Девиз моей души. Часть 2. Глава 21

На этой трагической ноте я заканчиваю повествование о семье Лебедевых, которая рассыпалась, как карточный домик. Какими бы печальными не были судьбы тети и сестер, я не могла долго придаваться унынию, жертвуя при этом будущим счастьем двух самых дорогих мне людей – Марго и Ираклия. Поэтому буквально на следующий день я приступила к решению второй (хотя, если следовать очередности предыдущей главы, первой) задачи.

Помирить Марго и Ираклия (причем помирить этих двоих так, чтобы они навсегда стали парой) было делом нелегким. Целую неделю я ломала голову и нашла, наконец, как мне показалось, идеальное решение. Вот вы бы отказались провести новогоднюю ночь с любимым человеком на крыше многоэтажного дома в окружении калейдоскопа огней? И это я еще ни одним словом не упомянула о празднично накрытом столе, романтической музыке, свечах и шампанском! В общем, головокружительная ночь!

Замысел, бесспорно, был превосходным, но его осуществление требовало решения целого ряда проблем. Во-первых, нужно было выяснить на крыше какого дома Марго и Ираклий четыре года назад встречали свой выпускной. Во-вторых, следовало узнать предпочтения влюбленных касаемо еды, напитков, музыки и свечей. В-третьих, требовалось найти человека, который помог бы мне все это организовать, потому что я чисто физически не успевала.

Время шло, и действовать нужно было немедленно. В принципе, если не напрягаться, то все можно было бы организовать самой, но! Только «на авось» и только «сносно». Будь я не я, все было бы именно так, но здесь нужно вставить еще одно проклятое «но». Но я была максималисткой и слова «сносно» для меня не существовало! «Если любить, то только однажды, - думала я. – Если и встречать новый год на крыше, то один раз в жизни и по-королевски!».

Человек, к которому я отправилась двадцать второго декабря, мог помочь мне и с организацией сюрприза, и с предпочтениями влюбленных, и с местонахождением крыши. Он прекрасно знал Марго и Ираклия, но, тем не менее, имел полное право отказаться что-либо делать для них. Человек этот был Вера Королева, адрес которой я настойчиво выпытывала у Ираклия несколько дней.

Честно говоря, девушка с таким чувственно-холодным именем да еще с такой «королевской» фамилией представлялась несколько самовлюбленной, может быть, даже стервозной особой, но обязательно красивой. Поэтому, когда мне открыла дверь маленькая худенькая девушка со стриженой головою, я удивилась и сделала шаг назад.

- Кто вы? – тихим, но строгим голосом спросила она, быстро закрывая дверь. – Что вам нужно?

- Ты Вера? – уточнила я, прислоняя ухо к двери.

- Да, - дрожащим от страха голосом ответила она. – А кто вам нужен?

- Здравствуй, Вера, меня зовут Рита, – сразу же представилась я и продолжила: - Я новая подруга Марго.

- Какой еще Марго? – раздался голос из-за двери. – Не знаю я никакой Марго!

- Маргариты Ласточкиной, - уточнила я. – Она была девушкой Ираклия, помнишь такого?

- Ну, предположим, – осторожно сказала девушка. – А что?

- Я новая подруга этой самой Марго.

- Сочувствую, - резко ответила она.

Я поняла, что разговаривать со мной девушка не собирается. Видимо, все еще дуется на Марго за ту, так «удачно» попавшую ей в голову стеклянную вазу. Однако уйти с пустыми руками я не могла, поэтому скрепя сердце еще раз позвонила в дверь.

- Ну, что еще? – послышался недовольный голос. – Я ведь уже все сказала!

- Вера, выслушай меня, - начала я как можно приветливее. – Мне нужно с тобой поговорить, это важно. Разговор касается Марго и Ираклия. Открой дверь, пожалуйста. Ты должна мне помочь.

- С какой стати я должна помогать незнакомому мне человеку? – удивленно спросила она. – Тем более, если разговор касается Марго!

Я понимала, что Вера тысячу раз права. Действительно, помогать незнакомому человеку, да еще и нагло ломящемуся к вам в квартиру, как минимум опасно. На месте этой девушки я себя даже слушать не стала бы, что, собственно говоря, она и делает.

- А если я скажу, что помощь нужна не мне, а Ираклию? – я решила пустить в ход хитрость. - Между прочим, это он дал мне твой адрес.

- Что же он сам не пришел? – сомневающимся голосом спросила Вера.

Я поняла, что лед тронулся, и выложила самый весомый аргумент:

- Он опасается, что после той истории ты не захочешь его видеть.

- Откуда ты знаешь про ту историю? – требовательно спросила Вера, сделав акцент на слове «ту». – Кто ты такая, отвечай!

- Я обещаю все тебе рассказать, если впустишь меня. Ираклию очень нужна твоя помощь, – ответила я и прошептала: - Я знаю, что ты не сможешь ему отказать!

- Хорошо, я выслушаю тебя.

Пока Вера наливала в две большие белые кружки зеленый чай и раскладывала на блюдцах с голубыми каемочками овсяное печенье, я внимательно рассматривала ее лицо. Это было бледное, уставшее (я бы даже сказала измученное) лицо с печальными, но очень красивыми светло-голубыми глазами. Но не заурядная внешность девушки поразила меня. Все в Вере: голос, черты лица, движения, походка – говорили о ней, как о человеке с нелегкой судьбой, много пережившем и много страдавшем и, должно быть, очень несчастном.

- Угощайся, – тихо сказала она, протягивая мне чашку чая и блюдце с печеньем.

Я видела, что ей не очень-то приятно было видеть меня, и слова эти были сказаны исключительно из вежливости.

- Спасибо, – поблагодарила я и, отпив из чашки, сделала комплимент: - Очень вкусный чай!

- Это рецепт Ольги Станиславовны. Ты ее не знаешь.

- Мамы Ираклия? – уточнила я.

- А ты неплохо осведомлена, - ответила Вера, остановив на мне свой небесный взгляд. – Может, объяснишь, наконец, кто ты такая и откуда знаешь меня, Марго и Ираклия?

- Я расскажу, если ты пообещаешь помочь Ираклию.

- Я не даю обещаний незнакомым людям, - сухо заметила Вера. – Прежде скажи, кто ты!

Я видела, что единственная возможность разговорить Веру, - это рассказать ей всю правду. Именно так я и поступила, поведав человеку, которого знаю от силы десять минут, всю свою историю: от приезда в Пермь до окончания конкурса.

Вера, которая вначале слушала без всякого интереса, постепенно стала проникаться моим рассказом, видимо, так напомнившим ей ее собственную историю. Под конец моего повествования она уже сама расспрашивала меня о мельчайших подробностях и требовала ничего не пропускать. Когда рассказ был окончен, она, воскликнув, сказала:

- Вот и правильно, что ты этой Марго решила отомстить! Жаль, что тебе не хватило духу довести начатое до конца. Я дружила с ней прежде... Она чокнутая!
 
- Нет, Вера, - покачав головой, не согласилась я. – Марго не чокнутая, она просто ненавидит несправедливость, а еще доводит до крайности свою любовь к Ираклию.

- Она ненавидит, когда с ней поступают нечестно, однако сама, тем не менее, несправедливо судит других, - возразила Вера, нервно грызя печенье. – Посмотри, что она со мной сделала!

Вера наклонилась ко мне, и я, заметив тонкие шрамы, пересекающие кожу головы, сейчас же все поняла, и сердце мое сжалось.

- Тебя она избила, обвинив в воровстве, - продолжала девушка, торопливо запивая чаем сухое печенье, – а в меня швырнула стеклянную вазу, решив, что я ее предала. Ваза попала в голову, но, прежде чем потерять сознание, я успела вызвать скорую… - дальше Вера говорила как в бреду. – Очнулась в реанимации... У меня была большая потеря крови, осколки стекла разрезали голову, пришлось зашивать... Знаешь, какие длинные у меня были волосы? – жалобно всхлипнув, спросила она и добавила: - Ниже талии, длиннее, чем у тебя... Все состригли, а затем еще и побрили наголо... чтобы зашить. Только-только волосы начали отрастать, но шрамы останутся на всю жизнь, ты это понимаешь?

- Я согласна, что такой поступок не может быть оправдан, - мне было жаль Веру, и я решила ее хоть как-то поддержать.

- Я не считаю Марго достойной кандидатурой для Ираклия, - сурово ответила Вера, но в ее голосе были слышны нотки давно забытой ревности. – По-моему, он мог бы найти и получше! Вокруг столько девушек, мечтающих оказаться на ее месте, лучше и достойнее ее во всех отношениях, а он выбрал Марго. Одно из двух: либо у Ираклия плохой вкус, либо эта дура так запудрила ему мозги, что он просто не понимает или не хочет понимать, что она – не единственная девушка во Вселенной!

- Для него, наверное, единственная, - грустно ответила я и прошептала: - Конечно, все мечтают быть на ее месте!

- Даже ты? – слегка удивившись, спросила Вера.

- Чем я хуже других? Ираклий спас мне жизнь и…

- И ты влюбилась в него, - перебила меня девушка.

- Как и ты, - согласилась я, внимательно на нее посмотрев. – Не отпирайся, я это ясно вижу. Ты тоже хочешь быть на ее месте!

- Хотела прежде, - вздохнув, ответила Вера и, покачав головой, добавила: - Я ведь была его одноклассницей... Мы все делали вместе, пока не появилась она… Марго. Он выбрал ее... Да что об этом говорить! Мне ни тогда, ни сейчас ничего не светило и не светит, а вот у тебя есть шанс!

- Издеваешься? – усмехнувшись, ответила я. – Ираклий сказал, если случится конец света и мы останемся вдвоем на Земле, он предпочтет мне одиночество.

- Брось, - отмахнувшись, сказала Вера. – Природа возьмет свое!

- Да причем здесь природа? Я просто не его человек, понимаешь? Это трудно объяснить, - я подняла глаза к потолку и задумалась. – Мы с ним как будто из разных миров: он из реального, а я из виртуального. Марго ему духовно ближе.

- Поверь мне, - Вера ласково взяла меня за руку, – никто не влюбится сразу в твою чуткую и ранимую душу. Ты прости, но конфету по обертки выбирают. В твоем случае, - она окинула меня критическим взглядом, - с оберткой все более чем в порядке. Любовь – результат времени! Просто будь всегда рядом с ним, хорошо?

- Ты поможешь мне? – с надеждой спросила я, однако тут же исправилась: - Вернее, Ираклию?

- Я любила его когда-то, - спокойно сказала Вера, – а ты мне очень нравишься. Для вас двоих я сделаю, что угодно!

Обрадовавшись, я начала быстро и путано пересказывать Вере свой план относительно примирения Марго и Ираклия. Девушка слушала внимательно, но было видно, что идея ей не нравится. Когда я закончила, она, поморщившись, сказала:

- Хорошая идея, но у нее есть огромный минус.

- Какой? – недоуменно спросила я.

- Она сводится к примирению Ираклия и Марго, - сказала Вера, выделив голосом последнее имя. – Мне бы не хотелось устраивать бывшей подруге личную жизнь... Но раз я обещала, я помогу!

- Спасибо, - с чувством глубокой благодарности ответила я.

- Не благодари раньше времени, - одернула меня Вера. – Я делаю это только потому, что обещала помочь тебе и Ираклию. Надеюсь, он когда-нибудь оценит твои старания или хотя бы пожалеет о своем выборе... А теперь бери бумагу, ручку и записывай!

Еще два часа мы с Верой обсуждали будущий сюрприз. Несмотря на то, что мы видели друг друга первый раз в жизни, нам удалось быстро сработаться, и дело пошло как по маслу. Я даже удивилась, как легко я нашла общий язык с незнакомым мне человеком! В перерывах мы болтали о самых ничтожных мелочах и, лучше узнавая друг друга, удивлялись, как мы похожи и как много у нас общих тем для разговора. Когда мы прошлись по всем пунктам, обо всем договорились и продумали всю организацию от и до, я с улыбкой спросила:

- Ты придешь к нам на новый год?

- Если ты приглашаешь, непременно, - Вера застенчиво улыбнулась.

- Начало вечеринки в одиннадцать в квартире Ираклия.

- Я не опоздаю.

- Я еще кое о чем хотела тебя попросить, – замявшись, начала говорить я. – Ты можешь сказать ребятам, что идея с сюрпризом была твоей?

- И не проси! – твердо отрезала девушка. - Я не стану присваивать себе чужие заслуги.

- Почему же чужие? Ты мне помогла, так что теперь это наше общее дело! Мне очень надо, поднимаешь?! – жалобно канючила я, молитвенно складывая руки на груди. – Я не хочу, чтобы Ираклий думал, будто бы это моя очередная попытка сблизиться с ним. Мне уже не помочь... А у тебя есть шанс помириться с Марго и наладить контакт с Ираклием.

- Не знаю, - Вера неуверенно пожала плечами. – Я не хочу строить свое счастье на чужом несчастье. Это неблагородно!

- Да пойми ты! – продолжала я настойчиво убеждать ее. – Если ребята будут знать, что сюрприз придумала  я, это не произведет на них никакого впечатления. Ты – другое дело. Ираклий и Марго не захотят тебя расстраивать и помирятся. В конце концов, каждый получит свое.

- Ладно, - неохотно согласилась Вера. - Я сделаю, как ты просишь. Не обижайся, Рита, но имей в виду: если твой план провалится, я буду только рада. Прости.

- Я знаю, - засмеявшись, ответила я и добавила: - Не осуждаю!

Мы с Верой обнялись и обе одновременно подумали об одном и том же: «Теперь у меня на одну подругу больше!»


Рецензии
Господи, и до нас добрались мексиканские и американские сериалы!

Наталья Чаусова   29.08.2016 16:17     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.