Невесты

Заветная мечта сбылась - ключи от собственной квартиры у Нади в руках. Работая очень долго и много, себя не жалея, молодой женщине удалось накопить деньги на покупку жилья.
Со второй мечтой - выйти замуж - дела обстоят гораздо хуже. Годы идут, а мужичок достойный не спешит выйти на встречу. Пытаясь зацепить хотя бы меня на крючок, высокая, худая и смуглая Надя часто напоминает о своем существовании. Заметив мою практичность, она всякий раз подчеркивает, что у нее есть своя квартира. Что она теперь вполне упакованная дама, а не лимитчица, банально мечтающая сесть какому-нибудь парню на шею.
Решила Надя отпраздновать новоселье, пригласила. Я из любопытства пришел взглянуть на ее апартаменты. Квартирка, конечно, малюсенькая. Но ремонт неплохой. Мебель недешевая. Линолеум деревянной раскраски, обои в цветочек. Чувствуется добротный, хозяйственный подход к делу.
Кроме меня, на праздник явилось три подруги. Переходящие в зрелость одинокие леди - две старые девы и одна разведенка. Не повезло с мужчинами, потому остается им лишь соревноваться между собой в яркости помады на губах.
Вера из них самая приятная по характеру и фигуристая. Но на щеке у нее крупное родимое пятно будто клеймо, что существенно портит образ. Сероглазая Лена на лицо ничего, но ужасно расплылась в теле. Ищет папу для своего малолетнего сына. Вряд ли найдет. Я ведь сам рос без отца. Знаю, что чужие дети не достойны любви чужого дяди. Вика - крупная, задорная и чересчур накрашенная. Встречается с малолеткой-спортсменом, который не собирается на ней жениться. Любовь требует жертв, потому терпи и наслаждайся, Вика, пока тебя не бросили.
Эти женщины не особо красивые, но и не страшные. Ни рыба ни мясо. Таким в наше время трудно выйти замуж - мало соответствующего сорта мужчин. Есть принцы для принцесс, есть нищеброды и алкаши для золушек, а золотая середина в дефиците.
На праздничном столе у Нади салатики советские, курочка из духовки. Все чин-чином. Поесть-то я любитель, тем более на халяву. Чем и занялся усиленно, пока бабы ведут свои бесконечные дождливые разговоры.
- Мой снова уехал на соревнования за границу. Не знаю, вспомнит ли обо мне, когда вернется в Новосибирск. Грустно, солнце мое не всходит.
- А я никому не нужна со своим жирным телом и малолетним прицепом.
- Обмельчали русские мужчины, пора с таджиками мутить...
- Ха, таджикам от нас нужна только прописка да жилплощадь...
Надя обратилась на меня пристально:
- Может быть, еще вина, Костюша?
- Давай.
В опьянении хозяйку потянуло на философский допрос:
- Костюша, а в чем твой смысл жизни. Чего же ты хочешь. Куда стремишься.
- Никуда, если честно, не стремлюсь. Что касаемо смысла жизни... Я формулирую его почти как Маркс. Все философы лишь различным образом объясняли мир. А дело же состоит в том, чтобы ОСЕДЛАТЬ его!
Расслабленный, сижу и разглядываю милых теток в откровенных вечерних платьях. С каждым годом морщины все глубже и глубже бороздят их лица. Стесняюсь произнести что-то дурное, ранить их души. Хоть и наворачивает дьявол словечко злое на язычок, сдерживаюсь и помалкиваю. Ведь они мне ничего плохого не сделали. Невест четыре, но я один. Если принять их всех сразу, то можно устроить трудовую коммуну. А по одиночке они как-то не воодушевляют на совместную жизнь.
После энной бутылки вина начались танцы под группу «Руки вверх». Бабы завизжали и некультурно задрыгали своими телами.
Надя обняла мою шею и на ухо шепнула:
- Идем на кухню. Пусть девочки отдохнут без нас.
В полутьме крохотной кухни хозяйка уселась мне на колени и приблизила свои губы к моим.
Но я не ощутил к ней ответного притяжения. Попытался гладко объяснить все как есть, что не могу и не хочу ее обманывать, но она не восприняла правду всерьез.
- Как, ты не хочешь поцелуя? Ты же еще не стар...
И смазала мои щеки и подбородок тонким слоем липкой слюнки с помадным вкусом.
Алкоголь прорвал дамбу и сделал меня крайне прямолинейным:
- Понимаешь, мне надо чувствовать какой-то особый воздух. Мне нужен ликер в тебе, но я его не ощущаю. Ты не моя поэзия. Ты будто кофта из бабушкиного сундука. Добротная, но не свежая. Женщина, которую я хочу целовать сейчас, не должна быть слишком хорошей, как ты.
Надя подняла свои карие глаза, в них резко проявились слезы. Уткнулась мне в грудь, зарыдала. Увы, дополнительный бокал спиртного ей теперь не помощник.
Рубашка недолго сдерживает слезный поток, грудь увлажняется. Дискомфорт, но терпимо. Главное, чтобы Надя не взорвалась, не исцарапала длинными наманикюренными когтями, не искусала жестоко, прервав мое тайное наслаждение собственным ничтожеством...
На мгновение чуть-чуть жалко стало Надю, пока она плакала, но за ее будущее не волнуюсь. Она сильная. Научилась за долгие трудные годы преодолевать препятствия. И со мной справится. Вычерпнет из памяти, да и увлечется другим.


Рецензии