Гадалка

  Март 1988 года. Вечер. Солнце ещё не зашло за горизонт, выглядывая между фасадами многоэтажек. Оно одаривало Москву нежданным теплом, озаряя её вечерним светом, растапливая почерневший за день снег. Весна, так неожиданно пришедшая в Москву, пригревала горожан, суля им тёплые дни. От того всем становилось весело на душе и хотелось бесконечно долго всматриваться в приветливые лица людей, присоединяться к их счастью и радоваться вместе с ними.
  Именно в этот тёплый мартовский вечер можно было заметить тихо прогуливающуюся вдоль набережной Москвы-реки молодую пару. Они шли рука об руку. Девушка, засунув руку в куртку, то и дело опускала свою голову на плечо молодого человека, одетого в чёрное драповое пальто.
  На лицах их читались безмерные радость и счастье, которые были связаны не только с весной - они были безумно влюблены друг в друга.
  Звали молодых людей Владимир и Тамара. Владимир был курсантом одного из московских военных училищ. Тамара училась в Первом Медицинском на врача.
  Прогуливаясь по набережной, они в какой-то момент остановились и повернулись, глядя друг на друга. Владимир всматривался в сияние глаз своей спутницы, Тамара смотрела на него. Молодой человек в какой-то момент захотел её поцеловать, но девушка вдруг рассмеялась и ушла от поцелуя, по-прежнему весело поглядывая на парня.
- Почему? - немного замешкавшись, спросил Владимир.
- Потому, - Тамара игриво улыбнулась. - Вокруг ходят люди.
- Да какие люди?
- Вон, не видишь? - она указала куда-то в пустоту.
- Нет тут никого ей-богу.
  Девушка ничего не ответила, а взяла его за руку, и они вновь пошли по набережной.
  Некоторое время они шли молча.
- Скоро ледоход, - наконец произнёс он.
- А у нас реки никогда не замерзают. А сейчас уже цветут розы, а скоро зацветут маргаритки.
- Неужели так рано? - с неподдельным интересом спросил Владимир.
- Да.
- Хотя конечно, вы же на юге, это мы — север.
- Мы обязательно поедем ко мне, - повернулась она к нему. - Ты увидишь как у нас прекрасно!
  Тамара, остановившись, прижалась к молодому человеку, и он инстинктивно обнял её, почувствовав, как она просунула свою руку под лацкан его пальто.
  Они ещё долго стояли, любуясь друг другом. Весеннее солнце шло на закат.
 
  Владимир познакомился с Тамарой на дне рождения у одного своего знакомого - он жил на Садовом. Владимир сразу приметил её, когда вошёл — она сидела на диване, скромная, восточного вида девушка со смуглым, удивительно красивым лицом.
  Подойдя к своему другу, он спросил его, кто она такая, оказалось - сокурсница подруги одного из их общих друзей. Владимир был просто обворожён ей.
  Когда они сели за стол - а сел он напротив девушки, - то он то и дело посматривал на неё. В какой-то момент она поймала его взгляд и улыбнулась.
  Разливали шампанское. Уже был готов тост. Молодые люди встали, чтобы поздравить именинника.   Владимир с Тамарой чокнулись бокалами, в очередной раз поймав друг у друга взгляд. Он смотрел на неё любопытно, а она - изучающе и свободно. Так, можно сказать, и начался их роман.
  Когда был выпит очередной бокал, он подсел к ней и разговорился. Она слушала его, иногда отвечая, всматриваясь в его глаза.
  Когда день рожденья закончился, Владимир провожал её до дому на такси.
 
- Ты меня любишь? - спросила она, когда они стояли на набережной, и солнце уже заходило на закат.
  Она вглядывалась в него, изучая его глаза.
- Конечно люблю, - ответил он.
  Он обхватил девушку и с жаром поцеловал её в её ярко-алые губы, и она не сопротивлялась.
 
  Летом, когда закончился семестр, они поехали к ней домой в Грузию, как она желала и как он ей обещал, чтобы познакомиться с её родителями. Тамара хотела чтобы они увидели его первыми.
  Он до сих пор помнит тот день, когда вышел из поезда и ступил на вокзал Кутаиси — города из которого она была родом. Помнит как шёл с ней по улицам, как она, весело улыбаясь, рассказывала ему о нём: вот он монастырь Гелати, вот — храм Баграта, а вот — красивый летний фонтан...
  Помнит он и как впервые увидел её родителей, какими они были радушными и как приветливо встречали его, а его возлюбленная стояла возле него, радуясь всем сердцем, счастливо глядя на своего избранника.
  Потом они сидели за столом, Тамарин отец, которого звали Гурами, разливал по бокалам чачу, а её мама Нино угощала его чурчхелой. Вечер прошёл весело за россказнями и шутками. Он ночевал у них, в разных комнатах с родителями и Тамарой...
 
  Наутро его возлюбленная разбудила его:
- Вставай, засоня!
  Владимир открыл глаза, в его голове ещё немного шумело — сказывалась выпитая вчера чача. Но мозг его был трезв, чувствовал он себя хорошо.
  Они позавтракали, и Тамара предложила ему погулять.
- Ну как тебе у нас? - весело улыбаясь спросила она, когда они прогуливались вдоль цветущих каштанов.
- У вас просто прекрасно!
- Ты очень понравился моим родителям, - сказала она, я даже не ожидала...
- Они мне тоже понравились. Они у тебя очень хорошие и гостеприимные.
- Здесь все такие у нас...
  Они шли по старинным улицам. Вокруг стояли непривычного вида здания. Город совсем не напоминал Владимиру Москву, да и его родной провинциальный Иваново, а был совсем другой, как будто из сказок...
  Молодые люди завернули в один из проулков. Тамара повернулась к Владимиру:
- Я хочу с тобой зайти в один дом.
- Какой?
- Здесь живёт тётя Дарико - она знакомая сестры мамы. Очень хорошая! Она предскажет нам нашу судьбу.
- Какую ещё судьбу, кто она?
- Гадалка.
- Тамара, ты же знаешь как я отношусь ко всему этому.
  Девушка посмотрела на него:
- Ну что ты, это же ненадолго... Ради меня!
  Парень взглянул на девушку и, видя радость и просьбу на её лице, не захотел ей перечить.
  Повернув по проулку налево, они подошли к незнакомому дому. Открылась дверь, на пороге их встретила женщина, лет сорока.
- Это она, - шёпотом сказала ему Тамара и уже громче добавила, - Здравствуйте, тётя Дарико.
  Женщина измерила её и Владимира взглядом:
- Здравствуй, Тамара. Здравствуйте, - она обратилась, взглянув на Владимира. - Давно в наших краях?
- Вчера приехали, - живо ответила девушка.
- Что ж, заходите, буду рада гостям.
  Они зашли внутрь жилища. Владимир осмотрелся: внутри дома было не так как у Тамариных родителей — кругом были развешаны иконы, на полочках помимо них стояли странные сосуды, какой-то причудливой формы.
- Проходите на кухню, - сказала хозяйка.
- Нет, - перебила её Тамара, - тётя Дарико, мы пришли не для этого, вы можете погадать?
  Женщина взглянула на Владимира:
- Это твой жених?
  Тамара кивнула.
- Ну что ж, извольте.
  Остановившись, они повернули в комнату налево. Зашли. В ней всё было увешано коврами, по углам стояли иконки и совсем не было окон. На полу лежали карты, большие, с какими-то надписями, совсем не похожие на игральные. Гадалка взяла их. Они присели. Разложив их, она предложила взять карту сначала Владимиру, потом Тамаре. Потом посмотрела на них и велела брать ещё. Показалось, что лицо женщины как будто посуровело. Потом она попросила его дать ей руку и долго разглядывала её, затем взяла руку Тамары.
  Наконец тётя Дарико оставила всё и посмотрела на Владимира:
- Вы можете выйти?
  Молодой человек взглянул на женщину:
- Конечно.
  Он встал. Тамара настороженно провожала его взглядом.
  Женщины остались в комнате одни, Владимир вышел. Он ждал минут пять, когда вдруг услышал резкий крик возлюбленной:
- Нет, этого не может быть, вы обманываете меня!
  Из комнаты выбежала Тамара.
- Пойдём, - она увлекла его за руку, - Пойдём отсюда!
  Они вышли, вернее почти выбежали. Когда они оказались на улице, только сейчас Владимир увидел что лицо у Тамары было заплакано.
- Что произошло? - с тревогой спросил он.
- Ничего! - крикнула девушка.
- Что случилось, что она тебе сказала?
- Это не правда! Этого не может быть!
- Я никогда не любил этих экстрасенсов. Что всё-таки стряслось?
  Тамара прижалась к Владимиру. Он обнял её, гладя за волосы, пытаясь как-то утешить.
  Постепенно девушка успокоилась, и слёзы перестали душить её.
- Ты прав, - наконец сказала она, - Это не правда, какая-то злая ошибка.
- Что она тебе сказала? - как можно ласковее произнёс он.
- Она сказала что ты убьёшь моего сына, - как-то задумчиво и всё ещё с тревогой ответила она.
  Владимир с содроганием выслушал её слова.
- Ты же понимаешь что это полнейшая чушь, как такое вообще может быть? Я сразу не хотел идти, посмотри до чего она тебя довела!
- Да, это бред, - пробормотала девушка.
  Он вновь обнял её. Постепенно придя в себя, Тамара взяла его за руку, и они пошли обратно, пройдя проулок и выйдя к дороге.

  Через три дня они уже были в Москве.

*     *     *
 
  20 лет спустя. Август. Рокский тоннель. Танковая рота 58-й армии России движется в направлении базы российских миротворцев. Вслед за колонной едут БМП, в одной из них сидит командир роты майор Голенко.
  Танковая рота ушла вперёд, БМП идут чуть поодаль. Майор сидел задумчиво и не смотря ни на кого, впереди него находился механик-водитель, чуть поодаль — наводчик-оператор. Они шли на боевое задание. Командир роты знал что им предстояла зачистка, после того, как выдвинувшиеся вперёд танки произведут бой при поддержке авиации.
  Прошло несколько часов. Рокский тоннель был преодолён. Колонна БМП остановилась у подъезда к Зарской дороге. Впереди шёл бой. На подступах к Цхинвалу виднелись вспышки, слышались залпы танковых орудий.
  Майор Голенко не выпускал из рук рацию. В какой-то момент он скомандовал начать движение. Несколько машин БМП двинулись вперёд, машина, в которой сидел майор, шла последней.
  Преодолев дорогу, они вышли на подступы к городу. Они ехали вдоль улицы с разрушенными домами, медленно продвигаясь к базе миротворцев. БМП проехал полпути, когда майор услышал голос наводчика:
- Вижу цель, несколько человек — что прикажете делать?
- Пали по ним, или ты хочешь чтобы они шмальнули по нам гранатомётом?
- Приказ понял.
  Оператор навёл 100-мм пушку. Пусковая установка выдала залп, далее несколько очередей произвела автоматическая пушка.
  Объект уничтожен, - услышал майор голос сержанта, после чего командир скомандовал механику-водителю двигаться дальше.
  Через несколько минут они подъезжали к полуразрушенной казарме, возле которой уже стояли пара российских БМП, а также танк.

  Майор с экипажем вылезли из машины. Возле изрешечённых пулями стен, что ещё недавно составляли здание казармы, виднелись российские солдаты.
- Наши потери? - спросил майор, вылезая из БМП и подходя к своему подчинённому.
- Одна подбитая машина, экипаж цел, двое раненных, им уже оказывается помощь.
- Хорошо.
  Рота была цела.
  Было исследовано здание казармы, шли разговоры с уцелевшими миротворцами, после чего был произведён инструктаж. Вскоре на месте дислокации был устроен полевой лагерь, в котором и разместились военные.
  Наутро к майору подошёл лейтенант, командующий взводом его роты.
- Товарищ майор, там на местности трупы солдат, что прикажете делать?
- Не наши?
- Да.
- Много?
- Никто не считал, наверное, порядка сотни.
- Город не обстреливается?
- Нет, всё зачищено, город полностью контролируют ополченцы.
  Майор на секунду задумался:
- Отправляй БМП, я поеду с вами.
  Через несколько минут машины с российскими флагами выдвинулись к местности.
  БМП майора, по его приказу остановился возле пригорка, где ещё вчера они вели бой. Экипаж вылез. Вместе с Голенко вылезли сержант и двое автоматчиков. Осмотрелись. Район хорошо просматривался — он был безлюден. Они подошли к трупам — здесь их было порядка семи человек.
- Осмотрите их вещи, - скомандовал майор.
  Солдаты выполнили приказ. Через пятнадцать минут сержант подошёл к нему, протягивая пачку:
- Вот — документы, которые у них нашли.
  Майор взял то что ему подал сержант — это были военные билеты, паспорта и записные книжки. Он начал рассматривать их. Из одного билета выпало фото.
  Майор поднял его. На его задней стороне по-грузински было написано: «Любимому сыну от любящей матери». Майор немного знал этот язык, когда-то давно он встречался с одной грузинской девушкой...
  Голенко повернул карточку: с фото на него смотрела женщина, он всё внимательнее и внимательнее всматривался в её лицо.
- Тамара?! - вдруг почти крикнул он.
  На него оглянулись военные. Владимир Голенко изучал фотографию — вне всякого сомнения, это была она, Тамара, девушка с которой он когда-то давно был знаком и встречался. Её лицо немного постарело, но ошибиться он не мог.
  «Неужели?», - в смятении подумал он.
  Майор попросил военнослужащего подвести его к солдату, у которого были обнаружены эта фотокарточка и документы. Мёртвый молодой военный лежал с полуоткрытыми глазами. Его руку оторвало, форма была пронизана осколками.
  Владимир только взглянул на него и тут же скомандовал выдвигаться прочь.
  Через несколько минут они уже подъезжали к расположению лагеря.
  Владимир не знал куда себя деть, всё время думая о произошедшем. Никак не выходила у него из ума эта фотокарточка, которая погружала его в прошлое.
  Он до сих пор не мог поверить. Владимир как сейчас в деталях помнил всё: их с Тамарой знакомство, когда он ещё был курсантом, их поездку к ней на родину в перерыве летом между семестрами, когда они себя чувствовали женихом и невестой, красивый город Кутаиси, её родителей и эти, тогда казавшиеся нелепыми, предсказания странной гадалки, которые сейчас никак не хотели выходить у него из головы и не давали покоя. Неужели всё оказалось правдой? Но кто тогда мог подумать такое?
  Владимир вспоминал всё, что происходило потом, когда они вернулись, весь 1988-й год...
 
  ...Что-то не заладилось. Он был безумно влюблён в неё, и она, он знал это. Всё было хорошо вплоть до конца года, они встречались, но постепенно он стал замечать какие-то изменения в Тамаре, ему казалось что её что-то мучило и тревожило, но что - он не догадывался. Сначала это было незаметно, она ничего ему не говорила, он не спрашивал.
  Настал 1989-й год. Они дружили, но Владимир видел что с девушкой что-то происходит. В одну из их размолвок, которые почему-то стали периодическими, он прямо спросил у неё об этом. Он помнил как Тамара тогда отвернулась, а потом как-то резко посмотрела на него, но ничего не сказала. После их поездки в Кутаиси у них был негласный договор не вспоминать тот случай. Они придерживались этого правила, но подспудно Владимир ощущал что девушка ничего не забыла, возможно, кто-то напоминал ей об этом...
 
  БМП подъехал к лагерю. Майор Голенко вылез из машины, пройдя в своё расположение. За делами настал вечер. Он прилёг. Но давние воспоминания по-прежнему не хотели его оставлять.
 
  Летом 1989-го года, когда закончился семестр, он уехал к себе в Иваново. Без Тамары. Их встречи из месяца в месяц становились всё более редки, Владимир буквально ощущал что скоро что-то должно произойти.
  Когда он вернулся обратно в Москву, при встрече, его друг подал ему записку, она была написана Тамариной рукой. В ней говорилось, что она больше не хочет его видеть и хочет с ним расстаться, и чтобы он не разыскивал её.
  Владимир до сих пор помнил то состояние, в котором он тогда пребывал. Он захотел её увидеть, он не мог себе позволить чтобы произошло всё так, чтобы они не объяснились. Он искал её среди их общих знакомых, её подруг, но поиски были тщетны, тогда он узнал что она взяла академ в институте...
  Он не стал разыскивать её у неё на родине. Всё так и осталось невыясненным...
 
  Сейчас майор лежал в своём расположении. Теперь у него были жена, дети, которые ждали его в России. Но мысли о Тамаре, внезапно нахлынувшие из-за произошедшего случая, буквально душили его. Он раз за разом прокручивал у себя в мозгу Кутаиси, тот дом, эту гадалку...
  Он долго не мог заснуть и отключился уже под утро, будучи в каком-то бреду.
 
*     *     *

  Владимир с Тамарой возвратились в Москву в конце июля. Стояла настоящая жара. Даже там, в Грузии, откуда они только что вернулись, было не так жарко. Молодые люди были всё так же влюблены друг в друга. Владимир смотрел на Тамару и не мог нарадоваться своему счастью.
  Сегодня они гостили у своих общих друзей, а потом вместе уехали от них, решив под вечер, когда жара немного спадёт, прогуляться.
  Они вновь бродили по набережной, как и в этом году весной вдоль Москвы-реки, только теперь прогуливались налегке: Владимир - в брюках и рубашке, Тамара - в красивом длинном летнем платье.
  Молодая пара шла по мощёной дороге, будучи будто бы одни в целом мире. Казалось, не было никого в тот момент, кто был бы так же как они счастлив. Радость переполняла их души. Они держались за руки. Слева распушились пышным цветом деревья - это были берёзы и ивы. Они зеленели, и их листья отражались в бликах заходящего июльского солнца.
  В какой-то момент они остановились, стоя друг напротив друга. Владимир наблюдал: улыбка Тамары превращалась из весёлой в какую-то таинственную, загадочную...
  Он обнял её, она не отстранялась... Его губы были уже совсем близко к её губам: он ощущал её дыхание - прерывистое, ясное, глаза были полузакрыты. Молодые люди слились в едином поцелуе, когда всё вокруг перестало существовать.
  Наконец, миг, продолжавшийся вечность, закончился. Владимир взглянул на свою подругу — её щёки зардели в цвете вечернего заката. Глаза Тамары открылись, она взглянула на него.
- Ты любишь меня? - спросила она.
- Я люблю тебя, - ответил он.
  Девушка улыбнулась:
- Ты будешь всегда любить меня?
- Всегда.
- И нас ничто не сможет разлучить? Ничто на свете?
- Нет, ничто и никогда: ни люди, ни смерть, ни война.

  vk.com/dmitri.korolev


Рецензии
очень интересный рассказ, большое спасибо!

Соня Ляцкая   06.01.2018 23:05     Заявить о нарушении
Вам спасибо, что прочитали!)

Дмитрий Королёв Барнаул   06.01.2018 23:39   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.