Родноверие

Иллюстрация: картина Андрея Шишкина "Последний защитник"
---------------

Отрывок-рассказ (славянский ведический) из "Книги Света Вечного" (Глава 6) http://www.proza.ru/2008/09/29/550


***

Ступени вели вниз, витиеватой спиралью уходя в подземелье. В сумраке не было видно ни зги. Лишь огонек свечи, да рубаха из белого льна, в которую был одет старец Власий, выдавала своего хозяина, белым облаком сияя в непроглядной тьме. Старая деревянная лестница, казалось, вот-вот рухнет под ногами. Власий осторожно спустился по ступенькам и направился к двери, что находилась по левую сторону от лестницы. Он достал из кармана портов ключ и, отомкнув замок, открыл дверь. Пыльное облако приподнялось и растворилось во мраке подземелья. Власий вошел внутрь подземного сооружения. Огонь его свечи засиял ярче под древними сводами, выложенными красным кирпичом. В глубине комнаты виднелась еще одна дверь. Власий подошел и открыл ее. В лицо ему ударил белый свет. Комната была, словно светелка, наполнена солнечным светом и являла собой пространство, сотканное из ивовых прутьев. Эта комната без окон была похожа на корзину, стоящую на пеньке в светлом лесу под голубым куполом небес. Власий закрыл входную дверь, сотворив поклон всем невидимым силам Света, заулыбался – его светло-серые глаза лучились. Власий прошел в центр комнаты-корзины. Он был в ней, словно гном или маленький эльф или грибок боровичок, срезанный удачливым грибником. Старец вытащил из кармана портов другую свечку и, взяв ее в левую руку, поднял вверх, подставляя лучам, что лились в комнату изо всех щелей и стекали с голубого купола теплой рекой. Свеча зажглась от этих лучей. Другой рукой Власий вынул спрятанный под рубахой висящий на льняной нити родовой оберег и, подержав его в своей теплой ладони, сунул обратно. Он вознес взгляд к куполу этого подземного храма и запел:

Перемирье на гребне миров. Глас души моей есть огонь.
Ярит, ярит…разгорается пламя его.
Велилепа дарница Рода! Красочны небес образа!
О, стрелы моей души, о, летите к вершинам гор,
О, несите мой огонь в небеса и возжигайте на них костер.
Световая волна взметнись, соколом ясным обернись!
Звени девятиструнная душа, звени на все голоса и яви
Светорождение зари!
На границе зла и добра встань огнегривый конь моей мечты,
бей копытами, извергай искры – мысли мои…
Огневые, коловротные, ветровые, светородные мысли мои
прорастайте в небеса и растите на Земле Сад Любви!

Закончив звучать в пространстве камертоном души Власия, сии слова стихли. Но не стихли они для мира, они взлетели, как птицы под купол небес и явили Свет, что был явлен изначально при сотворении вселенных, звезд, планет, метеоров и комет в Мироздании целом.
Вот это место, где мы стоим сейчас, оно явлено нам, и мы начнем про него сказ, чтобы понять, что это за время такое, что будоражит душу нашу сейчас и не дает покоя мыслям нашим. Что это за время такое, в которое мы застали Власия – старца седовласого с необыкновенно лучистыми серыми глазами?

*
Засияли купола храма природы, что на горе святой ввысь летел всей статью своей, всей сутью своей устремлялся в небеса. Жители поселения, что раскинулось на несколько верст по берегу реки Звелинги собрались на Яриловом холме. На их лицах сверкали улыбки, на их головах были световые шапки.

*
«Что…?» - Спросит нас тот, кто ни разу не видел такую шапку. Да, землянин, да, ты верно нам задаешь вопрос, потому как, живя в это современное время на Земле, ты не видишь таких «шапок» на головах людей. А там, в селении древнем, что было на планете Земля несколько тысяч лет назад, люди Истоков видели над головами друг друга эти «шапки», ибо они ведали изначально все то, что называем мы в течение всего нашего повествования Светом Вечным. «Аура?» - догадаешься ты и улыбнешься нам сквозь пелену, что отделяет тебя от нас – предков твоих, живущих в Ирии светлом, праправнук наш. «Да. Аура!» – Ответим мы и зальемся смехом, потому как ты же ведаешь, человек, ты же все изначально знаешь от нас, потому как тебе все от нас дано от рождения твоего на этой Земле. Что ж ты, прав, прав многократно, ибо ауру видели люди друг у друга, так же как вы, современные жители Земли, видите волосы на головах других.
*

Старец Радомил, стоящий на холме возле поселения этого, сказывал людям:
- Эти словеса, други, послали нам миры иные Светлые, - он поглядел на свиток, что держал в руках и бросил взгляд на Небеса, – и по сему мы должны требу творить Творцу нашему о том, что хотим мы соединиться в Любви с мирами теми. Вот же слушайте, миряне, послание от тех миров нам – братикам и сестренкам их, людям Земли.
Он развернул папирус и стал читать:

«Радуйтесь миры чертоги и, проходяху через витиеватые столпы времени, надрывайтеся думой витязи русские, ибо эти столпы есть мир ваш земной, а наши столпы есть в Небесах. И опрокинул наш луч на Землю ярь свою и явил дело вам всем ловить его стрелы огненные. И колоколил во все стороны звонарь песнь звонкую с колокольни той Вышнего, и проторили мы к вам этим светонить свою, окаймленную алмазами нашими, и даровали вам мы ее и вручили на века Родовы.
Хвалебные песни поет мирная птица. Проторивая словом своим лучезарным бежит на вас от нас Вышнего речемудрие. Кто вы, кто вы, отроки земные? Не батюшки ли вы мои, не матушки ли вы мои давние? О, световое наше братство говорит вам: доброе утро, любимые. Но, не стоит находиться вам под потоками скрижалей наших без надлежащего головного убора, ибо этот убор есть на вершине головы, он - шапка Световая, что надевается на голову однажды тогда, когда человек познает миры наши».

Старец закончил читать и продолжил:
- Лихо нам не с родни, кривда нам – не сестра. Вороги нам не те, кто Свет уничтожает и не ведает сего, а те, кто, зная суть световую, стремиться уничтожить ее в себе. По сему, други, сказываю вам, что неспроста сии слова явлены нам землянам. Трогает нас Творец своим Словом. Он о нас радеет всем Сердцем своим беспечальным пламенным, а мы, други, будем радеть о мирах Его. От того нам Радостно да дюже светло в мире нашем, что мы – едины и лучезарны в думах своих. Планеты, что вертятся с нами на одной орбите, такие же, как и Земля наша, они от миров Света. Ведают наши батюшки и матушки и сестренки с братиками, что ушли в миры иные, что да как тут у нас на Земле, да посылают нам весточки, а мы - им. Нет печали на Земле-матушке нашей, нет и не было от начала мира. Радостно нам и Светло от того, что ЖИвой* (пр. ЖИва* – богиня Весны у древних славян) идет по Земле нашей Родноверие. Кто из вас, други, – обратился старец к людям, - может явить образ Родноверия и тем показать всем, его суть?
Из толпы народа послышался крик:
- Я могу, дедушко!
Сквозь толпу пробирался мальчик лет семи.
- О, Велимирушка, ты ли ведаешь, друже?
Радомил заулыбался во весь рот.
- Да, дедушко, ведаю, что мы с мирами теми – одно целое.
Велимирка прищурился от солнечного света и продолжал:
- Вот эти письмена, что ты прочитал нам, дедушко, они ни что иное, как строки Книги Света Вечного. Я думаю, что многие люди, - мальчик оглядел народ, - ведают эту Книгу.
Среди народа послышались одобрительные возгласы.
- По сему, дедушко, думаю я, что Родноверие – это наша общая Световая Душа в пространстве Мироздания, Душа Рода нашего, что сотворена думушками нашими добрыми. Это ли ни есть истина, которой хотел наделить Творец весь мир? И вот образ Родноверия, - Велимирка встал и поднял руки к небесам; над его головой засветился ясный белый свет, - вот оно в думушках моих сейчас и видите вы его, люди, видите?…
Вопросил людей Велимир.
Люди заулыбались, и некоторые даже захлопали в ладоши юному мудрецу.
Тут вперед вышел старик с седой бородой и удивительно ясными серыми глазами. Он подошел к мальчику и обнял его за плечики.
- Что ж, Велимирка, ты – мудрец наш, ты – светило наше Солнышко, - старец погладил мальчика по русым вьющимся волосам, - ухвати же нить света и давай-ка тяни ее и привяжи к дубу, - старик поглядел на могучий дуб, что стоял неподалеку от них, - и вот еще что, не забудь привязать покрепше нить-то, а то, того гляди развяжется и улетит от нас светооблако-то.
Сказал старец с иронией и залился звонким смехом. Люди тоже засмеялись. Над землей зазвенела Радость. Велимирка тоже засмеялся, но потом, серьезно поглядев на сероглазого старца, он произнес:
- Негоже, деда Власий, надсмехаться над Истиной! Ведаю, что отзовется эта насмешка нам недобрым знаком.
- О, Соколик Велимирушка, – словно извиняясь произнес Власий, - ты ли мне говоришь таковы реченьки? Да я же тебе, - Власий замахнулся посохом, что носил всегда с собой, на мальца, - покажу, где тьма-то в глубинах неведомых хоронится…


*
Закружился вихрь над миром Радости и изменил в миг пространство, звенящее и поющее в лучах ее: завыл ветер, сбивая с ног людей, загремел гром, над миром разразилась гроза. Люди, стоящие на холме, обнялись, чтобы устоять в плену разбушевавшейся стихии. Вдалеке у леса они заметили всадника на вороном коне, одетого в боевые доспехи, в правой руке он держал длинное острое копье, на его голове сверкал железный шлем, позади него черной тучей темнела целая рать ворогов. Подняв копья вверх, рать двинулась к холму, где стояли мирные люди.
Всех охватил страх.
Многие хотели бежать, куда глаза глядят. Велимирка тоже испугался, но потом приободрился. Бросив свою котомку, где хранились разные детские вещички, мальчонка засучил рукава льняной рубашки и встал в оборонительную позу, согнув коленки и зажав ладошки в кулачки. Он принялся всерьез оказать сопротивление вооруженным ратникам, что несметной толпой неслись к холму, сбивая все на своем пути. Топот коней становился громче: полчище ратников с копьями надвигалось на мирных людей. Велимирка, сжав зубы и сжимая кулачки, стоял и, не отрываясь, глядел на приближающихся ворогов. В голове его метались разные мысли, словно птицы, которых спугнул раскат грома.
Старец Радомил наблюдал: свечение световой шапки мальчика то пылало красно-рыжим огнем, то свет тускнел и на миг вовсе исчезал, то вдруг снова вспыхивал над головой мальчика ярко красным заревом. Радомил знал, что в душе мальчика идет кровопролитная борьба света с тьмой.
Народ же, подчиняясь думкам своим, явил разные свечения: над одними людьми свет оставался чистым белым и не менялся, словно человек и не реагировал на ситуацию, над другими – свет тускнел и превращался в пылеобразное облако. Радомил знал, что это думы злобные охватывают человека и мешают ему сохранить в душе лад.
Вдруг, старец заметил, что свечение над Велимиркой начало меняться: из красно-огненного оно превратилось в ослепительно золотистое и заярилось над его головой, словно Солнце. Велимирка выпрямился, разжал кулачки и опустил руки. Ветер сбивал с ног, но мальчик стоял в самом ядре разъяренной стихии, словно скала, которую не может повалить ни один ураган, ни один смерч поднебесный. Его русые волосы трепал бешенный ветер.
Велимирка был спокоен. Он, кинув взгляд на мчащихся во весь дух ратников, повернулся к народу и крикнул, стараясь перекричать вой ветра:
- Други мои, не бойтесь, не бойтесь, ибо наши с вами думы светлые помогут отразить полчища ворогов! Собирайтесь-ка все вместе в единое облако световое, зажигайте думы свои огнем Любви и яростью светлой!
Ратники приближались. Их предводитель уже скакал по тропке, ведущей на холм вверх. Народ замер. Велимирка скомандовал людям, внемля гласу своей Души:
- Поднимите руки вверх, люди Света, устремите думы в Небеса! Думайте о Творце нашем, о стезе нашей даровать миру Любовь!
- ЛЮБОВЬ! ЛЮБОВЬ! ЛЮБОВЬ!
Отозвалось эхом во всех уголках Вселенной.
- Не дрогните думой в этом, устоите! Устоите!!
- УСТОИТЕ! УСТОИТЕ! УСТОИТЕ!
Разнесся по миру клич маленького Витязя.
- Не дайте коварной ненависти овладеть вами!
Велимирка поднял руки к Небесам и, глядя на них, что было мощи, крикнул:
- УРРРАА…!!
С этими словами мальчик повернулся к приближающимся всадникам. В Душе Велимирки царила твердая уверенность в своих словах. Над головой мальчика сиял белый ослепительный свет. Весь народ на миг оторопел. Но Дух, явленный в мир, Дух Света и Прави небесной, которую выплеснул из сердца своего маленький Творец, проник в сердца людей и оживил их спящие, смятенные души. Люди услышали глас небесный, встрепенулись, вспомнив свое предназначение в мире этом даровать всему Любовь. Ауры людей, как звезды на небе ночном, стали зажигаться яркими огоньками. Над людской толпой заярилися разноцветный свет и постепенно превратился в ослепительное сияние с золотым отблеском.
Люди стояли в столбе Света Ясного.
Вожак грозной стаи, приближался. Его глаза сверкали тысячами молний, над ним пылал красный костер ненависти. Вдруг, не доскакав до Велимирки, стоящего неподвижно, вороной конь всадника резко остановился, выкинув ездока из седла. Воин покатился по траве и вскочил на ноги, оказавшись один на один со смелым мальчуганом. Грозный ворог схватил копье и замахнулся на Велимирку... Люди охнули. Велимирка вдохнул, закрыл глаза и яро выдохнул в пространство всю ту силу, что была в его Световой Душе. Люди, в порыве чувств и в сиянии Веры, сделали то же самое. Вихрь Света мощной лавиной обрушился на недругов и сбил с ног его вожака и все его несметное воинство.
Катились по земле вои тьмы и превращались в пыль…

*
Ветер унялся, стихла гроза…
Перед Велимиркой все так же стоял старик Власий . Он улыбнулся и произнес:
- Что ж, Велимирка, друже,…устоял-таки…
И, подойдя к мальчику, Власий крепко обнял его. Старец Радомил тоже улыбался, а из его глаз текли слезы радости.
- УРРРАА…!!!
Закричали люди и начали обнимать и целовать друг друга, они ликовали, ощущая необыкновенную Силу Родства, Силу Родноверия и Силу Любви, что явили сами в мир своими Световыми Думами.

*
***


Рецензии