Умер Фазиль Искандер

Советский и российский писатель Фазиль Искандер скончался на 88-м году. Об этом сообщает «Эхо Москвы» со ссылкой на Союз писателей.
 
Автор «Сандро из Чегема» и «Детства Чика» ушел из жизни в ночь на 31 июля в Москве.
 
Искандер прославился как прозаик и поэт. Его перу принадлежат многие романы, повести и рассказы: «Человек и его окрестности», «Тринадцатый подвиг Геракла», «Софичка», «Поэт», «Кролики и удавы», «Начало» и другие. Произведения советского классика экранизировали девять раз.


Время

Хорошо или плохо,
Но, зубами скрипя,
Пережили эпоху,
Доживаем себя.

Вдохновенное племя,
Одолев немоту,
Словом сдвинуло время —
Даже с кляпом во рту.

Новым дивам дивились,
Хоть держали в уме:
От тюрьмы отвалились,
Привалились к суме.

И покуда иуда
На иуду кивал,
Появился, как чудо,
Без труда капитал.

И не новый сановник,
И не старый конвой —
Капитал и чиновник
Тихо правят страной.

Без особых усилий,
Знать не зная греха,
На глазах у России
Жрут её потроха.

Никакого тиранства,
Не бунтует печать.
А про доблесть гражданства
Даже стыдно сказать.

Обновили эпоху,
Но на смене тряпья
Подловили, как лоха,
И страну и тебя.

Новым веяньям ловко
Как бы верность храня,
Провели рокировку
Воровства и вранья.

Вдохновенное племя,
Где теперь твоя мысль?
Ты раздвинуло время,
И скоты ворвались.

Ничего не осталось,
Только шрамы в судьбе.
Твоя к родине жалость,
Моя жалость к тебе.

Затихает горячка.
Никаких панихид!
Всероссийская жрачка
Всероссийских элит.


Из записных книжек.
----------------------


Фашизм — бунт невежества.

* * *
Поэт всю жизнь работает в тесноте строфы, где трудно повернуться, где мысль все время приноравливается к поэтической технике в узком пространстве, и от этого у него чаще портится характер, чем у прозаика.

* * *
У каждого человека свой предел психического слуха, психической восприимчивости. Цель образования и воспитания — довести его до этого предела. Все, что сверх предела, воспринимается в лучшем случае формально. Вот почему мы иногда встречаем образованных идиотов.
* * *

В юности мужчине нравятся чаще всего задорные девушки, они побеждают его застенчивость. В зрелости мужчине чаще всего нравятся застенчивые женщины, они возбуждают его задор.
* * *

Наслаждение от искренности человека мы получаем не за счет особой правдивости, как нам кажется, того, что он говорит, а за счет особой доверительной интонации, таланта на эту интонацию. Таким талантом часто обладают удачливые мошенники, которым верят.

* * *
Многие писатели и сами не понимают, что первый акт творчества — это сама их жизнь как накопление этической энергии для второго акта творчества.
* * *

В мысли о самоубийстве всегда есть доля сладострастия.
* * *

Слава греет и взбадривает, когда светит издалека. Вблизи она вульгарна, нагло вторгается в личную жизнь.
* * *

Чтобы никому не завидовать, надо быть личностью. Чувство личности — чувство внутренней полноты, не требующей никаких дополнений.
* * *

Хорошая мысль мелькнула в голове. Пока искал ручку, мысль улетучилась, как сон. Мучительно напрягаю память, чтобы вспомнить, но не могу. От огорчения решил закурить. Взял сигарету и вдруг обнаружил, что куда-то делась зажигалка. Забыв о забытой мысли, стал искать зажигалку. И тут вдруг забытая мысль сама всплыла в голове. Забыв о зажигалке, радуюсь тому, что забытая мысль всплыла в голове. Но стоило забыть о зажигалке, как я вспомнил, куда я ее сунул. Закуриваю и записываю мысль.
Не по той же ли причине дети, за спиной которых стоят грозные учителя или родители, проявляя повышенную тупость, ничего не могут вспомнить.
* * *

Самая честная змея — это гремучка, если она в самом деле гремит.
* * *

С мировой глупостью легче бороться, чем с отдельным глупцом.
* * *

— Что тебя больше всего гнетет? — спросил я у одного дерева, росшего на голом холме.
— Я тоскую по деревьям, — ответило оно.
— Что тебя больше всего гнетет? — спросил я у дерева в лесу.
— Кругом одни деревья, — ответило оно, — и ночью, и днем кругом деревья, никуда от них не денешься.
* * *

Хамство — необработанная искренность.
* * *

Комическое сходство Маркса с Ницше. По Марксу, пролетариат — сверхкласс, ему принадлежит будущее, но оно может осуществиться только в условиях интернационала. По Ницше, будущее принадлежит сверхчеловеку. Но появиться сверхчеловек может только в условиях смешения рас, то есть в условиях биологического интернационализма.
* * *

Распавшийся человек может восстать из распада, если в его душе сохранилась хоть одна святыня — мать, любимая женщина, дети. Даже воспоминание о своем собственном, пусть далеком, но благородном и бескорыстном поступке. Конченый человек — полное забвение всех святынь.
* * *

И мы плывем, пылающею бездной
Со всех сторон окружены.
Какая мужественная, преодолевающая космический трагизм интонация. Тютчев героичен прежде всего.
* * *

Есть два типа людей — одни больше всего на свете боятся испачкать одежду в самом широком смысле, другие больше всего боятся испачкать душу. И никогда не бывает, чтобы человек одновременно боялся испачкать одежду и душу.
* * *

Уют в животе у матери. Может быть, подсознательно воспоминание об этом уюте и тоску по нему человек несет в себе всю жизнь.
* * *

Авантюризм есть жульничество, морально оправданное опасностью.
* * *

Даже когда немцы стояли под Москвой, наши люди Сталина боялись больше, чем Гитлера. Любой народ после столь сокрушительных побед Гитлера в два-три месяца впал бы в панику и анархию, но наш народ настолько боялся Сталина, что практически не позволил себе анархии, и мы победили. Это не исключает героизма народа, но существенно дополняет его.
* * *


У писателя есть шанс стилем победить судьбу. А что делать человеку, если он не писатель, но хочет победить судьбу? Стилем жизни побеждать судьбу. Не допускать со своей стороны сознательной подлости, и ты, как бы ни сложилась твоя жизнь, стилем жизни победишь судьбу.
* * *

Принято думать, что люди с годами мудреют. Но добреют ли? Вот что главное.
* * *

Только самые свободные и умные люди совершенно безразличны в своих суждениях к тому, выгодны они или невыгодны собственному народу. Главное — истина.
* * *

Как часто умные люди не понимают совестливых. Аппарат совести тоньше устроен, чем аппарат ума.
* * *

Чтобы понять поэта, надо влюбиться в его творчество. Потом ты можешь охладеть к нему, но то, что ты узнал, влюбившись, навсегда останется с тобой.
* * *

Настоящая личность никогда никому не навязывает себя. Навязчивость — признак отсутствия личности.
* * *

Он так панически боялся впасть в фальшь, что постоянно от этого впадал в фальшь. Он, как плохой певец, не доверял своему слуху.
* * *

Высшее достижение литературы — смеяться над своим героем и его же любить.
* * *

Пространство родины должно быть соразмерно пространству жизнедеятельности человека. Если пространство родины слишком велико, созидательная энергия человека падает, он чувствует, что ему не под силу обуютить пространство родины. Но если он проникнется мыслью, что каждому обязательно нужно обуютить только ближайшее окружение — место работы, семью, дом — и тогда родина обуютится сама, его не будет угнетать слишком большое пространство родины, как нас вообще не беспокоит пространство космоса.
* * *

Есть Добро и есть Зло. Соединяющее звено — мошенник.
* * *

В Германии в метро вдруг увидел лифт.
— Для чего это? — спросил у своего спутника-немца.
— Для инвалидов, — сказал он.
Вот это и есть настоящее народолюбие, забота о человеке. Российскую власть всегда раздражал ее собственный народ, хотя власть всегда лицемерно клялась в любви к народу. Может, народ раздражал власть именно из-за этого вынужденного лицемерия. Как же она могла стараться облегчить жизнь народа, когда он всегда ее раздражал. Народ раздражал власть, потому что, при всей ее тупости, она понимала, что реальный народ не похож на образ того народа, который она выдумала из идеологических соображений.
* * *

Вот что было в детстве. У нас во дворе росла молодая шелковица, но она была дикая, неплодоносная. Однажды отец на моих глазах подошел к ней с двумя маленькими веточками плодоносной шелковицы. Он вынул финский нож, расщепил в двух местах стволик шелковицы и сунул в расщепы две веточки.
— Теперь будете есть шелковицу, — сказал он.
Мне это показалось фантастическим. Как же я радовался и удивлялся, когда в этот же год дикая шелковица покрылась обильными ягодами.
А теперь я думаю: а что было бы, если к культурной шелковице привить веточки дикой шелковицы? Перестала бы она плодоносить? Хотя я ничего не понимаю в этом деле, а спросить не у кого, я почему-то твердо уверен, что культурная шелковица не перестала бы плодоносить, то есть она отторгнула бы эту прививку. Если я прав, то все живое несет в себе в зародыше готовность к цветущей сложности. Так, я думаю, устроена природа и даже человек.
Какой величайший источник оптимизма, все живое ждет прививки культурной шелковицы, иначе говоря, прививки Добра. Бесплодие есть дикое состояние, но несущее в себе в зародыше готовность к плодоносной прививке. Значит, при всех сложностях жизни все живое всегда в ожидании плодоносной прививки. Все живое знает об усилиях Добра и с терпеливой нетерпеливостью ждет их.
* * *

Начало мудрости, оно же старение — это когда созерцание делается сладостней похоти.
* * *

В пустой голове каждая последняя информация становится главной.
* * *

Глупые люди любят разносить сплетни. Излагая сплетню, глупый человек проникается уверенностью, что он гораздо информированней своего собеседника и, следовательно, сам умней, чем кажется многим людям.
* * *

Мудрый сразу видит много глупостей со всех сторон, и от этого у него опускаются руки в борьбе с глупостью. Остается насмешка.
Ограниченный человек видит одну глупость и воинственно вступает в борьбу с ней, думая, что, победив эту глупость, он покончит с мировой глупостью. Отсюда пафос борьбы.
* * *

Я, конечно, ничего не понимаю ни в экономике, ни в финансах, но, когда высокопоставленные чиновники об этом говорят по телевидению, я по их интонации чувствую, что они не уверены в том, что говорят.
* * *

У него был такой плоский ум, что никто не заметил, что он сошел с ума. Щелчок колеса на стыках рельс, и больше ничего.
* * *

Как бы ни объективизировал свое творчество писатель, мы всегда чувствуем личность этого писателя за его героями. И если мы любим этого писателя, мы наполовину любим его творчество, а наполовину его самого, даже не отдавая себе в этом отчета.
Но бывают хорошие писатели, например, Бунин и Набоков, личность которых закрыта, это лишает их какого-то дополнительного обаяния. Особенность русской литературы — почти все писатели душевно распахнуты. От Пушкина до Есенина и Мандельштама. Это делает их особенно привлекательными.
* * *

Накачивание мускулов сопровождается накачиванием агрессии.
* * *
В литературе тихая метафора несвободы всегда долговечней крика о несвободе.
* * *

Кометы, астероиды во мгле
Срываются, сгорая без остатка,
Чтоб люди утешались на Земле:
И в небесах нет полного порядка.
* * *

Пессимизм — лучше уныния. Пессимизм — тоска по полюсу добра, следовательно, признает его существование. Уныние вообще не видит никаких полюсов.
* * *

В парикмахерской. Постригся. Спрашиваю:
— Сколько?
— Сто рублей.
Я молча заплатил и уже собирался выходить.
— Вы пенсионер? — вдруг спрашивает парикмахер.
— Да.
Он возвращает мне пятьдесят рублей. Оказывается, есть закон, по которому в парикмахерской пенсионеров должны обслуживать за полцены. Удивляюсь честности парикмахера. Я же ни на что не претендовал. Кстати, больше я его никогда не встречал, хотя неоднократно заходил в эту парикмахерскую. Возможно, не попадал в его смену, а может быть, его уволили.
* * *


Знаменитое рассуждение Достоевского, что если Христос и истина не совпадают, то он с Христом, а не с истиной. Полемическое недоразумение, ибо для верующего Христос и есть истина, и никакого раздвоения не может быть, можно просто отпасть от веры.
* * *

Ютился под кремлевской стеной, в результате выстроил себе прекрасный особняк. Мораль — знай, под какой стеной ютиться.
* * *

Сидят два друга, разговаривают и пьют. И вдруг один из них страшно обхамил другого. Тот молча встал и ушел. И больше с ним никогда не встречался. Обхамивший закомплексовал. Он стал подсылать к нему знакомых с тем, чтобы тот простил его и они снова подружились. Тот, кого обхамили, уклонялся от возобновления дружбы и встреч. Обхамивший упорствовал в течение трех лет. Он был страшно самолюбив, и в том, что его друг после хамского обращения молча встал и ушел, он почувствовал невыносимое презрение к себе, чего, кстати, не было.
Наконец, бывший друг сдался. Опять сидят в кафе, и пьют вместе, и разговаривают. Обхамивший начинает тихо раздражаться. Да, я его случайно обхамил, думает он, но сколько унижений я вынес, прежде чем он меня простил! А что это мне дало? Ничего! Сидим, пьем. И он выходит из себя и говорит:
— Все-таки ты говно, что простил меня.
— Зачем же ты столько лет пытался со мной встретиться?
— А вот для того, чтобы сказать тебе это.
* * *
Цель революции — сравнять качество народа с качеством правительства. В силу страшной войны и многих других обстоятельств качество народа в октябре семнадцатого года было намного ниже качества правительства при всех его слабостях. Октябрьская революция победила, и качество нового правительства сравнялось с качеством народа, снизилось с большим запасом. Во время бархатной революции в Чехословакии качество народа было выше качества правительства, и он заменил правительство на новое, которое стало выше качеством, сравнялось с качеством народа.
* * *

Можно сколько угодно проклинать Сталина, но он честно доложил дьяволу:
— С человеком можно сделать все что угодно!
* * *

Тот, кто хамит здесь, где-то там холуйствует.
* * *

Равнодушный непобедим — вот в чем трагедия.
* * *

Он сказал:
— Гуляя по Иерусалиму, встретил хрупкую девушку-солдата с автоматом. Хотелось ее нежно разоружить.
* * *

То, что над недостатками страны еще хочется смеяться, означает наличие надежды на ее выздоровление. Если над страной уже не хочется смеяться, значит, что это погибшая страна. Над погибшими не смеются.
* * *

Рабство вполне производительно при строительстве пирамид, но уже при разведении кур оно непроизводительно. Нужно душу вкладывать. Вот почему при советской власти нам удавались грандиозные пирамиды индустрии, а с курятиной было плохо.
* * *

Все существенное, что сказано о жизни, сказано людьми, которым не хватало ловкости жить.
* * *
Русский человек, рискуя карьерой, не возразит начальнику, но из зависти, рискуя жизнью, подожжет коровник соседа.
* * *

Чем более необычайное событие описывается в рассказе, тем более обычными реальностями надо его окружить.
* * *

Все починяют телевизоры, но никто не починяет головы, поврежденные телевизором.
* * *

Его сильный ум справляется с плохим знанием языка, заставляя его говорить почти афоризмами. Афоризм обходится главными словами.
* * *

— Ваше последнее желание перед тем как войти в клетку с тигром?
— Накормите его хорошенько.
* * *

Арфистка-аферистка.
* * *

И вдруг по какому-то волшебству в России все перестали воровать. Страна оцепенела. Никто не знал, что делать.
* * *

Пониженность духовной жизни приводит к активности физиологической жизни. Мой сумасшедший дядюшка всегда отличался невероятным аппетитом.
* * *

“Евгений Онегин” — кроме всего величайший гимн нормальности. Возможно, Пушкиным двигал подсознательный страх перед безумием. Сама онегинская строфа — законченная красота нормальности. Не раз испытывал, как она меня умиротворяет. В ней почти математическое доказательство приемлемости жизни.
* * *

Вдохновение — чудо. Всякий настоящий художник, вдохновенно написавший ту или иную вещь, мог бы сказать: сам бы я с этим не справился.
* * *

Чем пахучее роза, тем острее ее шипы.
* * *

Страдание догоняет мыслящего человека, чтобы он не переставал мыслить.
* * *

Чем неблагополучнее страна, тем чаще в ней встречаются красивые проститутки. Впервые приехав в Германию, я поразился уродливости их проституток, стоявших на улице. И тут я окончательно поверил, что Германия благополучная страна.
* * *

Одна не очень грамотная женщина забавно сказала: Георгий Бедоносец.
* * *

Немало людей достойно встречало насильственную смерть. Но трудно представить человека, который достойно встречает смерть в панике горящего театра.
* * *

Хорошая память при плохом уме, как хороший аппетит при плохих зубах.
* * *

Гениальная музыка, видимо, так же не поддается логизации, как и посредственная. Именно потому конфликт Моцарта и Сальери ярче выражается в музыке. В точных науках легче быть объективным.
* * *

Забавно заметить, что смерть богача, защищающего свое богатство, так же героична, как и смерть философа, защищающего свою мысль. Субъективно каждый из них защищает то, что считает самой высшей ценностью жизни. Но разница в том, что в случае философа субъективное совпадает с объективным. Мысль — для всех, богатство — для себя.
* * *

В представлении огромного большинства людей ум гораздо привлекательней доброты. В жизни человечества пропаганда ума оказалась гораздо действенней пропаганды доброты. Мы имеем огромный список выдающихся умов в истории человечества, но списка людей выдающейся доброты нет. Люди легко согласились с тем, что ум выгодней доброты.
* * *

Ум может разрушать — мудрость никогда.
* * *

Неплохой писатель. Обедненный Толстой для чтения богатых.
* * *

У талантливого поэта Георгия Иванова отчаянье столь долгое и привычное, что незаметно перешло в своеобразный комфорт отчаянья. Великая Цветаева в любом отчаянье огрызалась до конца, как львица. Никакого примирения, никакого комфорта!
* * *

Доход от ленинских идей:
Сменил шалаш на мавзолей.
Зато Россия в этой драке
Дома сменила на бараки.
* * *

Пушкин, безусловно, был патриотом. И Бенкендорф, безусловно, был патриотом. Но так же безусловно, что патриотизм у них был разный.
* * *

Муравейник не может сам себя описать. Нужен взгляд сверху.
* * *
Безумпция невиновности.
* * *

В своей писательской жизни довольно часто на удары подлых людей не отвечал ударом, потому что боялся вспугнуть вдохновение. Однако горечь не забывалась. Однажды подлый удар подлого человека даже помог мне в работе, потому что я тогда писал рассказ о том, что чувствует мой герой после подлого удара.
* * *

В нашей литературе на одного сомнительного Моцарта приходится десять несомненных Сальери.
* * *

Удивительно женственная строка у Ахматовой. Героиня стихотворения бежит за возлюбленным, чтобы утешить его.
Я бежала, перил не касаясь...
Очаровательная женская неуклюжесть, преодоление робости.
У Цветаевой в данном сюжете героиня и не заметила бы перил.
* * *

Одиночество вдвоем зеркально удваивается.
* * *

У российского человека готовность быть ограбленным уравновешивается готовностью грабить. На этом основана победа революции и все остальное, связанное с ней. Например, государство грабило колхозы, фактически превращая их в свою собственность. Колхозники воровали в колхозах, фактически признавая, что это не их собственность, а государства.
* * *

Писатель, который не может написать сильно о любви и смерти, не может быть сильным писателем. О любви и смерти сильнее всех писал Лев Толстой.
* * *

Коммунисты, овладев Россией, все время обрушивали все традиционные формы жизни. Даже уходя с исторической сцены, они и свободу ухитрились обрушить на наши головы.
* * *

Старые люди особенно нежны со своими внуками, потому что тут потребность в нежности не выглядит в глазах окружающих смешной.

* * *
В России исчезли классы. Нет ни рабочих, ни крестьян. Они есть, но они уже не классы, с которыми считается правительство. Появились новые классы — чиновничество и связанная с ним разбойничья буржуазия, у которой воровство, одобренное чиновниками, — сверхприбыль.
* * *

Хам передал эстафету эстету.
* * *
Если балалайка и скрипка играют вместе — балалайка всегда заглушает скрипку.
* * *

Когда раб пытается быть мужественным, всегда получается нахальство. Когда раб пытается быть дружественным, всегда получается лакейство.
* * *
Интрига — шахматы негодяя.
* * *

Этот человек завидовал всем, он даже завидовал своему другу за то, что тот никому не завидовал.
* * *

Я знал идиота, который замечательно по сжатости и выпуклости выражал свои идиотские мысли. Видимо, есть талант идиотизма.

* * *
Заметив, что старости чужда суета жизни, молодость думает, что старости ничего не нужно. Но это горькая ошибка. Старости нужно все — и любовь, и нежность, и шутка, только все это в более плавной форме.
* *

Пока палач готовил свой топор, стоящий рядом певец пел песенку, чтобы утешить жертву перед казнью. Но жертве эта песенка перед казнью казалась мерзее, чем топор палача.
* * *

Церковь — народная библиотека.
* * *

Изощренность и виртуозность — внешне похожие понятия, но внутренне противоположны. В искусстве изощренность — ложка, усердно скребущая по дну котелка. Виртуозность — играющая сила. Северянин — изощрен. Пушкин — виртуозен.
* * *

Человек, которого я привык презирать, неожиданно и неведомо для меня сделал мне доброе дело. Чувствую смущение и одновременно некоторую ограбленность.
* * *

Умение писателя молчать, когда не пишется, есть продолжение таланта, плодотворное ограждение уже написанного.
* * *

Он мне сказал:
— Я недавно женился. Моя жена на тридцать лет моложе меня.
— А сколько вам лет?
— Девяносто два! — гордо ответил он.
— Ваш брак почти на небесах! — невольно воскликнул я.
— Почему почти? — удивился он.
* * *

Иной чихнет, и сразу видно, сколько в нем было скрытого нахальства.
* * *

Что толку широко раскидывать сети, если в озере нет рыбы.
* * *

Мой покойный друг Миша Левин, друживший с академиком Сахаровым еще со времен, когда они оба были студентами, вспоминал: Сахаров мог говорить только о Пушкине или о физике. С детских лет он пламенно был влюблен в творчество Пушкина.
Сахаров шел от гармонии Пушкина к гармонии науки, от гармонии науки к попытке гармонизировать Россию, и тут его сердце не выдержало, и он умер.
* * *
Поэт без дыхания. Бездыханный поэт. У Цветаевой было дыхание, как у арабского скакуна, описанного ею.
* * *

По-моему, Набокову при всех его талантах не хватало мировоззренческого таланта.
* * *

Чтобы выработать уверенность в себе, он кулаком разбивал яйца.
* * *

Если бы наука доказала, что Бог есть, это означало бы конец науки и конец Бога.
— Не будем драматизировать, — сказал палач, заметив, что жертва при виде топора побледнела.
* * *

В человеке живет подлое чувство — любопытство к убийству. На этом основан успех детективной литературы.
* * *

Во сне с такой силой ударил одного мерзавца, что во сне же почувствовал, как болят костяшки кулака. Я ударил во сне того, кого двадцать лет назад должен был ударить наяву. Я думал, что простил ему как христианин, но оказалось, что не простил. Подсознание доказало в виде этого сна. Интересно, доходит ли вообще христианство до подсознания?
* * *

Буйвол. Может, от буйный вол? Как буй-тур.
* * *

Праздник праздности для равновесия кончается скандалом.
* * *

Когда смотришь на недостатки правителей России, иногда приходит горькая мысль: они и не могут быть другими, их грехи — следствие грехов предыдущих правителей, а грехи предыдущих правителей — следствие грехов тех, что правили до них. И так до бесконечности. И невозможно найти историческую точку, где именно произошла роковая ошибка, которая повлекла все остальные.
* * *


Предав, повесился Иуда.
Не забывай о том, зануда.
Запомни, как солдат устав,
Чтоб не повеситься, предав.

* * *
Революция — народная истерика. Не надо доводить народ до истерики.
* * *

Комфорт — разбогатевший родственник уюта, не узнающий его.
* * *

Память, как и зрение, бывает дальнозоркой и близорукой.
* * *

С утверждением заики охотно соглашаешься, по-видимому, чтобы не слышать дополнительных аргументов.
* * *

По оттенку злой мести мы догадываемся, что глупый человек насмехается над ошибкой более умного человека. Наконец, поймал!

* * *
Цивилизация усиливает мировой шум, чтобы заглушить ум. К сожалению, небезуспешно.
* * *

Верь в разум в разумных пределах!
* * *

Либеральные реформы в России надо было проводить под консервативным контролем.
* * *

Ум красавицы, как правило, парикмахер ее красоты.

* * *
Злой язык — оружие бессилия.
* * *

Бог на шестой день создал человека. Интересно, кто ему мешал подольше подумать? Что ни говори — торопливое решение.
* * *

“Трезвись и бодрствуй!”
* * *

При Сталине и позже несколько раз видел правительственные машины на улице. Они мчались с бешеной скоростью, казалось, стараясь вырваться из окружения народа.
* * *

Героизм старости — опрятность мысли.
* * *

Кажется, как сравнительно немногочисленным большевикам удалось остановить разбой и послереволюционный хаос? В своем роде они действовали психологически точно. Во-первых, они громко и всенародно оправдали разбой: грабь награбленное! Разбойники поняли, что их за разбой наказывать не будут, как не наказывали, а, наоборот, поощряли дезертирство из регулярной армии.
Не останавливая разбоя, большевики возглавили его, направили в нужную сторону и уже в качестве признанной власти, простившей разбой, остановили хаос.
* * *

Выезжаю из Абхазии. Сотни абхазских старух с тачками, наполненными мандаринами, день и ночь стоят в очереди, чтобы их пропустили в Краснодарский край. Почему, кроме старух, с мандаринами никого не пропускают? Те, что прошли, тут же по самой дешевой цене продают мандарины многочисленным перекупщикам. Разумеется, каждая старуха платит взятку за то, что ее пропустили.
Двое русских солдат — видимо, они не имеют отношения к пограничникам — стоят на тротуаре на русской стороне границы. Один из них просит сигареты, другой деньги. Безумно жалко их, этих мальчиков. Защитники Родины просят подаяния у Родины. Истинная причина нескончаемой возни в Чечне становится ясной.


Список публикаций:
«Новый Мир», № 1 за 1994 г.
Ласточкино гнездо.
рассказ

«Новый Мир», № 3 за 1996 г.
Мимоза на Севере.
рассказ

«Новый Мир», № 11 за 1996 г.
Авторитет.
рассказы

«Знамя», № 9 за 1997 г.
Думающий о России и американец.
Диалог \

«Новый Мир», № 4 за 1998 г.
Поэт.
повесть

«Звезда», № 1 за 1999 г.
Незваный гость.
Рассказ

«Знамя», № 1 за 1999 г.
Рассказы.

«Новый Мир», № 4 за 1999 г.
День писателя.
рассказ

«Континент», № 99 за 1999 г.
Три стихотворения.

«Знамя», № 1 за 2000 г.
Рассказы.

«Новый Мир», № 10 за 2000 г.
Понемногу о многом.
Случайные записки

«Знамя», № 1 за 2001 г.
Козы и Шекспир.
Рассказ

«Знамя», № 11 за 2001 г.
Гнилая интеллигенция и аферизмы.
Рассказ

«Знамя», № 6 за 2002 г.
Сон о Боге и дьяволе.
Рассказ

«Знамя», № 1 за 2003 г.
Протирающая очки.
Стихи

«Знамя», № 9 за 2003 г.
Из записных книжек.

«НЛО», № 63 за 2003 г.
О Лебедеве и его «Чаадаеве".
«Знамя», № 2 за 2004 г.

За ласточкину прыть.
Стихи
«Нева», № 5 за 2004 г.
Одержимость истиной.

«Континент», № 119 за 2004 г.
Из новых стихов.

«Знамя», № 1 за 2006 г.
Предметы жизни.
Стихи

«Континент», № 139 за 2009 г.
Стихи.
«Знамя» 2003, №9

Из записных книжек.
----------------------






 


Рецензии
Друзья, кто мне объяснит - из кого все эти цитаты - из Искандера, из Уздиной или ее бабушки? , по старости и тупости, не понял...

Валерий Хатовский   25.11.2018 15:27     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 23 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.