Космос нараспашку. Глава 15. Тринити-вампир

Уже полчаса Талую не было видно на экранах. Ни следа ни в одной из пещер Центра.

Бои продолжались с переменным успехом — то защитники брали верх, зачищая очередной коридор, то западники, сверкая щитами и шарахая по площадям любыми возможными способами, прорывались вглубь.

Драка шла во всех плоскостях — в астрале, в воздухе и на земле. Тропинки и мостки усыпаны кусками декоративных панелей, вперемешку со стеклом и осколками камней.

Резко пахло сгоревшей изоляцией, большинство коридоров в дыму. Разгромлены кабинеты и общежития. Непрерывно выли системы пожаротушения, с потолков брызгала вода.

В полумраке и дыму каменных лабиринтов метались злые фигуры псиоников, вцепляясь друг другу в глотку. Где-то там в темноте бились и подчинённые Сергея Викторовича — охранники Центра. Уже не все, к сожалению. Их всё меньше и меньше оставалась.

Офицер покосился на полковника Назина. Начальник штаба от многочасовых команд и криков в оперативном канале, совсем потерял голос. Но продолжал сосредоточенно управлять обороной, перегруппировывая солдат, ставил и убирал заслоны. Его офицеры запускали системы защиты, гоняли отряды боевых роботов по техническим туннелям, стараясь ударить в спину противнику.

Проблема была ещё и в том, что западники пёрли, громя всё вокруг, словно катком. Наши же пытались драться аккуратнее — потом самим же и восстанавливать.

Полковник хрипел в микрофон, ударяя кулаком по интерактивной столешнице. Стекло в несколько слоёв усыпано тактическими данными. Вокруг суетились офицеры штаба, измотанные не меньше руководства.

Сергей Викторович раздражённо прокрутил медийку из переходов Центра. Нет, Талую нигде не видно. Будем надеяться, что выберется. Сильная женщина!

Никакой серьёзной привязанности к Ирине Михайловне у него не было, просто беспокоился за неё. Да, она сильнейший псионик с хорошей военной подготовкой. Но последние годы — скорее чиновник.

— Новая волна с поверхности! — проорал Сергей Викторович, получив инфопакет с охранных датчиков.

Помощник начштаба, с перебинтованным плечом, лишь сжал зубы. Сверху уже раз пять появлялись свежие отряды западников. Похоже, собрались завалить Центр телами.

В Штабе напряжение гудело басовой струной.



* * *

Координатор операции Конклава слегка поморщился, заметив моргающую красную строку на экране ноута. Очередная группа пропала со связи. Да, это был оправданный и просчитанный риск. Но всё равно жаль.

Каждая тройка яростно стремилась в Белую зону Центра. Их цель — древний артефакт «Флюоритовая колонна». Как и вообще цель всей атаки. Конклав не может позволить русским иметь подобное супероружие. Нужно торопиться, пока её «невиданная мощь», как говорилось в предсказании, не заработала на всю катушку.

Осталось четыре группы диверсантов. Снова заморгала красная строка на экране.

— Вот дрянь! — выругался координатор, сгорбившись за пластиковым столиком. Потом оглянулся на стихийный лагерь за спиной и рявкнул: — Кто-нибудь! Я долго буду ждать кофе?

Самой важной была лишь одна группа. Парни медленно пробирались к цели уже несколько часов. Они ползли под сводами пещер подземного комплекса, вжимались в любую щель, сливаясь с камнем или пластиком потолочных плит. Замирали на долгие секунды и снова мягко двигались дальше. Никаких боёв или рукопашек. Перемещались словно садовый слизень — медленно и целеустремлённо. У них одна задача — донести свой груз до артефакта в Белой зоне.

В команде двое бойцов с уникальной способностью — «скрыт». Они не видны невооружённым глазом и неразличимы для оптики и датчиков. Совершенная мимикрия и «отвод глаз».

Третий держал над группой полог тишины. Это помогало и самому парню — полчаса назад он уронил свой респиратор. Полумаска исчезла среди покорёженных мостков очередного перехода. Хорошо, что никто не заметил — мусора вокруг и так много. «Молодой» негромко, но надсадно кашлял. В таком задымлении двигаться без респиратора трудно. Но деваться некуда. Потому «тихушник» упорно полз следом за своими коллегами, время от времени давясь кашлем и растирая красные глаза.

Троице диверсантов до цели оставалось около часа. Всё это время открыто атакующие отряды связывали русских боем, не давая возможности отследить группу «скрытников». И груз, что парни несли в рюкзаках.



* * *

На телепорт-площадку Убежища шагнули четверо.

— Обалдеть, — прошептал Нурлан. — Мы это где?

Владислав отпустил руку сводного брата и ответил:

— В безопасном месте. Мы называем его Убежище. Мама, тебе плохо?

Светлана Васильевна стояла тяжело дыша, часто моргая и почти повиснув на руке старшего сына.

— Секунду, сейчас пройдёт. Такие фокусы уже не для моего возраста.

— Владик, тут душ принять можно? — устало спросила Алинка, державшая Нурика за руку с другой стороны. Выглядела тоже не очень. — Я вся какая-то потасканная и пыльная после… Это Казахстан был, да?

— Да. А с душем что-нибудь придумаем, — отозвался Влад. — Идёмте.

И направился к выходу из комнаты.

Из всей компании только Нурик крутил головой, сверкая любопытными глазёнками, и тащил маму с братом вперёд, на выход. Ему тут всё было интересно — и странный мягкий пол, и взъерошенный Федька, что влетел в комнату, растирая заспанное лицо.

— О, чёрт! Думал, что сегодня тебя уже не будет. Здрасте!

— Хорошо, что ты на вахте, — отозвался Владислав, представив родных. — Помоги разместить моих. Позже ещё будет пара человек.

— Сейчас что-нибудь придумаем, — кивнул Фёдор, на ходу доставая планшет. — Идёмте. Кстати, Кирилл Иванович тебя спрашивал.

— А ты тоже колдун? — спросил Нурланчик, уставившись на Федьку. — Такой же, как мой брат?

— Чуть послабее, — с усмешкой ответил тот. — Здесь вряд ли есть кто-то сильнее Влада. Но колдуем потихоньку, да. Я тебе потом расскажу, лады?

Нурлан тут же надулся от гордости, словно это он был таким крутым, а не брат.

— Нурик голодный, — сообщила Светлана Васильевна, когда все вышли в светлый коридор: — Ты когда за Ришатом отправишься? И бабушку попробуй уговорить, ладно?

Оператор лишь кивнул, шагая впереди.

— Ты снова раздвоишься, да? — тут же влез под руку брат.

Влад хмыкнул:

— Если не больше. На сто кусочков скоро порвусь… Федь, пойдём сначала в столовую. Алин, не отставай.

— Какой ты стал дело-о-овой, прям ужасть! Иду-иду…



* * *

Около побитого временем трёхэтажного дома, недалеко от Дворца Пионеров, в воздухе мягко хлопнуло, взметнув волну снега. Чёрный кот с диким мявом унёсся зигзагами в темноту, перепрыгивая небольшие сугробы.

Снежная взвесь опала, оставив у дома легко одетого невысокого паренька.

— Зима, однако, — пробормотал Влад.

Это точно — начало ноября 2031 года на Южном Урале оказалось снежным и холодным. Стечко зябко передёрнул плечами и выудил из воздуха тёплую «аляску». Накинул крутку и побежал к подъезду, изредка оскальзываясь кроссовками на подмороженном асфальте…

— Нет, — отрезал Ришат Максимович. — Как ты собираешься нас защитить? Защитничек, нашёлся… Куда всех тащишь? Что это за место?

Отчим стоял в дверях комнаты, сложив руки на тощей груди. Вопрос сыпался за вопросом, а Влад устало торчал в коридорчике, прислонясь спиной ко входной двери. В квартире жарко и душно.

Сил на уговоры и споры не было. Как и не было лишнего времени — пока они тут препираются, там гибнут люди.

Оператор хлопал покрасневшими веками и в несколько потоков сознания искал компромисс — между ворохом аргументов «за» и тем, что можно сказать отчиму.

— Тебе одного раза недостаточно? — бросил в тишину мужчина, не дождавшись ответа. — Могли пострадать Света и Нурлан! Понимаешь?! Почему за твои фокусы должны отвечать родные? Что это за идиотизм? Во что ты нас втягиваешь?

— Уже всё случилось, — отозвался Влад. — Кто виноват, разберёмся потом. Сейчас нам с вами надо добраться до Убежища. Затем…

— У меня работа, — перебил Ришат Максимович. — Какого хрена я куда-то попрусь? Мать твоя — взрослая женщина. Сама пусть решает, влезать ли в эту авантюру. Нурлан должен быть завтра дома. Всё, хватит трепотни.

И мужчина скрылся на кухне.

Владислав же пожал плечами и вышел из квартиры, аккуратно прикрыв за собой дверь. Это решение маминого мужа и его право. И кто Влад такой, чтобы спорить? Особой любви или привязанности к отчиму у парня не было. Тем более сейчас, когда стал Оператором.

А Нурик вернётся сюда, только когда опасность минует.

Теперь к бабушке. В соседний двор.

— Что за идеи, Владик? — мягко спросила женщина, выслушав внука.

— Вы сговорились, что ли? — жалобно вздохнул Влад.

Появившись у неё на пороге и пережив бурю обниманий и целований, Владислав был категорически усажен за стол на кухне. Но время поджимало, потому выложил всё сразу, без долгой подготовки.

— Столько лет тебя не видела, а тут прибежал, торопишь… Ну куда я на старости поскачу? Это мой дом…

Оператор понял, что ещё одного раунда споров не выдержит.

— Бабуль, прости… — негромко произнёс Владислав с глубоким вздохом.

Бабушка мягко осела на табурете и соскользнула набок, теряя сознание. Но не упала — повисла в метре над полом.

Владислав хмуро поглядел на женщину и, чуть шевеля пальцами, «повёл» её по воздуху в зал.

«Вроде места должно хватит», — решил Оператор, оглядывая знакомую до мелких деталей комнату. Пахло тоже узнаваемо — старостью и пылью. Владику неожиданно захотелось, как много лет назад, прыгнуть на бабулин промятый диван, накрыться с головой траченным молью пледом, и чтобы все от него отстали. Хоть на денёк!

Ладно. Взмах руки, и на старенький палас выпала медицинская каталка, грохнув хромированными сочленениями. Фарфоровые фигурки на пианино обиженно звякнули.

Владик уложил бабушку на каталку. Окинул её взглядом и поправил одежду. Крепко вцепился в боковой поручень, вздохнул, и комната с хлопком опустела. Лишь тюлевые занавески всколыхнулись от сквозняка.



* * *

Суматоха в новом Убежище стихла только поздним вечером. Кирилл Иванович и наставники, наконец, смогли выдохнуть. Эвакуированные сотрудники и ученики Центра окончательно распределены по жилым комнатам.

Шёл уже второй день с момента эвакуации. Все при деле. Учебный процесс не останавливался ни на минуту, хотя тренировки большинства пси-техник не проводили.

Для Центра это новый опыт — такая массовая эвакуация. Очень не хватало Ирины Михайловны Талой, её организаторских способностей. Но директор решила, что полезнее будет в штабе Центра, оставив вместо себя Стаса. Парень справлялся на «отлично», решая лавину проблем, что высыпалась на его голову.

Понятно, что авторитет у коллег ему зарабатывать ещё не один год. Но это дело наживное.

Коменданту помогали все наставники. Работали слаженно, как часовой механизм — чётко и быстро.

Связи с Центром не было. Как пояснил Влад Стечко — слишком большая масса камня над головой. По этой же причине просил телепортеров воздержаться от экспериментов с прыжками. Убежище слишком далеко от поверхности.

Влад постоянно появлялся, притаскивая коробки всяких мелочей, что не учли при планировании или просто забыли. Часть призывал на месте.

Сегодня днём нападение на Центр всё-таки произошло. Новость основательно придавила взрослых. Подросткам решили не сообщать, но те и сами почувствовали напряжение. На удивление, никто лишних вопросов не задавал. Так или иначе, настроение в Убежище было пасмурным, под стать последним дням осени на поверхности.

Ближе к полуночи Стас выловил в коридоре Кирилла Ивановича и оттащил в сторону.

— У нас лишний псионик, — негромко произнёс комендант, внимательно глядя на майора.

Край удивлённо глянул на парня. Шутит, что ли?

— Во время эвакуации нас стало чуть больше, — пояснил Станислав, отправляя офицеру инфопакет с данными. — На одну девушку.

— Откуда взялась? — спросил Кирилл Иванович, быстро прокручивая на медиа-линзах небольшую подборку документов. — На диверсанта не похожа. Но… Это как раз чуть ли не первый признак — такие девочки-незабудки самые… О-о… Пашка привёл?

— Да, — кивнул комендант, — Павлик сказал, что встретил её в Лесной пещере и чуть ли не за руку привёл к группам на эвакуацию. Доброжелательна с окружающими, неконфликтна, тихая… И немая.

Майор оторвался от просмотра роликов с камер наблюдения и вопросительно уставился на коменданта.

— Совсем?

— Общается с помощью планшета. Хотя… это не сильно помогает. Она несколько… — Парень помялся, подбирая слова, — Она немного блаженная. Вряд ли такая может быть диверсантом, вот честно. Или просто гениальная актриса. Психолог первый и затрубил тревогу, когда к нему отвели… эту Оксану.

— Где она сейчас? — спросил Край молодого коллегу. — Блокираторы есть? Хорошо! Надо ещё пару ребят из наставников на подстраховку. Так…

— Она уже уснула, — раздалось за их спинами.

Кирилл Иванович и Стас одновременно вздрогнули и обернулись. Рядом стоял Стечко. Он кивком поприветствовал их и натянуто улыбнулся уголками губ. Справа от оператора замерла врачебная каталка со спящей пожилой женщиной. Влад поправил угол свесившейся простыни и пояснил:

— Я Оксану отслеживаю с первого шага на территории поселения. Не опасна. Сама добралась к нам. Да, с разумом у неё проблема, но это обратимо. Пока не берите в голову.

Влад собрался идти дальше, но Стас придержал друга за рукав.

— Она телепортер? — спросил комендант. — Как в Центр пробралась?

— Дриада, — ответил Оператор. — Сила напрямую связана с флорой — лес, цветочки, травинки. Я внимательно не изучал. Не до того. Сначала решил, что это часть нападения, но потом отмёл эту версию… В Лесную просочилась сквозь грунт. Не дёргайте её, хорошо? Придёт в себя и сама всё расскажет.

— Влад, — укоризненно покачал головой Кирилл Иванович, — о таком надо предупреждать. Мы тут чуть целую войсковую операцию не развернули. Ну что за несерьёзность?

Оператор пожал плечами:

— Поверьте, это сейчас не самое важное. Знали бы вы, что творится в Центре.

— А вот с этого места поподробней, — Кирилл Иванович ухватил Оператора за плечо и потащил парня в комнату отдыха, где никого не должно быть.

Чистый зал заставлен диванчиками, банкетками и выключенными медиа-столами. Пусто.

Каталку с женщиной поставили у свободной стены. Майор усадил парня перед собой. Следом в зал проскользнул и комендант.

— Рассказывай! Только подробнее, Влад, с деталями.

Стечко обвёл обоих потемневшими от усталости глазами и рассказал, что происходило в Центре за последние сутки. О пробитом своде Лесной пещеры, о разгромленных помещениях, погибших…

После окончания рассказа слушатели замерли, пытаясь осознать масштабы происходящего. Но тишина повисла ненадолго.

— Ты нашим помогаешь? — в лоб спросил майор Край, хмуро глядя на Оператора.

— Нет, — спокойно ответил Влад, не отводя глаз.

— Как нет? — вскочил с дивана Кирилл Иванович. — Это как так? Опять твоё дурацкое миролюбие? Там убивают наших парней! Ты не понимаешь, что ли? Что за вывих, Стечко?! Объясни, твою мать!

Оператор молча выслушал ругань Края. Совсем маленький на фоне огромного майора. Но ни одна мышца не дрогнула на осунувшемся лице парня.

Дождавшись паузы, Владислав ответил:

— Мне это тоже не нравится, поверьте. Но пока я не решу ряд проблем…

Оператор неожиданно замолчал, уставился в пустоту невидящим взглядом, словно к чему-то прислушиваясь.

— Стас, будь добр, откати бабулю к моим, — проговорил Влад, кивая на каталку. — Тебе должны были скинуть инфу где их разместили… Я вас покину, простите.

И исчез из столовой.

Только ветром дунуло между столиками. Край всплеснул руками и обессиленно рухнул обратно на диванчик, протяжно выдохнув:

— Сбежал, засранец!



* * *

В который раз задавив режущий кашель в груди, младший из диверсантов упорно полз дальше, цепляясь за сколы в каменном своде. Осталось совсем немного. Ему никак нельзя больше опростоволоситься, а то закончится вся карьера в Конклаве. И так уже команда смотрит косо. Надо же было так облажаться с респиратором?!

На то, чтобы попасть в эту тройку, у парня ушло почти пять лет. Пять тяжёлых, выламывающих мозг и кости лет. С бесконечными тренировками, командировками по всей планете… И… «Я добился своего. Потому что… Потому что я лучший! Это все знают! Пусть даже парни из тройки смотрят снисходительно. Ничего! Я — лучший! Я стану лидером команды! А эти неудачники подавятся своими ухмылками… Старичьё… Алё! Ваш поезд уже ушёл! Адью!»

Наконец-то добрались… Три конклавовца по очереди тихо просочились в слабоосвещённую пещеру с флюоритовой колонной в центре. Очень хотелось ускориться на финальной стадии, но нельзя. Начинается самое важное — установка блоков.

Диверсанты двигались очень медленно. Через несколько минут они рассредоточились под сводом пещеры на равном расстоянии друг от друга. Безмолвно распахнули клапаны рюкзаков, и в слабом свете потолочных ламп блеснули три чёрные маслянистые капли, сантиметров тридцати диаметром.

Именно «каплей» и назвали своё изобретение высоколобые из Калифорнийского научного центра. Мрачная штука — тринити-артефакт. Сплав псионических конструктов и высшей инженерии.

Но тройке диверсантов не до восхищения гениальным изобретением, красотой и элегантностью решения. «Капли» нужно активировать и постараться свалить отсюда живыми.

Парни приложили каждый свою часть прибора к стене. Включили крепёж. Артефакты с сухим щелчком ощетинились металлическими лапками и впились ими в стену, прикрепляясь намертво. Теперь осталось запустить всю конструкцию.

— Лучше не стоит, — громко раздалось снизу. — Вы погибнете…

Западники резко оглянулись на голос. У подножия колонны стояли три парня-близнеца в комбинезонах камуфляжного окраса. Встали точно под каждым из троицы агентов на потолке. Невысокие парни не мигая смотрели на визитёров.

Да уж. Какой тут «скрыт» или «полог тишины»?

— А вот и Оператор пожаловал… Тебя и ждали! — натянуто рассмеялся один из бойцов, врубая свою часть артефакта. — Старт!

Остальные тоже моментально активировали чёрные капли.

— Я предупреждал! — громко крикнули три Оператора, одновременно взлетая в воздух.

Диверсантов пришпилило к стенам, как бабочек. Вдавило в породу с хрустом.

Но поздно — из каплевидных сегментов тринити-вампира ударили яркие снопы света, сшибая копии Оператора на пол. Артефакты засверкали пучками ослепительных лучей во все стороны, словно сумасшедшее лазерное шоу.

Вокруг Флюоритовой колонны начала сплетаться ячеистая огненная сеть.

Из воздуха сплошным потоком вылетали парни-клоны. Но ничего сделать не успевали. Ни десяток Владов, ни сотня. Они все вместе попытались закрутить смерч, но их тут же спеленали сверкающие нити. Сжались вокруг тел пылающими коконами.

Секунда-другая, и ловушки ритмично запульсировали, наливаясь режущим светом, высасывая силы из каждой копии Оператора.

В это время гигантская сеть уже облепила весь столп сверху донизу. Впилась в полупрозрачный камень, прожигая борозды. Огненной лавой расплескалась по поверхности. Жадно присосалась к энергетике древнего артефакта. Словно нежить, приникшая к артерии беззащитной жертвы. Выпить! Выпить всё досуха, опустошить до дна.

Простая задача, на самом деле, для тринити-вампира.

И он пил, брызгая огнём. Утолял голод океаном энергии. Минута бежала за минутой. Пространство вокруг гудело от напряжения, шипело электродугами, пробивающими воздух. День, год, два… Столетие… Неясно сколько прошло времени — оно сжалось в одну бесконечно малую точку, величиной со Вселенную… Наконец, вампир насытился, вылизав «Флюоритовую колонну» до дна…

Огненные коконы с копиями Оператора один за другим рассыпались, падая на обожжённый пол искристым дождём. Сверкающая сеть всё так же оплетала колонну, но уже без прежнего напряжения. Она сыто поползала вниз.

Каплевидные артефакты под сводом пещеры тоже погасли и осыпались чёрной трухой.

Наконец, сеть пару раз стрельнула в воздух протуберанцами и медленно погасла, словно и не была никогда живой.

Пещера погрузилась во тьму. Кромешную, жирную, чернильную…


Рецензии