Зубная боль сердца. Часть 3. Двойник из молодости

Марина просидела в этот раз у своего психолога больше, чем предполагала. Как-то беседа о депрессивном состоянии, которое Марина объясняла вхождением в климакс, перешла на старые «раны». Марина всегда уходила от темы детей, но теперь понимала, что именно этого звена в ее с Михаилом жизни и не было. Дети даже были не звеном, а фундаментом, без которого дом либо шатается, либо рушится.

- Можно ведь усыновить. Вам с мужем дадут любого, ведь и жилплощадь есть, и семья крепкая, проверенная временем, - говорила психолог. Марине казалось, что Михаил специально послал ее к психологу, чтобы эта женщина сейчас в два счета убедила ее стать матерью какому-нибудь брошенному малышу.

- Я не уверена, что буду хорошей матерью, - вырвалось у Марины. И это была ее фобия. Возможно, поэтому ее совершенно здоровый организм противился зачатию, ведь многочисленные обследования и ее, и Михаила заставляли врачей разводить руками в недоумении. Было еще одно «но», благодаря которому Марина считала, что наказана Богом за ошибку. Но психологу она об этом говорить никогда бы не стала.

Психологу… Марина об этом не сказала даже Светке, хотя та была для Марины давно уже как сестра. Знала о Маринином грехе только мама, но ее уже давно нет в живых.
Всегда, когда Марина ехала к психологу, она надеялась, что Анне Петровне удастся найти ответы на ее вопросы. Пока сидела в мягком кресле и разговаривала со зрелой умной женщиной, было спокойно и легко, словно в жизни все хорошо и гладко. Даже пока ехала домой, все казалось, что вот, переступит порог, и все будет по–другому. И как только входила в большой, но пустой дом, понимала, что опять была в плену миража.

Марина мчалась на красной Мазде, подаренной год назад мужем на свой юбилей, прямо в супермаркет. Миша должен будет прийти с работы через три часа, а она не успеет ничего приготовить, поэтому необходимо заглянуть в отдел готовых блюд и накупить всего, что ему так нравится.

Пятница. Вечер. В супермаркет народ просто потоком идет. Машину еле нашла, где припарковать. И лишь когда вышла, обратила внимание на стоящую рядом точно такую же красную Мазду. Наверное, не придала бы значения этому сходству, если бы не бросила беглый взгляд на номера КЕ 234567АН. Номера на ее машине отличались всего одной цифрой КЕ 234568АН. Всего одна цифра! Как странно. Совпадение марок и номеров? Или не совпадение? С тех пор, как муж рекомендовал ей записаться на сеансы к психологу Анне Петровне, Марина стала еще более подозрительной и нервной, чем была до этого.

Марина аккуратно закрыла машину и направилась к входу в супермаркет, на ходу пытаясь прогнать змеей заползающие в душу вопросы. Нагрузила тележку женщина быстро, за 40 минут управилась. Как обычно бывает при посещении огромных магазинов, где есть все: зашел за хлебом, вышел с набором продуктов на неделю.
Сегодня Марина почти автоматически что-то клала в объемную тележку, что-то рассматривала, а мысль была одна: кому принадлежит такая же машина, как и у нее?
Быстро рассчитавшись на кассе за товар, Марина почти побежала к своей машине, надеясь, что соседнее авто уехало и лишило ее соблазна подождать, чтобы увидеть хозяйку. Марина подсознательно догадывалась, что у автомобиля хозяйка. И даже знала, какая.

Перебросив все пакеты на заднее сидение, Марина уже завела машину, чтобы ехать, но решила еще раз взглянуть на вторую Мазду. К автомобилю подошла его хозяйка и, видимо, тоже собралась уезжать. В реальность увиденного Марина боялась даже верить. В автомобиль садилась стройная девушка с пышной белокурой кудрявой гривой волос. Марина увидела себя лет 20 назад! Да, это была она, Марина, в свои молодые годы.

Насколько Марина успела рассмотреть, на девушке было фиолетовое в белый горошек платье. Такое платье Марина носила тогда, когда ей было 20, когда они с Михаилом были студентами, живущими впроголодь, но посещающими все выставки и музеи города. Теперь, когда Михаил - президент компании, а она - глава фонда помощи онкобольным детям, все как-то не так – напряженно и фальшиво. Как будто не живут, а играют чужую роль. Вроде все есть, а посмотреть изнутри – ничего нет, все поверхностное и фальшивое.

Это фиолетовое в горошек платье Марина даже не покупала, а сшила сама. Как-то зашла в Дом ткани и увидела отрез, который с порога понравился. На последние деньги купила и мчалась в съемную квартирку, чтобы сделать выкройку и насладиться обновкой. Сейчас, когда Марина покупала соболиные шубы и параллельно к ним холодильники, чтобы сохранять это добро, она так не радовалась, как радовалась сшитому платью не той длины, что хотела, потому что не хватило ткани, отрез был слишком маленьким. И тогда Марина пришила по низу кружево, белое толстое узорчатое кружево. Возможно, Марине показалось, но низ платья девушки был украшен точно таким же кружевом.

И даже не это так поразило Марину. Поразили волосы. Светлые, густые, вьющиеся локонами волосы до пояса. Михаил всегда называл ее копну пшеничных вьющихся волос «золотым руном» и говорил, что ее ценность – это голубые глаза и необыкновенно красивые волосы. Иногда он шутил, что когда она вздумает отрезать свои волосы, он ее разлюбит. И Марина со дня их знакомства только подрезала кончики. Она всегда боялась, что Миша найдет другую, изменит или бросит ее. Она ревновала, но тихонько и очень скрывала это. Теперь это чувство начало расти в ней бешеными темпами, уничтожая ее самооценку и вкус к жизни. Именно поэтому ей пришлось пойти к психологу. Анна Петровна методически убеждала ее, что ревность губительна в первую очередь для нее самой, но иногда неожиданно выдавала «изюминки», мол, если у женщины развито шестое чувство (а оно редко у женщин не развито), тогда она сначала чувствует, что у мужа кто-то есть, а потом уже убеждается в правильности своих догадок.

Теперь и шестого чувства не нужно было, чтобы понять, что ее Миша влюблен. Но Марину поражало то, что он повторно влюбился в нее. С тех пор, как она, худющей девятиклассницей, увидела Михаила, случайно зашедшего в их двор в поисках квартиры, в сердце поселилась любовь, в душе тревога, что есть лучше, чем она. Марина одновременно начала и любить, и ревновать. Михаил снял квартиру в соседнем подъезде и готовился к поступлению. Параллельно сводил с ума  красивую девчонку, которая ему слишком сильно нравилась. Но лето прошло, Михаил не поступил и ушел в армию. Он обещал писать, но десять месяцев от него не было ни одного письма. Потом пришло. Оказывается, Михаил попал в секретную часть. Писем было немного, но Марина знала, что любима. Это читалось между строк, и, конечно же, в начале и в конце каждого письма. Когда Михаил вернулся из армии, у них с Мариной был красивый роман, шикарная свадьба, которую устроили родители, и медовый месяц в горах. Это был не месяц, а год. Оба взяли академку и облазили все горы Крыма, побывав везде и изучив Крым, как свои пять пальцев. Решили с детьми не торопиться, стать на ноги. Вернее, так хотел Михаил.

И тут пришли 90-е, подарив всем, кто хотел, возможности. Михаила к себе в частную фирму по продаже компьютеров пригласил друг. Позже друг иммигрировал в Германию, а Михаилу достался раскрученный прибыльный бизнес. Тогда он захотел, чтобы в доме раздавался смех ребенка.

Но после трех выкидышей врачи огласили приговор «не будет детей», сколько не старайтесь – Марина впала в жуткую депрессию. Вернул к жизни созданный Михаилом фонд. Заботясь о больных раком детях, она забывала свою боль. Когда видишь, как рядом кому-то во сто раз хуже, понимаешь, как тебе повезло.
Марина знала, что вот тогда что-то треснуло между нею и Мишей. И вот, спустя несколько лет отчуждения, он опять стал улыбаться, звать в рестораны и называть «Мариша».

Продолжение  http://www.proza.ru/2016/08/01/195


Рецензии
Первая мысль, что девушка дочь Марины. Захватывает чтение и уже не до рецок, Спасибо, Ксения.
с теплом,

Любовь Голосуева   13.02.2020 14:21     Заявить о нарушении
Правильная мысль)

Ксения Демиденко   15.02.2020 23:41   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.