Провинциал

12 МАРТА. INTRO

Почти тридцать. Но так до конца и не понял, зачем всё это. Высшее образование, бюджетные конторы с мизерными зарплатами. Митинги, собрания, соцсети, блоги.

Ведь за прошедшие десять лет я мог стать хорошим официантом в городском ресторане или профессиональным изготовителем пиццы. Мог мастерски научиться рубить мясо на комбинате, расположенном через две остановки от моего дома. Или виртуозно заливать баки бензином на заправке через дорогу.

Масштабные перспективы упущены. В погоне за лёгкой жизнью. Из-за неспособности вовремя определить для себя внутреннюю религию, которая б успокоила гонор и направила душу на кроткое доживание своего века, не озираясь вокруг. Одно успокаивает - нас таких миллионы. И многим гораздо хуже, чем мне.

Осознание никчёмности текущего жития пришло только с опытом. Но всё же пришло. До некоторых и в глубокой зрелости не доходит.

Для чего же сейчас я сушу свои близорукие глаза монитором компьютера, наполняя блог. Перед этим я сушу зрачки лучами интернет-магазина. Но, по крайней мере, за магазин мне платят какие-то копейки. А за блоггинг я не получаю ничего.

Может быть, причина тому - инерция. Делаю, потому что не могу не делать. Жизнь плывёт по течению, русло которого я вряд ли в состоянии искривить. Как игрушечный заяц, прыгающий до тех пор, пока не сядут батарейки.

Возможно, зависимость. В блоге, среди аккаунтов с не менее вымышленными именами, погружаешься в виртуальный мир, который гораздо удобней, чем снаружи. Так прекрасно же, что осталась хоть какая-то иллюзия.

В принципе, к тридцатнику всё сложилось не так уж плохо. Я мог стать таким же, как ребята моего двора. Отсидеть пару-тройку сроков. Выучить феню, покрыться татуировками. Или стать прихожанином реабилитационного центра для наркоманов.

К счастью (относительному), лучшие годы моей жизни прошли - да! - в бедности, поиске еды, одиночестве, ударах и ненависти. Но под знаменем марксизма. Что, как ни странно, уберегло от всяких зависимостей, фатальных ошибок или самоубийства.

Конечно, можно было погружаться все эти годы в более прибыльные дела. Но инструкции от бога под рукой не валялось, двигался на ощупь. И впитывал то, что казалось наиболее подходящим для моего сознания.

Да и зачем жалеть о прошлом. Какая разница, как прошёл отрезок собственной судьбы. Главное, что всё когда-нибудь заканчивается. Сегодня я есть, а завтра нету меня.





13 МАРТА. ИНСТИТУТ


Выбор истфака с высоты нынешнего опыта видится ошибочным. Лучше б пошёл учиться на что-то другое. Познавать какое-нибудь ремесло. Не обязательно рабочую специальность. Например, на журналистику, где, по крайней мере, можно тренироваться в мастерстве русского слова.

Нынешним старшеклассникам настойчиво предлагаю. Познавайте конкретные ремёсла. Не повторяйте ошибки студентов нулевых годов. Не соблазняйтесь модными профессиями с сомнительными перспективами трудоустройства. К примеру, что за профессия - психолог. И почему в России много выпускников с такой специальностью. Чему их научили? Ведь людей нельзя познать, слушая лекции и сидя за учебниками в университетской библиотеке. Для этого нужно ходить по лезвию ножа и рефлексировать.

Никакой профессиональной мотивации у меня в сменадцать лет не было. Я не знал, кем хочу стать. На свою беду чуть раньше, лет в четырнадцать, прочитал автобиографию Льва Троцкого. Никогда не видел вокруг себя подобных людей. Рядом были в лучшем случае простые советские консервативные обыватели. Сплав великой мечты, могучего интеллекта и шикарного авантюризма, что воплощал в себе Троцкий, казался мне сказочным и увлекательным. Пошёл учиться на истфак с расчётом, что хоть знать буду больше про великанов революции. Тем более, там я без проблем выудил бюджетное место, а платить за учёбу не было желания и денег.

Студенческая публика, которую я встретил в универе, глубоко разочаровала. Моих одногруппников в большинстве своём история не интересовала вообще. Просто они решили, что диплом об окончании вуза является инструментом, необходимым для карьеры. В нулевых годах ещё господствовал миф, что высшее образование решает всё. Сейчас многим в жизни не фортануло, и они стали даже более озлобленными атомами, чем я. Без любимого дела, хороших денег, нормальной семейной жизни и детей. А ведь всем уже по тридцать и старше. Но тогда, десять лет назад, никто не думал о будущем.

Отсиживая пары в универе, недоумевал, почему преподаватели излагают материал в яром антисоветском духе. Ведь при коммунизме эти же самые люди проповедовали марксистско-ленинский взгляд на историю. Но с возрастом дошло, что таковы веками складывавшиеся здесь правила игры. Самодержавие, которое в России господствовало, господствует и будет господствовать всегда, несмотря на меняющиеся идеологические обёртки. Либо ты принимаешь эти правила и двигаешься в унисон с генеральной линией, либо оказываешься не у дел и скатываешься на обочину диссидентства и маргинальщины.

Ещё в универе я дико разлюбил читать. Формально необходимо было читать так много, что к печатному слову выработалось отвращение. Сдавал экзамены, просматривая учебники по диагонали. Смог вернуться к книгам только через несколько лет после окончания вуза.

Весьма занимательно вели себя сверстники за рамками учёбы. Они проделывали интересную эволюцию, вырвавшись из родительской теплицы в общажные медные трубы. Начинали курить, бухать и далее прелести по списку. Присоединяться к ним интереса не видел, ведь уже в моей пригородной школе всё это имелось, да и посмачнее. И в общаге я не жил, потому до меня студенческие муки роста лишь эхом доносились. Например, по утрам на крыльце универа я встречал девочек из своей группы, томно выпускавших из своих вызывающе накрашенных ртов табачный дым. С деловыми физиями на милых детских личиках, словно у матёрых зеков, студентки кропотливо, сигарета за сигаретой, преодолевали рвоту и привыкали к курению. В принципе, ничего страшного, из этих курочек всё равно никто не пошёл работать в школу. Оказалось, что свой труд, в отличие от здоровья, они всё же ценят дорого.

Наверное, была б возможность, то предпочёл бы дистанционное онлайн-образование. Но в начале нулевых интернет в российской провинции только становился общедоступным. Потому приходилось два раза в сутки пять дней в неделю трястись в пазике, утрамбованном молодыми телами, и отращивать варикоз на левой ноге. Ничего, при Сталине и не такое переживалось. Всё же суп из лебеды и хлеб из опилок мне есть в студенческие годы не пришлось. И на том спасибо.





14 МАРТА. ЛИБЕРАЛЫ


Когда в универе стало совсем уж скучно, я пошёл по партиям.

Мои представления о политике были смутными, но романтичными. Долго стеснялся вступить в какую-нибудь организацию. Всё же рос в таком социуме, где не принято качать права и устраивать митинги.

Госдумовские партии даже не рассматривал. Ведь был крайне наивным. И более честным, чем надо. Хотя лучше б в студенческие годы полез в правящую партию "Едринная Расея". Глядишь, и радовался бы жизни. Сейчас туда прыгать уже поздно - смена власти на горизонте.

Вначале пошёл к либералам. Они тогда выглядели самыми современными. Взглядов я придерживался уверенно антикапиталистических, но ортодоксальные коммунисты, монопольно занимавшие левую поляну, отпугивали своей зацикленностью на советской ностальгии, мощах вождей, пионерии и комсомолии. Юноше, выросшему в девяностые под фильмы Ларри Кларка и хиты группы Prodigy, советская эстетика в текущей постмодернистской реальности виделась дремучим трэшем. Националистов даже не рассматривал, ведь они поднимали исключительно узкий вопрос миграции, не критикуя курс власти в целом. А гастарбайтеры из Средней Азии меня совсем не волновали.

Выбор пал на Домкратическую партию, имевшую фракцию в первом созыве Госдумы, но к моему появлению, когда завершался 2006 год, почти усохшую. Мне импонировало разумное сочетание либерализма, социальных гарантий и патриотизма в её идеологии, а также факты, что в девяностых эта партия активно выступала против Беловежского соглашения и расстрела Верховного Совета России. Познакомился с главным новосибирским домкратом, унылым пожилым человеком. Вообще, он мне говорил адекватные вещи. Что никакого идеализма в нынешних партиях нет и денежный вопрос давно является основным. Но моё сознание бурлило искренностью и не воспринимало горькую правду жизни. Чуть-чуть повозмущавшись, распрощался с домкратами. А вскоре те совсем загнулись.

Решил, что добро нужно искать там, где лозунги революционней. Как раз только что образовалась широкая антипутинская движуха под условным названием "Фарш сомневающихся". В Новосибирске у "фаршистов" был офис в одном полуразрушенном здании. Там сидел горластый менеджер средних лет. Я приходил к нему раза четыре, чтоб дополнительно разочароваться в современном российском либерализме. Если помятый домкратовец решался на откровенность, то горластый несистемщик ускользал от прямых ответов на вопросы и в целом нёс какую-то невнятицу. Спрашивал же я исключительно по делу. Почему акции в Новосибирске "Фарш сомневающихся" не организует, а отчёты по ним на московских сайтах висят. Или в какие дни проводятся собрания этой ведущей оппозиционной организации. Не осмелился чувак взять и расколоться, что его движ здесь существует исключительно ради получения баблосов из федерального центра. И если всерьёз начинать бороться с режимом, то не только возникнут проблемы с путинской охранкой, но и кормушки можно лишиться. Ведь при реальной работе с активом возникнет внутренняя конкуренция, в результате которой его, горластого, запросто могут подвинуть. Потому проще и безопасней для собственной шкуры и благосостояния бурную оппозиционную деятельность имитировать.

С тех пор немало общался с разными либеральными деятелями, в том числе столичными. Борцов, искренне верящих в собственные слова, так и не обнаружил среди них. В отличие от лимоновского нацбольского мяса прямого действия, либералы рассматривали и рассматривают оппозиционную политику как своеобразный бизнес. Сам я тоже погибать не собираюсь, но любопытно было б посмотреть, как рискует своей жизнью в борьбе за свободу и демократию российский профессиональный либерал. К примеру, новосибирский манагер "Фарша сомневающихся". Горластый, как и все ему подобные, предпочёл жить долго шакалом, чем мгновение волком. И его до сих пор можно увидеть на всяких типа общественно-политических фуршетах, где можно до отвала наесться бесплатных сдобных булок и порассуждать сумбурно о чём-то кулуарном.

"Дети капитана Гранта" - так довольно метко российскую либеральную публику когда-то охарактеризовала Мария Васильевна Розанова, супруга известного писателя-диссидента Андрея Синявского. Сколько у нас всяких омбудсменов, общественных палат, комитетов и комиссий, "некоммерческих" организаций, где расселись якобы либералы, якобы правозащитники, якобы честные, зачастую даже якобы оппозиционные. А защиты простому человеку всё равно негде искать. Чьи права они там, в этих комиссиях и комитетах, отстаивают? Уж точно не твои и не мои, дорогой мой страждущий читатель. Им ведь гранты нужны, а не эфемерная справедливость.

Вспоминаю лекцию про толерантность, которую несколько лет назад читал в Новосибирске один заезжий умник по приглашению одного иностранного НКО. Суть лекции заключалась в том, что русский человек, если он гордится своей национальностью, то обязательно фашист. Зачем же учёный из Питера такую чушь нёс, вроде бы адекватный и неглупый человек? А просто бизнес, ничего личного. Капитан Грант за штурвалом! Любой концерт за ваши деньги! Каждый зарабатывает как может, это понятно. Но если б грантоеды ещё и не пытались заодно вводить нас в заблуждение, что несут они свою живодёрскую чушь искренне и бескорыстно, было бы вообще хорошо.

Весьма забавно смотреть, как некоторые демократы из девяностых с неприлично большими животами подрабатывают на нынешних псевдовыборах, пытаясь изображать из себя непримиримую оппозицию. Ясное дело, что с такими кадрами у нас либерализм как идеологический субъект потерпел поражение. Лишь в последние годы в этом лагере появилась более-менее адекватная генерация Навальных. Но они уже не правоверные либералы, а синтезная, прежде всего технократическая сила.





15 МАРТА. КРАСНЫЕ


Послав куда подальше либералов, я пришёл к несистемным коммунистам. Пусть эстетика и практика последних мне виделись чересчур архаичными. У красных сильное преимущество проявилось. Так как они фанатики, а не торгаши, в общении с ними не чувствовался подвох. В отличие от профессиональных либералов, которые разговаривают с тобой как напёрсточники с лохом-клиентом.

Года до десятого в Новосибирске у ревкоммунистов находилась в пользовании узенькая комнатушка на Советской, выделенная мэрией в те годы, когда ещё сохранялась инерция демократии. При позднем Путине городские чиновники исправили недоразумение и каморку забрали под свои нужды.

На Советской проводили собрания всякие разные истинные коммунистические партии. Одних КПСС насчитывалось три или четыре. Несмотря на организационную пестроту, функционировали они словно по шаблону. А одни и те же активисты, как правило, состояли одновременно в нескольких партиях. На ревкомовских сборищах шли бесконечные схоластические споры, подкрепляемые цитатами из произведений классиков марксизма-ленинизма. Обсуждали пролетариат, который почему-то не рвался в коммунистическое движение. Или мировую революцию, которая неизбежно наступит, но вряд ли мы, товарищи, до неё доживём.

Ради встряски духа я приходил на красные собрания и принимал участие в спорах. Там меня неизменно клеймили оппортунистом, ревизионистом, русским националистом, и другими позорными, по мнению коммунистических фанатиков-начётчиков, словами.

Особо усердствовал в догматических поливах перезрелый аутист Коля Ватасюк. Промотав в коммунистическом активизме много лет, к сорока годам Коля неожиданно завязал с революционным биением головой об стену и вроде бы ушёл в цветочный бизнес. Но во второй половине нулевых это был гордый и гиперактивный единственный новосибирский член и автоматически региональный первый секретарь Истинно Верной Большевистской Партии Советского Союза. Других однопартийцев, горстку очень пожилых ветеранов труда, Ватасюк вытурил за недостаточную сознательность в отношении брежневского периода. Ведь согласно линии генсека ИВБП СС Нины Железняковой, бывшей преподавательницы марксизма-ленинизма, живущей в Москве, социализм в СССР закончился аккурат в момент смерти Иосифа Виссарионовича Сталина.

Ватасюку принадлежала важнейшая инициатива, объединившая новосибирских революционных коммунистов в общем деле, - установка памятника. Естественно, Сталину. На это уходила основная доля внимания красного актива. Проводились уличные акции, распространялись листовки, собирались деньги. Объективности ради отмечу, что на бабло в среде местных сталинцев не разводили. Все собранные копейки тратились прозрачно и строго по назначению. Правда, хватило их лишь на регулярное изготовление листовок, собственно на памятник средства привлечь так и не удалось.

Я в свою очередь задавал вопросы Коле и другим активистам. Вроде того, что памятник - это, конечно же, круто, но каким образом он приближает освобождение трудящихся. Те красные фанатики, кто ещё не стар, резко меня срезали обвинениями в отрицании решающего вклада генералиссимуса в победу над фашизмом, а также в латентных симпатиях к Горби Меченому. А фанатики преклонного возраста лишь одобрительно кивали головами в такт своим молодым соратникам и умилительно пускали слёзки.

Ещё все ультралевые Новосибирска выходили отдельной микроколонной на праздничные демонстрации, организуемые парламентской Зюханшинпати. 7 ноября там, 1 мая. Партий в нашей колонне было больше, чем участников. Впереди всех с иконостасом Ленина-Сталина шагал гиперактивный Ватасюк. На предложения о проведении своего, отдельного праздничного шествия ревкомы отвечали решительным отказом, ругая меня за стремление расколоть коммунистическое движение. Именно так, и не иначе. Беспощадно и справедливо обличая Зю-пати как коллективного предателя рабочего класса, новосибирские ревкомы не только изображали единство с ней на демонстрациях, но и активно агитировали, причём абсолютно бескорыстно, на выборах за выдвинутых ею коммерсов. Циничные функционеры корпорации зюханшингов лишь крутили пальцами у аккуратно остриженных висков и угарали над поведением своих вроде бы конкурентов по идеологической поляне. Но от бесплатной рабочей силы не отказывались. Правда, к настоящему моменту её почти не стало.

В постсоветской России ультралевые имели перспективы. В первых двух Госдумах даже заседало несколько депутатов из радикальных коммунистических партий. Но ревкомы так и не смогли осознать, что большевики начала ХХ века работали совсем в других условиях. Что новая реальность требует выработки новой теории, стратегии и тактики, а не буквального следования выводам столетней давности. Что зацикленность на советских символах и памятниках вытесняет актуальную социальную борьбу. Короче говоря, сильно отдалились ностальгические леваки от современных условий и народной жизни. В итоге шансы на успех, первоначально большие, позорно упущены. И безвозвратно.

В целом, коммунистическая среда для меня оказалась вполне терпимой. Не развращённая деньгами, не особо наводнённая осведомителями спецслужб по сравнению с националистами, и, в принципе, с нормальными, близкими мне идеалами. Но возрождать левое движение в РФ придётся уже совсем другим людям, конечно. Тем, у кого мышление направлено в будущее.





16 МАРТА. КУРСОМ КРИВДЫ И ОБДУРЕНИЯ


В комнатушке на Советской проводили собрания не только кружки новосибирского коммунизма, но и отдельные эзотерические движения. Учитывая, что архаичные левые воспринимают политику как церкву, их связка с эзотериками вполне логична. И первые, и вторые - люди глубоко духовные.

Самой заметной культовой организацией из той кладовки была "Квинтэссенция общественного прогресса" (сокращённо - КОПро). Второе самоназвание этой движухи не менее выразительно - "Курсом кривды и обдурения", незарегистрированная политическая партия. Адептов у КОПро было предостаточно. Чему я поначалу удивлялся, но со временем перестал. Есть довольно распространённый тип людей, условно их можно назвать городскими лешими. С виду вроде бы обыватели как обыватели, а вот мозги их подвержены вере во всякую чушь. И чем круче ложь, тем более сильную зависимость она у них вызывает. В Новосибе офисов у копровцев имелось несколько. Неясно, зачем ещё и в задрипанном закутке на Советской собирались. Возможно, с намерением перетянуть к себе самых нестойких комми.

В "Кривде и обдурении" мозги промывали основательно. Для обработки неофитов там имелось много всяких книжек, нередко довольно объёмных кирпичей, наполненных чудовищным новоязычным бредом. Автором КОПро-макулатуры числился генерал из спецслужб, ныне покойный, по фамилии Кедров. Есть мнение, что "Квинтэссенция" - чисто КГБшная разработка. А что, вполне. Какое терпение и усидчивость надо иметь, чтобы написать тонны галиматьи про "имманентный перпендикуляр" и "космотропное воздействие". Только чекисты на такое способны. Главное, что тема работает, на целевую группу воздействует эффективно. Кстати, на основе и опыте КОПро сформирована подкремлёвская движуха НЮД, телевизионными проповедями депутата Госдумы Фиодорова затягивающая в свои ряды немало леших по всей России.

Заглянул я как-то на сборище "Кривды". В тот раз у них читали лекцию про телегонию. Ну это такая эзотерико-генетическая теория - если белая женщина когда-нибудь переспит с негром, то у неё обязательно родится чёрный ребенок, даже через много лет, даже от белого отца. После лекции участники мероприятия стали приседать и хором читать заклинания на рыбьем языке. Мне казалось, что попал в компанию, которую срочно надо лечить в психушке. Ещё копровцы проводили выездные собрания в пригороде, у костра, но туда я уже не поехал. И в дальнейшем старался избегать общения с ними. Если часто взаимодействовать с подобной средой, то крыша реально может потечь.

Помимо копровцев, в кладовке тусовались отмороженные адепты движения "Бобро мира", распространявшие не менее мутные книжки. Правда, активность и численность "Бобра-добра" была заметно скромней. Видимо, потому что главным бобром объявил себя поехавший учёный-физик из Москвы по фамилии Маргаринов, а не чекист.

Ещё регулярно заглядывали всякие изготовители чудодейственных БАДов, маги, ясновидящие и прочая мошенническая богема, пытавшаяся вклиниться в политический движ с целью пропихнуть свои сомнительные товары и услуги.

Так, продолжительное время одна лекарша средних лет с глазами навыкате разводила меня на лечение маятником от всех болезней за умеренную сумму. Я упрямо отказывался, потому что платить за трэш не хотел, ведь его и бесплатно хватает, даже слишком. Но дура агрессивно выносила мозг при каждой встрече и ежедневно по сотовому. В конце концов, чудо-лекаршу жёстко отматюгал, и та наконец отстала. Маятник не уберёг поехавшую мошенницу от рака, недавно она умерла мучительной смертью. Пусть земля ей будет пухом.

Глядя на все эти танцы, пришёл к убеждению, что сверхъестественные силы - довольно прибыльный бизнес. Оказался прав основатель Церкви сайентологии Рон Хаббард, когда сказал, что если хочешь стать миллионером, создай свою религию. Даже особо на рекламу не надо тратиться, страждущие сами тебя найдут и принесут деньги. Только ложь должна быть как можно бредовей. Разоблачена же недавно в Москве секта, где поклонялись мёртвому попугаю Кузе. Десятки миллионов рублей обнаружены в ходе обыска кузькиной квартиры-храма! Москвичи свою недвижимость продавали, лишь бы попугайскому духу угодить! КОПРОфилы из той же оперы.

Миллионы внушаемых среди нас. Их гораздо больше, чем кажется. Сам неоднократно видал и горевал.

Особая печалька. Соседка, старше меня года на три. Пекла вкуснейшие блинчики и делала суперские заготовки из овощей. Любила угощать. Личико, груди, бёдра, ножки - всё кайфовое, соблазнительное, как и её еда. Жаль, что рано вышла замуж, с удовольствием бы женился, но обогнал коренастый перец по имени Юра. В принципе, я не обиделся, курочек же много свободных вокруг. А соседка и Юра двух богатырей настругали.

Но потом вдруг начала она лечиться невидимыми благотворными лучами, исходящими от воссиянного гуру Шакьяграхи, бывшего участкового милиционера. Непонятно, от каких именно болезней, вроде бы здорова была. Но внушаема! Мозги ей команда Шакьяграхи загадила настолько, что ушла ягодка от мужа и отреклась от детей. Хотела своим новым воссиянным френдам отдать семейную квартиру. Хорошо, что не получилось. Уже несколько лет живёт в ашраме, днём продаёт на улице брошюры своего провинциального бога, а по вечерам занимается медитацией. И шикарное тело её пропадает зря...

Увы, очень многие своим проблемам ищут простое, сказочное решение. На чём и основан бизнес разного рода "божественных медиаторов". Лично я к религиям отношусь крайне скептически и порой даже негативно. Уверенно светский человек, чего и всем желаю. Ведь реально то, что мы видим, остальное под большим жирным вопросом и толстым слоем спекуляций. Единственное исповедание, вызывающее уважение, - русское старообрядчество. Пусть тоже церковь, но родная и героическая. Проверенная временем, многовековыми гонениями и скитаниями. И никому не навязывается.





17 МАРТА. ВОРОНА-ПРОВОКАТОР


Нулевые на исходе. На одном из сборищ в новосибирской кладовой коммунизма ко мне прицепилась студентка Милана Омлетина. Типа проявила интерес. Леди выглядела крайне мрачно снаружи, встречаются же такие чудеса природы. Отталкивающее лицо, особенно глаза, точь-в-точь как у адского рок-музыканта Мэрилина Мэнсона, дополнено подзаплывшей фигурой и явным дефектом речи. Про себя нарёк её вороной.

Но с головой, в отличие от внешности, у Миланы было всё в порядке. Феноменальная память, знала несколько языков, много читала. Было интересно общаться, потому ей удалось навязаться ко мне в приятелки. Она много рассказывала про изнанку новосибирской радикальной тусовки, и для меня, как начинающего пытливого оппозиционера, её инфа стала ответом на многие вопросы. Всё, рассказанное Миланой, впоследствии подтвердилось другими знатоками кухни и личной практикой.

Но чем дольше мы общались, тем чаще от вороны звучали предложения откровенно экстремистского характера. Так, между делом. Вроде того, а почему бы нам в Новосибе не возродить Боевую организацию социалистов-революционеров. Или не организовать ли здесь отделение подпольного движения "Свободная Ичкерия". А ещё есть перспективная идея начать джихад, почему бы тебе, дружочек, не принять участие. Жить быстро, умереть молодым.

Всё больше одолевали опасения. Зачем же она всё это предлагает. И вдруг на популярном во второй половине нулевых новосибирском сайте "Ёлка.инфо" вышла статья, где Милана заявлялась главным свидетелем обвинения по делу двоих новосибирских нацболов. Лимоновцам инкриминировалось изготовление и хранение бомб с целью осуществления терактов. Когда Милана мне позвонила, я спросил у неё по поводу этих последних новостей, и она призналась, что является осведомителем спецслужб.

Заинтересовал мотив её действий. Ну зачем умной и перспективной студентке экономического факультета заниматься таким грязным делом, как стукачество. Первая мысль, которая пришла в голову, - ворона мстит всему миру, потому что очень страшной на свет родилась. Но сама героиня поведала другую историю. Школьницей вступила в лимоновскую партию. Когда полыхнул первый украинский майдан в 2004 году, девчонка захотела туда съездить, чтобы посмотреть на революцию. Старшие товарищи помогли с деньгами на проезд и попросили заодно выполнить щекотливое партийное задание - получить в Киеве у лидера бандеровцев Дмитрия Копчинского магнитофон, начинённый тротилом. И когда Милана, напитавшись оранжевым воздухом свободы и получив от Копчинского аппарат с заветным секретом, пересекла границу Украины и РФ, её приняли в свои объятья российские рыцари без страха и упрека. И поставили вопрос ребром - или идёшь под суд и живёшь несколько лет в заключении, или работаешь на госбезопасность. Естественно, Милана выбрала второе, ведь гнить в тюряге совсем не хотелось. Правда её рассказ или нет, откуда мне знать. Но на майдане она действительно отметилась - показывала фотки. А Копчинский ярко проявил свою подноготную, когда в конце нулевых стал открыто сотрудничать с российскими охранителями и даже приезжал читать лекции в лагерь подкремлёвской молодёжи "Зелигер". Вообще, когда узнал, что друзья и даже жена Корчинского сидят в нынешней Верховной Раде, изображая там радикальную националистическую оппозицию, то допонительно убедился, что на втором, 2014 года, майдане на самом деле не произошло никакой революции. Ведь на манеже всё те же чёрные плащи, получается.

Кстати, не только в Новосибирске национал-большевизм стал заметным гнездом для антиэкстремистской раскачки. Работал ли писатель Эдичка тогда на охранку, или его использовали втёмную, но объективно его партия в 2000-е являлась магнитом для притяжения радикально настроенной, безбашенной молодёжи по всей России. Иначе говоря, шикарным материалом для карьеристов в органах. Сколько на ошибках нацбольского молодого мяса звёзд приклеено на погоны, точно неизвестно. Но приблизительно можно определить - сам Лимонов регулярно хвастается тем, что сотни его адептов побывали или ещё сидят в тюрьмах за бессмысленные "акции прямого действия".

Даже самораскрывшись, Милана не остановила деликатную разработку в отношении меня. Ворона решила поспекулировать на моих наивных грёзах об объединении всех крыльев провициальной оппозиции в единый мощный кулак. Заготовила она следующее. С революционным птичьим гриппом, а, стало быть, и со стукачеством завязала, теперь играть будет исключительно легально. Есть один ветеран сибирской демократии, бывший депутат Совфеда по фамилии Манников. Уже договорилась с ним о встрече для обсуждения будущего единого антипутинского фронта в Новосибе, скоро к нему идёт в гости. Я должен идти с ней, чтоб озвучить для профессионала своё оригинальное видение формата будущей коалиции. Сначала я согласился, но накануне встречи в моих мозгах сработал предохранитель. И я, к глубокой миланкиной печали, от встречи в последний момент увильнул. Как оказалось, не зря. После того, как встреча с Манниковым состоялась, тот написал в своём блоге, что его посетила известная провокаторша с идеей объединения всей оппозиции. И что с такими тварями, как главный свидетель репрессивного процесса госпожа Омлетина, Манников объединяться ни в коем случае не будет и другим честным людям не советует. В какой омут ворона меня хотела втянуть, до конца так и не понял. Возможно, просто хотела отомстить за упущенное на мою разработку время, публично дискредитировав связкой с ней. Кто бы потом разбирался, случайный я человек или такой же провокатор.

Больше мы не общались. Из политики она переквалифицировалась на работу с малолетками и недорослями, играющими с дьяволом. Совершив турне по сатанинским ячейкам в разных городах России и вроде бы подставив под суд пару-тройку шизофреников, в конце концов Милана доехала до Москвы, нашла там себе перца, вышла замуж и даже нарожала детей. Кому интересно, про её судьбу есть захватывающая статья в интернете, легко обнаруживается поисковиком Яндекса.

Милана пока что остаётся, безусловно, самым неординарным шпиком, с которым я сталкивался. А провокаторов попадалось на пути немало. Из последних встреч вспоминается отставной военный Агузаров, лидер местного отделения Мининского народного освобождения, везде, где только можно, призывавший к немедленному национальному восстанию. Ещё странный белобрысый типок Славик Ведров, настойчиво обвинявший меня в предательстве русского народа за то, что я некоторое время работал на ставке в партии жириковцев. По мнению Славика, мне нужно срочно взяться за искупление своего коммерческого греха, включившись в работу по организации тайного тренировочного лагеря, где планировалось из подрастающего поколения лепить боевой отряд национальной революции. Впрочем, в последние три года никто с откровенно провокационными предложениями уже не обращался. Поняли, что бесполезно. Давно уже следую правилу - если кто-то призывает к топору, лучше обходить этого кренделя за километр.

Каково же моё восприятие спецслужб. Будучи школьником, приветствовал назначение чекиста Путина президентом РФ. Думал что наконец-то наступит порядок в стране. Считаю демократию лучшей формой устройства власти, но не верю, что в России она возможна. Ничего, пусть будет диктатура, даже формата Туркменбаши. Главное, чтоб не клептократия. Но современный российский чекизм крайне разочаровал. За все его пятнадцать лет настоящей и жёсткой борьбы с коррупцией так и не началось, наоборот. Вся страна знает про чиновников, много лет грабящих Россию и остающихся на высших государственных постах, про тех, из-за кого страна деградирует. А опричники не знают. Если и хватают, то каких-то случайных третьестепенных лиц, вроде бердского мэра-ботаника Потапкина. Знакомые сотрудники спецслужб оправдываются, якобы инфа вся собрана на всех главных воров, но команды пока нет. Мягко говоря, ребята лукавят. Если судить по делам, то команда "брать" есть, но исключительно в отношении лохов. Потому лично моё доверие к органам давно уже испарилось.

Пару раз поступали предложения о сотрудничестве. Естественно, оставшиеся без удовлетворения. Зачем мне добровольно прыгать в паутину. При этом больше всего возмущал подход, согласно которому кроме опричников все остальные Родину обязаны любить бесплатно. Ребята, выходившие на меня с вакансией шпика, сильно удивлялись рассуждениям, которые слышали в ответ, про необходимость личного интереса. Ведь даже если б я согласился, то для такой деятельности и сто тысяч рублей ежемесячно - не деньги. Нужна такая оплата, чтоб в случае разоблачения на заработанное можно уехать на остров Крит и провести остаток дней своих рядом с красивой гречанкой, кушая виноград и познавая язык Платона и Аристотеля. А не ходить с опущенной головой по родному городу, где все тебя презирают.

Короче, до сих пор у нас все бесплатных непуганых идиотов ищут. Увы.

В нашей стране березового ситца, если тебе не повезло с происхождением или счастливый случай не подвернулся, у тебя, конечно, выбор есть. Ты можешь стать стукачом, кредитным рабом, преступником, нищебродом, неудачником, жертвой или разменной монетой. Ты можешь устроиться на десять работ, пахать днём и ночью, наскребая таким образом копейки на жизнь. Или, плюнув на всё, поглощать огненную воду. Да, выбор есть. Но нет альтернативы. Здесь непреодолимые социальные барьеры. Здесь нельзя просто и спокойно быть честным середнячком-бюргером, появившимся из ниоткуда, реализующим себя на благо своего желудка и общества, получая за это приличные деньги. На которые можно жить, а не выживать. А ведь XXI век на дворе. Век аутернета, бесплатного и доступного всем, а также роботов, вытесняющих человеческий труд.





20 МАРТА. СЧАСТЛИВ БЫТЬ НИЩЕБРОДОМ


Однажды вечером на остановке ко мне подошли двое и попытались ограбить. Я стал кричать во всё горло и звать на помощь. Гопники испугались и убежали, но напоследок порвали мне пуховик. Я его аккуратно зашил и продолжил носить. Зачем выбрасывать вещь, когда она ещё работает.

На стенах моего жилища висят советские ковры. Снимать их не буду, ведь они тоже работают. Отличная звукоизоляция. Соседи же, когда делали ремонт, сняли ковры и наклеили обои. Теперь у них в квартире всякий звук раздаётся эхом.

Пластиковые окна герметизируют помещение, душно от них. Окна в жилище не меняю, остались деревянные, старые. И потому воздух в квартире нормальный, не задыхаюсь.

Один друг купил машину и питается "Дошираком", вся зарплата уходит на оплату кредита. Второй продал недавно приобретённую тачку, так как был сокращён с работы и не смог платить банку. Третий постоянно лежит под своим драндулетом, что-то ремонтирует. Мне не нужна такая жизнь. Я езжу на общественном транспорте. Если уж срочно надо, то вызываю такси.

Возможно, вы покрутите у виска. А я со злорадной усмешкой на лице покручу в ответ. В отличие от вас, я не кредитный раб. Меня не третируют коллекторы и судебные приставы. Не страдаю потреблятством. Обойдусь без евроремонта. Не боюсь потерять очередного придурка-работодателя. Не сижу на голодном пайке. Я счастливый человек по сравнению с вами.

У меня кроме свободы ничего не было, нет и не будет. А у вас даже свободы нет.

Наконец, самое главное. Я не буду, как вы, делать перепланировку квартиры и сносить старомодную нишу. Ведь, по крайней мере, в ней висит мой старый добрый пуховик. Вы бы его давно выбросили, а мне он ещё пригодится.





21 МАРТА. КОМПЫ


Первый компьютер у меня появился на втором курсе универа. До того боялся их. Настолько был дуб, что даже не умел пользоваться мышкой. Спасибо другу детства, показал и научил. Да, в моём дворе живут не только алкаши и наркоманы, но и продвинутые хакеры. В скором времени, ежедневно практикуясь, неплохо освоил комп.

В интернет вышел в первый раз в универе на занятии по информатике. Что вызвало буквально дикий восторг. Не верилось, что такое чудо вообще возможно. Сразу понял, что уже никогда не смогу расстаться с сетью и стал регулярно подключаться дома, через стационарный телефон. Покупал почасовые карты доступа. Скорость была крайне низкой, совсем смешной по нынешним меркам - 20-30 килобит в секунду. Через несколько лет в моём поселке появился доступный высокоскоростной безлимитный интернет, что привело к серьёзному личному прорыву в деле поглощения информации и установления контактов с интересными людьми из других регионов.

После вуза случайно устроился в военную контору, где пришлось научиться ремонтировать оргтехнику и работать со всякими разными программами. Я только что получил диплом истфака и не знал, куда деваться. Прошёлся по школам, но везде такие низкие зарплаты предлагались, что не осмелился обречь себя на новые мучения. Студенческой пятилетки на подножном корму хватило. Заблуждал по разным вакансиям, словно беспорядочный атом.

В один из дней зашёл в райвоенкомат, чтоб забрать военный билет - врачи меня списали по зрению с обязательной срочной службы. Разговорились с офицером, начальником отдела. Он спросил, шарю ли я в компах. А то найти не может специалиста. Профессионалы за такие мелкие деньги работать не идут, а дурака брать не хочется. Ну я и устроился. Ведь зарплата там всё же повыше, чем в школе, примерно десять тыщ, а пахать требовалось гораздо меньше.

Много там компьютеров переломал. Спасало, что техника в конторе стояла очень старая, потому никто особо не беспокоился и санкций не применял. Но за три года чему-то и подучился. Ведь читал специальные статьи, тренировался.

В принципе, в военкомате чувствовал себя комфортно. Хотя и приходилось иногда скандалить в том нервном коллективе. Что поделать, куда деваться от трудностей общения. Но постепенно становилось скучно и в конце концов надоело. Ни финансового роста, ни продвижения по карьерной лестнице. И в один тёплый осенний день уволился оттуда.

Тем не менее, почти три года разрушения древнего железа мне очень помогли. Выработалась привычка постоянно следить за новинками в программном обеспечении и оргтехнике. Гуманитарий, самоучка, я не стал хорошим айтишником. Но к тому и не стремился. Просто работал, да и всё. Что нужно было, то и познал. И буду познавать ещё.

Не случайно мне комфортно в блогосфере, мире на стыке инфотехнологий и печатного слова. Такова моя жизненная синусоида. На стыке.





24 МАРТА. ТЮРЬМА НАРОДА


Не сидел.

Тем не менее, погружения в уголовную культуру не избежал, ведь рос не в теплице.

Девяностые, сибирская окраина. Подростковая среда делилась на касты, как в тюрьме. Были свои блатные и свои неприкасаемые. Феня от зубов наших ребятишек лихо отскакивала, в отличие от школьной поэзии Пушкина и Лермонтова. Некоторые даже делали себе корявые тюремные татуировки на радость папам и мамам.

Самой популярной музыкой были блатные песни, которые почему-то в России принято называть неуместно красивым французским словом "шансон". Иногда в тёплые летние вечера я выносил из дома свою раздолбанную шестиструнку, и мы с пацанами распевали у костра песни про "гоп-стоп из-за угла" и "владимирский централ". Я играл плохо, но так бодро, что вызывал восхищение у окружающих.

И это не локальная картина из недавнего прошлого.

Современная русская жизнь пропитана блатными ценностями и символами не менее сильно, чем сказками про Ивана-дурака и Кощея Бессмертного.

Не случайно же взлёт популярности Путина начался с фразы "мочить в сортире". Народ услышал, что с ним наконец-то заговорили на актуальном языке. Не в последнюю очередь поражение либералов в первой половине нулевых определилось стилистической ущербностью. В то время как спичрайтеры Путина умело подбирали шефу фразы на понятном для деклассированных масс жаргоне, либералы продолжали щебетать на птичьей зауми по заветам Егора Гайдара, тем самым только раздражая электорат.

Насколько глубоко неписаные правила уголовщины закрепились в русском сознании, ярко показывает развернувшаяся в последние годы и поддерживаемая сверху борьба за нравственность.

В стране работает много всяких защитников традиционных ценностей, нередко с церковными крестами на шеях, объявивших целью борьбу с содомией. Они пикетируют аморальные с их колокольни выставки и кинопоказы, разгоняют жалкие пикетики гей-активистов. Но почему-то эти нравственники упорно обходят стороной основной центр гомосексуальной культуры в России - тюремную систему.

С другой стороны, не дремлет и ЛГБТ-сообщество. Радужные регулярно пытаются провести гей-прайд в столице или зарегистрировать однополые браки. Но совсем забыли о своих пассивных братьях за решёткой. Ведь тем, находящимся на самом дне тюремной иерархии, очень даже нелегко живётся.

Как борцы за нравственность, так и гей-актив предпочитают заниматься бутафорией и не поднимают вопрос о необходимости гуманизации наказания. Чтоб, отбывая срок, мужчины оставались мужчинами, а не трансформировались. Вроде бы широкое поле деятельности! Ан нет. Выходит, движ за нравственность и, как противовес, за сексуальную свободу - лишь очередной шоу-бизнес, занятый выколачиванием денег из западных фондов или околокремлёвских структур на имитацию бурной деятельности, не более.

Иначе говоря, нет в нашей стране реальной оппозиции неписаному зоновскому распорядку. Не было, нет, и не будет. Ведь все считают естественным жить по понятиям. Даже защитники византийской духовности и поборники европейской толерантности.

Происходят здесь иногда революции, ну и что. Сменили друг друга царисты, коммунисты, либералы, теперь якобы консерваторы, путинисты рулят. Переписываются официальные законы, порой кардинально. А понятия остаются. И, скорее всего, так будет ещё очень и очень долго.





27 МАРТА. РАБСТВО XXI ВЕКА


После крушения СССР отдельные советские граждане действительно получили свободу. Если под таковой имеется ввиду материальное благополучие. Удачно пристроились, ни в чём себе не отказывают, накупили особняков и яхт за рубежом.

Но основная масса, к каковой непосредственно отношусь и я, оказалась с иной долей. Сначала вместо обещанного процветания и справедливого раздела общенародной собственности большинство вынуждено было довольствоваться дулей с маком и танцами пьяного царя по телевизору. Буквально на подножном корму приходилось выживать. А в новом веке освобождённые от совдепии плебеи безропотным строем пошли отдаваться в новое рабство - к процентщикам-ростовщикам.

В том и есть главное отличие путинских стабильных 2000-х от весёлых и страшных 90-х: нищебродам кредиты стали внушать. Заработала крайне агрессивная реклама на каждом шагу и в каждом телеящике, банки чуть ли не насильно стремились захватить в плен всякого обывателя, даже крайне задрипанного жизнью. Естественно, под огромные африканские проценты. Аборигены радостно хватали из рук ростовщиков деньги, совсем не задумываясь, что средства придётся возвращать, причём с большой накруткой.

Все тогда радовались деньгам взаймы, за исключением меня. Чувствовал себя внутренним эмигрантом в "тучные" нулевые. Смеялись надо мной окружающие. Как обеспеченные, так и полубомжи.

Из жалости я помогал одной многодетной семье картофелем, морковкой и другими овощами, выращенными на собственном огороде. Отец и мать семейства вроде бы не замечены в пьянстве и наркомании. Просто откровенные придурки, каковых немало можно наблюдать в Сибири.

Они регулярно брали кредиты на всякую ерунду. На огромный плазменный телевизор, какие-то новейшие игровые приставки. Я смотрел на всю эту котовасию и недоумевал, но продолжал помогать. Детей жалел.

Ведь совокупный доход родителей не превышал пятнадцать тысяч рублей в месяц. Ковыряться в земле, выращивая натуральный продукт, они стеснялись. Без меня их потомство в количестве четырёх штук кормилось бы исключительно одной лапшой и резиновой картошкой из супермаркета.

Однажды эти родители-придурки учудили новую фишку, которая меня реально вывела из себя. Взяли очередной кредит, чтоб отдохнуть в Париже. Я не выдержал и заругался. Как так, вам детей кормить нечем, а ещё полезли в новую кабалу, без которой вполне можете обойтись.

И тут прозвучала фраза, которую я запомнил если не навсегда, то надолго. Мамаша, сверкая глазками на утином лице, в ответ на мои поливы произнесла так проникновенно, загадочно и гордо: "Увидеть Париж и умереть!"

И захохотала громко, с истерикой. А папаша добавил огонька, сказав, что я - старомодный совок, что сейчас наступила совсем другая жизнь, и таким нудным людям места нет. Да и вообще, как меня земля носит.

Вот так, даже бичи с сибирской окраины потешались надо мной. А что говорить про средних филистёров. В универе одногруппники издевались над моим старым телефоном. Потом ехидничали, что у меня нет машины. Но теперь сильно помрачнели, когда по одним из них уже вынесены судебные решения за неуплату долгов, а другие в тревожном ожидании коллекторов и приставов. Настал мой черёд угарать. Ведь былые смешарики теперь голодают, им есть нечего. А я хоть питаюсь более-менее нормально.

Вообще, тотальное кредитное сумасшествие нулевых годов показало, насколько наши люди не умеют планировать свою жизнь и принимают решения иррационально. Они слегка начинают задумываться о содеянном, лишь когда наступают печальные последствия. Пока гром не грянет, крестьянин не перекрестится. Но даже из своих ошибок они не способны извлечь уроки на будущее. Получив сильнейшие удары, снова норовят наступить на те же грабли.

Слишком много людей вокруг, которые накопили огромные долги, имеют из-за того адские проблемы, но так ничего и не осознали. Брали суммы непосильные, делали евроремонты, покупали элитные авто, отдыхали в Египте и Таиланде. Сейчас имущество распродают, чтоб рассчитаться. Но если вдруг удаётся выпутаться из кабалы, сразу начинают ходить по банкам, чтобы снова записаться в рабство. Прямо наркоманы какие-то!

Но теперь в займах им чаще всего отказывают. Да и вообще крупные ростовщические конторы одну за одной у нас ликвидировать стали.

Так что остаётся для торчков-потребителей последняя доза. Пойти и взять две-три тысячи рублей в какой-нибудь лавочке с названием вроде "ДеньгиБыстроСразуТолькоПаспортНужен". Микрокредитный лохотрон под умопомрачительную тыщу процентов годовых - специфика наступивших худых десятых годов. На полученные быстро и по паспорту копеечки можно купить еды. Хлебушка там, масла, той же картохи, может быть, сайры несколько жестяных банок. И протянуть день сегодняшний.

А завтра - будь что будет.





29 МАРТА. ВЕТКИН


Я жил в деревне, когда был маленький. Хорошо там, особенно летом.

Во дворе дома стояла большая бочка с водой. Как-то мне стало интересно, а что там, под этой бочкой. Я вылил из неё воду и отодвинул в сторону.

Под жестянкой, годами стоявшей на одном и том же месте, росла трава. Вернее, бледные и кривые стебли, никогда не знавшие солнца. Оказалось, что бывает не только зелёная, густая трава, растущая здесь и там, но и другая, некрасивая, скрытая обыкновенными вещами.

Со временем, в более старшем возрасте, открыл, что бывают не только растения, но и люди с судьбой без фотосинтеза.

Вот один такой человек.

Веткин учился со мной в институте. Двухметровый, худой очкарик, с безумной походкой и серьёзным дефектом речи.

По рассказам знающих одногруппников, дома с Веткиным сурово обращался отчим, а в школе над ним издевались сверстники. Вроде бы сильно не били, а так - насмешки, подножки, подставы, подзатыльники регулярные.

В универе издевательства продолжились, но уже в облегчённом режиме. Всё же институт педагогический как-никак, а не ПТУ. Больше всего Веткина подводили проблемы с речью. Разговаривал он быстро и невнятно, при этом слюна разлеталась во все стороны. Студенты подшучивали и хихикали. Преподаватели старались не смеяться, но не всегда получалось.

Одевался бедолага скромно, как и большинство студентов вуза для небогатых. Но хронически не следил за собой. Таким я запомнил его - в грязном, измятом костюме, кривых очках, с зубной пастой на щеках и воздухом кислого пота. Марширующим метровым шагом по узкому коридору третьего этажа. Можно уверенно утверждать, женщин чувачок так и не познал до сих пор, хотя ему уже тридцать один год стукнул.

Занятия Веткин не пропускал. Когда писал конспекты на лекциях, то вдавливал ручку в тетрадь настолько сильно, что порой разрывал листы. Но учился плохо. Преподаватели жалели убогого, потому с троечки на троечку дотянули до конца и вручили в трясущиеся руки заветный синий диплом на прощание.

Через год после завершения учёбы в институте Веткин неожиданно часто стал мне звонить. Порой несколько раз в сутки, иногда даже ночью. Честно говоря, мне не нравилась его настойчивость, но до поры до времени терпел. Доброта испарялась постепенно.

В телефонных разговорах парнишка бесконечно жаловался на судьбу своей забавной и невнятной скороговоркой. Плакался, что никак не может устроиться в жизни. Что пытался работать в нескольких разных школах, и отовсюду его выпинывали. Потом устроился разносчиком рекламных газет, чем и зарабатывает себе на пропитание до сих пор.

Я хотел затянуть его в митинговую пучину - тогда мне ещё верилось в необходимость и действенность уличных акций. Но Веткин заупрямился, требуя компенсации за махание красным флагом в Первомайском сквере. В принципе, его правоту стоить признать, всякий труд должен быть оплачен. Но тогда у меня не имелось денег на массовку, потому флагоносец не получился из чувака с зубной пастой на щеках.

Однажды я попытался свести его с одной своей знакомой. Она сорокалетняя, толстая и страшненькая на лицо. Прикинул, что они могли быть хорошей парой. Но на первом и единственном свидании в кафе идиот как с цепи сорвался и всячески оскорбил девушку ни за что. Леди расплакалась и потом долго меня обвиняла в унизительном розыгрыше. Я набрал Веткину и спросил, зачем он так позорно поступил. В ответ привычной уже скороговоркой было сказано, что собеседник ненавидит всё живое, не исключая меня.

В принципе, понимаю его. С такой незавидной судьбой и я, наверное, обозлился бы на этот жестокий мир. Нормально, когда в пути чёрная полоска сменяет белую и наоборот, а у Веткина одна чёрная дорожка выходит. Семья, школа, вуз, работа, девочки - нигде он не обнаружил тепла и понимания. Любая среда встречает его колючками.

Задумывался, наблюдая за Веткиным, в чем миссия этого человека на Земле. Пришёл к мысли, что существует он для полноты мирового разнообразия. Как и все люди, получается. Если сверху пылают яркие звёзды, значит, где-то внизу почти незаметно ютятся слабые огоньки. Высший разум - гениальный, холодный и циничный художник, который пишет громадное, прекрасное и ужасное одновременно, полотно. Мы же при таком раскладе - лишь множество красок в палитре мастера.

Не знаю, как чувак поживает сейчас. После того случая с толстой сорокалетней я поспешил сменить номер, а мои новые цифры он не знает. Как реалист, не думаю, что его ждёт что-то доброе и светлое. Вполне возможно, тюрьма. Или психушка. Но всё же есть основание, пусть и слабое, верить в относительно благоприятный исход. Когда Веткин сумел дозвониться до меня в последний раз, он сообщил, что начал курить. Вроде бы табак ему помогает, успокаивает нервы и доставляет удовольствие. Если это правда, то очень даже хорошо. Пусть тогда курит побольше. И разносит рекламные газеты дальше уже без напряга. Так и жизнь пройдёт потихонечку.





3 АПРЕЛЯ. РАБОЧАЯ ДЕВОЧКА


Училась со мной в одном классе девочка по имени Надя.

Из рабочей семьи, родители трудились на мясокомбинате.

Несколько месяцев я был влюблён в неё, красавицу черноглазую, ну прямо куколку. Посвящал ей свои наивные стихи. Она играла со мной, щекотала нервы. Издевалась над розовощёким худым подростком в больших очках. Весь класс знал, что я от неё млею. Кто-то сочувствовал, кто-то злорадствовал.

Но Надя сохла по другому. Бегала за семнадцатилетним наркоманом Владиком. Я побаивался Владика, ведь у него имелся мощный кулак, которым он беспощадно размахивал во все стороны. Потому не особо я пытался отбить свою любовь.

Однажды увидел, как они целуются на лавочке. Толпа друзей-наркоманов стояла рядом, дымила и равнодушно болтала. Моя сутулая тень проходила мимо, полная скорби и ничтожества. Пацаны-наркоманы, заметив меня, презрительно заржали, будто кони. А Надя с Владиком не обращали внимания и продолжали сосаться.

Я тогда страдал, даже начал курить. Правда, очень быстро бросил. Мои чувства непостоянные - не успеваю увлечься одной, как меня уже захватывает другая. От Нади моё внимание довольно быстро перешло к Вике, с которой, в принципе, тоже ничего не получилось, но это тема уже для другого разговора.

Шло время, я иногда встречал Надю и Владика вместе в разных ситуациях. Потом они расстались. Школьный терминатор с мощным кулаком заразился ВИЧем и теперь спасает свою грешную душу в молельном доме у пятидесятников. Сидит иногда на той самой лавочке в одиночестве, в очках и с раскрытой Библией.

По рассказам общих знакомых, Надя после Владика жила ещё с несколькими мужчинами. Все они принадлежали к местной рабоче-маргинальной среде. Ни за кого из них моя школьная любовь замуж не вышла. И образованием не заморачивалась. Единственная среди одноклассниц, даже не попытавшаяся обзавестись вузовским дипломом. После школы сразу пошла торговать китайскими шмотками на барахолке, где и работает до сих пор.

Время от времени мы случайно пересекались с ней на остановке или в магазине. Неудивительно, ведь в одной деревне живём. Обменивались для приличия парой фраз и брели дальше по своим делам. Став взрослой, Надя серьёзно потеряла в привлекательности. Бывает же такое. Красивые девочки вырастают в заурядных женщин. Лицо у Нади стало серым и грубоватым, тело подзаплыло. И даже ноги заметно скривились.

Недавно опять встретились на улице. Привет, как дела и всё такое. Я как-то не особо нарывался на диалог, в отличие от Нади. Ей вдруг стало интересно, как я живу, о чём мечтаю и где отдыхаю.

Основательно расспросив меня обо всём хорошем и плохом, она вдруг произнесла так проникновенно и загадочно:

- Знаешь, а я ещё не замужем! И ты не женат...

И многозначительно так, не моргая, уставилась на меня.

Какие у меня в голове заиграли мысли от надиной неожиданной атаки? Ничего страшного, что не замужем. Возраст вступления в брак в России по статистике сдвинулся к тридцати-тридцати пяти, как у мужчин, так и у женщин. Хорошо, что прицепом ещё не обзавелась. Дети должны расти в полной семье, хоть сейчас и редко такое бывает. Родит, какие её годы. Но только не от меня, конечно. Времена изменились. Теперь я востребован и предпочитаю более свежий продукт.

Потому холодно и резко обрываю требовательный Надин взгляд:

- Это хорошо, что ты не замужем. Наслаждайся свободой, детка. Всё у тебя впереди. А мне пора.

И ухожу поскорей. А то прилипнет ещё.

Чур меня от такого счастья. Потрёпанного жизнью изрядно.





4 АПРЕЛЯ. ИНСТИТУТКИ


Девочки из вуза, где я пять лет учился, не имели преимуществ по сравнению с девахами-пэтэушницами. Наоборот, в случае с институтками к невежеству добавился гонор. Да, на первом курсе в них ещё достаточно было жажды знаний и романтики, но чуть старше возобладала иная мотивация - продать себя повыгодней. Естественно, не в плане мозгов, ведь пустая башка не востребована на рынке по определению. Речь идёт о торговле молодостью. Пока свежие, спешили найти упакованных мужчин, которые будут кормить и содержать. Далеко не у всех получилось, увы. Тех счастливых старшекурсниц, кто покрасивее, зрелые любовники забирали на крутых иномарках после занятий прямо у дверей вуза. Страшненькие смотрели и наполнялись завистью. Плелись на остановку, где с грустью на лицах ждали общественный транспорт.

Уважение вызывали лишь отдельные сельские девочки, жившие в общаге. Они звёзд с неба не хватали и, в связи с трудностями существования, выпавшими на их долю, рано осознали, что им от жизни нужно. Брали в охапку парней более-менее нормальных, таких же общажных, и доводили до ЗАГСа. И живут-поживают, детей плодят. Городскому ветру не сломить прагматику, свойственную крестьянскому уму.

Конечно, упавших совсем уж на дно среди сокурсниц немного. В среднем до своего тридцатилетия они прожили, как в зале ожидания. Некоторые вроде поняли, что пора снять розовые очки, и уверенно налаживают свою личную жизнь. Другие оказались неисправимы и, наверное, так и останутся в тугом одиночестве.

Вообще, лучше не связываться с институтскими девочками и выпускницами в возрасте где-то с 21 до примерно 27 лет. Пока они ещё не набили шишек, гонор зашкаливает. Пока выставляют планку, которая хоть и преодолима, но крайне психотрёпно. А клетки нервные беречь надо. Чуть позже, ближе к тридцати, когда мозги имеют свойство вправляться, можно приступать к обсуждению совместной жизни.

Я сию науку усвоил не сразу. Наблюдений за сверстниками, которые беспорядочно и постоянно сходились-разводились, не хватало. Требовалось своё дао. Потому пришлось мне времени немало потратить, прежде чем понял, что занимаюсь не тем. Лучше б читал книги, учил языки или искал тёплое местечко в те потраченные на институток человекочасы. Или митинговал бы, в конце концов.

Лет пять назад решил я поокучивать бывшую сокурсницу Веру, с которой любил болтать в студенческой библиотеке. На встречу в кафе повзрослевшая Вера пришла в шикарном платье, обтянувшем прелестное тело. Рассказала, что мама её устроила по блату работать на синекуру с погонами. Что мужчину своего уровня найти не может. Поначалу нам было интересно и легко.

Стали мы с ней по выходным пересекаться. Я кормил её пирожными, дарил букеты, оплачивал мобильную связь. Но зима сменила лето, а продвижения в отношениях не было. Красотке нравилось, что её покупают, но и я постепенно задумывался, а в чём же мой интерес. Кроме ощущения пустоты мне встречи с Верой ничего не приносили. Мало того, что изрядно потратился на неё вместо себя любимого, так ещё и выбросил столько месяцев впустую. Когда совсем надоело, исчез из её жизни. Перестал мешаться в поисках мужчины достойного уровня.

Но торговля не увенчалась успехом, охомутать какого-нибудь богатого Буратино у Веры так и не получилось. И с хорошо оплачиваемой синекуры её пинанули по сокращению. Даже шикарные кегельные ноги не помогли. Сейчас пашет где-то в бюджетной сфере. То ли училкой, то ли воспитателем дошколят за копейки. Думаю, судьба её вовремя спустила с небес на землю. Она не совсем глупая, просто однажды переиграла сама себя, решив, что жизнь удалась. Закружилась в облаках и упала в обморок. Может быть, и поднимется когда-нибудь.

После Веры началась Таня, с которой мы даже пожили вместе. Внешне ничего так, смугленькая, начитанная. Иногородняя, приехала учиться в Новосибирск из Хабаровска, но после вуза решила не возвращаться домой. Устроилась менеджером в торговую фирму. Зарплата скромная, но ежемесячно. Первые полгода всё у нас нормально было. Таня чуть постарше, и, казалось мне, что помудрей. Ан нет. Лимитчица нежданно-негаданно вдруг завертела хвостом. Придирки, оскорбления на пустом месте. Заныла: "Я не могу так жить! Мне скучно! Я хочу гулять!" Вскоре призналась, что у неё есть другой мужчина. И она не знает, кого выбрать - меня или его. Тут я рассвирепел. Ничего себе. Вкалываю на трёх работах, плачу за квартиру, покупаю еду. Устаю, как собака. А Таня не только на вынос мозга, но и на измены силы и время находит.

Кот учёный не стал терпеть. Выгнал дуру и весь хлам её выбросил на улицу. Приехал на УАЗике какой-то помятый седеющий мужик. Забрал танины вещи и укатил прочь.

Через пару месяцев по приколу написал ей в "Контактике" сообщение: ”Как жизнь, госпожа Гуливанова”.

Она сматерилась в ответ и заблокировалась.

По рассказам общих знакомых, Таня до сих пор одна. И разжирела безобразно. Её дальнейший путь вижу таким. Родит ребёнка для себя. Вернётся в Хабаровск, мама ей будет помогать растить внучку (или внука, как получится).

Кто-то скажет, что я радуюсь жизненным обломам девочек, которые когда-то обломали меня. Безусловно, радуюсь. Но лишь тому, что с этими курочками у меня не зашло слишком далеко. Вовремя раскрывали они свою деградацию.

Так-то я желаю счастья им в этом мире большом.

Только настораживаюсь, когда очередная призрачная встречная вдруг начинает хвалиться, что у неё высшее образование! Условный рефлекс выработался, что поделать. Правда, слюной, как собака Павлова, не исхожу. Пока что.





5 АПРЕЛЯ. НИРВАНА


Сегодня 5 апреля.

Вспоминаем Нирвану. Курта Кобейна, ушедшего в мир иной в этот день.

Нагероинившись, выпустил пулю в лоб. Самоубийца, гениально озвучивший дух поколения "некст".

Музыка Нирваны - резкая, желчная, безнадёжная, как будто саундтрек к жизни русской провинциальной молодёжи 90-х, повально захоронившей себя в наркоте, бандитских войнах и африканских болезнях.

У меня брат был, старшой. С подростковых лет, как погиб отец, деградировал. И его друзья вместе с ним. Повально, даже кто из полных семей. Тяжело быть белой вороной. По улице не пройдёшь, везде алкаши и торчки поджидают. Обходить приходилось за километр, чтоб не оказаться побитым и ограбленным. Дома, пока мать на работе - притон. Братишка с друганами кайфуют. Насмешки, подзатыльнички. Ботаник, дунешь плану. На тебе в лобешник, сука. Кровь, сопли, слёзы. Таковы мои детские годы.

Либерасты, прославляющие ельцинское десятилетие швабоды, ненавижу вас, фашисты! Мне ваша швабода обернулась тумаками и жестокостью, повальным разложением окружающей молодёжи и страданиями взрослых, годами не получавших зарплату и спивавшихся от безнадёги!

Пока вы, твари, жрали советские заводы и американские гранты, наши пацаны сидели на игле, гнили в тюрьмах, бились на стрелках, умирали и калечились в Чечне, наши девочки распускались в шлюхи и проститутки, превращались в сифилисные тени. Если вам дорога швабода, так и приносили бы в жертву себя, а не провинциальных оборванцев, ни в чём не повинных!

В 2000-х русское поколение "некст" завымирало. Один за другим упокоились старшие пацаны нашего двора, чаще всего от передозы. Покинул этот бренный мир и брательник мой.

А Курт, великий американский левша с гитарой, всех их опередил в апреле 1994-го. Определив движения роковой вектор.

Светлая память русскому поколению "некст". Светлая память Курту, иконе и пророку. Пусть над их могилами веет спирит вечной молодости. Smells like teen spirit.

Слава выжившим.

Увы, в России вновь настало время слушать Нирвану. Эпоха высоких цен на нефть завершилась. Карточный домик сырьевой империи разваливается на глазах. И всё чаще на улице просят милостыню новейшие бичи Русской Африки XXI века.





7 АПРЕЛЯ. ОСНОВЫ БИЗНЕСА


"Бизнесмен", если перевести с английского, означает "человек дела". Если расшифровать, то имеется ввиду персона, которая инициирует (предпринимает) какой-нибудь проект с целью извлечения прибыли и несёт за него ответственность, а не работает по найму. В России слово "бизнес" общепринято связывается с капитализмом и эксплуатацией. По существу же речь идёт не только о мистерах-твистерах с тысячами сотрудников и миллиардными оборотами. Бизнесменами являются, к примеру, тётя Глаша, парикмахер на дому, баба Лена, торгующая на рынке картошкой со своего огорода, или сосед Витя, программист-фрилансер. Так сложилось, что почти все реальные предприниматели в России находятся в тени, то есть не регистрируются и не платят налоги. Причина тому - позиция власти. Выставляя неподъёмные налоги и сборы, оплачивая которые средний российский предприниматель будет работать в убыток, государство не получает ничего. Но у Кремля есть нефть и газ, потому интересами микробов-аборигенов он не заморачивается. Иногда через телевизор попугивает теневиков отсутствием пенсий в будущем, но народ же понимает, что в ближайшие годы неолиберальный режим поднимет пенсионный возраст до такой планки, которую смогут преодолеть лишь единицы. А кушать хочется сейчас. А официальной работы более-менее оплачиваемой не так уж и много, тем более в провинции.

Часто общаюсь с предпринимателями, преимущественно мелкими. Многие из них в тени. Все они пашут день и ночь, имея более чем скромный доход. Политикой им некогда интересоваться. Одеваются скромно, выглядят нефотогенично, нередко даже измученно. Но есть и такие знакомые, кто не пропускает ни одной околополитической тусовки, позицинируя себя там в качестве успешных коммерсов. Удивлялся поначалу, как можно делать прибыльный бизнес, прожигая так много времени на общественных мероприятиях. Потом до меня дошло, что есть предприниматели, занимающиеся делом, а есть лица, дело которых - играть бизнесменов. В лучшем случае они представляют сетевой маркетинг или читают лекции про то, как добиться успеха. Только чему может научить человек, сам ничего в жизни не добившийся? Ничему, но может развести на деньги. Так и получается. Эти комедианты в масках "сильных предпринимателей, владельцев высокодоходных предприятий в различных секторах", надувающие скулы на всяких форумах, круглых столах и тренингах, - самые настоящие мошенники, использующие для обмана крайне изощрённые схемы порой.

Они, надо отдать должное, выучили всякие психологические фишки, которыми могут эффективно воздействовать на внушаемый разум. Как-то произошёл у меня примечательный диалог с одним таким местным "успешным", который ни с того ни с сего подкатил, пока я пил чай с булками в столовой Заксобрания (там цены относительно невысокие) и стал допрашивать. "Привет! Давно хочу с тобой познакомиться. Я известный новосибирский бизнесмен, первая строчка в рейтинге. А каким делом занимаешься ты". Как-то неудобно было в тот момент послать лесом нежданного нового знакомого, которого тем более по ящику иногда показывают, и я честно признался, что подметаю дворы, а ещё приторговываю с бывшим одноклассником подержанными мобильниками. Чувак посмотрел на меня с крайне выразительным презрением: "У-у-у. А я думал совсем иначе. Какой позор. Совсем не мой уровень!" И, помолчав с минуту, добавил: "Знаешь, дело есть. Пора бы тебе начать новую жизнь. Продиктуй свой номер. Вечером проконсультируюсь с партнёрами и, возможно, перезвоню". В растерянности я назвал свои цифры и поспешил распрощаться. А когда настойчивый мошенник на следующий день перезвонил и сообщил, что моя кандидатура одобрена, послал его не лесом, а гораздо дальше и основательней. Ведь шанс изменить свою жизнь к лучшему мне уже выпал однажды.

Когда я окончил вуз и в очередной раз оказался в поисках работы, пошли мы с друганом, тоже выпускником истфака, на собеседование. Некая фирма "Эмбрион" в бегущей строке телевидения предлагала высокоплачиваемые вакансии по работе с документами, информацией и людьми.

"Эмбрион" располагался в новёхоньком бизнес-центре на левом берегу Новосибирска. В огромном помещении в три ряда было размещено несколько десятков столов, за которыми сидели серьёзные люди с бирками "консультант" на грудях и обыватели в верхней одежде, то есть соискатели работы. Мой друган подсел к ярко накрашенной бабе лет пятидесяти, а я уселся напротив пожилого представительного мэна, похожего на отставного военного.

- Каков ваш опыт работы? - улыбаясь во всю ширь по Карнеги, с равнодушно-брезгливой гримасой на лице спросил консультант. А я уверенно почувствовал гниль, исходящую из ротового отверстия мэна в ходе произношения.

- Ну, у меня он не особо богатый. Работал сторожем, ещё курсовые и дипломные работы писал в институте для особо одарённых сокурсников.

- Плохо, - укоризненно покачал головой дед. - Наше поколение начинало свой трудовой стаж с 10 лет. Распустились вы, молодые жеребцы. Но тебе повезло. Современная жизнь кардинально изменилась. Если нет опыта работы, то и не надо. Забудь слово "работа". Мы предлагаем делать бизнес. В "Эмбрионе" нет наёмных сотрудников, каждый из нас - предприниматель по сути своей. Наша фирма имеет передовой опыт в развитии халтеррайзинга, фруттерпудринга и пепперфистинга. Входим в золотую десятку России. Многие нынешние миллиардеры у нас начинали. В первый месяц, если будешь слушаться экспертов и хорошо работать, твой доход составит 15 тысяч рублей, на следующий - 30 тысяч, ну а через полгода и 500 тысяч не предел. Интересуют такие перспективы? - с угрожающей интонацией спросил дед, заодно повеяв кумаром изо рта. И уставился мне прямо в глаза, не моргая так.

- Конечно интересуют, - с робкой надеждой ответил я.

- Ладно. Только учти, партнёром "Эмбриона" может стать далеко не каждый. Сядь за тот пустой столик, заполни анкету. Вечером состоится решающее заседание. Если эксперты одобрят твою кандидатуру, перезвоню.

Я заполнил анкету, передал её деду и на прощание спросил:

- Откровенно говоря, так и не понял, чем ваша фирма занимается. Можете ещё разок повторить?

- Ах, эта непутевая современная молодёжь! С первого раза ничего не понимаете, всё вам надо повторять! Наша фирма входит в золотую десятку России за успешное продвижение халтеррайзинга, фруттерпудринга и пепперфистинга, - без запинки отчеканил вонючий старпёр.

Вечером дед мне позвонил:

- Николай Сергеич, торжественно сообщаю, ваша кандидатура единогласно одобрена! Приходите в субботу на установочную лекцию. Захватите с собой 500 рублей для оформления документов.

Несмотря на многообещающие горизонты, субботняя установка прошла без меня. Воздух "эмбрионовского" консультанта остановил, я слишком чувствителен к запахам. А друган мой, наоборот, пошёл. Там его чуть позже, как послушного партнёра, развели на внесение стартового капитала, для чего он взял кредит на пару сотен тысяч рублей. До сих пор рассчитывается с банком. Приходили приставы домой, но ушли ни с чем. Квартира пустая, в ней кроме совкового ковра, полуразвалившегося дивана и лампового телевизора ничего нет. Коллекторы разок головой об стену бахнули, да и отстали от убогого. Друган со временем в ”Эмбрионе" разочаровался, но не остановился. Недавно снова ввязался в какую-то муть из золотой пятёрки России. Что поделать, лох - это судьба.

Действительно, слово "работа" надо забыть чем быстрее, тем лучше. Потому что за МКАДом оно означает бесплатный труд на чужого дядю. Но до своего бизнеса можно дойти только на основе личного опыта и понимания. Никакая фирма "Эмбрион" или "высшая бизнес-школа профессионалов" этому не научит. Я долгое время трудился во всяких конторах себе в убыток, пока не надоело. С детства много читал. Писал время от времени. Потом учился на гуманитарном факультете, пять лет как-никак. Когда стал доступен интернет, постоянно изучал его. Плюс несколько лет проработал сисадмином, пусть и крайне плохо. И зачем сидеть за семь тысяч в душной конторе или надрывать пуп на заводе за пятнашку, когда я могу готовить контент для самых разных сайтов, хоть торговых, хоть кулинарных. Одновременно могу развивать блог, который в наше время есть серьёзный инструмент для продвижения. Ещё могу сотрудничать с политической партией, если вижу свой интерес (необязательно денежный, но без интереса никак нельзя). Самообразованием, усовершенствованием ремесла появляется время заниматься.

Благодаря интернету, всё больше людей революционно меняет свой образ жизни. Рекомендую своим сверстникам и тем, кто помладше, задуматься, что они будут делать лет через пять-десять. Ведь большинство нынешних профессий постепенно исчезнет в условиях роботизации управления и производства. Не прокатит отговорка, что мы живём в России, которая всегда будет отсталой. Прогресс не остановить. Ведь интернет сейчас везде, даже в самых дрянных уголках мира. Хотя всего несколько лет назад такое казалось невероятным. Пройдём через потрясения, революции. Русские не раз и не два упадут и поднимутся. Но всё у нас будет со временем. Не столь уж отдалённым.





9 АПРЕЛЯ. НАЦИОНАЛИСТЫ


Всегда был далёк от национализма в его обывательском понимании и сложившейся убогой практике. Поиск Кощеевой иглы в межэтнических отношениях резко противоречит моему жизненному опыту. Ну как я могу поддерживать обвинения инородцев во всех бедах, когда вижу, что сами русские гнобят друг друга. В фантастику про чипы, вшитые в русские мозги всемогущим ZOG'ом, я пока что не в силах поверить. Как могу быть антисемитом, если давно общаюсь с прекрасными людьми, евреями по национальности. Национал-патриотическая пресса, наполненная молитвами, ожиданием Апокалипсиса, статьями о сакральном значении свастики и конспирологией казалась мне печатным фрикством, в одном ряду с эзотерикой, астрологией и порнографией. Идеологические книги, рекламировавшиеся националистами в качестве базовых, воспринимались мной в лучшем случае как тусклая нудятина. Исключением стало творчество эмигрантского писателя Ивана Лукьяновича Солоневича, монархиста по убеждениям. Его статьи и большие работы написаны понятным и метким языком, с уникально глубоким пониманием русской жизни. Но Солоневич опирался не только на правые, монархические и антисоветские взгляды, но и одновременно подчеркивал корни своих концептуальных установок в левом секторе. О чём, кстати, умалчивают наши сторонники царизма, хотя "Народную монархию" они вряд ли не листали, прежде, чем расхваливать сей труд.

Несмотря на противоречия во взглядах, "Русский марш", главную ежегодную акцию русских националистов, я полюбил и не пропускал. На лозунги и флаги шествующих было абсолютно наплевать. Мне импонировал социальный срез участников, близкий мне классово и ментально и больше нигде не собиравшийся в таком количестве. Сотни молодых парней и девушек с окраин Новосибирска, горевшие волей определять судьбу свой страны. Не думаю, что национализм явился для них определяющим фактором политической активности. Просто средняя небогатая молодёжь в России Ельцина-Путина брошена на произвол судьбы. Официальная молодёжная политика, многочисленные министерства, департаменты и комитеты являются предбанником для детей номенклатуры, куда простым смертным дорога заказана, проверено на себе. Парламентским партиям молодёжь нужна разве что как безмолвная массовка на акциях, хорошо, если не обманут и подкинут студентам по 300 рублей на кофе за участие. В прошлом десятилетии Кремль негласно поддерживал национализм как противовес левому движению, где до второй половины нулевых концентрировался молодёжный политический авангард. СМИ, в том числе и телевидение, регулярно популяризировали субкультуру скинхедов, "ниоткуда" появились организации вроде Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) и "Русского образа" с финансированием и хорошей медийной поддержкой. Системно проработанная умелая пропаганда сделала своё дело, и ангажированная протестом молодь постепенно перетекла от контролигархического гнева к этнической и антимиграционной повестке. Российские же левые, несмотря на мощный заряд, полученный от масштабных выступлений мирового антиглобализма, так и не смогли освободиться от косности, догматизма и архаики. И со временем перестали быть заметными.

Вожди с трибуны "Русского марша", в отличие от рядовых участников, у меня симпатии не вызывали. Полнейшая смысловая безнадёга, включая ветеранов. Чего стоит один из местных митинговых соловьёв, когда-то имевший серьёзный политический успех и общероссийскую известность. Чел, вдруг активизировавшийся после долгих лет молчания, не придумал ничего лучше, как сделать флаг и разместить на нём свой грозный портрет. Так и ходили под смешки окружающих по митингам и шествиям три его адепта с ликом кумира на флагштоках, пока не устали. Но это так, мелкий штрих. Гораздо позорней, что люди, провозглашающие себя защитниками русских, толком-то и русским языком не владеют. Пишут коряво, с многочисленными ошибками. Даже пресс-релиз акции грамотно составить не могут.

Как-то заглянул я на один националистический оргкомитет, где шло обсуждение резолюции грядущего митинга против толерантности и нелегальной миграции. Обнаружив в розданном тексте, предназначенном для рассылки по СМИ, орфографический ад, предложил свои услуги по исправлению ошибок, причём бесплатно. Но члены оргкомитета не поняли моей доброты, обозвали провокатором и вынудили покинуть собрание.

Новосибирский национализм в лучшем случае представлен профессиональными русскими, давно закрепившимися на поляне и научившимися зарабатывать на проведении уличных акций, выборах и специфических медиа. Ничего особенного в их меркантильности нет, ведь корысть свойственна нынешнему российскому политикуму в целом, как бы ни рвал на себе рубаху в телевизоре какой-нибудь очередной непримиримый борец за свободу и справедливость на кремлёвские деньги. Если местные пацаны нашли лазейку, то прекрасно, пусть зарабатывают. Правда, неприятно, когда эти поцы пытаются, порой небезуспешно, использовать неравнодушных людей втёмную, на халяву. Потому лично для меня общение с профессиональными русскими давно прекратилось. Но отношусь к ним спокойно, ведь по их наводке вроде бы никого не посадили.

Отвращение же вызывают крутые националисты, типа сторонники вооружённого свержения власти. Их крючок с наживкой стандартен. "Время спасать Россию, к оружию, если ты не пустое место. Завтра собираемся в лесу на военную подготовку, готовим партизанский отряд для борьбы с антинародным режимом. Если не придёшь, какой ты русский тогда, ты просто жид".

Может показаться, что "крутые" - синоним для "больные", на деле же они, как правило, сознательные провокаторы. Все потенциальные клиенты психушек, стихийные кандидаты на роль русского Гитлера давно уже зачищены и находятся в соответствующих местах лишения свободы. Те революционеры, кто свободно мелькают на поляне до сих пор, либо допустили в жизни серьёзную ошибку и дали повод для шантажа, либо хорошо зарабатывают на подлости. Заказчики и задачи у провокаторов самые разные, от выполнения плана в охранительских структурах до региональных внутриэлитных боёв. Связываться с ними ни в коем случае не надо. Немалому числу пламенной русской молодёжи эти негодяи помогли отправиться на зону. А сами гуляют на воле как ни в чём не бывало и продолжают экстремистскую агитацию, ведь своим патронам они пока что нужны.

Конечно, в националистическом движе немало реально больных людей, городских леших, которые по своим умственным возможностям не сгодились даже в провокаторы. Они, как правило, безобидны, потому государство на них экономит и не помещает в спецучреждения. Этих легко определить по запаху. Если человек живёт в городе, где из кранов пока что исправно течёт вода, и никогда не моется, то будьте уверены - перед вами стопроцентный леший. Относительно приличные национал-лешие пахнут затхлостью и кислым. Они даже пытаются заниматься сетевым маркетингом - распространением БАДов, оберегов и ракушек всяких. Самые запущенные пишут от руки самопальные листовки с планом Даллеса и воняют как бомжи. Мыться они не могут, потому что воду выпили жиды. Впрочем, у всех городских национал-леших, независимо от степени регресса, наблюдается удивительное качество. Из них даже самые с виду отмороженные проявляют желание обогащаться и свой юродивый месседж используют с целью добывания денег. Ещё удивительней, что находятся фрустрирующие граждане, кто верит в национал-сумасшедший бред и отстёгивает копеечку на борьбу с рептилиями.

Подъём русского национализма в новом веке походил на извержение вулкана. Но из ошмётков огненной лавы не получилось ни одного золотого слитка, сплошное дерьмо. Видимо, потому что извержение это было срежиссировано. Но что поделать. "Весь мир - театр, а люди в нём актёры". Кочует шекспировская правда из века в век.





10 АПРЕЛЯ. НЕЛИКВИД


С Яицковым мне навязали знакомство в местной оппозиционной тусовке.

- Культовый деятель времён красно-коричневого протеста. Организовывал забастовки на заводах, перекрывал Красный проспект. Может получиться интересный совместный проект. У него есть твой номер, на днях звякнет.

Глухой голос в трубке произнёс: "Моя фамилия Яицков. Давай пересечёмся". Наш первый разговор состоялся пасмурным летним днём на лавке в Первомайском сквере. Герой антиельцинской оппозиции оказался усталым бородатым мужиком в нестиранной рубахе.

- Круто раньше было, - заностальгировал герой, выкуривая сигарету одну за одной. - Бузили всласть, чуть ли не на головах стояли. Делали, что хотели. Митинговали, участвовали в бандитских разборках, переспали с большим количеством женщин. В те лихие годы Ельцина я готов был умереть за Россию, но в результате заработал немного денег, которые пропиваю до сих пор.

А сейчас я за Путина. Посмотри, вся антиельцинская оппозиция сейчас за Путина. Проханов, Говорухин, Дугин. А ты против. Как так смеешь. Может быть, выпьем?!

Пить с Яицковым не стал. Совместного проекта не получилось. Разбрелись по своим углам. Но время от времени он мне звонил, когда в стране что-то особенное происходило.

Увидев по телевизору репортаж, где я вещал с трибуны белоленточного митинга, бородатый резко меня отчитал. "Как ты смеешь. Завязывай с оппозицией, иначе станешь предателем Родины в моих глазах. Мы все должны сплотиться вокруг президента. Навсегда".

Поинтересовался у Яицкова - раз он такой крутой охранитель, да ещё и с прошлым героическим, что ж его партия власти в обойму не берёт. Последний солдат империи ответил, что он давно уже нахер никому не нужен, как и ему давно никто не нужен. Да и вообще, чем больше жизнь он изучает, тем больше любит он бухать.

Когда началась украинская тема, чувак поинтересовался, собрал ли я отряд в ополчение Новороссии. И был крайне разочарован, услышав отрицательный ответ.

На днях заехал к своему старому знакомому, захватив по его ласковой просьбе в универмаге пару бутылок огненной воды.

Яицков обрадовался. Водке, а не мне, естественно. Глотая стопочку за стопочкой под песни блатной группы "Лесоповал", впервые за все годы нашего общения раскритиковал царя. За объявленный накануне вывод российских войск из Сирии: "Это удар по величию России! Мы все должны умереть в Алеппо, вместе с президентом Асадом! Да здравствует империя, да здравствует смерть!"

Ещё он сказал, что я хороший. Просто не в то время родился. Ведь пришла стабильность, наши ракеты бороздят просторы космоса и Путин будет править вечно, хоть и Башара Асада предал.

Таковы потухшие звёзды, сиявшие когда-то ярко-ярко. Ошибался Маяковский, утверждая, что небесные светила кто-то зажигает. Нет, они сами по себе загораются. Потом сами по себе меркнут. И неопределенное время смердят в невесомости.

Будущая эпоха передела выбросит на поверхность сотни новых Яицковых. Но не факт, что закончат они под другую музыку.





12 АПРЕЛЯ. ИНТЕРНЕТ-ОПОЛЧЕНИЕ


Однажды панкующий программист Витя, активист движения КОПро, обратился ко мне с не очень понятным, но интересным предложением:

- Чувак, есть важное дело, спешел фо ю. Создаётся новый движ, небывалый и перспективный, курируется с самого верха. Тебе срочно нужно там быть. Творить своё будущее сейчас. Или хотя бы попробовать. Для участия понадобится доступ в интернет и аккаунт в "Живом Журнале".

- Клёво. Но в ЖЖ меня нет, я не заморачиваюсь блоггингом.

- Как, тебя нет в ЖЖ?! Отстал от прогресса, чувак. Срочно делай.

После регистрации в ”Живом Журнале” мой аккаунт добавили в виртуальный клуб "Бурундучки". Его девизом был известный мушкетёрский слоган: "Один за всех, и все за одного". Суть игры заключалась в следующем. Кто-то из участников размещал в закрытом сообществе пост подкремлёвского и контрпротестного характера, а остальные его репостили, тем самым выводя запись в топ. Или же одновременно все участники набрасывались на блог какого-нибудь оппозиционера и писали там критические и оскорбительные комментарии. Так изо дня в день. Меня хватило на чуть больше месяца, потом надоело, и я удалился из "Бурундучков".

Недоумевал, зачем возник такой проект. Ведь революции на горизонте не намечалось. Гарик Каспаров собирал на антипутинские митинги в Москве не более ста человек, о провинции вообще промолчу. Казалось бы, чего бояться режиму. Но через пару лет вдруг развернулась Болотно-снежная революция, и одновременно зараскручивались всякие антиоранжевые интернет-ополчения, работавшие будто по методичке "Бурундучков" - многочисленными репостами в соцсетях и спамом на белоленточных ресурсах.

Ещё Витёк снабжал меня брошюрами Михаила Тетерева, бывшего московского национал-радикала, в середине нулевых вдруг обернувшегося в сторону апологии Путина. То, что писал Тетерев, казалось умопомрачительным. Автор предлагал всем патриотам объединиться в национально-освободительное движение в поддержку президента, отменить Конституцию, принять государственную идеологию, национализировать Центробанк, который, оказывается, не принадлежит России и виноват во всём. Масштаб влияния Тетерева в конце нулевых ограничивался персональным блогом, даже "Бурундучки" воспринимали его как маргинала и без особого восторга делали репосты его творчества. Ныне же крупнейшее охранительское движение НЮД пропагандирует тетеревские идеи, а вождь НЮД и депутат Фиодоров ежедневно произносит с экранов всё ту галиматью, над которой я смеялся лет семь назад.

Чудеса бывают только в сказках. Никакие масштабные концепции и движения не возникают из ниоткуда, а являются результатом долгосрочной разработки. Мир непрерывно меняется, потому и властители не дремлют, инициируя всё новые и новые эксперименты.

Заметный рецидив - пару месяцев назад на видеосервисе "ЮТуб" появились ролики с кровавой няней, танцующей с отрубленной детской головой на улицах Москвы. Масштабная раскрутка в "Фейсбуке", упорное молчание телевидения, лысый артист утром в репортажах был случайным свидетелем, а вечером оказался родным дядей погибшего ребенка. Подозрительные нестыковки. Вполне вероятно, речь идёт об отработке манипулятивных моделей в новейших соцсетях. "Фейсбук", самая популярная сеть среди столичных креаклов, имеет значительные возможности для мобилизации протеста. Объяснима заинтересованность компетентных органов управлять идущими в ней процессами.

Интернет, безусловно, уже не отключить. Но вряд ли наш дивный мир будет по-настоящему свободным. Информационное пространство расширяется, но и способы контроля за ним становятся всё изощрённей. Скорее всего, в итоге даже чипирование не понадобится. Зачем, когда можно закрепощать человеческий мозг более дешёвыми и эффективными способами.

Я так и не осмелился спросить у панкующего программиста Вити, какое у него звание в кибервойсках. После Болотной он исчез куда-то. Видимо, в рост пошёл, забрали в Москву. Там сейчас трясёт разноцветным ирокезом, покрывая узкие плечики серо-жёлтой перхотью. И ежегодно 11 сентября шагает в парк "Музеон", чтоб возложить цветы к памятнику Феликса Эдмундовича Дзержинского. Витёк в разговорах со мной восхищался Железным Феликсом и советовал брать с великого революционера пример. А я тогда не понимал, в чём соль жизни.





14 АПРЕЛЯ. ВИРУСЫ


В детстве часто болел ангиной. Весьма неприятная штука. Горло болит, выделяется мокрота, температура. После двадцати лет ангиню гораздо реже. Но теперь опасаюсь иных болезней, взрослых.

Медицинский контроль за населением в ельцинско-путинские годы сильно деградировал. И любого человека, особенно запущенного-заброшенного, приходится рассматривать не только как личность, наделённую правами и свободами по Конституции, но и как распространителя всяких разных болезней.

Бывает, что в автобусе тесно. Ведь общественный транспорт у нас не для людей. Запрыгивает на остановке какой-нибудь бывший одноклассник, нынешний бич, утрамбовывается рядом и ощутимо дышит. Бич страшен и убог, хоть и не стар. Его организм ослаблен дешевым табаком и некачественным спиртом. Каких чертей он из себя выпускает здесь, в автобусной толкотне. Наверное, перегар - самый безобидный элемент его воздуха. В супермаркете, в больнице, в подъезде - опасность подстерегает на каждом шагу. Лекарства сейчас дорогие, а доходы - на еду еле хватает. Болеть нынче можно только богатым.

Вирусы ограничивают свободы круче, чем центр по борьбе с экстремизмом. Из-за них боишься интимной связи с красивой незнакомкой, ведь легко можно подцепить какую-нибудь дрянь, в лучшем случае излечимую. Боишься чихающих, ведь они могут оказаться заразными. Боишься немытых овощей и фруктов, да и собственных грязных рук.

Всё же хорошо, что по телевизору рассказывают сказки про Россию, встающую с колен. Стоит выползти из берлоги на улицу, и сразу оказываешься в сифилисной России, ВИЧиалой России, стране вшей и тубика. Гостелевидение - это же психотерапия, получается. Спасибо ящику, что хоть успокаивает население.

Но я, увы, телевизор не смотрю и не бухаю, потому всё время начеку. Один за другим кончаются ровесники, друзья детства, сколовшиеся односельчане. Сосед, три года назад умерший, часто снится. Покойный отсидел на зоне и там заразился туберкулезом. Когда я возвращался с работы, он всегда стоял у подъезда и курил. Худой, кашляющий, сморкающийся. Я страшился его дыма, начинённого палочкой Коха. Готов был делать флюру каждые полгода, лишь бы убедиться, что его ядовитый ветер не обосновался в моём теле. Сосед ушёл, но палочка его живёт в других бедолагах предместья, солнечного света не знавших. И они с большим удовольствием готовы поделиться своей бедой.

Заметил тенденцию. Чем хуже и болезненней выглядит человек, тем с большей настойчивостью он стремится схватить твою руку и передать охапку микробов. Нет бы ограничиться кивком-приветствием. И не раздражать порядочного человека. Из-за жизни на русской окраине возненавидел традицию рукопожатий.

Печально, что до сих пор у нас считается дурным тоном ходить в антивирусной маске и носить гигиенические перчатки. А то бы подошёл на улице какой-нибудь знакомый алкаш или торчок и протянул свою вялую пятерню. А я бы ему в ответ свою протянул, но в антивирусной оболочке.

Пусть чувак и обиделся б. Но что поделать. Бережёного бог бережёт.

Я не для того дотянул почти до тридцатника, чтоб в расцвете сил и ума смертью стать ходячей.





16 АПРЕЛЯ. САМОСОЖЖЕНИЕ


Читая мой блог, можно подумать, что весьма хреново автору живётся. Так и есть на самом деле. Кризис на дворе, пусто в кошельке, дырка в кармане. Но буду объективен. Вокруг достаточно ребят, кому гораздо хуже, чем мне.

Например, честный парень Костя Воробей, юрист по образованию. Дома жена-ножовка, два спиногрыза на иждивении. Клиентов почти нет, юристов ведь много развелось. Следовательно, и денег нет. Как-то выпал грант, и он взялся бороться с беззаконием и коррупцией, чем сильно раздражал региональную власть. Но всё хорошее когда-нибудь заканчивается, и грант не исключение. Произвол и безнаказанность бюрократов никуда не исчезли, но забесплатно быть праведником в большой сибирской деревне другану не в кайф. А вот давление со стороны власти продолжилось. До сих пор таскают парня по судам за дела минувших дней. И выписывают штрафы, которые оплачивать нечем.

Воробей же сноб-белоручка, двор мести не пойдёт. Белый воротничок ему надевай! Это я, пацан из предместья, не стремаюсь пахать где угодно - хоть на заводе, хоть в поле. А Костя не может, сентиментальный такой, в детстве от Фредди Меркьюри фанател. "Шоу маст гоу ооооон!" - завывал, кривляясь у зеркала. Посоветовал ему сходить в церковь или прогуляться по лесу. Друган всё попробовал, но не помогло. Ни клиентов, ни достойных предложений, ни денег, ни счастья.

Постепенно дошёл он до крайней точки и решил прилюдно себя сжечь. Я отговорить пытался, но не получилось.

Наоборот, дело для меня повернулось не очень приятной стороной. Воробей оказался требователен и настойчив:

- Если друг оказался вдруг... Если ты мне друг, то поможешь в последней битве. Больше никому не верю. Не обмани, последний из могикан.

Не отмазаться. Участвовать пришлось в самоубийственном проекте. Надеялся, что по возможности я Костю спасу. Ну а если умрёт, буду спокоен. Ведь сделал всё, что в моих силах.

Костя хотел пальнуть себя уже завтра, но я уболтал его отсрочить шашлычок в центре Новосиба на месяц, а в течение ближайших тридцати дней медиа раскачать. А вдруг благодаря освещению в СМИ какой-нибудь новосибирский олигарх растает и даст непутёвому юристу денег, решив одним махом все его проблемы! Воробей с радостью согласился, ведь умирать не очень хочется, хоть и нельзя так дальше жить.

Взялся я раскачивать лодку не за страх, а за совесть. Завёл хронику в "Контактике" о последних днях жизни новосибирского правозащитника. Ежедневно рассылал информацию по СМИ. Как ни странно, помогло. Костю заметила пресса, даже телевидение. В красном пиджаке и с грустным бледным лицом он рассказывал в эфире о своих злоключениях, причинах столь отчаянного шага. Блестел начавшейся лысиной. Тряс своими голодными детьми перед камерой. Демонстрировал отклеившуюся от стены обоину, которую уже залатать сил нет. Да и зачем, ведь скоро хозяин улетит к ангелам.

Наш проект заметили не только СМИ. Мне звонили цепные псы режима и угрожали преследованием. Бабушки на улицах брали у Кости автографы и благодарили кусочками серого хлеба с сахаром. Автомобилисты дружно сигналили мрачному парню из телевизора. Бездомные коты орали, перебегая дорогу. Интернет-жокеи делали весёлые миксы из телерепортажей про юриста, который скоро уйдёт. Лишь новосибирские богачи оказались равнодушны. Они скорее ненужный десятый лимузин или опасный килограмм героина купят, чем подкинут сибирскому оборванцу копеечку. Сволочи, что ещё сказать.

А по ночам мне снилась площадь Ленина. Гуляют мамы с колясками, блуждают озабоченные соблазнами мужчины. Костя Воробей в красном пиджаке обливает себя бензином и разгорается. Суматоха. Бабские вопли, детский плач. Сирена "Скорой помощи". Я снимаю всё это дело на камеру. Потом выкладываю ролик в "Ютуб", где он набирает миллионы просмотров. Так и приходит слава.

Тридцать суток быстро пролетели. С канистрой в руках я стоял на площади Ленина в полдень, как договорились. Ждал больше часа, но самоубийца всё не являлся. Вместо него ко мне подошла группа полицейских:

- Идём, революционер. Корифан тебя уже в нашей ведомственной гостинице заждался.

Привели меня в участок, сняли отпечатки пальцев и посадили в камеру. Там уже находился Костя с отрешённым лицом, моего появления даже не заметил. Шептал молитву, которую он выучил, когда по моему неудачному совету заглянул в церкву.

Часа через полтора завели нас в кабинет к важному батяне, начальнику в полковничьих погонах. Тот зловеще усмехнулся:

- Ну что, казаки, доигрались. Пора бы и в тюрьме-матушке посидеть, от гонора избавиться. А-га-га-га-га-га.

От полицейского а-га-га-кания у меня засверлило в носу и на голове развернулся перхоти слой.

- А вот это, - батяня указал пухлым пальцем на канистру, - вещественное доказательство вашего неудавшегося теракта. Бензинчик. Горючая жидкая улика. Так-с?

Полковник открыл канистру с бензином и понюхал.

Потом ещё раз. Сделал удивлённую гримасу. Ещё и ещё раз понюхал.

- Странно. А почему бензином не пахнет.

Макнул палец внутрь. Достал, облизнул.

- Да вы олигофрены! - заорал батяня. - Даже на теракт не способны. Это ж не бензин, а вода! ВОООДААА! Уроды, на вас даже дело не сошьёшь. Сталина на вас нет. Зря только время отнимаете.

Бухнувшись в мягкое служебное кресло, главполицай уткнулся в гигиеническую салфетку и заплакал. Оно и понятно. Гражданин начальник удумал террористами меня и Костю объявить. Погоны отрастить с размахом, генералом стать. Чтоб в программе "Время" показали и царь в Кремле наградил медалью за успешно проведённую спецоперацию. Перспективная тема сорвалась.

Вскоре нас выпустили. Из жалости я купил букет красных гвоздик для рыдающего полковника. Но когда вернулся в участок, чтоб подарить бедняге успокоительные цветочки, его уже на месте не было. Оперативный дежурный сообщил, что у батяни сердце прихватило, и он поехал баньку истопить.

Костя же юрист обиделся и даже кратковременно прекратил со мной общаться. Ведь я его грубо развёл, получается. Вот стоял бы он на площади и обливался водой, если б не полиция. Насмешил бы только всех. Гора родила мышь. А потом пришёл бы домой мокрый и жалкий, как цыплёнок, и жена оторвалась бы вволю колотушкой или сковородой по голове.

Впрочем, жена оторвалась всё равно. Хоть муж и пытался оправдаться, что это я его на очередную глупость надоумил. Ей палец в рот не клади. Сибирский характер у бабы. Долго потом Костя фонари под глазами кремом замазывал. А я в это время размышлял, что делать дальше. Как вину перед другом искупить. Голь на выдумку богата, и подходящее решение в конце концов было найдено. Воробей на него легко согласился.





18 АПРЕЛЯ. ЗЮХАНШИНБУГИ


Костя хорошо чешет, оратор прямо Цицерон. А почему бы ему в политику не податься. К единорогам идти как-то стрёмно, они несут ответственность за всё плохое. Из остальных перспективных сил Костя выбрал краснознамённую Зюханшинпати, ведь его дед до Берлина в сорок пятом дошёл.

В моей совести засветилась искра надежды. Появилась возможность двинуть Костю по партийной лестнице и тем самым искупить свою долю вины за неудавшееся самосожжение.

Пришли мы на первое собрание парткома. Затесались в гуще очень старых людей, у некоторых из них на одежде блестели орденские планки. Речь толкал хорошо поставленным голосом региональный секретарь Зюханшинпати с примечательной бородавкой на носу. Говорил правильные слова, без запинки повторяя гневные формулы из партийной газеты "Сарваска". Про антинародный режим, про звериный оскал капитализма, про вернуть природные богатства народу. Старики горячо аплодировали. По завершению спича они дружно встали в очередь, чтобы внести в коробку, крепко сжимавшуюся руками регсека, десятину от своей пенсии. И разошлись под хит "Артиллеристы, Сталин дал приказ!", ревущий из огромных динамиков.

По такому шаблону текли собрания в Зюханшинпати из месяца в месяц. Партийцы с единодушным энтузиазмом встречали любое решение секретаря. Однажды проходило выдвижение кандидатов на довыборах в областное Заксобрание. По этому поводу регсек, сверкая бородавкой, произнёс яркую речь:

- Вновь разворачивается острая решающая битва между трудом и капиталом. Кровавый капиталистический режим чует, что дни его сочтены, но не собирается останавливаться. Душит комдвижение по всем фронтам. Олигархия, сплотившаяся в партии единорогов, продавливает кандидата А-ва, годовой оборот предприятий которого составляют сотни миллионов рублей. В то время как простые работяги у него получают сущие копейки. Новосибирские трудящиеся не могут остаться в стороне. В бой против зла от нас идёт проверенный товарищ, честный красный предприниматель Б-в, которому нужна ваша поддержка.

То, что честный красный предприниматель Б-в по своим богатствам никак не уступал олигарху А-ву, а работяги на заводах этого красного получали ещё меньше, чем у единорога, партийцев не волновало. Они не только единогласно проголосовали за выдвижение кандидатуры Б-ва от Зюханшинпати, но и всю его предвыборную кампанию окучивали избирательный округ, агитируя за толстосума, вдруг вспомнившего про страдания русской бедноты. Агитируя не за страх, а за совесть. За идею, не за корысть.

Костя Воробей тихо бурлил:

- Ну почему менеджеры Зюханшинпати такие жадные. Старикам за работу не платят, ещё и взносы с них собирают. Зюханшингам государство в год из бюджета по миллиарду деревянных выделяет, так они ещё и олигархов беспонтовых двигают во власть. А не простых пацанов, вроде меня или тебя.

Тут я непутёвого юриста поправил. Зюханшинги пацанов двигают во власть, но только своих. Например, не так давно депутатом Гордуры от них был избран видный парень, истинный воин коммьюнизма. Самое главное, что внук регионального секретаря.

Скоро до меня дошла суть Зю-пати. Это церква для тех бывших членов КПСС, кто воспринимал идеологию партии и советского государства буквально и всерьёз. Естественно, крайне пожилых, ведь СССР закончился, однако, двадцать пять лет назад. Как-то зимой я ехал на автобусе и наблюдал сквозь запотевшее оконце, как в сторону метро с только что завершившегося митинга шли партийцы-зюханшинги. В лютый мороз, медленно тянулся ряд по узкой тропинке. Ковыляли боевые старики, кто с палочкой, а кто и на костылях. Их вера и стойкость вызывают уважение, но вряд ли я в такую жёсткую погоду вышел бы на уличную акцию. Также, как вряд ли бы я тратил время на агитацию за красного олигарха Б-ва, а потом ещё и взносы платил бы за свой энтузиазм.

Потому спустя три месяца после начала посещений зюханшингов устроил скандальчик, пообещав отрезать носы регсеку и его внуку-депутату за цинизм в отношении ветеранов. И громко хлопнул дверью.

Корифан Воробей сходил туда ещё несколько раз и забросил. Карьера в Зюханшинпати у него не получилась. Не фортануло. Зато хоть обида на меня прошла. Всё на душе спокойней. Что в моих силах, я сделал. Не моя вина, что тупики везде.





22 АПРЕЛЯ. БЕЛАЯ ЛЕНТА


Побродив по всем партиям, от края до края, я совсем разочаровался. Обнаружил, что во всех щелях сидят либо циники, тупо стригущие бабло, либо ограниченные фанатики, которым место скорее в психушке, нежели в борьбе. Да и сам простой народец инертный, боится пальчиками за свои права пошевелить. При таком раскладе думалось, что номенклатура будет господствовать вечно, ведь реальной альтернативы ей нет.

Уволившись из надоевшего военкомата, устроился социальным работником. Ходил по хижинам новосибирских нищебродов, узнавал, какая помощь им требуется. Помогал оформлять документы на получение мизерных пособий, разносил одежду и продукты нуждающимся. Платили на новой работе копейки, как и заведено в бюджетных конторах, но впечатлений получилось море. Насмотрелся на существование гораздо ниже дна. Носом бы ткнуть туда говорунов, славящих стабильность нефтедолларовых нулевых.

Только отошёл от активизма, да не тут то было. Состоялись очередные выборы в Госдуру, и Москва забурлила неожиданно массовыми выступлениями против фальсификации выборов и за смену власти. Сначала только в интернете появлялась инфа, но вскоре и по телевизору показали. Огромная толпа народу. Десятки тысяч людей, преимущественно молодых. Радикальные транспаранты. Решительные ораторы. Белая лента - символ новейшего сопротивления - на грудях, шапках, сумках протестующих.

Чуть позже узнал, что в Новосибе идёт аналогичный движ. Не устоял и окунулся с головой в атмосферу бунта. Пусть социальная работа и отнимала силы. Поражался, откуда у меня вдруг появилось столько энергии, хотя спал не больше четырёх часов в сутки той зимой. Наверное, заряжался от революционной бури, развернувшейся по стране. Днём ходил по бомжам, а вечером разбрасывался слюной на заседании оргкомитета протестных действий.

С теплотой вспоминаю свой первый белоленточный митинг, да и последующие были не хуже. Ниоткуда выплеснулись тысячи молодых и злых. Таких же, как я. Студентов и выпускников вузов, которые совсем недавно казались легкомысленными и аполитичными. Шикарная пестрота флагов. Либералы и коммунисты, анархисты и националисты, все вместе за одно. На трибуне пламенные краснощёкие лица бесконечно сменяли друг друга, не хватало места и времени для потока желающих выступить. Свежие люди, идеи, предложения. Мощный раскат кричалок.

"Пе-ре-вы-бо-ры!"

"Лжедепутаты, сдавайте мандаты!"

"Россия без У-ти-на!"

Казалось, жизнь в стране изменилась наконец-то, кардинально и необратимо. Это и была реальная молодёжная политика, а не то, что номенклатурная недоросль склоняет на все лады в стопках ведомственных отчётов.

Протестующие не только митинговали, но и влюблялись, занимались сексом. Белой лентой скрепилось немало нынешних прочных пар. Движение стало эффективным клубом знакомств, где здравомыслящие парни и девушки, молодые мужчины и женщины смогли встретиться и слиться - как в борьбе, так и по жизни.

Те прекрасные три месяца - декабрь, январь, февраль - сказочны и незабываемы, как три белых коня Деда Мороза.

Да, в итоге московские вожди оппозиции договорились с властью и помогли слить наш протест в унитаз. Наши дешёвые китайские пуховики талантливые кремлёвские пиарщики трансформировали в норковые шубы. Гнев против беспросветности представили жиробесием креаклов. Нашу искренность списали на происки западных спецслужб. Весёлый снежный движ задушили репрессиями и посадками, масштабной пропагандой, растоптали взятием Крыма и войной на Донбассе. Но режим не победил окончательно, а лишь только получил отсрочку. Ведь поколенческий вопрос не решён. После поражения белой ленты мы, сердитые молодые люди России, забились по углам и вроде бы притихли, карабкаясь и выживая. Отдельных буйных среди нас хватают и показательно уничтожают. Но слишком уж много экземпляров активного и цветущего класса выброшено системой на обочину. Им нет дороги к продвижению во власти или в бизнесе, нет возможности для достойной жизни. Клептократы, опьянённые собственным беспределом, дают понять, что их Россия обойдётся и без нас. Даже в качестве синих воротничков мы проигрываем, ведь нелегальные мигранты стоят дешевле и работают лучше.

Отверженный активный класс с виду вроде бы смирился с трагической судьбой, но внутри копит желчь. Сменится погода, подует ветер в противоположную сторону, и эта желчь выхаркнется масштабной лавой, мало не покажется никому. А кто наш ветер подхватит, какие сволочи оседлают его в конце концов - другой вопрос. Возможно, мы впоследствии этих негодяев проклянём. Только ветер запереть невозможно, о чём ещё Ремарк свидетельствовал вроде бы.





24 АПРЕЛЯ. КРЕПОСТНОЕ СОЗНАНИЕ


По уму, любой труд должен быть достойно оплачен. Но в нашей стране сложилась иная практика. Здесь массовым явлением стала работающая нищета. То есть большая часть труда, особенно в провинции, в том числе и физически тяжёлого, оплачивается настолько мизерными суммами, что жить на них по-человечески не представляется возможным. Безусловно, это результат правления клептократии. Но не только. Ведь сами угнетаемые даже не шевелятся в защиту своих интересов. Наоборот, готовы подавлять тех смельчаков из своей среды, кто пытается сопротивляться.

Крепостное рабство отменили давно, в 1861 году, но холопское сознание никуда не исчезло. Народ привык раболепствовать и пресмыкаться, а другой жизни не знает. Речь идёт не только о самых тёмных и дремучих - образованный слой тоже не ушёл далеко.

Впервые с ярким проявлением холопского сознания я столкнулся на педагогической практике в школе. Меня поразило, что учителя получают сущие копейки за свой психологически тяжелый труд. Жалуются, что из-за бесконечных отчетов, спускаемых сверху, им некогда к урокам качественно готовиться. Я не выдержал и спросил - раз всё так плохо, почему вы, коллеги, не поднимаетесь на справедливую борьбу. Ответ на свой актуальный вопрос я не услышал, зато мне показательно поставили тройку за практику, когда все одногруппники, даже самые тупые, получили четвёрки и пятёрки.

Потом я уже закончил вуз и работал в военной конторе, и решили мы с двумя офицерами запаса организовать ячейку официального (то есть шмаковско-путинского единороговского) профсоюза. На всякий случай, вдруг права когда-нибудь покачать придётся. Тем более в других конторах, подобных нашей, профсоюз работал и никому не мешал, в том числе и руководству. Реакция других членов трудового коллектива оказалась воистину инфернальной. В лучшем случае нас старались игнорировать. Многие же взялись доносить о каждом нашем шаге начальнику учреждения, которому, конечно, не очень по душе пришлась наша активность. Но что ещё удивительней, эти же самые доносчики, когда у них возникали проблемы, с наглыми физиями требовали от нас, трёх членов ячейки, чтоб мы за них впрягались. Но на предложение вступить в профсоюз жалующиеся реагировали раздражённо и уходили прочь, чтоб дальше за глаза продолжать обливать нас грязью.

В соцработе, где я непродолжительное время трудился, рядовые сотрудники, реально перебивавшиеся с хлеба на воду, стабильно скидывались на подарки директорату в дни рождения. Я высказал мнение, что прежде начальнички зарплату вам должны сделать нормальную и тем самым подарки заслужить. Коллектив поохал-поахал, но единогласно продолжил отщипывать от себя скудные купюры на сувениры руководству. Вместо того, чтоб покупать себе чуть больше еды.

Случаев современного крепостничества в моей памяти более чем достаточно. Да и в твоей, дорогой читатель, не меньше таких примеров скопилось, уверен. Ведь во всех предприятиях и конторах, что частных, что государственных, у нас воспроизводится один расклад. Барствующие начальники, не знающие берегов, нередко потомственные, и рядовые сотрудники - зашуганные, что стар, что млад. Наёмные рабы фактически бесплатно трудятся. В случае увольнения по существу ничего не теряют, скорее даже освобождаются от ненужной им деятельности. А они не только упорно, из года в год, пашут за копейки, но ещё и работают сверхурочно, потому что начальник попросил. Когда я в ответ на подобную просьбу ставил вопрос, а будет ли оплата за переработку, сотрудники возмущались и обзывали скандалистом и лодырем. Ещё бюджетных рабов выгоняют на митинги провластные. И они безропотно выходят и машут флагами за порядок, их ущемляющий во всём!

Да ладно бюджетные конторы. Работая на частников, вообще про Трудовой кодекс можно забыть. В лучшем случае там рулит самодур, который по утрам перед началом работы заставляет вас петь хором гимн фирмы или выписывает штраф за незаправленный носок. В частном секторе очень легко напороться на мошенников, ставящих на текучку кадров и вообще платить не собирающихся. Как отработаешь на них месяц, говорят, что ты не справился, выпинывают и нанимают других, которых, поиспользовав с месяц, тоже выпинывают, и так по кругу далее. Соприкасаясь со всем этим безобразием, пришел к следующему выводу. Во-первых, нужно изучать ремесло, востребованное на рынке. Например, программирование. Потом надо сразу браться за несколько разных работ, чтоб не зависеть от воли какого-нибудь одного начальника или заказчика. Тот обманет, зато этот не разведёт, а с третьим можно работать долгосрочно. Так, по крайней мере, без куска хлеба не останешься.

Мой приятель, оппозиционер со стажем, часто высказывает свою горечь. Ну как так получается, ну что за народ, бесконечно терпящий издевательства над собой. Я лишь усмехаюсь. А вот такой народ, что поделать. И не надо надеяться на кризис и перемены. Меньшинство борется за места под солнцем, а массы инертными были, есть и будут. Ну сменится власть в России, и что. Сейчас бюджетников единороги выгоняют на митинги, а завтра нынешняя оппозиция, Касьяныч с Яшкиным, учителей и врачей строить будут. Более того. Представим, что какой-нибудь бандеровец, к примеру, Тягнибок, Россию захватит. Так холопы разом все ухнут и перейдут на мову. Будут коряво, но старательно ею розмовлять и порицать сопротивляющихся новой языковой политике. Как же, мы прогнулись, а ты строем ходить не желаешь? А ну-ка в шеренгу, вместе со всеми поклоняйся низко, ишь ты. Или захватят власть какие-нибудь Гиркины-Стрелковы и устроят новый ГУЛАГ. Так холопы мигом выстроятся в очередь на клеймение. А потом, счастливые заклеймённые, с гармошками и хлебом-солью, поводив хоровод у лагерного поезда, безропотно поедут новый Беломорканал строить. Вперёд, раз начальник приказал.

Самое тяжкое для крепостных - оказаться в роли свободных граждан, самим определять своё будущее. Демократия периодически сваливается сюда с небес, но и эта проблема решаема. Рабы немного поругаются, подерутся друг с другом и снова найдут себе начальничков. Жизнь пойдёт своим чередом, как и веками ранее. Потому для честных ребят у нас выбор невелик - или слиться в энтузиазме с добровольно-принудительными массами, или ... пробиваться в охрану лагеря, чтоб иметь сытый паёк да прутиком ходить помахивать на рабов.





30 АПРЕЛЯ. ЖИРИКОВЦЫ


На оргкомитете митингов "Белая лента" ко мне подошёл небольшого роста крепыш с серьёзным разговором.

- Я почитал твой блог, послушал рассуждения. Дело есть. Я лидер местных жириковцев. Есть вакансия в аппарате. Приходи работать.

Почему бы и нет. Работать с убогими и маргиналами, конечно, увлекательно, но платят за них столь смешные копейки, что плакать хочется.

Недолго думая, уволился из соцзащиты и устроился к жириковцам. Партийная работа оказалась интересной и творческой. Правда, все основы приходилось открывать буквально на ощупь, ведь работа отделения до меня толком не была построена. Привлечение активистов, организация уличных акций, взаимодействие с прессой оставляли желать лучшего. Недоумевал, чем все прошедшие годы занимались сотрудники аппарата с многолетним стажем. Курили табак, наверное. Как рыжеволосая женщина из секретариата, по моим наблюдениям занимавшаяся исключительно тем, что дымила тоненькими сигаретками в кабинете мальчиша-крепыша. Причём кумар её оплачивался раза в три дороже, чем моя митинговая деятельность. В принципе, мне было всё равно. Просто выполнял свои функции, а негатив старался не замечать.

Через некоторые вещи перешагнуть не мог. Идиотскую партийную накидку отказывался напяливать. По возможности старался не выполнять рекомендации столичных руководителей по проведению мероприятий. Поражало, что центр якобы оппозиционной партии вместо актуальных человеческих проблем предлагал заниматься откровенной фигнёй, вроде всегородской игры в ручеёк или обмена сигарет на конфеты.

В целом же компромисс цинизма и совести был достигнут без особых проблем. Да, приходилось на обязательных директивных акциях, вроде пикета в день рождения лидера жириковцев Вульфа Вульфовича, размахивать примитивным партийным флагом. Ну и что. Да, порой избегал резкой оппозиционности, чтоб центр и крепыша не раздражать лишний раз. На всяких круглых столах и в интервью для СМИ ухищрялся, оправдывая шоу-высеры Вульфовича. Меня спасало то, что вождь постоянно меняет свою позицию и высказывает взаимоисключающие суждения. Потому, формально защищая его популизм, можно легко пропагандировать какую угодно идеологию. Хоть анархию, хоть монархию. Естественно, я пользовался лазейкой и гнал свою левопатриотическую тему.

Положительный результат от моей работы получался. Ряды партийных активистов медленно, но росли. Люди присоединялись, потому что возник оазис взаимодействия. Кто-то в этом оазисе искал партийную крышу для борьбы за озеленение двора, кто-то хотел в сельсовет избраться, кому-то просто хотелось новое для себя окрыть. Да, внутренний компромисс - не самый чистоплотный вариант, но зато у жириковцев я имел возможность заниматься политикой профессионально, то есть за зарплату.

Когда пишешь о важности финансов, то легко получить обвинения в меркантильности. Я, конечно, не святой, но давайте будем честными до конца - за деньги в политике работают все, кто занимается этим делом всерьёз, а не по остаточному принципу. Без средств ты связан по рукам и ногам. Пока ты пашешь в офисе или на заводе, добывая себе копейки на пропитание, времени на качественную борьбу почти не остаётся. Ты не можешь издать газету или оплатить аренду помещения под штаб-квартиру своей организации. Про выборы на голом энтузиазме вообще лучше не заикаться. Как правило, в корысти громче всех обвиняют оппоненты, которые сами на зарплате в политике сидят. Обвиняя тебя в продажности, лицемеры упорно забывают про брёвна в своих шарах. Почему бы этим господам не отказаться от своих партийных ставок. Или для начала хотя бы перестать собирать взносы с престарелых людей, в чём замечены сотрудники краснознамённой зюханшинпати, большие любители строить из себя самых честных и неподкупных.

Негатив запрятан не в деньгах. Бесит другое. В нормальной конкурентной системе наверх поднимается тот, кто что-то может. А в феодальной, установившейся в России, - детки, внучки и племяшки-котяшки. Посмотрите на упомянутых выше зюханшингов. Среди них много молодых аппаратчиков. Но ни одной яркой личности. Деньги есть, а огня нет. Зато кумовство в их среде развито чрезвычайно. Идейных активистов, кроме очень старых людей, верующих в коммьюнизм, привлечь такие менеджеры не способны. С другой стороны, несистемный оппозиционер Навальный и его соратники не скрывают, что получают деньги за политическую работу, но при этом сторонников у них с каждым годом всё больше и больше. Навальнинги собирают крупнейшие митинги, где не видно массовки проплаченной, в отличие от парламентских партий. Потому что в этом случае работают технократы, отличающиеся знаниями и талантами, а не происхождением. А постсоветские феодальные номенклатурщики ни на что интересное не способны. Ни актуальную инициативу выдвинуть, ни текст зажигательный написать, ничего не могут! Вот захотела мэрия Новосибирска придавить несистемного художника Лоскуткова с его прославленным абсурдным шествием "Монстрация". Типа Лоскутков слишком независимый, а чиновникам нужна зачищенная поляна. И ничего лучше не придумали бюрократы, как тяпнуть идею, организовать то же самое, но под административным кураторством. Ну не хватает у феодалов и их детишек мозгов придумать что-то своё, оригинальное.

Ладно, вернёмся к жириковцам. Несмотря на отсутствие ко мне претензий, мои перспективы в этой организации постепенно сужались. Расцвет снежной революции через несколько месяцев сменился реакцией и репрессиями против участников московских беспорядков 6 мая, и на меня коллеги-аппаратчики стали смотреть косо и с лёгким презрением. Ведь я - оттуда, из протеста белоленточного прорезался. А через год и новый хозяин, крупный строитель и депутат Госдуры, внешне похожий на Яшку-цыгана из советского фильма "Неуловимые мстители", новосибирское отделение жириковцев прибрал к рукам. Я, в принципе, был готов конструктивно сотрудничать. Но хозяин новый первым делом не только заговорил со мной через губу, а ещё и доход срезал. Перевёл на нелегальное гастарбайтерское положение. Типа поработай, посмотрим, а потом, возможно, и официальную зарплату сделаем. Короче, дал понять, что прежние сотрудники ему не нужны. Он думал, что я - лох, раз нищеброд, но не тут-то было. Целый год ведь работал не зря, сумел организовать хороший партийный актив, благодаря чему сорвал попытки цыгана сразу завладеть региональным отделением. Потом он вроде бы что-то понял и был готов договариваться, но тут уже я не мог остановиться, пободался ещё полгода. Да и забил на бесперспективное дело. Ведь будущее партии определяет центральное руководство, а оно предпочитает господ богатых, а не оборванцев с Болотной площади.

Тот мальчиш-крепыш, что меня нанимал, после ухода из жириковцев пытался раскрутить свою движуху. Но ничего не получилось. Коммерсу, успешно торгующему прохладительными напитками, не суждено стать политическим концептологом успешным. Просто мозги на другое заточены. К тому же он предпочёл подкрамливать не мой креатив, а прокуренный мозг указанной выше секретарки. В итоге ничего, кроме алого флага с профилем крепыша в кепке, их команда родить не смогла. Потом они жёстко переругались между собой и разбежались. С тех пор крепыш заметен лишь тем, что иногда размещает короткие банальные мыслишки в "Контактике" и собирает в награду пару-тройку лайков максимум.

Сама по себе жириковская партия пока что держится на плаву. Её будущее зависит от устойчивости путинского режима. Веры в эту партию у массового обывателя давно уже нет. В 90-х проект "Вульф и его команда" представлял собой не только заводной популизм, но ещё и органичный сплав либерализма, социал-демократии и патриотизма в идеологии. Но к настоящему моменту содержание полностью упразднилось, осталась лишь клоунская форма. Как прошлогодняя тыква, у которой вид сохранился прежний, а мякоть высохла. Но кремлёвцы, даже если Вульф склеит ласты или отдаст концы, не позволят исчезнуть проекту. Поставят во главе партии какого-нибудь пародиста, например, Максима Галкина. Чтоб тот орал всякую муть смешную в Госдуме на радость телезрителям.

Но как только нынешняя система крякнет, то и с жириковцами сразу можно будет прощаться. Как, впрочем, и с зюханшингами, выхухолями, яблочками и единорогами. Все эти фантомы, существующие лишь благодаря патронажу Кремля и щедрому финансированию из госбюджета, вряд ли выстоят в буйных ветрах очередного российского перепутья.





2 МАЯ. МАЛЬВИНА


Есть женщины - внешне ничего так, но с дичайшими тараканами в головах. А социальные сети ярко обнажают их безумие.

Как-то подобная рыбка заглянула на мою страницу и написала там кучу комментариев. Естественно, бредовых, но с претензией на интеллект. Типа "о, как лучезарно ты смотришься, Штирлиц, на фоне совкового ковра". Я заглянул на её страницу, посмотрел фотографии. Ну симпатичная вроде.

Подумал, а почему бы не исследовать ламповую бездельницу оффлайн. Ведь она проявила интерес, а мне сейчас скучно. Отправил ей приглашение на прогулочку. Через час она согласилась.

Встретились в центре, у метро. Красивенькая курочка. Миниатюрненькая, рельефная, фигурка. Личико приятное. Я про себя нарёк её Мальвиной. Пойдём-ка, Мальвина, вдоль по Красному проспекту.

Пошли. Рассказала свою краткую биографию. Нищебродка с Юго-Западного жилмассива. Моя ровесница. Закончила недовуз на менеджера. Живет в квартире с кучей родни. Братик, сестренка, их супруги и дети. У курочки ад, а не жизнь, реально, подумал я. Днём в офисе пыхтит и продавать стальные двери пытается, а по вечерам с племяшами играет.

- Хотя бы огородик, Мальвина, у вашей семьи есть? Где ты картошку-моркошку садишь?

- Не-а, нету. Скребём копеечки и покупаем продукты на рынке.

- Слушай, а чего ты по жизни хочешь вообще.

Мальвина помолчала с минуту загадочно и произнесла странно:

- Мур-мур.

Ну несерьёзно как-то мурлыкать, когда тридцатник на носу. Я, правда, сдержался, хоть и много хороших слов готов был сказать.

Встретились ещё разок по моей инициативе. На этот раз Мальвина рассказала, чего от жизни хочет. В Таиланде отдохнуть.

Тай - хорошо, конечно. Только дома у вас, милая, жрать нечего. Сестра с братиком с хлеба на воду перебиваются. Ох, как вы меня бесите, окраинные девочки бесстыжие. С отсутствием мозгов в башке и с гонором на всё заднее место. Ну что за убожество с личиком прекрасным, смотрит на меня и глазами хлопает!

Сейчас я, милая, разложу всю правду эксклюзивно. Глупышек, подобных тебе, используют реальные поцы для тренировки, пока вы молодые и свежие. Конечно, если повезёт, выходите замуж и вешаетесь бревнами на супругов. Но лохов сейчас мало, для безмозглой женитьбы, тем более по залёту, в основном бухарики остались, но на них далеко не уедешь. Потому скорее вам одиночество печальное светит. Перезрев и растолстев, вы занимаетесь тем, что в "Фотошопе" приклеиваете свои головы к телам секс-звёзд и выкладываете получившееся на сайты знакомств. Становитесь злыми тётками, ведь вовремя пристроить свою красоту не получилось.

Вечером курочка написала мне гневную тираду. Разные у нас маршруты, больше не встречаемся и всё такое. Ха, милая, но я ж тебе никаких вакансий не предлагал ещё. Ладно, Мальвина, не обижайся да не поминай лихом.

Изредка писал ей по приколу. Она отвечала в своём бредовом духе: "Мур-мур, кур-кур". Потом выложила фотки с Таиланда. Улыбается, тельце неплохое загорелое демонстрирует. Татушку на плечике сделала - попугайчика. Ничего, когда вернёшься домой в Сибирь и настанет время платить по кредиту, не до улыбочек будет.

Со временем я и забыл совсем, что Мальвина существует. Но вчера она вдруг напомнила о себе, накидав большую порцию комментариев на моей страничке. Что я плохой человек и говно пишу всякое. Что садист и диктатор. Типа умная.

Я не остался в долгу. Слушай, иди, рожай уже. Мне скоро тридцать, но я мужчина, успею ещё. А ты женщина, тебе пора опузатиться хоть разок.

Ладно, извини, порой бываю груб и неадекватен. А вообще, весна нонче тёплая. Шикарные ночи. Полезли сегодня на крышу моей пятиэтажки, помурлыкаем.

Через час Мальвина ответила лаконично. Но трогательно, пусть и немножко странно:

- Мур-мур.

Эта старая дева с Юго-Западного неисправимо тупа. Как вообще её земля носит, не понимаю.





3 МАЯ. ВЫБОРЫ


В выборах пришлось участвовать, потому что жириковское начальство приказало. Не хотелось, но что поделать. Работа есть работа. Без зарплаты неохота остаться раньше времени.

Обсудили проблему с несколькими единомышленниками и решили активизироваться. Хотя денег центральное руководство на избирательную кампанию почти не выделило. Газету написали зажигательную. Программу короткую составили, ведь длинные тексты мало кто читает. Начали мы за здравие. Но после общения с электоратом весь наш энтузиазм обвалился.

Никому не были интересны выборы как возможность политических перемен. Правые, левые, системные, несистемные - избиратели не хотят разбираться в оттенках. В лучшем случае на наши встречи приходили жалобщики с личными вопросами. Крыша течёт в доме, участок не могут приватизировать или дочку, юристку дипломированную, устроить надо. В принципе, нормальный житейский подход.

Многих же интересовало, какую я конфетку собираюсь дать. Вот кандидат Сидоров, крупный бизнесмен, пакеты раздает с продуктами и народный ансамбль в Дом культуры привёз уже во второй раз. Зачем им твоя программа, борьба гражданская? Народ веселья ждёт. Кто им концерт лучше покажет, тот и победитель. А то, что крупный бизнес потом в Заксобрании свои траты на продукты и гармонистов с лихвой отбивать планирует, в распиле бюджета участвуя, да и нормально. Жили в говне, живём и будем жить!

Позорная картина повторялась из раза в раз, из беседы в беседу. Диоген ходил по городу и искал живого человека, а здесь хотелось адекватного избирателя встретить. Который пусть и не согласен с тобой, но хоть осмысленную позицию имеет. К концу предвыборной кампании наша команда плюнула на безнадёжное дело и прекратила работу.

В итоге нарисовали мне в избиркоме последнее место, да и хрен с ним.Меня больше поразило массовое невежество, открывшееся в ходе выборов. Я, конечно, догадывался и раньше, но не верил, что всё настолько плачевно. Ветеран Афганистана Костя Дукин, составлявший мне компанию в пиццерии во время похмелья послевыборного, говорил, что не надо питать иллюзий. Народ за годы со времён падения совка чудовищно деградировал, стал невменяемым. Перепутье следующее. Или смиришься с Русской Африкой и оседлаешь её в своих интересах, учитывая правила игры беспонтовые, или будешь за права человека об стену биться до тех пор, пока Африка тебя не сожрёт. Я спорил, возмущался - нельзя же так цинично относиться к людям. Но внутри понимал, что Дукин прав. Индейцы когда-то за бусы золото отдавали, а теперь русские опустились до того, что меняют своё будущее на мешок картошки.

Больше я в выборах не участвовал. На собственном опыте ещё раз получил подтверждение, что в России демократии не бывать. Она возможна лишь где-нибудь в Израиле или Швеции. Там, где народ просвещён и способен осознать свои интересы.

У нас же не только простые люди за годы капитализма деградировали. Интеллигенция российская под стать невежественным массам. Сначала коммунизм воспевала, а теперь капитализм живодёрский защищает с прежним рвением. Зачастую ничего не имея с нынешнего положения вещей. Офигел, когда узнал, что новосибирский Академгородок, эта научная житница, проголосовал за олигарха Прохорова на президентских выборах в 2012 году. Негодяи раздербанили общенародную собственность и сделали учёных нищими, а последние ещё и поддерживают насильников! Где же ваши головушки, господа образованцы, а? Стокгольмский синдром?!

Раз мы обречены на авторитаризм, то пусть он будет государственнический. А не воровской, как сейчас, страну грабящий да воюющий со всем миром. Нам нужна диктатура, направленная на внутреннее развитие, которая засеет Россию пшеницей и картошкой, промышленность развивать будет, благосостояние народа увеличивать. Как Лукашенко в Беларуси.

Могу и ошибаться, не спорю. Ведь в Греции когда-то чёрные полковники рулили, а сейчас там выборы свободные и социальная активность на высоте. А в наидемократичнейшей Германии вообще нацисты правили более десяти лет, было время. По крайней мере, у нас необходим переходный период. Возможно, два года будет достаточно. Чтобы народ просветить да чтоб партии независимые появились. Иначе Русская Африка стопроцентно сольет свободу, если та снова упадёт на неё сверху. Продаст своё будущее за мешок картошки. За кило гречки. Да за литр масла растительного.





11 МАЯ. ЛЕСНЫЕ БРАТЬЯ


Старые кенты вспоминают о тебе, когда им хреново. Оживляются в памяти звонком телефонным, чтобы денежек подзанять или о тяжком бытии поплакаться. Олежек, с которым не знались давно, не исключение. И какая паскуда дала ему мои новые цифры? У меня своих проблем достаточно, чужие некуда вмещать.

От Олега ушла жена. Удивил. Брак их крепким казался. Познакомились в неформальской тусовке, больше десяти лет прожили вместе.

Конечно, семью заводить в наше время - дело опасное. Городская атмосфера семейную жизнь разлагает сама по себе. Куцая растительность, выхлопы авто, реклама разноцветная. Вода, пролитая на землю, мгновенно уходит в почву. Вода, пролитая на асфальт, встречает сопротивление и превращается в лужу. Асфальт твёрдый, сдерживает естественность. Если в нём долго жить, он сползает с дорог и заполняет мозги.

Олежек нервный, паникует в трубке:

- Что мне делать? Я не способен зарабатывать миллионы и обеспечить Оле шикарную жизнь. Ребёнка за десять лет так и не смогли родить. Я устал. Будущего нет.

Забавный ты, Олежек. У тебя особенный цвет волос. Этим светлым колосьям не место в офисе, где ты торгуешь кондиционерами. Им место в гуще пшеничной тёплым летним вечером. Асфальт сделал тебя и жену твою Олю бесплодными. Только зреющее хлебное поле способно вернуть вам способность деторождения.

- Ну что за бред? Какая пшеница? Какие колосья? Так что же мне делать, брат? Вены резать?

Выход я вижу следующий, Олежек. Прежде всего надо очистить мозги от городского трупного яда. Могу поддержать. Я живу на окраине. Здесь, конечно, гетто, но хотя бы есть чем дышать. Рядом большой березовый лес. Приезжай на чистку.

Пофыркал сомнительно старый дружбан в ответ на моё предложение. Но через неделю приехал. Видимо, всерьёз заело. Мы пошли с ним в лес, взвалив на плечи рюкзаки с едой и горячим чаем в термосах.

- Смотри, Олежек, на берёзы. Они заждались тебя. Вслушайся в тишину.

- Да, хорошо здесь.

Берёзовый воздух прекрасен. И травка зеленеет. И кукушка кукует в кайф.

- Хорошо. Но и здесь уже наследило чудовище по имени человек. Видишь, кучи мусора, бутылки, пакеты кое-где валяются.

- Так может быть в леса нам всем пора переезжать? Выталкивать из мозгов асфальт да чертей заодно разгонять.

Какой же он наивный дурак, этот Олег! Всё очень непросто! Я так подумал про себя. Но сказал вслух другое:

- Не получится. Мы безнадёжно оторвались от лесной жизни. Элементарно не выживем. Но сюда надо приходить хотя бы раз в месяц. И дышать. Потом возвращаться в бетонные стены, натягивать на башку свою ролевую маску и с новыми силами продолжать игру.

Тут Олежек произнёс непонятное:

- Игра??? Моя игра завершена...

И грохнулся вдруг на землю. Стал переваливаться по листьях и траве, придавливая своим нехудым телом красные огоньки костяники.

Я счёл необходимым предупредить друга:

- Олежек, ты смотри, как бы клещ в ухо не запрыгнул. Укусит, потом всю жизнь оставшуюся улыбаться будешь. Если выживешь, конечно.

- А мне фиолет, ведь моя игра завершена. Я - ВИЧик!!!

Раскаты трагической новости-молнии разнеслись по лесу, возбуждая птиц и комаров.

- Я прошёл тест, он оказался положительным! Оля от меня ушла и подала на развод! И за дело ушла, ведь я ей изменял. Заразила меня случайная подруженька, на трассе ватутинской которая работает!

Откровенно говоря, я не был поражён открытием. ВИЧ - болезнь асфальта, в который Олежек сильно уж погрузился. От того соблазны дурные и неудержимые в душе заиграли, и повела судьба под откос, на улицу Ватутина.

- Эй, клещ, залезь ко мне в ухо! Срооочнооо! Поселись там, залей своим ядом раковину и не выпускай меня из леса.

Я задумался, чем бы страдальца успокоить. Внимание отвлечь от горя. На глаза попался красивый гриб съедобной формы, только фиолетовый. Районная газета давным давно писала о том, что где-то рядом захоронены отходы радиоактивные, из-за которых растительность в этом лесу имеет необычный цвет.

- Смотри, Олежек! Видал такое?

Облепленный травой и землёй бедолага подскочил к грибу, вырвал его из земли и стал жрать. А я открыл термос и налил себе чаю.

Пока я пил чай, ВИЧик ещё один такой же гриб нашёл и быстро его проглотил. Я Олежека останавливать не стал. Наоборот, пошёл по лесу искать другие фиолетовые сигналы, раз они его успокаивают. Ведь я понимаю, что трудно начинать свою игру заново, тем более заведомо безнадёжную.

В чём и заключается важнейшее преимущество русского леса. Здесь мы - братья, здесь у нас между собой понимание и поддержка. А в городе - просто атомы. Даже если пересечёмся где-нибудь в центре Новосибирска и встретимся взглядами, то не поздороваемся и руки друг другу не пожмём.





14 МАЯ. ФИЛОЛОГИЧЕСКАЯ ДЕВА


Соцсети регулярно сводят с людьми, с кем до эпохи массового интернета вряд ли бы пересёкся когда-нибудь. Как-то благодаря им у меня появилась ещё одна кратковременная приятельница. Не из работниц или безмозглых институток, а ботаничка филологическая, Анжелой зовут. Живёт в Академгородке.

Она случайно забрела на мою страницу в "Контактике", увидела фотки с "Русского марша" и написала сообщение, что хочет познакомиться и пообщаться. Почему-то девушка решила, что я радикальный националист. А ей весьма интересно, как таких крутых взглядов можно придерживаться и не сойти с ума при этом.

Исключительно чтоб разнообразить свои будни, я приехал к Анжеле на прогулку в Академгородок, где раньше никогда не был.

В принципе, мне там понравилось. Ощущение, что попал в самое логово разлагающейся Европы. Интеллигентные просветленные лица вокруг. Расслабленно чувствуют себя всякие эксгибиционисты. Мужчины не боятся ходить накрашенными, с дамскими причёсками, в юбках и чулках. Женщины смело бреют налысо свои черепа и носят нарочито мужские костюмы. Попробовали бы они так по нашему району пройтись, быстро поцы в трениках с них скальпы поснимали бы. В Академе не слышно мата и треска стеклянных бутылок. С другой стороны, там как-то пластилиново. Хоть свободно и безопасно, но без крови, пота и слёз. Я же привык к оголённым нервным проводам, иначе не цепляет.

Анжела худенькая, личико симпатичное, но в очёчках, зрение слабое. Она хоть и младше меня лет на пять, но книг прочитала на порядок больше. Кроме родного русского, знает ещё три языка. Наверное, для неё я открылся причудливым героем из какого-нибудь английского альтернативного романа. Оживлённо расспрашивала не только за политику, но и про мой образ жизни, вкус и привычки. После первой встречи она не исчезла и продолжила навязываться, чем удивила. Ведь по уму я для такого сорта женщины простоват и особого интереса не представляю.

Конечно, болтать с филологичкой довольно интересно. Но всё же условия и обстоятельства жизни шибко влияют на мышление человека. Слишком много оказалось нестыковок между нашими личностями. Несмотря на всю свою положительность, девочка быстро стала вызвала у меня раздражение. Особо бесило в ней интеллигентское чванство по отношению к людям рабоче-маргинального класса. Да, мы люди с окраины, не читаем Шиллера и Мопассана на языках оригиналов. Но мы постигаем соль жизни непосредственно на себе. И не факт, что наш опыт менее ценен, чем книжные знания. Анжела недоумевала, что я не стыжусь своего происхождения. Что, наоборот, подчеркиваю свою дворняжность и не стремлюсь влиться в интеллигентские мотыльковые ряды.

Ни в коем случае я не желал унизить это милое дитя. Но почему-то рядом с ней хотелось творить что-нибудь неполиткорректное. Слегка огрубить ей жизнь. Например, разговаривать с ней исключительно на русском матерном. Или позвать в свой район на ходьбу в тёмное время суток, познакомить с ребятами своего двора. Но не рискнул. Вдруг у неё случится шок, психически заболеет. Папаша-академик по судам затаскает потом. Не нужна мне такая морока.

Короче, кот уже учёный горьким опытом и в опасные игры не играет, потому не прошло и полгода, как завершил свои поездки в Академгородок. Добавил номер Анжелы в чёрный список, заблокировал её страничку в соцсети.

Вообще, ничего плохого про неё говорить не хочется. Она - умница, конечно. Просто разные у нас маршруты. Я нищеброд, из многодетной семьи, рос без отца. Чудом не стал алкашом или торчком, хотя среда усиленно затягивала в трясину. Анжела всегда в теплице жила, пусть так и продолжает жить. Каждому своё. Я буду дальше выкручиваться, перебиваться, выживать, скрести копеечки. Она будет книгами линзы на очках отращивать, выступать на умных конференциях, ездить каждые полгода за границу. Ей открыты полезные двери, так пусть заходит в них. А я уж сам разберусь, как мне жить, каких взглядов придерживаться и на какие марши ходить. Без мотыльков.





18 МАЯ. РУССКАЯ ВЕСНА


Когда до моего тридцатилетия оставалось два годочка, в мире развернулась долгоиграющая украинская тема. Все прежние трения и склоки, обиды и противоречия нашего поколения звучат детским лепетом по сравнению с тем, что началось в первой половине четырнадцатого. Сначала по ящику и в интернете круглосуточно транслировалось зрелище киевского майдана, не уступившее по яркости и спецэффектам голливудской фантастике. Майдан оказался не моей революцией. Основное требование его - прорубить окно в Европу - видится нарочитым, искусственным. Российская духовность навыворот получается. У нас принуждают нищебродов затянуть пояса из-за противостояния верхушки с Америкой. В Украине плебс должен терпеть лишения ради адаптации к европейским ценностям. И в первом, и во втором случае олигархия только укрепляется и богатеет, а народ остаётся голодным.

Естественно, меня отталкивала русофобия, которую разделяли многие ораторы майдана, ведь я - русский и не мазохист. Эти герои после победы над коррупционером Януковичем первым же делом взялись за отмену регионального статуса русского языка. На фоне революционной истерии отличилась адекватностью культурная элита западенского Львова, выступившая против языкового унижения украинского востока. Мне всегда нравились жители этого прекрасного города, отстаивающие свою самобытность при любом режиме. И в лютый месяц четырнадцатого они не подвели и продемонстрировали благоразумие акцией "Львов говорит по-русски". Но смелый львовский голос остался единичным и потонул в омуте ультраправого безумия новой киевской власти.

В феврале и марте я участвовал в пикетах солидарности с русскоязычным востоком Украины, неоднократно проводившихся новосибирскими левыми. Общался в соцсетях с активистами русских организаций из Севастополя, Николаева, Одессы, Харькова и других городов. Новость о референдуме в Крыму за вхождение в состав России воспринял как торг местечковой элиты с новой киевской властью. Не верилось, что Кремль, все годы "вставания с колен" не обращавший внимания на проблемы русского зарубежья, вдруг пойдёт на столь резкий территориальный ход, тем более под лозунгом защиты соотечественников, и обрушит на себя вал санкций со стороны западных партнёров. Последние могли смириться с удержанием Абхазии и Южной Осетии, после развала Союза не видевших себя в составе Грузии и боровшихся за независимость. Но перехват региона, который в начале девяностых удовлетворился автономией в составе Украины и два постсоветских десятилетия не претендовал на что-то большее, вряд ли будет замят мировым сообществом без существенных потерь для путинского режима. Видимо, Кремль был столь напуган, не сумев отстоять своего союзника Януковича, что отчаянно бросился в "Крым наш".

В Москве тем временем проходили марши против войны, организованные либералами. Понятное дело, эти люди мне были, есть и, наверное, всегда будут чужды своей апологией рыночной стихии. Но приходится с высоты сегодняшнего дня признавать, что их чёткая антивоенная позиция оказалась стратегически выигрышной. Правильные шаги ведут к успеху. Чем глубже кризис, тем ближе перемены. Следующая власть, скорее всего, будет в руках нынешних несистемных либералов, ведь другой серьёзной оппозиции в России нет и не предвидится.

В апреле началась раскачка на Донбассе. Опять же, до последнего не верилось, что дело идёт к настоящей войне. Всё было похоже сначала на жёсткий торг донецкого олигарха Ахметова с Киевом. Думалось, о каком вооруженном народном и тем более антиолигархическом восстании может идти речь, когда население юго-востока Украины легальными-то методами за свои права бороться стесняется?!

В унисон Донбассу в России развернулась тотальная пропагандистская кампания. Телевизор с утра до ночи закачивал население злобой по отношению к украинству. В Новосибирске бодро заработали инициативы по отправке добровольцев в Донецк и Луганск. И, что удивительно, нашлось немало сибирских наивных мужичков, с радостью и бескорыстно поехавших убивать братьев-славян. По всему городу открылись пункты сбора денег для ополчения. Да, многие в те дни поддались невиданному, чудовищному напору милитаризма. Мне же удалось удержаться от общего безумия. Вместо ура-патриотического ликования из меня полез скепсис. Если русских в Украине так много, почему они долгие годы не добивались общегосударственного статуса для русского языка? Кто этим миллионам людей мешал время от времени приходить на избирательные участки и голосовать за русские партии? Почему не создали своё массовое правозащитное движение, свой профсоюз "Солидарность"? Мы, граждане России, можем выражать мнение по поводу событий в других странах акциями символической поддержки, митингами да пикетами. А спасать нужно свою страну, у нас дома проблем выше крыши. Судьба Украины должна определяться исключительно её гражданами. Кстати, ни один депутат Госдумы или новосибирского Заксобрания, кто пламенно базлал на митингах за непризнанные республики Донбасса и победную войну до Киева, не оставил сытое благополучие и не рванул воевать. Привилегию храброй смерти элитка сохранила для быдла, как обычно.

На каждый неудобный вопрос, на всякое сомнение по поводу войны у государственных пропагандистов, платных и бесплатных, имелся лишь один короткий ответ, как выстрел: "Предатель!”

Агрессивная пропаганда милитаризма ожидаемо переросла в подавление инакомыслия. Стоило сделать короткую запись в соцсети или дать комментарий информагенству, как сборная команда столичных фейков и новосибирских городских леших выплёскивалась обличениями. И ничего, что позиция мною выражалась умеренная и сбалансированная. Охранительские зомби не знают других цветов, кроме белого и чёрного. Кто не с нами, тот против нас! Сомневаешься? Значит, враг! Стоило выйти на пикет против роста тарифов или капремонта, как рядом собиралась стая улюлюкающих псевдопатриотических гопников и срывала мероприятие. Регулярно поступали звонки и сообщения с угрозами расправы. Проведение уличных акций пришлось заморозить на неопределённый срок. Озирался вокруг, когда ходил по улицам. С конца пятнадцатого года напряжение вроде бы спало, опричное воинство на порядок снизило свою активность. Видимо, финансирование остановилось. А что - война развязана, люди стравлены, море крови пролито. Миссия выполнена. Артистам пора смывать грим. Мавры могут снимать георгиевские ленточки и убираться восвояси.

События, начавшиеся два года назад и точка которым не поставлена, увы, до сих пор, шустрые подкремлёвские публицисты нарекли Русской Весной. Правильнее же будет назвать украинскую раскачку Русским Адом, ведь впервые за долгие годы русские убивают русских. Ад в итоге широко разливается Кладбищем - десятками тысяч убитых военных и мирных, покалеченных взрослых и детишек. Покатилась по восточнославянским землям чья угодно весна. Американская, китайская, японская, арабская. Но только не русская.

Наша черёмуха где и расцвела, то на Болотной площади. В белоленточном протесте мы вдруг очнулись от инфантильности и заявили, что ещё существуем и с нами нужно считаться. Что хотим жить, а не выживать. Что остаёмся здесь. Но ветер свободы вскоре сменился реакцией, адом войны, воздухом крови и трупного разложения. И не выдуть этот поганый воздух из себя целиком, если однажды его проглотил. Никакая лесная чудо-трава не поможет.





20 МАЯ. CODA


Каждую ночь снятся кошмары, но сегодня исключение. Проснулся рано, аж в четыре утра. Залил кипятком ложку растворимого кофе. Я перепробовал разные марки кофе, продающиеся в местном супермаркете, но все оказались дрянными. И эта не исключение. Наверное, вместо зёрен теперь используется нефть. Но придётся пить. Мерзко, конечно, но чем-то надо пробуждаться. Несмотря на отвратительный вкус, кофейный симулякр способен пропитать мозги не хуже, чем олифа - свежие деревянные доски.

Потом спустился на улицу и пошёл по тротуару без особой цели, просто ради ходьбы. В движении рождаются мысли всякие. Дурные и не очень.

Хорошо этим утром, прохладно и тихо. День солнечным прогнозируется. Весна уже на исходе. Эх, летит время, летят гады-годы. У кого-то из друзей подрастают дети. Кто-то, как я, оттягивает семейные кандалы намеренно или просто не получилось найти спутницу жизни до сих пор. В наше время много одиноких зрелых мужчин и женщин, даже слишком. Но природа возьмёт своё, мы неизбежно соединимся. Ведь чем старше, тем мощнее страх перед жизнью соло.

В двадцать я думал, что через десять лет обязательно буду состоявшимся человеком, твёрдо стоящим на ногах. Увы, дерзко ошибался. Теперь надеюсь, что поумнел и не повторю былых косяков. Только сомневаюсь, что вместо испытанных на собственном лобешнике грабель на пути не появятся новые. Которые при внимательном рассмотрении окажутся хорошо забытыми старыми.

Так-то я спокоен. Все ещё будет. И потрясения, и победы, и отчаяние, и наслаждение. Ах, это сладкое чувство беспомощности. Пока джаз не начался, пока чувствуешь, что не время проламывать стены, можно просто идти ранним утром и всё. Возможно, эти хождения когда-нибудь вспомнятся как самые счастливые минуты жизни.

Вернувшись домой, смотрю на себя в зеркало, висящее в прихожей. Вырос живот, проявился второй подбородок. На лбу выступили трещины. В коротком ёжике проблёскивает седина. Неудивительно, ведь завтра мне исполняется тридцать. Наступает время завершать одну повесть и начинать следующую. Не менее длинную.

Если, конечно, судьба позволит. Всякое может быть. А вдруг совсем близок день, когда, расправившись со всеми орущими, придут за ворчащими. А я - из последних.


Кусочки повести размещались в блоге автора по адресу: http://undermining3000.livejournal.com/ с 12 марта по 20 мая 2016 года


Рецензии
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.