Кстати, о себе!

     Если не читатели на Прозе, я бы не осмелился заикаться о собственной книге. Но дорогие мои, коллеги, вы сами подбросили мне эту идею. "Не посмотревший вперёд, не делай шагу; не оглянувшись назад не вымолви слово",-  гласит народная мудрость. Прежде чем дерзнуть на этот авантюрный шаг, я крутил "кочаном", словно лётчик истребитель, назад, вперёд. И как  бодрый пенсионер, подумал: чего лежать тут как волк, у которого хвост облез, дайка порыскаю как лиса в поисках масла.

Здесь сверкает хотя один из позитивных вариантов, то ли хвост станет пистолетом от персональной книги, то ли морда обмаслиться. Потому,  для себя, памяти о себе, собрался выпустит её. СвОю книгу - первую и последнюю.
И наконец, чтобы было, как у "Марка, которого уже нет",-чтобы и обо мне могли сказали, "...но всё же от Марка, хоть песня осталось!"

  Но я не писатель, и наверное, никогда им не стану. Как говорит старик Жванецкий, уже не стану. Хотя и жаль. Времени уже мало, да и начал я поздно. Возможно, я стал бы им, если проклятая война в Чечне началась на двадцать лет раньше, чем на самом деле. И тогда сидел бы месяцами в блокаде, как на этот раз, и от нечего делать принялся писать о том, что меня окружает и том, что вокруг меня происходит. Получив такую возможность в солидном возрасте, я стал всего лишь отражать своё интеллектуально- моральное состояние в исторически переходный момент смены двух эпох. Когда последняя, как всё новое рождалось в муках.

Подобное случается, когда человек терзается от нехватки духа стать не только героем, но и элементарным бандюганом. Но жаждет обуздать своё честолюбие и ему ничего не остаётся делать как рассказать, то что вокруг творится. Конечно, если у него есть на это навыки и желание.

    Не имея никакого отношения к журналистике, я просто баловался читая свои творения внучкам. Происходило это от отсутствия света, телевидения, от скуки, и эти проказы переросли в ежедневные потребности, как пища, как вода. После чего, я поставил перед собой цель, рассказать, от первого лица, всё что видел, в чём принимал участие, чтобы у людей не было искажённого восприятия действительности, того что произошло в Чечне. Чтобы в будущем не допускали ошибки с обоих сторон, огородит молодых людей, оставшихся в детстве без отцов, от взаимной злобы. Ведь жить им в одной стране, защищать её, гордиться ею, а из-за меня на свете пока ещё ходят четырнадцать душ.

   "Зло-грех, -утверждает в каком то фильме русский поп, -а зло с умыслом -тройной грех!" Под каким бы соусом не подавали, война - эта тройной грех. Запомните или запишите себе на заметку, это я сказал! В отличие от батюшки, который не видел и дай Боже не увидит не священной, ни конституционной войны.
Есть ещё обратная сторона медали у чеченской, беспредельной ратной жизни: "Угостить чем богат -щедрость, ответить ударом на удар-храбрость", - это не афоризм, это характер народа.

Но, родные мои, надо знать с кем драку затеяли и тем, и этим. Неужто забылись, неужто в каждом столетии надо напоминать об этом друг другу. Были случаи, когда при сельских зачистках, солдаты мёрзли около ворот, но они чьи то дети, сердобольные мусульмане старались согреть и накормить их. А были случаи, когда бойцы вели себя подло, как те свиньи, которых пустили за стол. Такие семьи не собирались воевать, но вынужденно уходили на войну. Чтобы было "...ударом на удар". То, что вражда - не каша с пахтой*, русские и чеченцы знают издревле.
Но пройдя через Адовы муки, чеченцы сохранили в памяти, что красивым словом можно из норы змею вытащить!

   Возможно, мои рассказы кому-то покажутся плодом больной фантазии автора, но реальность порою невероятнее, удивительнее, печальнее, ужаснее и интереснее любой фантазии, в этой страшной, жестокой, грязной, прекрасной, необратимой, фантастически любопытной жизни.
Ибо, бесстрашный чеченский народ за две военные компании в Чечне весь не погиб, только лишь из-за неистребимого человеческого любопытства: "А как же кончиться всё это?!" Чёрт побери, ради этого стоить жить! СтОить, уверяю Вас, стОить!

Моему старшему брату 76 лет, за этот исторический миг он стал свидетелем: выселения чеченцев на 13 лет в Сибирь, пережил холод и голод, радость возвращения на Отчизну, резкого роста национального самосознания, его культурного развития, крушения СССР, войны с Россией, короткой передышки с внутренней анархией, второго витка войны с Россией и нового возрождения всей национальной инфраструктуры.

 В одной человеческой судьбе пережит несколько общенациональных трагедий, где жизнь не одного человека, а целого народа обесценивалась до нуля, и при этом не озлобиться, не потерять чувства добродетельности, сострадания к ближнему, не очерстветь душой и телом - может не каждый. А чеченец и это выдержал. Ибо, как сказал Расул Гамзатов:
                "Умеешь ты печаль сурово
                Встречать без слёз, без суеты.
                И без веселья показного
                Умеешь радоваться ты!"
               
Нельзя, невыносимо жить со "злобой ядовитой".
Но и делать вид, что вчера ничего не произошло, также невозможно.
Злопамятство- тяжёлая форма болезни, борьба с ней -это есть подвиг!
Для совершения подобных подвигов, чеченцам в своей многовековой драматической истории, а также для морально-нравственной реабилитации, хватало несколько лет мирной жизни.

 Был я в гуще всех событий, но не был участником не войны, ни анархии, однако не снимаю с себя моральной ответственности за этот бедлам, хотя и горжусь, что стал на ратном труде Заслуженным строителем текущей эпохи ренессанса.
 
    Если верить модным романистам детективного жанра, которые пудрят народу мозги сюжетами списанными под одну копирочку, то сегодня у нас врагов повсюду, в политике, в прокуратуре, в полиции и даже у Бога за пазухой они чувствуют себя вольготно. Писатели подобные Донцовой, Устиновой наживаются на подлецах, негодяях, проходимцах.
Однако, эти сюжеты Америку нам не открывают -они кругом куда ни плюнь: на дорогах в форме ГАИ,  в ЖКХ, среди народных избранников, в благотворительных организациях куда стекаются крохи сердобольных граждан, а сколько их в пенсионном фонде, на паперти откуда льются нравственные проповеди... К сожалению, они не отбросы общества, они хозяева обстановки.
    Поэтому у порядочных граждан России, к счастью их большинство, и у них враг один.   Он без рода и племени, а тем более не чеченец или иной национальности, иного религиозного фундаментализма.

     Обо всём, об этом и не только, мой рассказ в этой книге, о том, что пришлось испытать односельчанам, которых я люблю и за которых, возможно, отдал бы и жизнь. В этом и содержится в моём понятии сущность Отчизны (Даймохк- мужского рода), "...в этих дорогах, что дедами пройдены, с простыми "кладбищами их чеченских могил", а не какое то абстрактное суждение Родины (женского рода) и её географического расположения от А до Я.

     У моей книги не будет презентации, не соберутся известные творцы. Среди моих знакомых отсутствуют известные, неизвестные писатели и прочие номенклатурные работники творческой интеллигенции, чтобы выклянчить у них рекомендации о моём великолепном стиле языка литературы. Сказать, как я смел, реален, как прекрасно освещаю свои мысли на чужом русском языке. Где нибудь в прорабской соберутся мои Друзья, коллеги строители -творцы, созидатели, которые подняли на своих плечах город Грозный, с кем мне пришлось десятилетиями делит радости, печали.  Речь скажу я, за рюмкой чая и дежурной корочки хлеба! Как в старые, добрые Советские времена, и кто ещё захвалит человека, как не он сам!
   
   Давно, когда ещё мать была жива, чувствуя иногда чем то она недовольно мною, чтобы смазать вину перед ней, после намаза, громко, нараспев цитируя аяты из Корана, перебирая четки, садился рядом и утвердительно говорил ей: "Скажи, Баба, какой я распрекрасный мусульманин, да!" Мать с улыбкой: "Голос, конечно, у тебя как у муллы, но пусть тебя расхваливают люди, а не ты сам". "У людей дурной взгляд, им не нравиться когда иной человек лучше их", - положительно не терпящим языка возражений заключал я. Перевидавшая в своём веку (1900-1998 г.)  много чего трагического, мать понимала и принимала самоиронию, юмор, но терпеть ненавидела всякое подхалимство, особенно мужскую лесть.  Но мать- есть мать и дитё у неё было одно- на всём белом свете и гнев матери подобен снегу: много падает, но быстро тает. Здесь уместна маленькая пауза, для тех у кого МАМЫ нет!
   Да, так вот с народом труднее. Поэтому, для меня достаточно Ваша оценка на твёрдую тройку по пяти бальной шкале, без выявления грамматических ошибок.
 
  Как- то летом 2002 года, я показал другу одну из своих рукописей. А он через свою сестрицу работника Минобразования, отпечатал мой труд в двух районных газетах.

Увидев своё имя в печати, но раздосадованный масштабом малотиражки куда никто и не заглядывает, я стал наглеть, "а может я неотразим", и пошёл дальше в редакцию "Вести республики", где вновь добился успеха. Всё что отдавал появлялось в печати. Возник волчий аппетит, стал печататься в солидных журналах.

 "Гонорары текут, как у автора песен Аллы Борисовны!"- говорил я знакомым.
Ведь, ничто в мире не раздражает человека, как чужое благополучие.  "А за звание Заслуженного строителя -зашибаю 25 тысячи целковых в месяц!", - добивал я таких контрольным выстрелом в голову, хотя ни копейки ни там и тут не имел. Пока я восхищался собой, окончательно поверив в своё финансовое благополучие от творчества, как тут пошла коса на камень. Мне стали подсказывать. Это мне! "Ах, если бы здесь заглаживать острые углы, пройти шерхебелем по шершавой поверхности и т. д."
 Позвольте! Если вам наплевать на гласность и перестройку, объявленной партией три десятка лет назад, но вы ещё задеваете мои авторские чувства, ведь вся соль моих опусов в углах и щипах.
 
   "Мы, конечно, можем ссылаться на то, что редакция крайне не довольна с точкой зрения автора, но всё же "как бы чего не вышло",- осторожно намекали  мне. Это на мой, казалось бы, безобидный спич: "Ведь с ума же можно сойти, на пороге сороковника, проснуться в другой стране и за эти двадцать пять последних лет стоят перед выбором: ты  - "за красных или за белых", за Дудаева или Завгаева, за Ичкерию или за Россию, за Басаева или за Радуева, за Масхадова или Кадырова и, наконец, за Кадырова-отца или за Кадырова-сына." Пройти, так сказать, этапы большого пути и нигде не осмелиться выразит своё сакраментальное мнение. И какой я "чех" после этого, раз не смею сказать за кого, чтобы не раздражать собеседника, если наши мнения не сойдутся. Это в лучшем случае, в худшем можно и по кумполу схлопотать. Меня не то что друзья, враги перестанут уважать.   

После нескольких попыток, зам редактора посоветовал мне обратиться в интернет, там есть некий сайт Проза. ру и кидай туда свой сарказм сколько душе угодно, а нас уволь, мы бедное дотационное создание. Нам, мол, не нужны ни малые приключения на мягкие места и не крупные потрясения на твёрдую голову. А интернет, как бумага всё терпит.

    Вон оно как! А я то думал, что творчество сама себя кормит, а эти живут на подножьем корме, хуже сидят на шее трудового народа и выпускают товар, которым  интересуются разве что сами творцы, то есть авторы. Дай Аллах ему, персонально зам редактору журнала "Вайнах", здоровья и машину "Мерсидеси", как его шефу редактору, полученный в подарок от Рамзана Кадырова!

 А я пошёл туда куда меня послали, в интернете появилась страница под моим именем-"ГУНКИ ХУКИЕВ". В общем, как говорят добродушные чеченки о свояченице: "Кто дома не умела кашу варит, ушла к соседям халву делать".
   Здесь оказались потрясающие интеллектуалы, мигом, не отходя от кассы, ответят на животрепещущие вопросы- "Что делать?" и "Кто виноват?". Меня признали как автора публикаций, давали советы, не считали меня варваром, бандитом, не пищали: "Чего лезешь? Ты, своим суконным рылом в калашный ряд!" Хотя, с первого слога, с моим лёгким чеченским акцентом было видно с кем они имеют дело. Журналисты и даже члены Союза писателей, обращались как коллеге!

 За полтора года, часто бросал заглядывать на свою страницу. Но много ли человеку надо? Простого сострадания к себе, а в данном случае и к своему народу. И я возвращался. За этот период появились девять тысячи читателей, шестьсот прекрасных рецензий. Всем, всем я благодарен!!!
   И тут было, пошатнувшиеся чувства уважения к России, к русскому народу, после увиденной мною кровавой бойни, унизительных фильтрационных лагерей в моей Отчизне, вновь обрели "былую силу, гордость и осанку!" Без наружного вмешательства.
Консервативное течение Руси, намного выше чем в Европе, поэтому нам легче понять и простит друг друга.

    Ведь по большому счёту Россия- это русский народ, а он по стародавней привычке сам застонал от похоронок получаемых из Чечни, о гибели его сыновей.
   "Кто не сочувствовал чужой беде, тот не радовался своему счастью",- говорили в старину в Чечне. Беда у нас была одна и радоваться счастью должны вместе!

 И наконец, у веры ПРАВОславной и  ПРАВОверной корень один, они проповедуют одни и те же святые истины, постулаты, как говорит невежество, списанные друг у друга.
И в конце концов о себе. Если скромность присуща только гениям, то  о своих великолепных качествах, без ложной скромности, я писал бы очень долго и упорно, но боюсь утомить читателя, показаться нудным, чрезмерно болтливым, честолюбивым, хвастливым, чванливым и получит массу непечатных эпитетов, коим так богат наш Великий, Могучий русский язык.
Оттого ограничусь на этом.

Р. S. Уважаемые читатели, рецензенты, но Вы будете незримо присутствовать в моей прорабской, ибо только Ваша поддержка вдохновила меня посвятит остаток своей жизни  творчеству.

Пахта*-сладкая сыворотка от набивки сметаны.
               


Рецензии
Добрый вечер,Гунки! Очень хорошо написали о себе,прямо в духе Михаила Веллера.С теплом, Илья.

Георгий Джаганян   12.10.2019 19:08     Заявить о нарушении
Добрый вечер, Георгий-джан!
Кстати, уважаемый Веллер так быстро тараторит, что я не могу угнаться за его мыслью. У меня позднее зажигание))


Гунки Хукиев   12.10.2019 20:35   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 34 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.