Ревность

 
   - Эй, Алёнка, выходи! - кричал Мишка, стоя  под окнами  дома,  где жила его подружка.
Мишка - десятилетний  мальчишка, с тёмно-русыми,  выгоревшими на солнце волосами. Его голубые
глаза особенно ярко выделялись  на  смуглом от загара лице. Одет он был  в  старенькие, но аккуратные
шорты и майку. Мишка  уже  сложил  пальцы,  чтобы  свистнуть  и поторопить  подружку,  но тут  она
сама  появилась  в воротах двора дома. Алёнка  оказалась худенькой, светловолосой  девочкой, с туго
заплетёнными короткими косичками с голубыми бантиками. На ней был  ярко-синий,  в мелкий  красный  цветочек,  летний сарафанчик  и  легкие  тапочки.
   - Держи! - сказала она, протягивая Мише вёсла  от лодки, - а я сейчас. И она опять скрылась за
воротами. Но через минуту  девочка появилась вновь, держа в руке  небольшую корзинку.
   - Вот, это  наш обед, мы  далеко поплывём сегодня, - сказала она. В корзинке лежал  завёрнутый в
газету хлеб,  несколько кусков комкового сахара  и бутылка с водой.
   - Здорово, - ответил  Миша и вытащил из кармана  завёрнутые тоже в газету две варёные картофелины.
Их он  также положил в  корзинку.
   - Молодец, - похвалила его  Алёнка, - теперь  хоть целый день  можем плавать.
   - Целый  день нельзя, - сказал мальчик,- я должен быть в три часа дома. Мама работает до четырёх,
и, когда она придёт с работы, я обязан быть дома.
   - Да я знаю,  мне и самой  надо  домой к  четырём часам, в  четыре  начинается полив  в  огороде,
так уж у  нас  заведено.
   Алёнка и  Миша подружились недавно.  Дело в том, что мальчик учился в той школе, где работала
учительницей Алёнкина мама - Галина Алексеевна. И учился он как раз в её  классе.  В этом году  он
закончил четыре  класса  и  перешёл в пятый.
   В конце учебного года, он, с одноклассницами Люсей и Шурочкой, пришёл к Галине Алексеевне домой,
чтобы забрать макулатуру. Вот тут они все и подружились. Дом  Алёнки стоял  на улице, идущей вдоль реки.
А Миша и девочки жили далеко,  в заводском районе, там тоже была речка, но очень маленькая, воды по
колено. Местная детвора, конечно, любили речку. Её берега были местом их игр, они и купались в ней.  Но 
тут была большая река, глубокая. Напротив Алёнкиного  дома, говорят, глубина реки достигала
одиннадцати  метров. К берегу,  к специально вбитым металлическим трубам, были прикованы цепями  лодки.
Цепи закрывались на замки. И  одна из этих  лодок Алёнкина.  Миша  просто пришёл  в восторг от этого.
Раньше он, конечно, бывал  на реке, но  редко, да и лодки  у них не было.
    В тот день дети досыта наигрались  на берегу реки,  накачались на прикованных лодках, а потом Алёнка
даже прокатила их  на лодке по реке.
   Алёнка, в свои девять лет, прекрасно управлялась с вёслами. Ей часто  приходилось встречать и
загонять домой  утку с выводком утят. Утка у  них  была коричнево-пёстрая, похожая на диких уток, только
размером  побольше, она сама высиживала  утят  и  с  первых дней  вела  их  на речку. Утка   
хорошо  знала дорогу домой, но  утята, пока   были маленькие, легко могли провалиться в  какую-нибудь
ямку  на противоположном берегу, куда мама-утка приводила их погулять. Выбраться из ямки маленький
пушистик не мог,  сидел там и пищал. Вот и приходилось Алёнке  переплывать  туда  и  спасать  бедолаг.
Частенько  девочка  встречала родителей или соседей, которые утром уходили в лес за ягодами  или грибами.
  А вечером, возвращаясь, они выходили  из  леса  напротив дома, чтобы сэкономить время, мост  был 
далековато. И девочка перевозила их через  реку. Вот  и научилась  управляться с лодкой.
   Начались каникулы,  и Миша теперь почти каждый день приходил  к Алёнке, и  они  отправлялись в
"открытое море". Иногда  к ним присоединялись  Алёнкин брат Сергей, он был одногодок с Мишей, ещё
соседский мальчик Юра и его  пятилетняя  сестрёнка Ниночка.  Маленькую  Ниночку ребятам  не хотелось,
конечно, брать, но  мама  Юры и Нины, без разговоров, оставляла  её  на их попечение, уходя на работу.
Тут уж спорить не  приходилось, таков был  закон - старшие дети смотрят за младшими. Впрочем, Ниночка
не доставляла  особых хлопот. Она была спокойная и терпеливая девочка.
   Лето в тот год стояло очень жаркое. С самого утра солнце  нещадно  палило  и нагоняло  температуру
воздуха до  двадцати градусов, а  в полдень  и до тридцати. И так весь июнь  и уже половина июля. Река
для детей была спасением,  всё-таки на воде  не  так жарко. Они уплывали на противоположный берег и там
на опушке леса, прекрасно  проводили  время. Накупавшись, ложились на траву, рассказывали разные
истории  или  затевали игры "в прятки", "пятнашки", "догонялки" и другие, потом снова  купались. Ребята
знали, что  река их своенравна,  много в ней омутов, водоворотов, поэтому  никогда не лезли на глубину,
купались только  в привычных, проверенных местах.Им, живущим на берегу реки, за свою небольшую жизнь
уже пришлось насмотреться на беды, которые может натворить река.  Однажды  прямо  на  их  глазах, сосед
дядя Гриша,  нырнул  с  лодки, почти  у самого  берега и  больше  не  вынырнул, утонул,  тело потом
спасатели искали  и  не  нашли. И утопленников ребята  видели,  и  как  их  пытаются  откачать...
   В  этот  день  Мише  и Алёнке  пришлось  выходить  "в  плавание"  вдвоём.  Серёжка  ещё  утром
убежал на стадион,  там должен  был  состояться какой-то  важный  футбольный матч, а Юру с Ниночкой
их мама,  тётя Дуся, накануне увезла  в деревню  к  бабушке,  погостить.
   - Ну что, пошли, - сказал  Мишка.  И дети весело побежали  к  реке. Спустились  с крутого берега.
Алёнка  ключом открыла  свой  замок,  и  вот  они  уже  на  середине  реки.  За  вёслами  сидел Миша.
Он  уже  давно  научился  хорошо грести. Да  и плавать  немного  научился  и  нырять  на  небольшой
глубине.  Алёнка  сидела  на  корме.  Они  доплыли  уже  до  поворота  реки,  с этого  места  город
потихоньку  исчезает,  уплывая  вдаль.  Появляется  ощущение,  что  река  течёт  где-то  в  неведомых
странах.  В  этом  месте она  становилась  шире  и  немного  мельче. Но   немного  мельче -  метров
пять-шесть  глубиной.
   И  надо  же  было  Алёнке  задать  в это  время  Мише  вопрос...
   - Миша,  а  у  тебя  кто  самые  лучшие друзья?
   - Ну, Борька  из  третьего  барака, Генка  Савельев, с ним мы  за одной партой  сидим.  Правда,
Галина Алексеевна  нас  всё время  рассаживает  за разные  парты. Не  можем  мы  молча  сидеть,
разговаривать  начинаем. Ну  ещё  некоторые  есть...
   -  Ещё  девочки - Люся, Шурочка..., -  с  ехидством  добавила Алёнка. - С  Шурочкой  вас даже
"жених и невеста" называют...
   - Ой, да  это  они шутят,  - засмеялся мальчик. -  У нас  с Шурочкой судьбы одинаковые, мама так
говорит. Нас сюда привезли  очень маленькими  из Крыма.  Мы  там  жили...  Мы  же  переселенцы...
Потом  у  них  в  семье  трое  детей и одна  мама,  и у нас  -  трое  братьев  и одна  мама. А отцов
своих  мы  с  ней  не  помним.  И где они  не знаем,  им,  мама говорит, даже  письма писать нельзя...
Учимся  мы  с Шурочкой  в  одном  классе  и  живём  рядом, и выросли  вместе. А что  обзываются
некоторые,  так я  не  обижаюсь,  они  шутят...
   Алёнка была доброй  девочкой,  но  что-то  росло  в  её  душе,  она  сама  не  понимала  что.  Чувство
собственности  что ли. Ей было обидно, что Миша  не  назвал  её  лучшим другом.
   - Ведь Миша - мой друг. Причём  тут  Шурочка ? Вон  как  мы  с  ним  хорошо  дружим,  "в  море"
выходим...,-  думала  Алёнка,  сидя  на  корме.
   Она  не знала,  была  бы она  довольна  или  нет,  если бы  их  с Мишей дразнили  "женихом и невестой",
но  где-то  глубоко  в  душе, она  завидовала  Шурочке. И вдруг, сама того  не  ожидая от себя, Алёнка
запела:
    - Тили-тили тесто! Жених и  невеста!
    Миша удивлённо  поднял на  неё  глаза:
    - Ты  чего?
    - Тили-тили тесто, жених  и невеста! - не унималась  девчонка.
    - Прекрати! А то  получишь!
    Но  та  продолжала  дразниться, хохоча  и  показывая язык...
    Миша встал и двинулся к Алёнке, та  тоже встала...  Сошлись  на середине лодки. Мишка  толкнул
первый,  потом Алёнка тоже толкнула его,  лодка  качалась. Ребята  совсем забыли,  что под ними пять
метров  воды... Драка разгоралась,  лодка  качалась  сильнее ...
    - Ты  чего  толкаешься? - кричала Алёнка.
    - А ты  чего дразнишься? - тоже кричал Миша
   Рядом  не  было  никого,  ни  людей  на  берегу,  ни других лодок.
   Лодка  раскачалась так  сильно, что при очередном толчке, дети, не  удержав  равновесия, полетели
в  воду. Оба сразу  скрылись под водой.  Когда Алёнка  вынырнула,  лодка  была  далеко,  страх  сковывал 
движения.  Плыть  к  лодке мешало  течение, сил  становилось  всё  меньше...
   Мишка вынырнул около  самой  лодки, быстро  вскарабкался  в  неё, в  голове  была  одна  мысль:-Где
Алёнка?  Осмотревшись,  он  увидел её  метрах в пяти, отчаянно  барахтающуюся в воде.
   - Алёнка,  держись, я  сейчас!  Он  быстро  развернул  лодку и  в  два  гребка был около девочки,
вытащил  весло из уключины  и протянул  его  Алёнке. -  Держись,  хватайся, Алёнка!
Та из последних  сил схватилась за  весло. Миша осторожно  подтянул  её к себе  и помог забраться 
в лодку. У Алёнки  не было  сил  даже  плакать, она свернулась клубочком на дне  лодки и  дрожала.
   - Сейчас, сейчас, будем  на  берегу,  отдохнём, обсушимся и  поплывём домой, - говорил Миша. Он 
смотрел  на Алёнку  промокшую, слабую, босую ( тапки  утонули в  воде), и  чувство  жалости переполняло
его  сердце.
   - Какая  же  она  маленькая  ещё,  и  что  это  я с ней  драться  начал, - думал  Миша.
  Через  несколько  минут они  причалили  к берегу. Миша  прополоскал  и  хорошо  отжал  шорты, майку
и Алёнкин сарафан. Разложил одежду  на  траве.  Оба  бледные  от  пережитого,   лежали  молча.
   - Миша, мы  могли бы  утонуть, -прервала  молчание  девочка.
   - Лучше  об этом  не  думать, - ответил мальчик.
   - Почему  так вышло?- опять спросила Алёнка.
   - Потому что  мы  ссорились  и упали в  воду, - ответил Миша,- знаешь, мне  кажется  во всём
виновата ревность.
   - Ревность? А что это  такое?
   - Я  и сам  не  знаю, но  недавно я слышал, как мой старший брат ссорился со своей женой Лидой.
Они очень ссорились, ругались. А потом Лида сказала, что во всём виновата ревность, и  что она всегда
плохо заканчивается. И мы с тобой  ругались, даже подрались  и  закончилось всё плохо.
   -  Я думаю  не  нужна  нам  никакая ревность, - сказала Алёнка, - раз она так плохо заканчивается.
   -  Конечно  не  нужна, тем  более, что  самый хороший  мой  друг - это  ты,- ответил Миша.
   - А  почему  ты это  не  сказал мне сразу?
   - Я думал ты   сама  знаешь.
   Одежда высохла, и  скоро ребята  были дома. Миша отдал  вёсла  Алёнке:
   - Донесёшь? - спросил он.
   - Донесу.
   - За  тапки  тебе  попадёт.
   - Нет,  они  старые были, скажу, что забыла там, где купались. Знаешь, нам лучше никому не говорить
о том, что с нами произошло, а то не отпустят нас больше "в  плаванье", - сказала Алёнка.
   - Конечно  не  скажем  никому, - согласился Миша,- я  теперь смогу  прийти только в понедельник.
Завтра суббота и мы с мамой пойдём за ягодами, а в воскресенье будем окучивать картошку.
   - Хорошо, значит в понедельник  снова  выйдем  " в  море", - ответила Алёнка, и  на  измучанном  её
личике  появилась  улыбка.


Рецензии
Ольга, рассказ просто замечательный! Вы так хорошо пишете, что при чтении целиком погружаешься в эту атмосферу детства, тёплого лета, купание на реке, дружбу детей. Не хочется даже выходить оттуда.
К тому же рассказ очень поучительный для любой аудитории. Вот до чего может довести ревность не только взрослых, но и детей.
С уважением и симпатией,

Наталия Тимченко   06.08.2019 01:13     Заявить о нарушении
Спасибо, дорогая Наташа, за добрые слова! Я очень рада Вам, заходите ещё!
С искренней симпатией к Вам,

Ольга Анциферова   06.08.2019 03:38   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.