Космос нараспашку. Глава 13. Самое время бежать!

Оксана исчезла, когда на их походный лагерь в природном заповеднике Ергаки напал медведь.

Бурый гигант, вылетев из-за палатки, отшвырнул отца ударом лапы и прыгнул в сторону мамы, возившейся у костра. Та едва успела вскочить на ноги. И всё. Больше девушка ничего не помнила. Лишь собственный визг, звенящий в ушах. Он и сейчас звенит.

Родители всё делали правильно — они опытные туристы, исколесили страну от океана до океана ещё до рождения дочери. Продукты в палатках на ночь не оставляли, а развешивали на деревьях. К дружелюбным с виду косолапым не лезли с медиа-записями и уж тем более не подкармливали всякими лакомствами. Медвежат не трогали, да и вообще близко к ним не подходили. О поведении туристов в местности, которую медведи считают своим домом, они знали всё.

Накануне семья Соломиных совсем немного не дошла до озера Светлого, где планировалась первая ночёвка. Шли весь день, не торопясь и не выматывая себя.

Дочь радостно шагала за родителями вдоль реки Тушканчик. Оксана, девушка пятнадцати лет, — гибкая, юркая и огненно-рыжая, как лисичка, не такая крупная, как отец с мамой.

Уже несколько лет Оксана не выбиралась на природу. Всё учёба да учёба. Чтобы держаться в отличницах, приходится даже на каникулах корпеть за книжками… Потому к вечеру девушка совсем выдохлась.

Лагерь разбили в первом же подходящем месте.

На следующий день запланировали добраться до точки с красивым названием «Пик Птицы». Оттуда хорошо видно озеро Горных Духов и знаменитую гору Параболу.

Кто разозлил медведя и что его привело к палатке, не известно. При появлении зверя девушка пронзительно завизжала и бросилась в сторону леса. Знала, что нельзя бежать — у хищников тогда просыпается охотничий инстинкт. Но в тот момент голова как будто отключилась.

Оксана метнулась в тёмную чащу и исчезла среди высоких деревьев.

В себя девушка пришла не скоро и попыталась вернуться на поляну с палатками, но не могла сообразить, в какую сторону двигаться. Она до конца дня кружила по лесу, слабо понимая, что делает и где находится. Обессилев, заснула, сплетая в корнях огромного дерева какое-то подобие гнезда. Наутро снова побрела непонятно куда.

Лес то погружался в сонливый сумрак, то просыпался под ласковым солнцем, пробивающимся сквозь высокие кроны.

Когда хотела есть, девушка собирала ягоды. Воду в достатке дарили хрустальные ручьи.

Наконец, Оксана уловила далёкий шум автотрассы и пошла на звук. Вскоре в просветах среди елей стали заметны проезжающие машины. Девушка со всех ног кинулась к дорого, но… выйти из чащи не смогла. Дико испугалась открытого пространства. Деревья вокруг берегли её, охраняли, а там… Что там?

Оксана вспомнила о родителях. Тихо заскулила, прижимая ладони к лицу. Руки перепачканы землёй, хвоей и древесной смолой, но девушка не замечала этого, размазывая грязь по бледным щекам.

Вдруг её позвали по имени. Очень далеко отсюда кто-то прокричал «Оксана!». Видимо, это мама с папой её потеряли!

Ей не нужны никакие трассы, надо скорее туда, к лагерю!

Девушка резко развернулась и побежала в лесную глушь. Они где-то здесь! Недалеко! Оксана отчётливо это ощущала.

Девушка словно летела среди деревьев, почти не касаясь земли — таким невесомым был её бег. Иногда стволы по сторонам сливались в сплошной коридор, словно видео на ускоренной перемотке. Но Оксане было не до того — она нужна маме и папе. Они её ищут, они её зовут!

Удивительно, но к знакомой поляне примчалась довольно быстро и замерла на краю, снова не решаясь выйти на солнце.

Никаких палаток уже не было, а стояли несколько машин — грязные «Уазики» и старенькая «Скорая помощь».

Недалеко от девушки на рюкзаках расселись пара здоровых мужиков. От них несло табаком и потом. Мужчины перекидывались ленивыми фразами, смысла которых Соломина почему-то не понимала.

— Выследили быстро… Убили, как и положено…

— Медведица? А с помётом что? Медвежат тоже уложили?

— Да, самка. Мелких паршивцев пока не нашли. Испугались, видать. Да не уйдут далеко — с вертолёта отловим…

Нет, это не её родные. А кто же тогда звал? Где родители?

Оксана отступила в чащу и растаяла среди деревьев. К людям она выходить побоялась. В лесу спокойнее.



* * *

— Баламоша, поганец! Боже, Владя! Ты куда пропал, зараза тощая? — вопила на экране Алинка.

Стечко был рад увидеть свою давнюю подругу. Он внимательно смотрел на девушку и чувствовал, что внутри просыпается какое-то тёплое и почти забытое нежное чувство. Да, сейчас эмоции подёрнуты дымкой, приглушены, но привязанность к этой сумасшедшей брюнетке прорывалась из глубин памяти, выбрасывая свежие ростки с мелкой листвой.

— И перезвони, наконец, маме, свинтус! — ругалась Алина. — Ну нельзя так, Владик! Она уже и мне звонила! Да все тебя потеряли!

Связаться с Алинкой Оператор решил неожиданно для себя.

Недавно Кирилл Иванович упомянул, что в Центре у Влада до сих пор есть комната и он может пользоваться ею по своему усмотрению. Оператору стало любопытно. Об этом он совсем не помнил.

Привёл его в общежитие Стас. Когда Владислав замер на пороге небольшого двухместного номера, гот не стал отвлекать. Легонько дотронулся до плеча, прощаясь, и испарился по делам.

«Моя комната?» Влад узнавал и не узнавал её. Все прибрано, постели заправлены и прикрыты кремовыми покрывалами. На сенсорном столе между кроватями пылятся смартфон и пара планшетов. Рядом разложены несколько бумажных книг. Среди прочих озадачила одна откровенно детская.

Во встроенном шкафу среди одежды своего размера Влад заметил и футболки явно кого-то поменьше.

«Видимо, сосед по комнате».

Вытянул вешалку с ярко-зелёной майкой. Спереди её украшал смешной монстрик. Эта рожица Ильюхе всегда нравилась.

Ильюхе? Так вот чьи это вещи!

Влад хмуро сунул майку обратно и захлопнул шкаф.

Ильюшка…

Оператор знал, что они были друзьями, хотя плохо помнил пацана. И знал, чем для того всё закончилось.

Стечко медленно подошёл к столу и взял в руки смартфон. Мобильник тут же ожил. «Ого, сколько пропущенных звонков!» Открыл список контактов. Маму набрать побоялся почему-то. Позвонил Алинке.

Первым делом подруга наорала на Владика, а потом заплакала, продолжая сквозь слёзы ругаться. Успокоившись, потребовала объяснить, что произошло и почему исчез со связи.

Влад постарался отделаться общими фразами. Ну как тут в двух словах расскажешь о таких сложных вещах?

— О май гаш, ты и правда стал какой-то странный, Баламош, — констатировала Алинка, удивлённо разглядывая спокойное лицо друга. — Над тобой там опыты ставят, что ли? Я так рада, что ты появился наконец. А сейчас звони маме! Ты же ещё не звонил? Знаю я твою трусливую натуру, мелкий! Смотри, я проверю! И если что — ручки-ножки повыдергаю. Чмок, свинёнок!

И отключилась, оставив Влада в каком-то странном улыбчивом состоянии.



* * *

Странное состояние было и у начальника службы безопасности Центра — Сергея Викторовича. Только вот улыбаться ему совсем не хотелось.

Офицер грустно вышагивал по кабинету, потирая ноющие виски. Старался сформулировать ощущения от последнего видения.

Он всё утро пытался сосредоточиться на отчёте, отмахиваясь от заглядывавших подчинённых, сбрасывал звонки по сети.

Первое и главное — в видение кто-то вмешивался, не давая разглядеть детали, путая и искажая информационный поток. Случай, надо признаться, из ряда вон, однако не то чтобы совсем невозможный — во время учёбы они с друзьями и не такое вытворяли. Но Сергей Викторович не ожидал, что есть настолько мощные спецы, чтобы издалека так сильно мешать видениям оракула. Друзьям для подобного хулиганства требовалось как минимум касаться его висков руками.

Или это проснулся новый псионик с навыком Ильи Началова? Помехи в пси-потоках?

Теперь всё виденное вызывало сомнение. Даже те крохи, что получилось уловить — может, это тоже искажение… Надо ли сообщать об этом руководству?

«Лучше перестраховаться», — решил Сергей Викторович и связался с Талой.

Ирина Михайловна выслушала рассказ главного охранника и с тревогой хмыкнула:

— Мало нам того, что видения оракулов никогда особой чёткостью не отличались, так теперь их ещё кто-то запутывает. Нехорошо это… Но хотя бы основное ощущение удалось зафиксировать?

Сергей Викторович нахмурился и после секундной паузы ответил:

— Думаю, готовится какая-то дрянь для Центра. Опасность с юга. Очень серьёзная. Видел убийства и разрушение комплекса… Откуда точно исходит угроза, понять сложно из-за помех. Могут быть Иран или Афганистан. Что-то с Ближнего Востока или из Средней Азии… Но самое вероятное, мне кажется, Казахстан.

— Понимаю, — задумалась директор. — Действительно, Казахстан вероятнее всего… Принято! Спасибо вам и жду отчёт!

Ирина Михайловна отключилась, чтобы тут же набрать Главу Департамента. Её долго не соединяли, но наконец на экране Ская появилось сосредоточенное лицо Громова.

— Догадываюсь зачем звоните, — быстро заговорил старик вместо приветствия. — Могу сказать, что в Приозёрск отбыла команда с Говорящим, но уже три дня с ними нет никакой связи. Там творится что-то реально мутное. Пытаемся выяснить, но времени в обрез. Потому готовьте свою девочку к поездке… Алико в Центре?

Талая кивнула, не имея возможности вставить хоть слово.

— Он сейчас нужен в столице. Тут стало слишком много работы… по его основному профилю. Отправляйте деда ко мне. Усильте охрану Центра. Попросите Оператора вам помочь.

И отключился. Талая только покачала головой. Отлично поговорили — она даже не успела рот открыть.



* * *

— Нужна эвакуация из Центра всех школьников, женщин и стариков, — проговорил Влад.

Они с Кириллом Ивановичем стояли на балконе, что галереей опоясывал почти всю Лесную пещеру.

Внизу меж деревьев носились команды «Осенней спартакиады». Шёл один из последних дней соревнований.

— Думаешь, всё настолько плохо? — удивился майор. — Ну, мы в курсе насчёт паршивых предчувствий оракулов и странных телодвижений Конклава в Казахстане. Но ведь тут одно из самых защищённых мест, в любом другом намного опаснее. Разве нет?

— Вы отчасти правы, — согласился Влад, вдыхая запах раскинувшегося внизу леса. — Сложно подобрать что-то более безопасное. Но можно.

— И куда прикажешь всех спрятать?

По балкону, радостно вопя, пронеслась группа подростков. Майор с Оператором посторонились пропуская.

— Я готов построить убежище для всего населения Центра. Ещё глубже под землёй. Очень глубоко. Никто не будет знать о его местонахождении. А если и узнает, то не доберётся.

— И где? — заинтересовался Кирилл Иванович. Но поймал ироничный взгляд и осёкся. — Ах, ну да… Ты уверен? Строить такое с нуля — это нереально долгий процесс. Успеем?

— Начальную подготовку помещений я сделаю, — спокойно ответил Стечко. — А Центр уже доведёт всё до ума и подготовит жилые зоны.

Майор в сомнении посмотрел на невозмутимого Оператора. Казалось, тот больше заинтересован происходящим на площадках внизу, чем разговором.



* * *

— Настенька, — мягко начала Ирина Михайловна, усадив гостью в кресло у журнального столика.

Кабинет директрисы отличался аскетичной обстановкой. Да другой и не требовалось, потому что пол, стены и потолок интерактивные. Талая в любой момент могла перекрасить интерьер по своему усмотрению. К досаде помощниц, делала это редко, предпочитая серую пустоту и лаконичный кубизм.

Ирина Михайловна устроилась напротив Шпагиной и взяла чашечку с ароматным кофе.

— Наставника твоего вызвали в Москву. Но работу никто не отменял, потому вместо него на задание придётся отправиться тебе. В составе группы, конечно.

— Я готова хоть сейчас, — чётко проговорила Анастасия, напряжённо сидя на краешке кресла. К своему кофе не притронулась. Собрана и сосредоточена.

— Тут есть проблема, — сказала Талая, внимательно разглядывая курсантку. — Городок для твоих способностей хоть и небольшой, но... опасный. Насколько далеко от него ты можешь находиться, чтобы взаимодействовать с эгрегором? Вы с наставником проводили такие тесты?

Настя улыбнулась.

— Я могу связаться с любым эгрегором даже отсюда. После вмешательства Оператора мои возможности сильно увеличились.

Ирина Михайловна тоже улыбнулась в ответ.

— Новость отличная. Ну, хоть что-то приятное за последние дни. Тогда сегодня вечером и поработаешь. Беги, готовься…

Девушка пружинисто вскочила на ноги.

— Ай, нет, подожди, — остановила её директор. — Что у тебя за конфликт с Оператором?

— Да никакого… — Под укоризненным взглядом Талой курсантка осеклась. — Он приходил поболтать пару раз, но я…

Настя нервно оправила край форменной рубашки.

— Ирина Михайловна, после того кошмара в Красноярске… Вы же помните, да?.. Видеть его не хочу!

— А придётся, дорогая, — все так же улыбаясь, Талая прищурилась. Но в её глазах блеснула сталь. — Сведи конфликт «на нет». Если захочет общаться, то ты — сама доброта и отзывчивость… Я понятно высказалась?

Шпагина стремительно покраснела и захлопала вмиг намокшими ресницами.

— Это не просьба, девочка! — отрезала Ирина Михайловна, опуская чашку на край столика. — И не придумывай себе ничего пошлого — в постель к нему залезать не надо. Просто, если Стечко снова появится, будь с ним мила. Ссориться с Оператором тебе запрещено! Всё, можешь быть свободна.



* * *

К удивлению Влада, найти большую сеть пещер оказалось несложно. Мало того — своды, туннели, проходы и даже целые залы находились в довольно хорошем состоянии, не требуя на реконструкцию особых усилий и затрат времени. Это сильно упрощало задачу.

Дышать здесь было нечем, потому Стечко просто отключил дыхание для физического тела своей копии. Точнее, для всех только что созданных копий. И это не единственная «корректура». Пришлось внести ещё целый ряд изменений, ведь слабое человеческое тело тут хоть и выживет, но не долго, да и чувствовать себя будет довольно паршиво.

Полсотни Владов в белых комбинезонах шустро разбежались по всем доступным пустотам комплекса, изучая окружающие породы.

Стены старые — выдержат ли нагрузку? Насколько велика вероятность осыпей, обвалов? Сколько материалов потребуется для укрепления потолков и герметизации помещений? Много всего надо выяснить перед началом работ.

Оператор подкинул вверх горсть крохотных флюоритовых кубиков. Они ярко вспыхнули под сводами древних пещер, заливая всё вокруг дневным светом.

Парень торопился, и его «помощники» работали с нереальной скоростью, почти размываясь в движении.

Десяток копий начали подготовку площадей. Убирали мусор и слабые породы, с помощью телекинеза разбивая лишнее в пыль. Трамбовали пол и укрепляли опасные участки.

Параллельно Влад в самой просторной пещере комплекса организовал склад стройматериалов. Взялся заполнять его, призывая нужное со всех уголков планеты.

Из ниоткуда появлялись массивные металлические конструкции, листы пластика, огромные катушки с кабелями. Рядом укладывал на площадку сотни поддонов с мешками и коробками. Вдоль стен выстраивались пирамиды контейнеров с оборудованием.

Всё это богатство забирали мелькающие фигурки в белом. Ни разговоров, ни ругани, ни смеха. Вообще никаких звуков. Для стороннего наблюдателя картина показалась бы жутковатой, но тут никого постороннего и не было.

Постепенно пещеры начали обретать запланированную конфигурацию. К концу первого дня Стечко запустил монтаж опор и перекрытий, заполнил армированным бетоном лишние пустоты. Кое-где уже появились очертания будущих помещений.

Оператор не гнался за прямоугольной архитектурой Убежища, использовал доступные объёмы по максимуму. Главное, чтобы получилось больше свободного места.

Облицовка пока оставалась белой. В финале на поверхностях добавятся интерактивные экраны, визуально увеличивая пространство.

Несколько пещер ушли под запасы воды, склады с провизией, генераторную установку и прочие технические надобности.

Лишь к концу вторых суток адских работ комплекс был готов. Проверен на герметичность и безопасность. Загудела компактная термоядерная установка — младшая сестра «мерзавчика». Ей в тон негромко завыли генераторы воздуха, создавая жилую атмосферу.

Теперь антигравы.



— Это самые стабильные образцы, Влад. Но будь с ними осторожней — у нас не было времени на полную проверку, — предупредил профессор Бриг, заметно нервничая.

Парни-лаборанты аккуратно сняли с тестового стенда очередной сложный прибор, походивший на клубок проводов величиной с голову взрослого человека. Бережно уложили в тяжёлый бронированный ящик.

Нервозность руководителя, видимо, оказалась заразной. Особенно дёргался всегда смешливый Гарик. Длинный такой белобрысый парень, мосластый, с вытянутым лицом и немного лопоухий. Обычно, работая, он часто прикалывался, громко хохоча над своими же шутками. Но сейчас и Гарик, и второй лаборант, Тимур, тихий таджик лет тридцати пяти, старались двигаться предельно точно. За ними напряжённо наблюдала Верочка, прикусив кончик своей косы и почти не мигая.

Подчинённые Брига уже сумели оценить мощь новых аппаратов. Позавчера у них тут знатно грохнуло, и только реакция профессора и его способность к мелкой телекинетике смогли остановить обломки стенда, пока те не посекли всех вокруг.

Но вот от ударной волны увернуться не получилось, и парней хорошо протащило по полу.

Оператор дождался, когда ребята уложат аппараты на грузовую платформу и повёл её к выходу.

— Забирай Гарика на монтаж, — предложил Александр Аронович.

Но Влад резко отмахнулся:

— Нет, спасибо, я сам!

— Ну, дело твоё, — пожал плечами профессор. И уже остальным: — Так! Начинаем сборку резервных блоков. Вера, документацию на экраны!

Владислав безжалостно гонял свои копии по новому Убежищу. Время поджимало — в Центре его уже несколько часов в боевой готовности ждала команда инженеров и рабочих.

Наконец, Оператор появился в большом зале недалеко от телепорт-комнаты. Три десятка человек повскакивали со своих мест, хватая рюкзаки и тележки с оборудованием.

Всю эту ораву Стечко мог телепортировать откуда угодно, но решил не ломать привычную людям схему.

Через полчаса Убежище начало оживать. Прыжок за прыжком Влад переносил в него всё новые группы людей. Сотрудники цепочками расходились по белоснежным комнатам. Зажужжали дрели, застучали молотки. Распаковывались и подключались приборы.

Работа закипела.

Свои копии Оператор заблаговременно развеял. Но десяток флюоритовых кристаллов на всякий случай оставил — пусть скрытно мониторят состояние комплекса.



* * *

В комнату в общежитии Влад стал наведываться чаще.

Сегодня в жилом ярусе было довольно шумно, как и во всём Центре. Школьники играли в квест — носились по доступным пещерам и площадкам, азартно разыскивая спрятанные предметы. Хохот, визг и радостные вопли звучали в разных уголках поселения. Подростки чуть ли не хором читали найденные подсказки и спорили о решении загадок.

Стечко даже специально прогулялся пешком, впитывая эту сумасшедшую атмосферу игры. После двух суток напряжённой постройки Убежища и впервые использованного мышления в сотню потоков хотелось немного проветрить голову, отодвинуть на задний план ворох нависших проблем.

Пора звонить маме. Влад долго этот звонок откладывал, но, наконец, набрал домашний номер. На большом экране появилось удивлённое лицо Нурлана. Пацан изрядно повзрослел.

— Привет, мелкий! — улыбнулся младшему брату Владислав.

— А! Владя! А! Блин! — завопил мальчишка и… убежал из кадра.

Стечко удивлённо приподнял бровь. Вдалеке раздалось: «Ма-а! Владик звонит! Иди скорей!».

— Привет, — сказал Влад, когда в окне Ская появились и мама, и взъерошенный Нурлан.

Женщина лишь судорожно всхлипнула, протянула руку к экрану, словно пытаясь потрогать старшего сына, и расплакалась.

— Ну, перестань, мам, — постарался успокоить её Владислав, не зная, что предпринять. — Ну ты чего?

— Три месяца, сынок, — сквозь слёзы начались упрёки. — Целых три месяца от тебя ни слуху, ни духу, Владька! Свинья ты! Я уже хотела в розыск… Звонила в Москву. Но потом позвонил мужчина с твоей работы, предупредил, что с тобой всё в порядке, просто отправили в дальнюю командировку. И что там связи нету.

И опять в слёзы. Промокнула салфеткой, протянутой Нурланчиком, глаза и продолжила:

— Ну как это нет связи? В наше-то время! Это куда ж тебя заслали, а? Или наврали они мне? Расскажи сам. Что случилось, малыш? Что?! Рассказывай прямо здесь и сейчас, негодник!

Влад постарался изо всех сил придумать максимально правдивую историю, но складно сочинять он никогда толком не умел, потому мама не верила и лишь качала головой.

Разговор с родными вышел странный. Рваный и немного муторный. Мама то ругалась, то причитала, пытая вопросами, а брательник больше молчал и хлопал ресницами. Но Владу всё равно было приятно их видеть.

Надо бы им звонить почаще.



* * *

— Оксана! — неожиданно крикнули за спиной девушки.

Та испуганно оглянулась. Неподалёку бродили две женщины с корзинками, полными грибов.

Соломина прижалась к ближайшему еловому стволу и словно впиталась в него. Дерево её приняло, обнимая со всех сторон, укрывая от горечи и невзгод, защищая.

Стало так уютно и тепло, что на глаза навернулись слёзы.

— Ну что же ты орёшь, так? — одёрнула одна женщина другую. — Вот она я, рядом! Догоняй давай, да пойдём скорее!

И они, дружески переругиваясь, прошли мимо, почти коснувшись ствола. И ничего не заметили.

Испугавшись, что снова останется в одиночестве, девушка попыталась сказать им, что она и есть Оксана, но изо рта не вылетело ни слова. Хотела произнести что-то ещё, но впустую — звуки не получались. Совсем никак.

«Скорее всего, я умерла, да?» — пронеслась в голове первая за долгое время внятная мысль. Девушка тихо заплакала.



Человек привыкает ко всему, так и Оксана со временем более-менее освоилась и пришла в себя. Быть лесным призраком оказалось даже забавно. Она могла путешествовать внутри деревьев, скользя в ветвях, взлетая на самую высоту, где расступаются кроны и улыбается солнце в невыносимо голубой вышине. Или перемигиваются звёзды, дырявя чёрное бархатное небо.

Ещё могла выйти из дерева. И тогда обретала тело, укрытое одеждой из нежной молодой коры, а сверху развевалась переплетённая в ажурную сеть мелкая листва. Балуясь, Оксана даже проверила уши — не острые ли, а то, может, эльфийкой стала?

Играя с новыми возможностями и развлекаясь, рыжая девушка переходила от одного дерева к другому, с каждым днём углубляясь в лес. Избегая людей, дорог и любых поселений.

Куда конкретно двигалась, она сказать не могла. Тянуло на Север, словно там кто-то ждал. Какая-то сила направляла и вела, ничего не объясняя. Да какая, в общем-то, разница? Призраки ведь никуда не торопятся, правда?

Есть не хотелось, хотя уже знала многое о лесе — как он защитит, чем прокормит и напоит. Иногда забавы ради грызла кедровые орешки, что приносили пугливые белочки, могла полакомиться ягодой. Знала, как обращаться с корешками, травами и цветами. Не осознавая, получала от леса всё, что ей нужно.

Откуда эти знания пришли, Оксана не понимала и не очень по этому поводу печалилась. Пришли и пришли.

Она скользила по дубравам и рощам, то взлетая вверх по ветвям, то ныряя под землю. Просачивалась по корневой системе от дерева к дереву, и вылетала наружу с хохотом. Такая жизнь наполняла пьянящим восторгом. Девушка стала частью тайги. Зелёный мир принял её, понемногу открывая свои тайны. О родителях и прошлой жизни не вспоминала.

Наконец, добралась до нужного места. Именно здесь… Где-то здесь собрались существа, похожие на неё саму!.. Тоже призраки?

Оксана побродила кругами по полянке, шурша осенней листвой и прислушиваясь к ощущениям.

Люди, похожие на неё, где-то рядом, но… Внизу?

Девушка пожала плечами и нырнула в землю.


Рецензии