Ответ главе МИД Германии

Ответ главе МИД Германии Штайнмайеру
на открытое письмо белорусскому народу
(сайт http://news.tut.by/society/501491.html)

Господин министр, я не дипломат, по базовому образованию математик. Поэтому свой ответ Вам излагаю по математическим канонам. Я много раз перечитывал ваше письмо, пытаясь уяснить как мотивы его написания, так и причины, по которым оно адресовано, именно, белорусскому народу. Ведь оно опубликовано ещё в России и Украине. Вы являетесь самым здравомыслящим политиком в нынешнем руководстве Германии, не всегда находите понимание у своих коллег.  И я, как одна из жертв фашистской агрессии, искал следы покаяния перед белорусским народом, понёсшим самые большие жертвы, последствия которых сказываются и поныне. Но, чем больше я вчитывался в содержание письма,  тем явно убеждался, что наряду с благими пожеланиями  и верными призывами сей продукт изготовлен на дрожжах, оставленных Гитлером.  И основная его цель – реабилитировать Гитлера. А это можно сделать только опорочив тех, кто спас человечество от коричневой чумы.

Моё убеждение базируется на следующих основаниях.

Вы пишете что «Слова эти, впрочем, не умаляют и преступлений сталинской эпохи, о которых нельзя забывать людям доброй воли, победившим нацизм и фашизм.» На каком основании Вы это утверждаете? Если ваше утверждение перевести с талмудического дипломатического языка (Талейран писал, что дипломату дан язык, как и перо, чтобы скрывать свои намерения), то  Вы хотите поставить Сталина в один ряд с Гитлером.

Вы дипломат и прекрасно знаете, что такие утверждения должны базироваться на решениях Международного суда, типа Нюрнбергского  или решений Генеральной Ассамблеи ООН, которая осудила фашизм и расизм (резолюция № 3339 от 10 ноября 1975 года). По какому пути пошла ваша страна? Она приложила огромные усилия и финансовые средства, чтобы слово фашизм в научных кругах и в официальных документах была заменено на нацизм, который  не осуждён Международным сообществом. Таким образом была произведена перекодировка понятий. Через всевозможные фонды, гранты вы нашли агентов влияния, которые в России и Беларуси ваши усилия поддержали. Мы к этой проблеме ещё вернёмся.

Или, может быть, Сталин виноват в том, что прилагал титанические усилия по коллективному противодействию агрессии, но правители Франции, Польши, особенно Англии, сорвали эти планы. Аналогичным образом в настоящее время блокируются усилия России по не словесной борьбе с мировым терроризмом. 

Вторая мировая война могла закончиться в день начала, выполни Франция и Англия свои обязательства по борьбе с агрессией Гитлера.  Почему Вы не называете поимённо руководителей этих государств и не призываете помнить их  как соучастников  развязывания войны,  а склоняете имя Сталина – главного организатора победы советского народа над фашистской Германией.

Это во-первых, а во-вторых, Вы в своей стране разобрались с гитлеризмом, который дал уже богатые побеги в настоящее время? Назовём некоторые из них.

Германия дважды в 20-ом веке становилась страной-агрессором. Первая мировая война подходила к финальному концу, и генералитет Германии был озабочен реваншистскими планами. Для их реализации перспективные младшие офицеры были отозваны с фронтов и направлены в училища. Так был подготовлен офицерский состав для новой войны.

Аналогичным образом поступили и в конце Второй мировой войны, спасая генералитет и перспективных офицеров. Их переправили в Латинскую Америку, и не только туда, с огромными финансовыми средствами. В этой связи характерно отношение немцев   к Паулюсу и к  избежавшим наказания генералам. Последних хоронили с большими воинскими почестями, их семьи были окружены вниманием и заботой, в том числе и погибших, как, например, семья палача белорусского народа Кубе. Паулюс, хоть он и жил в ГДР, находился в духовной изоляции.

К чему призывали избежавшие наказания генералы? К реваншу. Именно так заканчивает свои мемуары генерал Гудериан:
«Ты должен верить: настанет год
Воскреснет Рейх  и твой народ!
Ты должен верить непоколебимо
Во всё, что свято, тобой любимо,
Борись упорно: ратных дел
Зависит Родины удел.
Будь терпелив: страны дорога
В твоих руках по воле Бога.

Единство, право и свободу
Дадим германскому народу!»

Гудериан заканчивает свои мемуары обращением не забывать  цитируемое стихотворение Богислово Фок Зелова, бывшего кайзеровского  морского офицера, подчёркивая особую актуальность сегодня двух последних строк.
Мемуары написаны в начале 50-десятых годов прошлого столетия. [Гейнц Гудериан. «Воспоминания солдата». Смоленск, 2001.]

Далее. Своему населению руководство Германии внушало, что их беды, страдания произошли не по вине руководства фашистской Германии, а советского руководства, советских солдат, и что страдания населения Германии превосходят страдания советских людей. Эта мысль присутствует и в вашем письме: «…Самим нападающим судьба в итоге уготовила смерть и насилие, плен и лишения.» Т.е, Вы плен немецких солдат поставили на один уровень с пленом советских солдат. Советский Союз выполнял все международные требования по содержанию пленных. Например, рацион питания немецких солдат был лучше, чем у многих советских людей.

Для обоснования своих суждений стали фальсифицировать исторические факты. Как один из примеров. В речах высокопоставленных немецких чиновников, в  многочисленных публикациях уже стало неопровержимым фактом, что Сталин отверг предложения Международного Красного Креста по облегчению положения военнопленных и узников. В действительности, ««По различным причинам эта страшная судьба советских военнопленных в Германии никогда не дошла до сознания подходящим образом: она по сей день находится в тени памяти. Это может быть связано с тем, что немцы в первые послевоенные годы думали прежде всего о собственных погибших и пропавших без вести, так же как и о военнопленных, отчасти задержанных в Советском Союзе ещё до 1955-го года.

Это может быть обосновано и тем, что страшные кадры взятия востока Германии Красной армией перекрывали взгляд многих немцев на собственную вину. Те, кто отводил взгляд и отказывался вспоминать через какое-то время получили подтверждение «правильности» своего мнения из-за политики оккупации и экспансии Советского Союза и создания коммунистической диктатуры, далекой от права, диктатуры несвободы и эксплуатации в Советской зоне оккупации Германии. А в ГДР, правда, придавали огромное значение памяти нерушимой верности к братскому советскому народу, но предписанный сверху героический миф не оставлял места для эмпатии для тех, кто не был блестящим победителем, а жертвой, бесправным и побежденным… Когда Советский Союз в самом начале войны проявил готовность заключить с Германским рейхом через Красный Крест договорённость  об обращении  с военнопленными, Гитлер  резко отверг это предложение и сделал всё для того,  чтобы с помощью  миллионов листовок о его отказе стало известно и его солдатам. Цель у него была однозначно: ни один немецкий солдат не должен был поверить в то, что в советском военном плену возможно выживание. Все должны  воевать до последней капли крови и не сдаваться ни в коем случае.  К судьбам солдат,  все-таки попавших в плен, главнокомандующий относился совершенно равнодушно» [Судьба, № 4, 2015 г.]

Я бы и сам не поверил в приведённую цитату, если бы она не была сказана Президентом ФРГ Йоахимом Гаук на митинге на  кладбище советских военнопленных в Штукенброке 6-го   мая 2015 года.

Вы на столько отравили сознание своей молодёжи, что даже ваши корреспонденты, которые впервые приезжают в Россию, убеждены, что едут в страну дикарей. Так известный немецкий журналист Штефан Шолль признавался в своих  ожиданиях, что «В России я должен был чаще получать по зубам за то, что я немец». [«Комсомольская правда» в Белоруссии, 4 мая 2010 года]

Этому не приходится удивляться, когда в ваших школах это неявно проповедуется. В 2005 году в составе делегации малолетних узников посетил немецкую сельскую гимназию (просился в Баварию, центр реваншизма, но туда направили других узников) Сама поездка была организована прекрасно, как это умеют делать немцы. Но бросилось сразу в глаза, что при входе в столовую на столике лежит новая книга «Гитлер». Расписание пребывания делегации составлено так, что даже бегло полистать книгу нет возможности. В один из дней пребывания нас повели в школьную библиотеку. Опять же, там сразу при входе в помещение на столике лежал экземпляр этой же книги. Когда экскурсовод рассказывал и показывал действительно богатую коллекцию русской классики, я обратил внимание на полку стеллажа, на котором стояло более тридцати книг про Гитлера (в Беларуси и России не в каждом университете найдётся столько книг про Сталина). На мой вопрос – Как это понимать?- последовал ответ: «Это наша история.» Почему вы своим школьникам преподносите искажённую историю Второй мировой войны?

 При исследовании исторических событий их следует рассматривать не с точки зрения партий, правительств, отдельных групп людей. А с точки зрения народа, его генетической памяти. В генетической памяти немецкого народа лежит пренебрежительное отношение к восточным славянам. Особенно русским. Этим недугом страдали даже немецкие социал-демократы и классики марксизма Карл Маркс и Фридрих Энгельс.
Русофобия исторически является   болезнью немецкой элиты. Ею страдали даже писатели и поэты, которые позабыв про рифмы, как и математики про формулы и теоремы, составляли проекты по европизации «русского медведя». Так разносторонне образованный  математик Лейбниц два года потратил на разработку плана создания Европейского союза (обнародован в 1690 году) во имя вечного европейского мира. Каждая великая европейская держава (среди них русского государства нет) должна была получить свою зону экспансии вне Европы. Ссориться друг с другом впредь не разрешалось, как и расширять «эксплуатационные зоны». Этим планом Россия отводилась Швеции. Но шведы хорошо усвоили уроки  битвы с русскими у белорусской деревни Лесная 9 октября 1708 года и Полтавского сражения  8 июля 1709. Не пора ли и немцам уже присмотреться к опыту шведов, а не  идти проторёнными Гитлером тропами?

 Гитлер давал Сталину честное слово, что он не начнёт агрессию против Советского Союза. Где его честное слово?

 Канцлер Гельмут Коль убеждал на словах Горбачёва, что после вывода советских войск НАТО не будет продвигаться на восток. А чтобы Горбачёв держал язык за зубами, ему присвоили титул лучший немец и осыпали наградами и премиями. Где  честное слово Коля? И  почему Путин, учитывая трагическое прошлое своей страны, должен верить заверениям, что размещение ПРО в Польше (выполняет как и при Гитлере роль моськи) и Румынии не направлено против России.

 В генетической памяти восточных славян нет места мщению поверженному врагу. Для них поверженный враг – уже не враг.  Вот красноречивый пример подвига минчанина, бывшего слесаря Минского радиозавода (ныне «Белвар») Трифона Андреевича Лукьяновича, который своим подвигом послужил прообразом  «Воина-освободителя» в Трептев-парке. 

…Штурмовой батальон наших войск в центре Берлина сражался с остатками обескровленной в боях эсэсовской части, окопавшейся на железнодорожной насыпи. Ничейной полосой оказалась широкая улица с разрушенным каменным туалетом, на которой каким-то образом оказалась убитая женщина, а рядом лет двух-трех девочка. Когда стихала перестрелка с двух сторон, можно было услышать тихий детский плач, не надрывный, тихий, безысходный. Один из наших солдат поднял над бруствером пилотку. Она тут же была прострелена пулей снайпера. Спасать ребенка в этой обстановке – идти на верную гибель.

А девочка все плакала и плакала.

Пока бойцы толковали о планах спасения девочки, они не заметили как высокий белокурый солдат, так выделявшийся среди остальных своей праздничной формой, орденами и медалями, перемахнул через бруствер, и как ящерица, как умеют передвигаться только опытные бойцы, пополз к плачущей девочке. Солдат под градом пуль, используя небольшие груды битого кирпича, подполз к девочке, а затем пополз обратно. Эсэсовцы стрельбу не прекратили. Командир нашего батальона приказал своим бойцам открыть по фашистским амбразурам ураганный огонь, самый плотный, длинными очередями, не жалея патронов. Кругом все загрохотало. Дома, что были напротив, покрылись красноватобелой пылью от битых кирпичей и штукатурки. Лукьянович подполз к брустверу, как-то неуклюже  приподнялся, затем странно стал опускаться, будто ноги у него таяли. «Возьмите девочку, хрипло произнес он, - я, кажется … готов.»

 Через пять дней Лукьянович скончался.

Примеров, когда советские солдаты, рискуя своей жизнью, спасали немецких детей множество, но подвиг Лукьяновича выделяется среди них, если знать обстоятельство его жизни. В первый день массированной бомбёжки Минска 25 июня в дом, в котором проживала его семья, попала бомба, погибли его дочка, сын, жена, тёща. Деревню, где жили его родители и родня, сожгли фашисты.

Улицы Берлина изменились, но школьники ГДР точно установили место подвига Лукьяновича и благодарные немцы установили на этом месте стелу с надписью: Трифон Андреевич Лукьянович, старший сержант Советской армии спас на этом месте немецкого ребенка от пуль СС.

Могут ли желающие обелить фашизм и Гитлера привести хоть один такой пример с немецкой стороны?

Почему Вы до сих пор отравляете, травмируете психику своей молодёжи, изображая в кинофильмах, телепередачах советских солдат варварами. Этим самым побуждаете их смотреть на русских через мушку прицела. А для убедительности вы приглашаете из Беларуси и России в Германию узников, представителей оппозиции, которые не имеют поддержи  населения, но которые за тридцать сребреников готовы оболгать и продать мать родную, облить грязью Сталина и советский период нашей истории. Их выступления для вас является бальзамом на сердце. Есть ваши агенты влияния и среди литераторов, журналистов, творческой интеллигенции и даже высокого уровня чиновников. Может ли в таких условиях у вашей молодёжи сформироваться адекватное восприятие событий прошедшей войны? Почему Вы, я обращаюсь к Вам, как к представителю немецкого правительства, позабыли советы почитаемого вами железного канцлера Бисмарка, который убеждал, просил немецкий народ помнить, что у него нет врагов на востоке.

А до каких невиданных высот поднялись не только советские солдаты, но и простые советские женщины, свидетельствуют многочисленные примеры, о которых рассказывают известные люди. Последний раз я такое слушал в выступлении по телеканалу Беларусь-РТР народного артиста Михаила Ножкина. Он рассказывал свои впечатления о войне и не мог сдержать слёз. События происходили сразу после окончания войны. Наши женщины проходили мимо лагеря немецких военнопленных. Подошли к ограждению и гневно посылали проклятия в адрес их обитателей. Несколько раз они отходили и возвращались вновь, а затем ушли и вернулись с продуктами, оторвав их от своих скудных запасов.

Они проклинали военнопленных как агрессоров, но жалели их как чьих-то сыновей, отцов и … Материнские чувства у женщин к своим детям не зависят от национальности. И их хорошо понимают матери, потерявшие своих родных на войне.

И вы хотите русских и белорусов с такой генетической памятью и высокой духовностью поставить на колени, наказать, вводя всевозможные санкции, ограничения для должностных лиц? Или последние  события – введения коллективной ответственности для спортсменов. Так поступали фашисты, сжигая деревни вместе с жителями, если кто-то убил хоть одного немца. Больше всего таких деревень в Белоруссии. Их символом является Хатынь, о которой вы не вспомнили.

Вы не выразили в своём письме волеизъявление  немецкого народа, который помнит советских солдат по окончании войны. Советский Союз не на словах, а практическими делами доказал, что он боролся не против Германии, как сказано в вашем письме, и не с немецким народом, а с фашистской Германией, с фашистами. Немецкий народ голодал, и Советский Союз поделился с немецким народом своими небогатыми продуктовыми резервами, когда собственный народ голодал.   

Именем Николая Берзарина, первого советского коменданта Берлина, много сделавшего для восстановления города, были названы улица и площадь Берлина. В 1992 году решением магистрата имя Берзарина исключено из списка почетных граждан города. Улицу лишили имени генерала, а вот площадь – площадь так переименовать и не удалось, жители района пообещали воздвигнуть на ней баррикады, но не дать изменить название.

В последние годы берлинцы все чаще поднимали вопрос о возвращении Николаю Берзарину почетного гражданства и добились своего. Проведенный в 2000 году опрос по электронной почте показал, что 60% западноберлинцев высказались за положительное решение  этого вопроса, в восточной части – процент еще выше.

Берлинцы хорошо помнят,  кто их спасал, рискуя собой, а кто ковровыми бомбежками, повторенными потом в Южном  Вьетнаме, уничтожал. Только в марте 1945 года от американских бомбежек погибли свыше  100 тысяч жителей Берлина. А ещё больше в Дрездене..

Эрнст Лемнер (федеральный министр ФРГ) еще в 1968 году в своей книге «Кое-что все-таки было иначе» писал: «Берзарин настолько серьезно относился к своему поручению и воспринимал его так естественно, как будто он должен был проводить его в своей стране». Не позволили берлинцы и изменить надписи  на памятниках в Трептев-парке, когда хотели удалить все слова про фашизм, и цитаты из речей Сталина.

Но больше всего меня удивил последний абзац вашего письма: «Если мы чем-то (выделено нами – И.М.) обязаны жертвам войны, солдатам в безымянных могилах, старикам, женщинам и детям, которые подвергались истязаниям и были убиты, так это — совместно чтить память об их страданиях, о принесенной ими жертве и ежедневно повторять: «Больше никогда!»

В русском языке словосочетание что-то употребляется, если что-то почему-то, неясно почему. Употребив его, Вы этим самым не только ставите под сомнение преступление против детей – главного преступления фашистской Германии, как это определено Нюрнбергским трибуналом. И ещё тем самым Вы негласно снимаете вину со многих фашистских преступников, проводивших над детьми  жестокие эксперименты. А родственники этих ненаказанных преступников  горькими слезами оплакивают  их трудную послевоенную жизнь. Что Вы, мягко говоря, лукавите и обеляете фашистов, свидетельствует один из многочисленных примеров  - открытое  письма, с которым в июне 1985г. к гражданину ФРГ Рольфу Менгле – сыну освенцимского врача-убийцы Йозефа Менгле обратилась Лишакова Зинаида Максимовна – бывшая узница Освенцима, 1923 года рождения, жительница Шумилино Витебской области.

Господин Менгле, только что вы выступили в печати с рассказом  о послевоенной жизни Вашего отца Йозефа Менгле. Вы опечалены тем, что долгие годы он пребывал в «плохих условиях». Я не уверена в правдивости  этих слов – так же, как не уверена в том, что ваш отец умер. Но я хотела бы рассказать вам всего одну историю из почти 400 тысяч, к которым причастен ваш отец. Я делаю это не для того, чтобы обвинить вас: вы – юрист и лучше меня знаете, что дети не несут ответственности за поступки своих родителей. И все-таки послушайте.

Вы родились в 1944г. За год до этого я, Зинаида Лишакова, попала в концлагерь Освенцим. Нас построили. Появился молодой человек на вид чуть старше тридцати лет, в строгом чёрном костюме. Он молча указывал пальцем на узников, и в списки заносили их лагерный номер. Вечером этих людей уже не было в живых. Увидев меня, ваш отец на мгновение задержался и сказал: «По-моему, эта мышка довольно сильная…» Так я попала в барак № 25.

Нас положили на нары, облитые какой-то вонючей жидкостью. Не помните, отец не рассказывал вам, что это была за жидкость? К утру на коже у нас открылись раны. Мышечная ткань стала распадаться. Боль была невыносимой. Потом тех, кто мог ещё передвигаться, заставили перейти в правую часть барака, где возвышалась ванна с раствором молочного цвета. Ваш отец появился, как приведение в скафандре, глаза спрятаны за очками. Нас бросили в эту ванну и … многие начали умолять, чтобы их отправили в печь. Другие от боли теряли рассудок. После шестой «ванны» у меня затянулись раны на теле. Я стала одной из любимых  пациенток вашего отца. Он очень гордился достигнутым результатом и часто демонстрировал моё тело  перед разными комиссиями. Кожа у меня стала мёртвой, безобразно серого цвета.

О, я хорошо помню вашего отца. Хотела бы забыть его, но, увы, никогда не смогу сделать это. Шатен, выше среднего роста, спортивная фигура, стремительная походка, внимательно изучающие тебя светло-карие глаза. Он все делал очень быстро. Не дожидаясь смерти своих «подопечных», он живьём анатомировал [препарировать труп с научной целью – И.М.] их, стараясь безошибочно определить причину постигшей его неудачи. Боже, как кричали эти люди! Я видела палаты с горбунами и близнецами, над которыми ваш отец производил чудовищные опыты.

Мне удалось выжить. Я вернулась домой. И дома недосчиталась 28 человек из моей большой родни.  Их унесла война. Мама, увидев моё тело, упала, как подкошенная.  Её парализовало. 21 год пролежала она без движения, каждый день проклиная вашего отца. Перед смертью она сказала мне: «Бога нет, раз этот человек всё ещё жив и не предстал  перед судом». Не предстал перед судом…
Да, я живу. Но у меня нет семьи, нет детей, и кожа моя осталась такой же, какой сделал её палач Освенцима Йозеф Менгле.

Если вы прочтёте это письмо, то запомните: рассказанная выше история – одна из 400 тысяч историй загубленных и искалеченных жизней, ответственность за которые несёт ваш отец. Несёт и всегда будет нести: [Владимир Литвинов, «Коричневое «ожерелье», Киев, кн.2,ч.2, 2005, с. 225-226]

Врач-садист Менгле не одинок.

Пребывание  в концлагере взрослых принесло  оставшимся в живых физические страдания, острота которых  с течением времени ослабевает. Пребывание в неволе детей больше всего травмирует их психику, симптомы проявление которой непредсказуемы, не всегда понятны врачам (они не были подготовлены к работе с такой категорией больных, синдром малолетнего узника не исследован стараниями тех сил, которые обеляют фашизм). Врачи проявления таких болезненных симптомов принимали у нас за мнительность или списывали на другие недуги. Больше всего пострадали узницы-девочки. Большинство из них не смогли создать благополучную семью. Ограничусь примеров из своей жизни.

Уже на второй день войны был создан концлагерь Димитравас на территории Литвы, в который поместили  семьи офицеров Советской Армии. Так я  за шесть месяцев до рождения стал узником. Меня, еще не родившегося, выводили на расстрел, имитировали расстрел. У детей узников, даже грудных, брали кровь для раненых немецких лётчиков, которые лечились в Паланге. В августе 1943 года меня вместе с матерью вывезли в Германию на сельхоз работы. О моём счастливом концлагерном детстве заявил высокопоставленный чиновник Германии: «Многие из тех, кто работал в сельском хозяйстве (речь идёт прежде всего о людях из Советского Союза), вспоминают время, проведённое у бауэров, как самое счастливое в своей жизни. Что и понятно, если иметь в виду русских или украинских крестьян, закабалённых сталинской колхозной системой.» [Владимир Литвинов, «Коричневое ожерелье», кн. 3, Киев, 2003, с. - 611].

Я приведу только один из примеров последствия «счастливого концлагерного детства», когда у меня развилась депрессия, которую врачи объясняли переутомлением.
Окончил с отличием в 1963 году физико-математический факультет Могилёвского пединститута, был направлен в целевую аспирантуру при БГУ им. В.И.Ленина, успешно выдержал экзамены. Проучившись год, досрочно выхожу на сдачу кандидатского экзамена по немецкому языку, к которому меня вместе с Лаптинским Валерием Николаевичем, ныне преподавателем Российско-Белорусского университета в Могилёве, готовила прекрасный педагог, обаятельная женщина Баскина (инициалы запамятовал). На протяжении года я шел на высший балл. Но до того времени у меня и в семилетней, и в средней школах, и в вузе,  и в аспирантуре были преподаватели, у которых родным языком был русский. Начинается экзамен, я успешно выполнил все задания, но вот в разговор вступил завкафедрой Барковский, польский немец, как мне позже сказали. От его первых слов у меня помутилось в голове, и я от волнения стал заикаться, коверкать слова и звуки. Барковский взмутился  и стал настаивать  на неудовлетворительной оценке. Не знаю, как, разволнованная Баскина, сумела уговорить  оценить мои знания на удовлетворительно.

Я был подавлен от случившегося, что подвел  преподавательницу, своего научного руководителя Юрия Станиславовича Богданова, величайшего учёного-математика, которого завистники стремились опорочить по причине, что он контуженным попал в плен (от ранения плохо слышал на левое ухо).

На следующий день у меня состоялось объяснение с Юрием Станиславовичем, которому я честно сказал: «Сам не знаю, что со мной случилось.». Юрий Станиславович был не только великим математиком, но и тонким психологом. Я ему ничего не рассказывал о своём детстве, но он каким-то образом догадывался. Возможно, по каким-то репликам в наших разговорах. Он начал меня успокаивать, чтобы я спокойно продолжал учёбу, приводил какие-то примеры из жизни знаменитых людей, но такие переживания оставляют глубокий след в душе.

И последний вопрос – вопрос о компенсациях. И здесь Германия руководствовалась расовыми признаками, разделив узников по национальностям. Естественно,  восточные славяне оказались в числе унтерузников. Вы не можете указать вид преступление против избранной категории узников, которое не применялось против узников-белорусов.  Но есть преступления, которые применялись против белорусов.

Весной 1944 года, чтобы остановить успешное наступление советских войск, против белорусов в концлагере Озаричи было применено биологическое оружие. Почему Германия вопреки решениям Нюрнбергского трибунала не признала его концлагерем. Как и другие концлагеря на территории бывшего Советского Союза. И вообще провела собственную классификацию концлагерей.

Если сравнивать количественные потери поляков (220 человек на тысячу населения) и белорусов (погиб каждый третий житель), то с учетом продолжительности  войны в день белорусов гибло в три раза больше, чем поляков, которые  не стали унтерузниками.

Почему за отрицание Холокоста в западных странах введена уголовная ответственность, а отрицание Холокоста белорусского народа поощряется? Особая жестокость фашистов была проявлена к белорусским детям. Была поставлена задача их поголовного уничтожения, чтобы лишить нацию будущего. Так фашисты мстили за участие детей в борьбе с оккупантами. На территории Беларуси в Жлобинском районе был организован специальный концлагерь Красный Берег по жестокому способу полного выкачивания крови у детей. Его Вы в своем письме даже не упоминаете.

И чтобы наказать детей в своём Законе о компенсациях вы утвердили, что «Дети, депортированные в Германскую империю или на оккупированную ею территорию  для принудительных работ на промышленных предприятиях или в государственном секторе, при условии представления доказательств привлечения к принудительному труду, тоже получают соответствующую выплату.» Да и распоряжение этими средствами Германия оставила за собой, выделив себе в руководящих органах большинство мест, не допустив в них узников. Поэтому не были приняты во внимание предложения Международного союза  бывших малолетних узников фашизма, который отказался убрать со своего названия слово фашизм и не поддерживал всевозможные предложения по обвинению Советского Союза и лично Сталина в развязывании Второй мировой войны. Вы прекрасно знаете какие общественные организации поддержали  эти инициативы и что они за это получили.

Можно ли после вышесказанного принимать всерьёз ваши заверения, что «Неисчислимые жертвы среди русских, украинцев, белорусов, евреев и многих других народов Советского Союза не забыты — как в странах бывшего Советского Союза, так и у нас, в Германии».
Рассматривая исторические события в ретроспективе, мы увидим, что, когда между Германией и Россией были хорошие отношения, спокойно было и в Европе. А главный недоброжелатель Германии – Англия, которая делала раньше, будет и теперь будет поступать так, чтобы ослабить экономических конкурентов. В интересах Германии и всего мира не следует обострять отношения с Россией. Чтобы вновь не восторжествовали интересы Англии Германии надо слезть с иглы поражения, а России  и Беларуси – с иглы Победы. Нам пора цивилизованно закрыть позорную страницу Второй мировой войны.
                И.Мартынов.
       член Центрального совета Международного союза  бывших   
                малолетних узников фашизма

P.S.8-го августа 2016 года направил свой ответ заказным письмом германскому посольству в Минске. Письмо послу не дошло. Такое происшествие с моими письмами не является ординарным

 22-25 сентября 2016 года в Бресте состоялась Международная конференция "Культура памяти в диалоге поколений" на которой присутствовал посол Федеративной республики Германии г-н П. Деттмар. Там я вручил ему лично публикуемый ответ.

(Другие произведения автора на сайте: proza.ru Иван Мартынов)


Рецензии