Прости меня 2

 Володька открыл глаза и прислушался. За окнами снова пошел дождь,  забарабанил по стеклам, их кухни потянуло запахом свежеиспеченного пирога. Он вздохнул и снова погрузился в воспоминания.
 …В их доме было много икон, мать постоянно посещала храм, возвращаясь оттуда какая-то просветленная, радостная и очень спокойная. Отец по-доброму подшучивал над ней, сам он ходил в храм лишь по большим праздникам. Маленькому Володьке отец рассказывал о Боге, о святых старцах, об иконах, а тот все удивлялся, как это - Бог один, а  всех слышит и всем помогает? Как же он успевает? Отец улыбался и говорил, что Господь может все. Сколько бы ни было людей на земле, а поможет он всем, кто к нему обратиться.
 Смерть отца была внезапной, и мальчишка  оказался не готов принять ее. Именно тогда он стал трудным подростком и слишком рано повзрослел. Ах, как не хватало ему советов отца, его смеющихся добрых глаз и мужской поддержки в тяжелую минуту. Из трудного подростка он вырос в самостоятельного парня, изучившего закон улицы «от и до». Он понял, что главное - это сила,  кто сильнее  - тот и прав. А у кого «кишка тонка», думал он,  пусть отходят в сторону или смету с дороги, тут уж не до сантиментов. Лишь сила, бесстрашие и постоянная готовность к бою придавала ему уверенности в себе. Он никому не верил и привык рассчитывать сам на себя, поэтому слова матери о Боге серьезно никогда не воспринимал, а уж когда лежал без движения и кусал губы от злости,  и подавно.
                Х
Когда прошла злость, наступило отчаяние и обида. Почему это произошло именно с ним? Почему он не уберегся в тот раз? Знал бы, как говорится, соломки заранее подстелил. Сколько людей вокруг  ходит на своих ногах, живут да радуются, а он теперь вынужден лежать!
 Затем Володьке стало жаль себя, свою загубленную жизнь, в которой  уже ничего не сбудется так, как ему мечталось  ранее. И не сможет он попасть в Севастополь – город, о котором ему много рассказывал отец, когда был жив. Не сможет больше гонять на своей машине и даже просто так спуститься по лестнице и выйти во двор ему не под силу. Он больше НИЧЕГО не сможет сделать самостоятельно. Горячие слезинки предательски бежали из глаз, и парень  плакал по-детски горько, но беззвучно, стараясь, чтобы не услышала мать.
 После слез наступила апатия – тупое безразличие, молчаливое, вялое существование. Все чаще он  задумывался о смерти,  снова проклиная свое безвольное тело, поскольку сам не в состоянии был что-либо сделать с собой. Какая мука лежать кулём, все понимая, имея желание, но, не имея возможности двигаться. Лучше бы у него помутился рассудок, когда он ударился головой об ту корягу! Но нет, рассудил он, тогда матери совсем было бы невыносимо. Ухаживать за «овощем» - не сахар.
 Прежние друзья появились у Володьки пару раз,  после случившегося, да и только. У всех свои дела, заботы-хлопоты… Девушки…Девушек рядом с Володькой всегда было достаточно, ведь машина у него была хорошая, дорогая, деньжата не переводились, да и сам он парень видный. Только, где те девушки, стремившиеся занять место рядом с таким лихим водителем? Они исчезли еще быстрее друзей.
 Лежа на кровати и безучастно глядя в потолок он тогда вдруг понял, что вся его прежняя жизнь была суетной и пустой. Вроде бы жил, торопился, дел было полно и денег, а вспомнить нечего. Не было чего-то настоящего, истинно ценного и важного, что страшно было бы потерять. Мать, почувствовав неладное, стала чаще заглядывать в комнату сына и приносить что-нибудь вкусненькое. Парень лежал неподвижно, глядя прямо перед собой в одну точку и тяжело вздыхал.
                Х
 Именно тогда коллега матери по прежней работе принес ему специальную приставку к компьютеру и нашел удобную программу для рисования. Рисовать на экране приставки можно было как пальцами, так и специальным пером, тем самым разрабатывая плохо двигающиеся пальцы рук. Мать тогда приложила немало усилий, чтобы заинтересовать сына и отвлечь его от тяжелых дум.
 Володька  последний раз рисовал  только в детском саду, поэтому, взяв в руки перо, долго не решался провести линию. Перо то и дело выпадало из рук, оставляя на экране кривые линии и завиточки.  К  радости матери занятие это его увлекло, и парень взялся за него со всем упорством своего характера.
 Со временем непослушные пальцы все крепче сжимали перо, все ровнее становились лучи у солнышка и лепестки у ромашек. Ведя  пальцами по сенсорному экрану, он испытывал  удивление и радость одновременно. Рисование не только разрабатывало пальцы, но и отвлекало от сумрачных дум и тяжелых мыслей. Впервые после двух лет отчаяния и безысходной неподвижности появилась тонкая нить радости, ощущение нужности своего существования, желание творить.
 С того дня каждое утро открывало перед ним дорогу в будущее, которое он рисовал сам. Это были его маленькие ежедневные путешествия, ведь  экран компьютера как чистый лист бумаги мог стать лесной поляной, морским берегом, уютным залом небольшого ресторанчика на побережье или  поляной с цветами. Иной раз путешествие затягивалось на два-три дня, когда не вырисовывались некоторые фрагменты картин. Тогда он понял, как трудно было художникам, рисовавшим свои картины красками на холстах. Холст – это тебе не экран компьютера, не сотрешь неудачный фрагмент, чтобы снова на том же месте нарисовать так, как хотелось.
                Х
 Как-то раз мать, вернувшись с рынка, с порога веселым голосом сообщила, что в доме необычные гости. Затем дверь отворилась и в комнату кто-то вошел. Необычный гость был малого роста, сопел и легонько стучал когтями по полу. Володька повернул голову, но увидел лишь два торчащих уха возле постели да хвост колечком. Затем над его постелью показалась заинтересованная собачья морда и поверх одеяла легли две лапы. Пес посмотрел на  парня, затем ткнул пару раз носом в его ладонь и лизнул ее. Это было так неожиданно – мокрый холодный нос, горячий шершавый язык и веселые собачьи глаза -  что тот невольно засмеялся и пошевелил пальцами, пробуя погладить пса. Тот потерся своей мордой об его руку, завилял хвостом и лег рядом с кроватью на пол. Следом за псом вошел молодой бородатый мужчина и Володькина мать.
- Это Алексей - сказала мать – он занимается  дрессировкой собак!
 Телефон Алексея дала матери сердобольная соседка. Она рассказала, что общение с собаками хорошо восстанавливает нервную систему и продлевает активную жизнь. Мать, хватавшаяся за любую возможность вылечить сына, позвонила по указанному телефону.
 Алексей сразу согласился помочь и пришел со своим псом. В  первый раз они побыли не очень долго и договорились, что раз в неделю Алексей со своим псом Бураном будет приходить к Володьке в гости. Пока они разговаривали, любопытный пес сунул нос под полотенце, лежавшее на прикроватном столике. Полотенце скользнуло вниз, и Алексей увидел лежащую на столе икону.
- Вот это да! А чего это у тебя святитель Николай лежит, полотенцем прикрытый? - удивился он.
Алексей бережно взял икону и, передвинув столик поближе к кровати, поставил ее так, чтобы Володька мог всегда видеть святого.
- Так- то лучше будет. Смотри, брат, какой у тебя защитник хороший!
Володька повел глазами и вздохнул:
- Мать все уговаривает поговорить с ним.
- Ну, а ты? Пробовал поговорить?
- Нет, как-то не случилось.
- Так это мать икону принесла – догадался Алексей – У вас в доме много хороших икон, а у тебя в комнате всего одна.
- Ну, да. А с полотенцем случайно вышло. Сергей Петрович, приходил, научил программой для рисования пользоваться, чтобы я пальцы разрабатывал, приставку вот принес …перо, все такое.  Руки вытер и положил на столик не глядя, наверное, на икону.
- Понятно. А ты в Бога веришь?
Володька помедлил, но все же ответил:
- Как тебе сказать… Раньше бы ответил нет, а сейчас - не знаю. В той жизни все было иначе…
- Я знаю, ты многое пережил за эти годы болезни… – начал было Алексей,  но Володька резко перебил его:
- Ничего ты не знаешь! И не надо тебе знать. Что я пережил, дело третье, никого не касается.
Алексей мягко улыбнулся и кивнул головой в знак согласия. Затем спросил:
- Программа это хорошо. А как ты пальцы разрабатываешь?
- Да там рисовать можно хоть этим пером, хоть пальцем. На экране все видно.
- А что рисуешь, можно посмотреть?
Володька замялся:
- Да какое там рисую, так…балуюсь…
- Ну, хорошо, захочешь, потом сам покажешь. Мы сегодня пойдем домой, а в следующий раз Буран тебе покажет, на что он способен.
 Прощаясь с Володькой, Алексей пожал ему руку и, указав глазами на икону, сказал очень серьезно:
- А ты все-таки попробуй, поговори с ним.
                Х
 После ухода новых знакомых Володька еще долго пребывал в каком-то радостном возбуждении. Вспоминал веселые глаза Бурана, крепкое рукопожатие Алексея, их разговор.  Долго смотрел на икону и понимал, что былая злоба и раздражение куда-то давно уже  ушли, и икона не вызывает уже такое неприятие, а наоборот, притягивает взгляд. Он еще немного помолчал, а потом все же решился и негромко произнес, так, чтобы не слышала мать:
- Здравствуй, батюшка Николай Угодник.
 Володька не знал, как правильно обращаться к святому, но помнил из детства, что отец называл Николая Чудотворца батюшкой. Немного помолчал и вдруг вспомнил те свои, давешние  слова про «разговор с доской».
 С приходом Алексея что-то неуловимо изменилось, потому что парень вдруг почувствовал, что святитель Николай  в тот раз все слышал. Ему стало неловко, он кашлянул и тихо сказал:
- Ты прости меня, пожалуйста, за те слова… не хотел я… в общем... Просто, обидно мне было, что так произошло. Сгоряча сказал, не по злобе, ты не думай.
Володька отвел взгляд, еще немного помолчал, а когда взглянул на икону вновь, то на секунду потерял дар речи. Строгий старец очень тепло  и ласково смотрел на него.
- Так ты, действительно, меня слышишь?!...  Нет, это мне, наверное, показалось… Умом тронулся, пока лежу тут один…
 Странное чувство овладело парнем, разум и сердце спорили друг с другом. Сердцу была приятна и радостна такая возможность общения со святым. Разум же возвращал в реальность, требуя то ли объяснений, то ли доказательства случившегося. Как бы то ни было, а Володьке вдруг стало страшно потерять это безмолвное общение. Он снова посмотрел на икону и увидел сочувствующий, ласковый взгляд.
- Скажи мне, батюшка,   почему со мной такое произошло? Почему я – молодой и сильный должен лежать кулём всю оставшуюся жизнь? Неужели мне так было уготовано заранее там, у вас на небесах? Отец мне как-то рассказывал, что каждому предназначена своя судьба и свои испытания. Только, зачем же мне такое испытание давать было? Видишь, я ничего толком и сделать не успел. Лежу, вспоминаю, а вспомнить нечего! Дом не построил, сына не родил… как там говориться в народе. Даже дерево и то не успел посадить. Что мне теперь делать?
 Володька замолчал, потому что святитель Николай теперь смотрел на него строго и с укоризной.
- Вот и мать говорит мне не роптать на судьбу, а принять такой, какая есть. Нести свой крест по жизни и все такое. Но, сам посуди, батюшка, ведь, я жил, как  все, так почему мне именно такой крест выпало нести? … Вырос без отца…Думаешь, легко было?  На ноги встал, машину купил, матери деньгами помогал, тетке на дом добавил, родня все- таки.  И теперь вместо того, чтобы жить да радоваться  лежу как мешок. Почему?! Своим трудом все заработал… – на этих словах Володька вдруг запнулся, язык его стал  чужим, тяжелым и непослушным. Как ни старался, а больше ничего произнести не смог. Остаток дня парень провел в тяжелых раздумьях и под вечер забылся беспокойным сном….


Рецензии