Эликсир жизни. Курортный роман. 16

предыдущее: http://www.proza.ru/2016/08/22/815


- А вот Милка сказала, что ты ловелас и сердцеед!
- Это комплимент, – сказал князь.
- Нет, это порицание. Это осуждение и порицание!
- Это приговор, - сказал князь. – Осудить и заточить в крепость. На восемьдесят лет.
- Я тебя спасу! - пообещала я горячо.
- Я сам. Я вырою подземный ход.
- Я тебя буду ждать возле выхода!
- Ты не дождёшься. Ты ветреная, - сказал вредный князь. - И ты меня всё равно не узнаешь. Я вылезу страшный, обросший и зелёный.
- Ужас... Зато ты сейчас красивый. Тебе так идёт чёрный цвет… и эти морды…обросшие и зелёные...
- Эти обросшие и зелёные, а также фиолетовые морды, пани, известны, тем не менее, всему цивилизованному миру. Кстати, майку я купил у тех самых негров, которыми ты восхищалась…
Мы шли по набережной, хохотали и ели мороженое. Вокруг нас бушевал воскресный вечер.
- Вот что у вас плохо, это то, что мороженое быстро тает, - сокрушалась я, - я люблю каменное. Дубовое.
- Ну, так надо было сидеть в кафе и есть из вазочки, - сказал князь. – Не хочешь ты быть приличной леди…
- Не хочу. Я из вазочки и дома поем. А по набережной больше не пройду. Слушай, как я неё влюблена! Вы такие счастливые, что у вас есть набережная. Вы здесь рядом живёте и не понимаете, какие вы счастливые. Какая потрясающая у вас жизнь! Просто спустились из дома – и вот море… Идти на работу по набережной… За это можно всё отдать. Вы не осознаёте даже, что есть в вашей жизни…
- Я понял про набережную. Ты сейчас себе испортишь платье. Дай сюда! – он отобрал остатки эскимо и выбросил в урну. Я затрясла липкими пальцами.
- Пальцы-то не облизывай, –  сказал князь. – Ты прямо как моя сестрёнка…Подожди. Здесь должна быть вода, стой.
Он вернулся с мокрым платком, с которого капало, и хорошенько отжимая воду, оттер от меня мороженое.
И в этот момент над нами зазвучала музыка. Моя музыка.
Я ахнула. Это было совершенно невероятно. Я поражённо распахнула глаза.
- Слышишь? Танго! Это Эль Чокло… Ты слышишь? Это же Эль Чокло… Откуда это? Князь!
- Слышу, - спокойно сказал князь. - Над нами ресторан.
Я подняла голову. Большие окна на втором этаже над нами были распахнуты, за ними угадывались недвусмысленные приметы дольче виты.
- Тут же можно танцевать на улице!
- А тут и танцуют. Посмотри…
Князь вывернул меня за угол стены, и я обнаружила среди зелени уютную импровизированную танцплощадку, окроплённую всполохами цветомузыки из окон, на ней тихо топталось несколько пар.
- Слушай! Давай попробуем тоже! – взмолилась я. - Под музыку хоть раз… Давай, а? Пожалуйста…
- Ты правда хочешь танцевать? Не боишься? И меня не боишься? И бездну не боишься?
- Не боюсь ничего! Хочу!
- Хорошо, пойдём.
Мы за руку выбежали на край площадки.
- Только, пожалуйста, пожалуйста, несложно... Можно ведь несложно? Да?
- Конечно, можно.
- Но если ты опять сделаешь ту барриду - всё, мы больше не разговариваем, учти!!!
- Не волнуйся, я хорошо тебя поведу. Я знаю, что ты любишь. Иди ко мне, близкое объятие.
Я смело шагнула к нему, смело взглянула в глаза. Музыка уже билась во мне крыльями.
Князь улыбнулся мне коротко и незнакомо, словно издалека. Магически-медленно занёс вокруг меня руки. Мгновение – и я привлеклась к его телу, властно и нежно. И у меня слегка захватило дух, я поняла, что всё всерьёз и что назад дороги нет. Как у стойки с эликсиром жизни. Кончились колебания, и надо делать, что сама придумала сломя голову... как в ту бездну… Я почувствовала, как моей рукой напружинилась его спина, словно задышала...
- Пальцы ниже, - еле слышно подсказал князь, глядя на меня сверху. - Плотнее локоть. Ничего не бойся, слушай меня и мои руки… Пошли....
Он замер, воздушно приподнимая меня вверх и выжидая такт, а потом мягко шагнул – и я вдруг неожиданно просто и неожиданно согласно шагнула, соединяясь с ним и с музыкой, легко и свободно. Поток музыки подхватил нас, что-то случилось со мной, меня понесло вдохновение. Старое чарующее танго скользило по нашим голым рукам, ласкало волосы легко и головокружительно, парило над набережной, знакомый голос певца, тёплый и волнующий, со сдержанно-страстным форсированным «р» , пел что-то вечное и важное - совершенно в такт нашим длинным вкрадчивым шагам, совершенно в такт нашим быстрым и колким шагам, и в такт моим поворотам, которые я неожиданно умудрялась выполнять, не веря, что это я  сама с ними справляюсь, объясняя всё высокими каблуками, как будто только в них и заключается вся тайна танго....
Что-то я всё-таки пропускала, и тогда оказывалась подхваченной с пола, и душа моя замирала, - а когда я открывала глаза, я ловила на себе прямой и нежный взгляд и остро чувствовала свою красоту, о которой совсем забыла за этот проклятый провальный год…
Кажется, нам давали дорогу. Кажется, на нас смотрели. Наверное, мы были красивой парой…
- Медленно, быстро… - иногда подсказывал князь одними губами.
- Не надо быстро, - в отчаянии молила я еле слышно, – так хорошо… так хорошо… не надо быстро, я упаду…
- Я тебя подхвачу, - обещал князь – не бойся ничего… я тебя люблю…
- Что?
- Ничего…
- Что?…
- Ничего… тебе показалось…
- Я не боюсь… я только боюсь,…
- Что сломается каблук, – тихо подсказывал князь.
Я не выдерживала, фыркала ему в шею, слабела от хохота, наше танго ломалось, сминалось, выносило нас из круга танцующих, выносило куда-то далеко, на край света, на край земли, туда, где бесполезны и смешны были правила, приличие, сдержанность, скромность… Нас тащило друг к другу с неотвратимой силой, нас растворяло друг в друге, музыка проникала в наши тела, наполняя восторгом страсти, размыкая губы навстречу друг другу, заставляя забытья… Стена услужливо подставляла нам свою спину, нагретую за день южным солнцем, ветки услужливо опускали над нами штору, я бессильно, словно в тумане, откидывала голову, чувствуя на лице и шее прохладные листья и тёплые губы с привкусом мороженого, и последнее, что я видела отчётливо – это тёмное небо, расчерченное подсвеченными ветвями...
Последний бравурный аккорд – и танго замерло тишиной над всем миром. И весь мир замер вслед за ним.
Я глубоко передохнула, с бьющимся сердцем обвела глазами наш укромный краешек земли…
- Слушай… где мы… как ты меня сюда пританцевал?...
- Очень просто. Наконец-то пани слушалась.
- Как было здорово… под музыку... А ты думаешь, нас не видно отсюда? - я выглянула из-за плеча князя. - Мне кажется, мы совершенно на виду…
- Ещё как на виду. Это вход в ресторан. Не бойся, там все пьяные… Никому до нас нет дела… Ну… опять твои руки… они всё время мешают мне тебя целовать…
- Боже мой, князь… сколько раз мы уже целовались… за эти три дня...
- Мало… очень мало… Ты... у тебя... у тебя такие красивые руки… Сделай что-нибудь, чтобы они мне не мешали… пожалуйста... У тебя такое волшебное тело… Я хочу увидеть тебя обнажённой…
- Ты с ума сошёл!!!
- Нет... да..., - он поднял на меня расплавленный взгляд, - я же не говорю, что прямо сейчас… Я вообще не говорю… я просто… ты же видишь… я просто влюбился, как дурак… как совершенный дурак…
- Ты, правда, сошёл с ума... ты уже голову потерял…
- Наверное... конечно… да...
- Нас же увидят…
- Пусть…
Тишину над нами вдруг разрезала стремительная знакомая увертюра - и мелодия Бимбо серпантином полетела в ночное небо, разрывая интимную укромность нашего мира.
- Я сейчас упаду… – шептала я, теряя опору.
- Не упадёшь.., - шептал он.
                Мелодия бимбо, надежда и отчаяние,
                в ней ласка тихих слов,
                и в ней обиды боль опять кричит…
Музыка пульсировала над нашими головами бесконечными тугими аккордами, и это было, как порыв ветра с моря, ворвавшийся вдруг в наш тесный, горячий, почти дымящийся от напряжения мир.
- Послушай, я, правда, упаду сейчас…
- Не упадёшь, я тебя держу… Ты знаешь… мне так нравится, как у тебя кружится голова…
- Князь… ты же сам… ты сам… как пьяный…
- Да, да… да… но это от тебя… это тобой…

                Мелодия Бимбо, весёлая, печальная,
                в ней всё переплелось,
                я слышу сердце песне в такт случит…

Мы оба одновременно перевели дыхание, не отрываясь друг от друга, глотая вечерний воздух. Мелодия словно переключила нас на другую волну. Мы оцепенели, делая неверные, блуждающие, практически танцевальные шаги, пытаясь найти равновесие…
- Батя идёт… - совершенно трезвым голосом проговорил вдруг князь над моим ухом.
Мне показалось, что он бредит. Слегка задыхаясь, я оглянулась. К нам быстрой, лёгкой походкой приближался интеллигентный мужчина лет сорока пяти, сосредоточенный и в светлой рубашке.  Я из последних сил попыталась поправить волосы и одновременно смахнуть с плечей княжескую руку.
Мужчина поднял голову, споткнулся взглядом о нас с князем и остановился, с любопытством глядя на меня. Зависла тишина.
Я не выдержала первая.
- Здравствуйте, - сердечно поздоровалась я, лихорадочно соображая, как себя вести.
На мне было короткое платье из голубых дырок, отделанное белыми дырками. Сквозь дырки сквозили  мои голые ноги и всё остальное. Вести себя в таком одеянии следовало исключительно скромно и вежливо.
- Здравствуйте, - поколебавшись, сказал папа.
Мы помолчали. Князь спокойно стоял рядом, не снимая руки с моей талии, и внимательно разглядывал небо над горизонтом.
- Меня зовут Вероника, - представилась я на всякий случай, справедливо полагая, что имена придают беседе доверительность и безопасность.
- Очень приятно, - сдержанно сказал папа. - У нас есть дочка Вероника…
- Да…я знаю, - радостно покивала я в очередной безнадёжной попытке произвести безопасное впечатление.
Мы опять помолчали. Все мои силы уходили на то, чтобы выглядеть безмятежной и непринуждённой. Я отчаянно завидовала князю, который стоял, как ни в чём не бывало, словно это и не он безумствовал возле меня минуту назад.
Мелодия Бимбо завершила в небе свой последний головокружительный виток и предательски приземлилась в окно ресторана. Магия кончилась.
- А почему вы тут стоите? – спросил, наконец, папа.
- Музыку слушаем! - хором объяснили мы с князем, являя редкостную  догадливость и единодушие.
- Музыку нужно слушать там! – папа внушительно поднял палец вверх, к окнам ресторана, давая понять, что мы уже вышли из возраста, когда парочки околачиваются под заборами.
- Денег нет, - спокойно сказал князь, давая понять, что мы слишком молоды, чтобы предаваться сомнительному буржуазному времяпровождению.
- Ну, пойдёмте со мной,  – распорядился папа, давая понять, что у него есть деньги и что он хочет разглядеть меня поподробнее и на свету.
- Не, мы гуляем, - сказал князь и потянул меня за руку.
- До свиданья, - радушно попрощалась я, пятясь и старательно силясь не упасть на высоких каблуках.
Князь жестом собственника пригрёб меня поплотнее к себе, мы обнялись и пошли. По дороге я не удержалась и оглянулась – папа курил сигарету и смотрел нам вслед.
- Слушай, интересный у тебя батя, - поделилась я впечатлениями.
- Да он мне отчим.., - сказал князь с непонятной досадой.
Он шёл сосредоточенный и молчаливый, абсолютно далёкий, ничего в нём не было от того уверенного и собранного тангеро, который вёл меня под музыку точно и легко, ничего в нём не было от внезапно потерявшего голову Ромео, который в забытьи взволнованно и сбивчиво шептал мне слова любви.
Я вдруг опять подумала, что ничего о нём не знаю. Я знала, в каком месте он родился, в каком городе жил и учился, знала, что он бросил последовательно музыкальную школу, английский язык, фехтование и конный спорт, знала, что он потерял невинность в 16 лет, знала, что он служил в ракетных войсках и что однажды он заплакал, слушая песню «Наши любимые». Но всё-таки я не знала ничего…
- Князь… Ты из-за отца расстроился?
- Нет. Я просто думаю, что послезавтра тебя уже не будет. У нас уже не будет послезавтра.
- Но завтра же будет. Целое завтра…
- Завтра…- отозвался князь эхом… -  Завтра будет половина завтра. Шеф возвращается из командировки. Удрать не получится, придётся работать. Я буду после пяти.
- Тогда я буду спать до пяти, - объявила я.
Он остановился и обнял меня.
- Верная Пенелопа, - засмеялся он.  - Как сейчас было хорошо с тобой… от тебя так дивно пахло мороженым. Ты поняла теперь, как танцевать?
- Слушай, - сказала я. – Я поверила в то, что ты рассказывал... Невероятно...  это правда что-то невероятное … Такое чувство, что мы одно целое... Совершенно опьяняюще...
- Ещё как опьяняюще...
- Что ты делал? Мне казалось, всё само как-то делалось.
- Да ничего не делал, я просто вёл тебя так, чтобы не столкнуться с остальными.  Тебе было хорошо?
- Да, очень! Я, кажется, всю жизнь буду помнить!..
- А потом? А после танца?... - нахально спросил князь и аккуратно обвёл пальцем моё декольте. -  Эль Бимбо после эль Чокло? Ты меня даже не побила… странно… Или всё-таки будешь ругаться?
- Не буду ругаться! - сердито сказала я. – Но какой же ты всё-таки бандит! Я чуть не упала... у всех на глазах... И главное, надо ж было так по-дурацки попасться! Ужас!
- А мне было так смешно, - покатился князь. – Я стоял и смеялся.
- Ничего ты не смеялся!
- Я внутренне смеялся, - объяснил князь. – Ты так смешно выкручивалась…
- Это какой-то кошмар! - воскликнула я, потрясая руками, -  Ну, застукали, как школьников… как каких-то семиклассников…
- А зато как романтично… - ухмыльнулся князь, глядя в небо.

продолжение: http://www.proza.ru/2016/08/22/1294

Музыка: Эль Бимбо https://www.youtube.com/watch?v=HQdopq44drM


Рецензии