Глава 14. Праздник к нам приходит

— Влад, пора начинать. И срочно! — почти прокричал Кирилл Иванович в микрофон планшета.

Майор стоял среди весёлой толпы на главном стадионе Центра. Вокруг радостно гомонили участники «Осенней Спартакиады» всех возрастов — начиналась церемония награждения победителей. Страсти кипели нешуточные.

Край поморщился от шума и перешёл на текст.

«Пора начинать эвакуацию. Здесь мы не сможем обеспечить безопасность», — написал он. — «Шпагиной удалось пообщаться с эгрегором Приозёрска. Там больше сотни пси-боевиков из разных стран. И не только в городе. Несколько групп рассредоточены по всему Казахстану. Как утверждает Настя, их главная задача — разрушение Флюоритового Артефакта».

— Артефакт они разрушить не смогут, — вслух ответил Оператор, бесстрастно читая сообщения майора.

Край посмотрел укоризненно с экрана и набрал снова текстом:

«Зато всё вокруг разнесут к чертям собачьим. Весь Центр. Против нас реально бросают сливки западных псиоников. Мерзавчика мы, понятно, погасим. Реактор будет первой целью. Но людей надо уводить».

Владислав вышел из-за плеча Кирилла Ивановича:

— Я здесь, можно словами.

— Ага, — непроизвольно дёрнулся майор, а потом рассмеялся: — Чёрт, никак не могу привыкнуть.

Стечко глянул на веселящуюся толпу вокруг и невозмутимо сообщил:

— Мы уже готовы. — Слово «эвакуация» он старался вслух не произносить — паника не нужна. — Там ещё не закончены отделочные работы, но это мелочи. Инженеры всё проверили и протестировали. Можем начинать переброску и…

Договорить не успели — по всему Центру загрохотали фанфары.

— Дорогие друзья! — с огромных экранов на стадионе глянуло искренне улыбающееся лицо директрисы Центра. — Сегодня мы объявляем победителей «Осенней Спартакиады»!

Талая говорила воодушевлённо и долго, временами срывая аплодисменты. Представила команды-финалисты, рассказала об отдельных игроках, получивших призы зрительских симпатий. На экране мелькали лица подростков — радостные или разочарованные.

Пару раз показали жюри, и Влад заметил Стаса-коменданта.

Сквозь толпу к Оператору с майором протолкались Федька-музыкант и Пашка Уртаев.

— Блин, Владь, даже в тройку финалистов не попали, — простонал Уртаев, подпрыгивая рядом. — Ваще отстойная команда! Позорина!

И тут же получил подзатыльник от Фёдора:

— Отличная команда у нас была, просто несыгранная. Ничего, в следующий раз всех порвём!

— Ага, — кисло согласился Пашка, почёсывая затылок. — А тебе на концерт не пора?

— Уже бегу, — отозвался Фёдор и, хлопнув по плечу Оператора, скрылся в толпе.

— А сейчас, — взвыли динамики голосом Ирины Михайловны, — в честь победителей Спартакиады небольшой праздничный концерт, подготовленный силами самих игроков. — И чуть тише в сторону: — Федя, ты где?.. Ага, подошёл. Начинайте. — И снова громко в микрофон: — Ваши аплодисменты, друзья! Музыкантам будет помогать команда иллюзионистов…

В зале постепенно померк свет, люди вокруг замолчали. В полумраке яркие лучи ударили в потолок. Над головами зрителей на спортивном поле и трибунах пронеслись два китайских дракона. Длинноусые огненные змеи — ярко-жёлтая и льдисто-голубая. Рассыпая искры, закрутились петлями в воздухе, пересекаясь и сплетаясь.

Со сцены ударили барабаны. Им вторя, под крышей стадиона расцвели фейерверки, плавно превращаясь в диковинных животных. Светящиеся звери прыгнули на головы зрителей и поскакали по всему стадиону, вызывая восхищённо-испуганный визг.

Запели электрогитары, взрывая пространство над сценой кольцами огня и извивающимися неоновыми хлыстами. Огромные планеты проплыли в вышине. Космос пронзили звездолёты и кометы. Развернулась гигантская Солнечная система на весь стадион и тут же рассыпалась цветными звёздами.

Шоу получалось отличное. Зрители, оглушённые музыкой и ослеплённые огненной вакханалией, радостно вопили, неистово хлопая в ладоши.

Кирилл Иванович на миг поник головой, будто задремал. А после очередного взвизга гитар очнулся и вскинул голову. Оглядел людей вокруг, убеждаясь, что не привлёк ничьего внимания. Черты лица майора стали чуть жёстче, взгляд потемнел.

Он удивлённо посмотрел на сцену. Слегка поморщился и покосился на Влада.

— Ты не покажешь мне Убежище, парень? — прокричал майор, наклоняясь к уху Оператора. — Хотелось бы убедиться, что всё готово.

— Да, конечно, — отозвался Стечко, заинтересованно следя за представлением. — Идите к телепорт-площадке, я вас там встречу.

Майор кивнул и грузно потопал к выходу со стадиона.

Странный «задрём» Края всё-таки заметили…

Павел Уртаев не понял, что такое случилось с бывшим наставником, но его поведение почему-то встревожило. Пашка долго смотрел в спину уходящему майору, пока тот не скрылся в темноте.



* * *

— Ну, посмотрим кто там спрятался внизу…

Оксана нырнула в глубину по корням деревьев.

Девушка быстро скользила в темноте ниже и ниже, пока не почувствовала нарастающее сопротивление. Корни деревьев сюда уже не дотягивались, и двигаться сквозь породы стало трудновато. Захотелось вернуться. Появился страх, что земная толща вот-вот раздавит, сплющит, словно огромный пресс. Пришлось пару раз напомнить себе, что она всего лишь призрак.

Но любопытство тянуло всё дальше. Туда, где ощущалась странная жизнь.

Неожиданно Оксана выпала в освещённую пустоту и с визгом полетела вниз. Ну, ей казалось, что визжит, но звука не было, как и раньше.

Самое ужасное — падала она прямо на деревья.

«Господи, что за перевёрнутый мир?! Я же под землю опускалась!..»

Оксана ухнула прямо в тугое переплетение молодых ветвей. Не чета тем вольно-раскидистым кронам, что остались где-то снаружи. Молодые или нет, но деревья тут же приняли в себя и с радостью впитали нежданную гостью.

Девушка долго сидела внутри ствола, приходя в себя. Привычная уютная темнота успокаивала, давала силы и защиту.

Хорошо, надо бы выглянуть и осмотреться. Что это за непонятное место? Куда её занесло? Девушка высунула голову из коры и осторожно огляделась, готовая в любой миг отпрянуть обратно.

Так! Явно это какой-то городской парк — ухоженные дорожки, посыпанные гравием, разбегаются в разные стороны. Что там? Оксана скользнула внутри деревьев чуть дальше. Новёхонькая детская площадка. Пустая.

«А здесь, вообще, люди есть?» — испуганно подумала Оксана и выступила из дерева, обретая покрытое листвовым платьем тело. Шагнула босой ногой на газонную травку. — «Заброшенный мир какой-то!»

— Ну, здра-а-асте, — протянули с укоризной за спиной.

Девушка аж подпрыгнула от испуга и обернулась. Перед ней стоял невысокий паренёк. Как раз у ближайшего дерева, беспардонно отрезая дорогу к отступлению. Невзрачные черты хмурого лица не шли ни в какое сравнение с раскрашенными в яркие цвета длинными прядями волос. «Эдакий цветик-самоцветик» — подумала Оксана.

— Ты чего тут зависла, родная? — спросил цветастый парень, уперев руки в бока. — Эвакуация не для тебя, что ли?

«Самоцветик» деловито поманил её за собой и зашагал прочь. Заметил, что девушка не двигается и добавил:

— Пойдём, давай, а?! Ты из какой группы? Костюмчик у тебя отпадный, ага. Жалко, что Спартакиада так быстро закончилась, да?.. Меня, кстати, Пашка зовут… Возвращаются серые будни. Теперь ещё эта эвакуация, блин…

Парень, безостановочно болтая, двинулся дальше. Оксана молча пошла следом, в шоке от того, что её, оказывается, кто-то видит. «Наверно, это платье из коры и листьев так действует», — решила она для себя.

Павел деловито топал прочь из огромной пещеры с деревьями, уводя девушку в зёленом растительном наряде в глубину каменных коридоров.

На выходе Оксана нервно оглянулась на пушистые кроны за спиной. Очень не хотелось отдаляться от них.

В этот момент мимо парня с девушкой попытался проскользнуть в парк всклокоченный пацанчик в жёлтой футболке.

— Да вот щаз! — Уртаев поймал школьника за локоть. — Мне вас сачком, что ли, ловить? Из какой ты группы, друг мой?

Мелкий что-то пищал возмущённо, пытаясь вырваться, но Пашка, крепко ухватив того за руку, потащил за собой. Побрыкавшись немного, пацан в жёлтом сдался.

Когда вся компания вышла к широкой каменной лестнице куда-то вверх, Оксана оторопела. Плотный поток людей разного возраста организованно поднимался по ступеням. Как в метро в час пик. Отдельными стайками двигались подростки с учителями.

К одной из воспитательниц и обратился Павел, выталкивая вперёд пацана:

— Это ваше?

— Костик! — всплеснула руками дородная учительница. — Я тебя потеряла. Быстро ко мне!

Мальчик закатил глаза и нехотя потопал к своей группе.

— Так, а твои где? — спросил Пашка, оглядываясь на девушку.

Но тут кто-то окликнул уже самого парня, и он заторопился.

— Иди вместе со всеми, хорошо? Там рассортируют. Извини, мне надо бежать! — выпалил цветастый и скрылся за спинами людей.

Оксана удивлённо поморгала ресницами, но потом улыбнулась и шагнула на лестницу. Куда все идут? Любопытно же…





Звонок от Алины не предвещал ничего хорошего. Влад ощущал это каждой клеточкой своего физического тела и его копий. Но не ответить подруге не мог, потому принял вызов. И совсем не удивился, когда на экране вместо знакомого лица появился лист бумаги с текстом: «Не вмешивайся, и никто не пострадает!».

Странно, на что рассчитывали люди, так грубо шантажируя Оператора? Неужели на то, что он настолько привязан к семье, что выберет жизнь одного, пусть родного, человека, взамен отдав весь Центр на растерзание?

Поставить под удар все планы на будущее? Наивные.

Оператор пожал плечами и продолжил незримо проверять систему охраны Центра. Контрольные посты укомплектованы. Ключевые пункты поселения под наблюдением. Телепорт-площадки закрыты. Охранники расставлены по всем возможным местам прорыва. Основная масса людей уже эвакуирована, и только Влад знает, где они сейчас.

В Центре собраны лучшие пси-бойцы со всей страны. Вернули даже отряд курсантов, которых активировал Оператор. Парни и девушки стали серьёзными боевыми единицами. Минус лишь — невеликий полевой опыт, хотя за время обучения их куда-то вывозили несколько раз. Возможно, не такие уж они и зелёные.

Влад сосредоточенно проверял раз за разом приготовления Центра, стараясь не обращать внимания на разгорающийся гнев где-то глубоко в животе. Словно пробуждался огромный рассерженный медведь.

Посмели тронуть его близких?!

Проверил метки, что ставил на родных. Так и есть — не чувствует не только Алину, но и маму с братом. А вот бабушка в порядке.

Вызов по Скаю заставил дёрнуться. Что ж, этого следовало ожидать. На экране белое лицо отчима:

— Владислав! Мама твоя с Нурланом пропали! Вот, глянь! Что происходит?!

Отчим показал знакомый Оператору листок бумаги с надписью:

«Не вмешивайся, и никто не пострадает!»

Стечко что-то прорычал утробное сквозь сжатые зубы. Понял, что сейчас готов разнести всё вокруг. Да, сильные псионики в основном лишены агрессии, но когда они защищают своих близких, свой дом — о, это совсем другое дело… Влад побелел, раздувая ноздри, но всё-таки взял себя в руки и бросил отчиму:

— В полицию не обращайтесь, будьте дома! Я свяжусь!

— Да какое дома… — начал паникующий мужчина, но Владислав выключил связь.

В это время по всему Центру взвыли сирены.



* * *

В астрале к подземному поселению неслась целая орава диковинных тварей. Все они так или иначе были энергетическими вампирами. Доберись они до псиоников Центра, опустошили бы их резерв до дна, убивая этим доноров.

Навстречу им вылетели бойцы из спецгруппы, знающие это мрачное подпространство как свои пять пальцев. Они уже прошли серьёзный апдейт способностей у Оператора, потому без страха вломились в ряды астральных сущностей, разгоняя врагов длинными хлыстами и рассекая тела огромными веерами. Танец получился смертоносно красивым.

На разорванных тварей кидались их же товарки, ошалевшие от дармовой энергии. В итоге бойцам оставалось лишь поддерживать постоянный поток «пищи», не давая озверелым сущностям отвлекаться на что-то другое.

Астральных животных оказалось очень много — солдаты стали выматываться, ошибаясь всё чаще. Агрессивные существа неслись со всех сторон. Приходилось держать круговую оборону.

Твари в конце концов доставали кого-то из бойцов, и те пропадали из астрала, почти опустошённые. Пока удавалось уходить живыми, но надолго ли такое везение? Защитников оставалось меньше и меньше. Парни крутились на субсветовой, неистово рассекая хлыстами вокруг себя.

Не лучше была ситуация и на поле боя в реальности. Не имея возможности телепортироваться внутрь, нападающие решили пробиваться сквозь поверхность.

В тайге над поселением из телепортов появились около сотни человек. Моментально закипела работа. На них кинулись передовые отряды защиты Центра, но ребят блокировали и обездвижили — нападающие оказались отлично подготовлены и с местными не церемонились. Уже через полчаса стали прорубаться вниз. Задействовали несколько вариантов одновременно.

Посреди ровной площадки пара крепких парней буровыми аппаратами вгрызлись в землю. Погружались быстро, мини-телепортами отправляя наверх раздробленную породу.

Рядом с передвижной платформы пробивали каналы в грунте иначе — прожигали длинные штреки. Главное, дать возможность проникнуть к цели микродронам. Они создадут внутри телепорт-точку. И не одну.

Последняя группа с помощью медиумов, поисковиков и мощных компьютеров прослушивала пси-поле, выстраивая сетку колебаний на многие сотни метров вглубь. Старалась вычислить подходящую для телепорта точку.

Кому из них повезёт — не столь уж важно. Скоро они будут внизу.

Остальные замерли в ожидании. Сидели группами на земле и готовились к бою. Медики суетились вокруг уже воюющих астральщиков, подпитывая их.

Недалеко от этого лагеря, стоя на толстой ветке высокого старого кедра за ними бесстрастно наблюдал Влад, сейчас затянутый в лесной камуфляж. Он не вмешивался в происходящее, просто изучал и анализировал способности чужих псиоников.

Своего давнего знакомого, Юджина с длинными белоснежными дредами, он приметил быстро. Тот мотался среди подчинённых, деловито отдавая распоряжения. Время от времени подходил к группе солидных пожилых военных, что стояли на краю лагеря. Начальство, видимо.



Нападающие прорвались внутрь Центра через несколько часов. Пробив свод Лесной пещеры, они горохом посыпались вниз, окружённые облаком дронов. В пещере царил полумрак, как и во всём Центре — работало лишь аварийное освещение.

Западники разлетались в стороны, уклоняясь от ударов защитников. Загрохотали пулемёты, сшибая левитаторов. Воздух вспенила волна острых дротиков и энергоструктур, выпущенных из густых зелёных крон. Некоторых нападающих получилось сбить и те с криками падали, ломая ветки.

Бой закипел и внизу — между стволов метались файерболы, куски льда и разряды молний. Сшибали деревья, вскапывали гравий. Люди ожесточённо дрались всеми доступными способами, сжигая, разрубая или развеивая в пепел друг друга.

Сверху осами пикировали летуны, прошивая противника очередями из автоматов. Кого-то спасали энергощиты, а кто-то падал под ноги, уже не шевелясь.

Несколько небольших групп нападавших всё-таки просочились из Лесной пещеры, и заскользили по коридорам в сторону Белой зоны, к Артефакту.

— Они точно знают куда идти, — отметил полковник Назин, начштаба обороны, наблюдая за происходящим на тактическом мониторе. Скомандовал в рацию: — Белая, принимайте гостей!

— Оператор будет помогать? — нервно спросил начштаба у директора Центра. — Я его не вижу нигде.

Талая поморщилась:

— Не знаю. На вызовы не отвечает.

— От-тлично, — процедил полковник, не отрывая взгляда от экранов.

Атака рассыпалась на массу локальных схваток по всем уголкам поселения. Нападавших было слишком много для Центра. Защитники ощутимо проигрывали.



* * *

— Где они? — тихо спросил Владислав.

Юджин гневно вращал глазами. Больше ничем пошевелить не мог. Парализацию Оператора не снять ни одному ныне живущему человеку.

Выдернуть знакомого псионика из свалки в Лесной пещере оказалось несложно. Вот он что-то орёт, размахивая белыми дредами, раздаёт команды направо и налево, а вот уже в маленькой комнатке — прижат к стене и не может и слова сказать, спелёнутый параличом, будто младенец.

— Я сейчас разрешу тебе говорить, а ты просто расскажешь, где мои родные, хорошо? — сообщил Оператор, стоя перед Юджином со скучающим видом.

— Откуда я знаю?! — заорал тот, когда смог открыть рот. — Я просто исполнитель! Ты дурак, что ли? Кто мне такое сообщит?

И захлебнулся криком, когда Влад шагнул ближе, крутанул его за мизинец и вырвал палец с мясом, брызгая кровью на пол.

— Откуда! Я! Знаю! Щееет! — орал Юджин. — Я просто…

И замолчал, сцепив зубы. Глаза налились кровью, вены на лице вздулись, струйка из прокушенной губы медленно стекала на редкую чёрную бородку.

Попытался задействовать свою способность к усыплению, но… Владислав спокойно смотрел на западника, не замечая усилий Юджина, и ожидал ответ. Безмятежное лицо Оператора мало кого сейчас может обмануть, потому как из глубины серых глаз глядел большой яростный зверь, готовый разорвать противника в любую секунду. Юджин его видел.

Влад подождал ещё немного, а потом слитным коротким движением оторвал безымянный палец пленника.

Того заколотило. Западник закашлялся, брызгая слюной, но молчал из последних сил, дрожа всем телом и беззвучно плача.

Стечко, не дождавшись ответа, снова поднял безвольную руку западника, уже лишившуюся двух пальцев, и примерился к среднему…

— Скажу! Скажу, сука, — прохрипел Юджин. — Прекрати…

— Слушаю, — всё так же тихо отозвался Оператор, отпуская окровавленную руку.

За стенами что-то глухо взорвалось. Но пленному было не до того. Он заговорил быстро-быстро, глотая слова и брызгая кровавой слюной. Путался в деталях, нёс много лишнего, но Стечко внимательно слушал и не перебивал.

Наконец, беловолосый выдохся и замер, тяжело дыша.

— Благодарю, — вежливо произнёс Владислав и… исчез из комнаты.

— Хоули щит, — выругался Юджин, вяло размышляя о том, как быстро умрёт от потери крови.

Тут парализация исчезла, и парень со стоном рухнул на колени. На последней капле воли вздёрнул покалеченную руку вверх, боясь ударить её о пол.

— Что за чёрт? — протянул псионик, разглядывая совершенно целую кисть. Даже пошевелил пальцами от удивления. — Вот же…



* * *

На окраине Приозёрска из тёплого воздуха вышагнули два невысоких парня-близнеца в камуфляжной форме. Русоволосые ребята мрачно огляделись и разбежались в разные стороны, выбивая пыль кроссовками.

Сейчас конклавовцев в городе почти не осталось. Все в России, участвуют в нападении на Центр, потому Оператору не составило особого труда вычислить несколько точек со взболтанным пси-полем. Но сначала стоит проверить адреса, названные Юджином.



* * *

К этому часу штаб почти опустел. Офицеры один за одним уходили в пещеры Центра — на помощь защитникам.

Директор разгромленного поселения Ирина Михайловна Талая тускло наблюдала за боями в коридорах, что бесстрастно демонстрировали мониторы штаба.

За компами судорожно работали оставшиеся штабисты. Пытались перестроить оборону, выполняя команды полковника Назина. Тот уже даже не кричал, а хрипел сорванным голосом.

Талая медленно разулась, размяла ступни, подвернула штанины чёрных джинсов, и шагнула к двери. Глянула на мужиков в штабе. Да уж, в такой суматохе её уход никто не заметит. Это хорошо.

Дверь за ней мягко закрылась.

Директор Центра получила свою должность не только благодаря хорошим администраторским способностям и многолетней дружбе с нужными людьми. Она ещё была неслабым псиоником. А возможно, одним из самых сильных. Не считая Оператора, конечно.

Женщина упруго побежала по коридору в сторону шума и грохота боя. Кисти рук с дорогим маникюром засветились алым. На пол шлёпнулись несколько расплавленных капель, застывая чёрными звёздочками.

Талая бежала всё быстрее, разгоняясь. На поворотах иногда забегала на стены, оставляя за собой выжженные отпечатки босых ног.

Она уже напоминала метеор. Всё тело женщины ярко горело раскалённым металлом.

Так она и врубилась в толпу нападающих, перепрыгнув через головы защитников Центра. Во все стороны от неё полетели ажурные сети из горячего расплава. Словно напалм, они рухнули на противника, прожигая амуницию, тела и оружие.

Сама Талая тараном прошибала встречавшиеся заслоны, расшвыривая оставшихся западников.

Наконец, в коридоре не осталось никого, кроме своих.

Метеор с еле угадываемой женской фигурой оглянулся на замерших бойцов Центра.

— Что бы вы делали без меня, мальчики? — насмешливо сказала директор. — А ну за мной!

И побежала к следующей стычке, больше не оборачиваясь.



* * *

Владислав быстро шёл по длинному коридору старого многоквартирного дома, сканируя пространство. На медиа-линзы лился непрерывный поток информации. Но Оператора ничто не интересовало, кроме одного…

Остановился, прислушиваясь. Потом резко сжал кулак, и тугой удар воздуха снёс ближайшую дверь с петель.

Мужик в прихожей маленькой квартиры безжизненно сполз по стене. Стечко рванул на себя дверь в комнату.

— Баламошик? — ошарашенно воскликнула девушка, вскакивая из кресла. — Я, конечно, ждала рыцаря-спасителя… Но… Надеюсь, ты на коне хотя бы? Нет?.. Вот же непруха… — Алёнка бросилась на шею другу и заплакала.

Через квартал отсюда, ещё одна копия Владислава уронила на землю сразу четырёх охранников, скользнула дальше по пустой улочке вдоль заброшенного склада.

Псиоников здесь больше, но это не волновало Оператора. Он зашёл в огромный цех через приглашающе распахнутые ворота.

У дальней стены на ящике сидела уставшая женщина. Рядом с ней напряжённо стоял мальчишка.

По маме с братом Владислав скользнул взглядом лишь мельком, отметив, что вроде целы. Его больше интересовали двое парней, что несколько картинно стояли посреди склада и ухмылялись.

— Мы тебя ждали, Оператор! — крикнул один из них. — Начнём переговоры?

Влад сокрушённо покачал головой. Видал он идиотов, но это…

Мужики, как подкошенные, рухнули на бетон. Ещё трое затихли на балконах под крышей склада, уронив вниз оружие.

— Мам, братиш, как вы? — грустно произнёс Владислав, и направился к родным, перешагивая через валяющиеся тела.


Рецензии