевича Никитинского. Это он стал пропагандистом «второго хлеба» в России.
 
Москвич, имеющий свой дом на Пречистенке, в конце 19 века перебирается на Рязанщину и покупает полузаброшенное имение князя Мещёрского в селе Костино… 
 
Потомственный дворянин Николай Яковлевич окончил Санкт-Петербургский технологический университет. В Костине он стал попечителем сельской школы, а также заведующим Богословской богадельней, почётным мировым судьёй, гласным уездного земского собрания. Но главным его делом до конца жизни было обеспечение российских покупателей лучшими мировыми сортами картофеля.
 
В первый же год своего обоснования в Костине Никитинский начал строительство новой школы в лиственничной роще, более светлой и просторной, чем прежде. Да и усадьба в короткие сроки преобразилась. Были выкопаны пруды, сделан пологий извоз для спуска к реке, построены подвалы для хранения картофеля, кирпичный усадебный дом и водонапорная башня, благоустроен парк. Всё было создано для жизни и работы. За очень короткий срок территория имения превратилась в уютное семейное гнездо и одновременно – в передовое хозяйство по выращиванию разнообразных сортов картофеля.

Вот как описывали усадьбу люди, посетившие её в начале двадцатого века: «Величественной и размашистой казалась усадьба Никитинских в Костино на высоком берегу Оки. Белокаменный особняк с колоннами, возведенный еще прежним владельцем князем Мещёрским. Древняя, строгая, XVI века церковь Богоявления, каменную колокольню которой отреставрировал новый хозяин. Вековой парк с беседками в греческом стиле. Затейливые мостики через пруды. И выстроенные новым хозяином оранжереи с благоухающими цветами, парники и теплицы с дынями и арбузами. Загадочные подвалы с особыми воздуховодами, в которых картошка хранилась по 5—6 лет. Конный завод с породистыми и рабочими лошадьми. И — поля, поля — 618 десятин (более 600 га) небогатой суглинистой земли. На которой, однако, произрастает картошка разных сортов — на делянках, утыканных табличками с их „биографией“. И овощи: морковь, капуста, спаржа и другие, только всё — богатырских размеров! А в саду тоже непривычно крупные плоды шиповника, малины, смородины…»

В своих дневниках дочь Н.Я. Никитинского Наталья Николаевна сообщает интересный факт, что архитектором главного дома был сам Фёдор Шехтель. Но как бы там ни было на самом деле, по заказу Николая Яковлевича был построен вместительный дом-дворец в неоклассическом стиле, в духе помпейской виллы с разновысотными объёмами, портиками с ионическими колоннами и лоджиями.

На первом этаже трёхэтажного кирпичного дома находились кабинет, библиотека, гостиная, три спальни, комната прислуги, буфетная. На втором этаже была спальня и большая комната. На третьем – светлица, кухня, комната для прислуги и комната для глажения белья. В другом же доме располагались контора, комната для прислуги, две комнаты рабочих, кухня, молочное отделение и кладовая. Также в усадьбе находился дом из четырёх комнат, названный в найденной описи «людским».

В состав хозяйственных построек входили: деревянная конюшня для выездных лошадей с помещением для кучера и каретной. Во второй конюшне с отделением для сбруи, помещением для конюха, мастерской, было место не только для лошадей, но и для коров. Эта помещение имело ещё и два навеса. В усадьбе был амбар, склад сельскохозяйственных орудий с тремя отделениями, кузница с двумя отделениями пожарного сарая и склада имущества, кучерский сарай, ледник, погреб, три подвала, телятник, свинарник, прачечная с тремя отделениями и зайчатником, баня и вышка с тремя баками для водопровода, несколько дровяных сараев.

Из этих же воспоминаний дочери сохранилась информация о том, что прекрасное имение посещали Сергей Есенин, Мария Ермолова... А управляющим  в то время был учёный-агроном Оскар Пельтцер, родственник актрисы Татьяны Пельтцер.
С детства мне запомнились замысловатые вензеля на портике дома и белая беседка с колоннами, украшавшая смотровую площадку в парке, откуда открывался замечательный вид на Оку. Но она была разрушена в начале восьмидесятых, так как денег на её ремонт якобы не было. Столкнули под откос все десять её белых колонн,  и среди разросшихся вековых деревьев уже с трудом можно отыскать следы былой красоты.
 
Подвалы для хранения картофеля, конюшню и часть скотного двора ещё раньше разобрали на кирпич, а барский дом перестали отапливать - для экономии…

Мой отец, проводивший летние каникулы в Костине, интересовался у старых людей, как выглядела эта усадьба прежде и кто были её хозяева. По словам старожилов, это были добрые люди, которые одаривали по праздникам сельских детей конфетами, выращивали хорошую картошку, и в фонтане у них плавали живые рыбы…

К 1908 году в «Костинской экономии» у Никитинского было уже 511 лучших мировых сортов картофеля, которые он получил от селекционеров и семенных фирм Австралии, Америки, Германии, Японии и других стран. К тому же он занимался разведением семенной ржи, овса, различных огородных семян, имел большой плодовый сад и ягодники. Будучи инженером по образованию, он посвятил жизнь сельскохозяйственному труду. Никитинский считал, что распространение лучших сортов культурных растений приведёт к значительному улучшению экономического положения России. Он постоянно следил за всеми достижениями науки и приобретал всё самое современное. У него даже имелась пожарная машина!

А ещё при Никитинском по утверждённому проекту началась реставрация, а по сути строительство каменной колокольни у церкви Богоявления, завершившееся в 1904 году.

История этого храма насчитывает более четырёх столетий. В 1628 году уже существовала деревянная церковь «Богоявление Христово да Николы чудотворца».
Нынешнее разрушающееся на глазах краснокирпичное здание, на которое больно смотреть, представляет собой исторически сложившееся соединение построенных в разное время частей.

Ярусный храм в традициях «московского барокко», богато украшенный деталями, был возведен в 1700 году по приказу помещика Григория Михайловича Петрово-Соловово.

Это был квадратный в плане четверик, к которому с востока примыкала полуциркульная апсида, несущая восьмерик, перекрытый глухим сводом. А выше него, по мнению архитекторов, находился ярус звона. На него вела внутренняя лестница, сохранившаяся до сих пор. Все завершала глава на длинной «шее». Ярусный храм в течение двух столетий (XVIII и XIX веков) изменялся незначительно. А вот трапезная не раз перестраивалась.

Так в 1782 г. трапезную разобрали, и был построен придел во имя святителя и чудотворца Николая, освящённый в 1784 году. В 1864 году храм имел уже три престола: основной во имя Богоявления Господня, по левой стороне во имя святителя и чудотворца Николая и по правой стороне во имя святого благоверного князя Александра Невского. Вся церковь была украшена внутри мозаикой и живописью. Говорят, что она была очень богата и утварью. Большое участие принимал в обустройстве храма князь Александр Алексеевич Мещёрский – прежний владелец дворянской усадьбы в Костине.

Увы, век усадьбы и жизнь самого селекционера Н. Я. Никитинского были недолгими. Н.Я. Никитинский скоропостижно скончался 30 сентября 1911 года, приехав в Рязань на очередное уездное земское собрание. Ему было всего 56 лет. Его жена Ольга Ивановна до конца дней своих все заботы о начатом мужем деле взяла на себя.

Вскоре грянула революция, после чего стало понятно, что пятьсот с лишним сортов картофеля советскому человеку совсем не нужны.
Правда, до поры до времени хозяйство Никитинского не подвергалось погрому, народ берег все сооружения и коллекцию картофеля. Жизнь в Костине не менялась, пока новая власть не потребовала реквизировать усадьбу.…

Однажды делегация костинских мужиков, испытывая большую неловкость от своего поступка, пришла к Ольге Ивановне Никитинской сказать, чтобы она выбрала для себя несколько комнат, коров, лошадей и т. д., но единственной просьбой женщины было отвезти её на станцию. Из дома она вышла налегке, будто уходила не навсегда, а собиралась прогуляться до беседки.

Уже в декабре 1917 года имение Никитинских при селе Костине было национализировано и принято «в заведывание Волынским волостным земельным комитетом Рязанского уезда». А ещё через год оно перешло в ведение Губземотдела…

После революции усадьба не получила никакой поддержки государства. В 1920 году была организована Кореневская опытная станция, и её директор А.Г. Лорх вывез из Костина коллекцию картофеля Никитинских (по 5 клубней каждого сорта), разместив её на новом месте, в НИИ картофелеводства.  Именно эти сорта и стали научной базой для возрождения селекционной работы по картофелю в стране. Была выписана и коллекция зарубежных сортов. Так сотрудники станции начали работу по созданию отечественных сортов картофеля и к 1930 году вывели сорта Лорх и Кореневский.

А вот усадьба, называемая в народе «белым домом» и всё, что касалось её, постепенно приходило в запустение.
 
В 30-е годы, в разгар борьбы с церковью, с Богоявленского храма была варварски сорвана золотая маковка. По словам отца, в то время ребёнка, несколько крестьян, обмотав крест толстыми тросами, долго тянули его во все стороны при помощи тракторов. Металлические тросы несколько раз рвались. Наконец купол тяжело рухнул вниз. В тот роковой день стон на селе стоял ужасный... Говорят, что трактористы, участвующие в этом кощунстве, вскоре погибли.

Церковь была закрыта, священник отец Иоанн репрессирован, его супругу и детей выгнали из дома, а в их доме был устроен детский сад. В храме расположились механический цех и гараж совхоза. Колокольню разобрали до первого яруса, а в самой церкви на восьмерик поместили бак для воды: храм стали использовать в качестве водонапорной башни. Церковное кладбище, где покоилась и умершая в детстве дочь моей бабушки - Маша, уничтожили. Позже там почти вплотную построили новые дома…

Итак, старинная церковь стала водокачкой. Но в 2009 г. рухнула восточная стена. Издалека это зияющее отверстие, по мнению многих, напоминает чёрного монаха. Несмотря на то, что кое-где сохранилась крепкая кирпичная кладка, сегодня храм находится под угрозой полного разрушения.

Такая же участь постигла и усадьбу Никитинских. …В начале 1990-х годов её пытались спасти, планировали разместить там Музей народного творчества Рязанской области. Были выполнены научно-проектные работы, началась реставрация, и уже была возведена крыша…
 
Но в январе 1998 года только что отремонтированный барский дом сгорел. А ведь прежний хозяин строил его, заботясь о противопожарной безопасности. Каждое помещение было изолировано от другого, а между этажами был насыпан полуметровый слой земли. Но случился пожар – на чердаке, сразу с четырех сторон, и предусмотрительность Николая Яковлевича ему не помогла. Здесь нужно добавить, что в двух шагах от усадьбы расположена Костинская специальная (коррекционная) школа-интернат. Предполагают, что без участия воспитанников школы не обошлось…

Белый дом тлел и дымился целую неделю, и никому не было дела… Дороги замело, и никакая техника не хотела, да и не могла проехать к несчастному зданию… 

В мае 1999 г. школа, построенная Никитинским на свои средства для крестьянских детей, где когда-то училась моя дальняя родственница, была попросту разобрана на дрова… Этими дровами пытались топить сельскую баню, бывшую барскую прачечную, но почему-то гореть они не стали. Видимо, и тут Никитинский позаботился о пожаробезопасности…

И хотя от некогда прекрасной усадьбы остались руины и окружающий её парк запущен, призрак былого ещё витает меж вековых деревьев.

В сумерках силуэт белого дома всё так же хорош, и, кажется, вот-вот зацокают копыта, и по остаткам старинной липовой аллеи резво пронесётся пролётка, запряжённая парой гнедых…

25 августа 2016  г.

НА ФОТО: такая она сейчас...

Руинированная усадьба находится при селе Костино Рыбновского района Ст. Рыбное Казанской железной дороги, 23 км в сторону.

 
               


Рецензии
Здравствуй Алла. Спасибо за подробности о моем селе, я кстати только что приехал на зиму в Рязань, и сразу посмотрел, что у тебя новенького в рассказах, непременно все прочту.С уважением...

Анатолий Копин   02.10.2016 18:02     Заявить о нарушении
Спасибо, Толя! Всегда рада тебе! А что-то в этот раз тебя не было видно в саду-огороде в любимом Костино

Алла Черри   04.10.2016 09:21   Заявить о нарушении
Да там я был, безвылазно, и я тебя не видел, хотя дядя Женя сказал мне , что ты приезжала ненадолго.Жаль, что не пришлось повстречаться.

Анатолий Копин   04.10.2016 21:05   Заявить о нарушении
Я специально кричать не стала, а в огороде не видела. Ну, до следующего лета! Мы правда были всего-то дня 2

Алла Черри   06.10.2016 13:33   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.