Панк и древний секрет

Панк еще издали почувствовал веяние наполненного влагой ветерка. Вот уже несколько долгих месяцев он шел по Мексиканской пустыне, имея в рюкзаке всего лишь маленькую фляжку с водой и несколько сухих галет армейского образца.
Во рту было сухо и противно. Но язык еще ворочался, и панк иногда (под настроение) мог напеть слова любимой песни «Баллада из Ада». Особенно ему нравился припев:

Горцы гарны, хоп-хоп!
Опрокинули стаканы - и сразу в гроб!
По гробам лежат ровно, не дыша
Отлетела в ад душа!

Панк взобрался на очередной огромный песчаный бархан, сощурился на палящее солнце и откупорил фляжку. Вылил каплю воды на ладонь и обтер ладонью слегка вспотевшее лицо. Сразу полегчало. Панк втянул ноздрями сухой пустынный воздух - и раз, благотворный запах чего-то вкусного! С юго-востока!
Как гласило древнее предание, обнаруженное панком во время изучения замшелых ацтекских свитков в библиотеке Акапулько: «Внимайте, о воины! Есть лишь один путь, способный привести к Эльдорадо. Этот путь лежит через пустыню в сторону почти восходящего солнца, смещенного на юг - между Холмами Дьявола, впадиной Бога Крови и Болотом Сизого Безумия. И лишь тот, кого поведет сам Властитель Темных Бескрайних Земель, сможет преодолеть путь и достигнуть намеченной цели. И наградой ему будет вечная нирвана!»
Подлинность свитка не вызвала у панка никого сомнения - на следующий день он собрал рюкзачок, кинул в него воды и галет, развел костерок во имя Сатаны, помолился ему хорошенько, да и двинул в дорогу. Прошел несколько километров, почувствовал усталость и хотел было повернуть обратно, но вдруг ноги понесли его сами - самоходом. Жар перестал одолевать панка, голод и жажда сначала отступили, а позже и вовсе пропали. И панк понял - именно на него выпал жребий Властителя Темных Бескрайних Земель. А посему: хочешь - не хочешь - а идти придется!
И вот - заветная цель уже близка, остается только спуститься с бархана, а там - еще совсем чуть-чуть. Панк ощутил внутри волнующий позыв - скоро, уже скоро тайна Великого Эльдорадо будет ему открыта! Он бросился вниз, чувствуя, как из спины выросли крылья, и они несут его по воздуху, и он летит столь стремительно, что уже не касается подошвами ботинок песка, не оставляет следов, но только с каждым взмахом крыльев наращивает скорость.
Свист наполненного влагой ветра становился все громче, упругий сжатый воздух придал панку дополнительное планирование, и наконец он взлетел и воспарил на высоте в шестьсот шестьдесят шесть метров, и взгляду его открылось оно. Бескрайнее море текилы, замершее в вечном штиле.
У берега текила была голубой и прозрачной, дальше становилась желтоватой и более плотной. Из плотной массы напитка тут и там торчали кусты агавы - подобно рифам в Тихом океане. А между кактусами курсировали остроносые легкие суденышки с сексапильными длинноногими мексиканками, на которых кроме красочных татуировок ничего не было. Мексиканки зачерпывали текилу огромными ковшами и разливали по деревянным бочкам, укрепленным на корме суденышек.
Панк сглотнул слюну - осознание того, что он разом обрел все, чего хотел, пришло внезапно. Одновременно крылья перестали его держать, и он камнем рухнул вниз - на песок. И разбился. Насмерть. И перевоплотился в одну из татуированных мексиканок, занявши ее место. Мексиканка в тот день как раз искупила все грехи, и ее отправили на пенсию - с миром.


Рецензии