Девиз моей души. Часть 2. Глава 17

Что такое время? Река, длиною в жизнь? Кинолента событий? А, может, дорога в бесконечность? Если человек захочет, он сможет заставить машину времени работать на себя. Но все-таки есть кое-что, что ему никогда не удастся.

Наступило заветное тринадцатое декабря. Всего три месяца назад я оставила за окном поезда Пермь, а, между тем, столько событий произошло за столь короткое время! И вот, пожалуйста! Сегодня долгожданный финал, и вся страна узнает имя победителя конкурса.

С самого утра у меня не было ни минуты свободного времени: день был расписан по секундам. Следовало заехать в магазин за аксессуарами и новыми туфлями, успеть в салон на макияж, попутно договорившись с визажистом о прическе, принять ванну, встретить визажиста, выгладить платье, надеть всю эту красоту на себя, проверить наличие распечатанной статьи и флешки с презентацией и вовремя выйти из номера. Дел было множество, но я, заранее составив себе расписание, справилась с ними намного раньше. Марго тоже не отставала. Спокойная и организованная, она самостоятельно сделала себе макияж, выбрала платье из немнущегося материала, заранее позаботилась об аксессуарах и совместила парикмахера и свидание с Ираклием, которого я, к счастью, в номере не застала.

К семи часам вечера мы обе были совершенно готовы. На Марго было длинное шелковое платье на корсете насыщенного темно-синего цвета с широкой пышной юбкой и ажурными синими цветами. На руках были длинные, выше локтей, тонкие серебристые перчатки, а на ногах – такого же цвета маленькие туфельки на высоком каблучке. Я знала, что Марго очень любит аксессуары, поэтому очень удивилась, когда не увидела на ее шее, руках и волосах каких-нибудь очаровательных мелочей. Длинные серебряные сережки с большими ярко-синими топазами были единственным украшением ее наряда. Волосы Марго красиво завила и, поколдовав, заколола их таким образом, что не было видно, как они держатся в прическе. Лицо же было просто неотразимо. Тени стального оттенка и яркие черные стрелки добавляли ей мягкости и шика одновременно. Марго никогда не пользовалась румянами, и сегодня она не изменила своим привычкам. Губы, подкрашенные помадой телесного цвета, время от времени растягивались в прелестную, самодовольную, немного насмешливую улыбку. Я же выглядела намного проще и скромнее. Платье, выбранное мной наспех, оказалось ярко-лимонного цвета. Оно было необычайно узко, в нем было крайне тяжело двигаться и дышать. Выше колена начинался глубокий разрез, узкой полосой условно разрезавший блестящее платье на две одинаковые половинки. Сверху крой был ассиметричным, рукав у платья был длинный, но, правда, только один. В комплекте также (непонятно, зачем) оказалось белое меховое болеро, которое, по всей видимости, надевалось поверх платья. Туфли, соответственно, были белыми. Аксессуаров для своего наряда я не пожалела: пояс, серьги, колье, клатч, заколка в волосах – все это было блестящим, массивным и золотым. Длинные белые волосы, касавшиеся талии, были выпрямлены (в противоположность прическе Марго) и собраны на затылки в конский хвост. При этом первые пряди, ближайшие ко лбу, не были захвачены, и укладка выглядела как не совсем обычная. На лице была тонна косметики! Тональный крем, румяна, пудра составляли только основу макияжа. Золотистые тени были сильно растушеваны и доходили до самых бровей. Ресницы казались отлитыми из свинца, так много на них было коричневой туши! Губы были ярко-розовыми, цвета сладкой ваты, но они принимали такое капризное и брезгливое выражение, словно вата мне уже давно приелась... Наряды казались абсолютно разными, однако все преимущества, во всяком случае, в моих глазах оказались на стороне Марго. Ее образ был живым, настоящим, движущимся в пространстве, словно художник своей умелой рукой запечатлел один день из жизни этой девушки. А я... Обо мне нечего и говорить! Фарфоровая кукла, которая за яркой росписью надеется скрыть внутреннюю пустоту.

Перед выходом Марго остановила меня, и я почувствовала, что настал момент истины. Сейчас она скажет нечто важное, то, в чем, возможно, не решалась признаться раньше.

-Когда мы переступим этот порог в следующий раз, – начала она, смотря мне прямо в глаза, – одна из нас будет победителем конкурса. Скорее всего, мы больше никогда не увидимся, но я не хочу уйти из твоей жизни, не сказав, – Марго остановилась и, сделав глубокий вдох, продолжила: – Мне жаль! Жаль, что все сложилось именно так... Если бы можно было начать один день из жизни сначала…Я хочу победить и сделаю для этого все, но... Если я проиграю, мне будет очень больно, но ни капельки не стыдно, так и знай! Рита, я...

-Я знаю, – с трудом выдавила я, чувствую, как внутри все сжимается от этих слов. – Я тоже.

Пока мы ехали до «космодрома», сердце мое больно и тревожно билось. За окном белыми бабочками порхали маленькие снежинки. Машина мчалась по автостраде. «Сегодня свершится либо возмездие, либо правосудие», – думала я. Меня одолевали сомнения, я чувствовала, что сегодня мне будет очень стыдно. «Бремя, которое я несу, слишком тяжело. Кажется, открой я сейчас рот и расскажи правду, все закончится. Нет! Это никогда не закончится. Пока я не упаду на дно пропасти, мне не воспарить над землей. Но если судьбе будет угодно, чтобы я проиграла (так случится, если судьи вызовут первой Марго), то я возьму свои слова о несправедливости жизни назад. Обещаю».

Вот и настал момент истины. Прислонившись к стеклянной двери (той самой, которая так «удачно» опустилась в прошлый раз), я прерывисто дышала и делала над собой усилия, чтобы не растеряться. Внизу слышались громкие крики зрителей, сегодня  их было особенно много. Марго стояла рядом со мной, аккуратно держа мое запястье в своей руке в ажурной перчатке и счастливо глядя перед собой. Наконец дверь начала медленно опускаться, и мы, как говорится, вышли в открытый космос.

Вокруг все было точно так же, как и три месяца назад, когда я в первый раз оказалась в этом вселенском зале с вращавшимися секторами-планетами. Сегодня здесь было необыкновенно празднично и шумно. Присутствие такого количества зрителей (в числе которых, несомненно, был Ираклий), близость долгожданной развязки, сияющие и восторженно-красивые лица судей – все это произвело на меня победительно-всепоглощающее действие.

-А вот и наши финалистки! – объявил Романов, который сегодня был одет в элегантный фиолетовый костюм, украшенный безвкусной желтой бабочкой. – Поприветствуйте их!

В зале раздались оглушительные аплодисменты. Романов, немного погодя, продолжил говорить с удвоенным, присущим только ему одному, дико-надменным пафосом. Пока он доносил до слушателей свою длинную, занудную речь, я внимательным взглядом окинула сектора, надеясь встретить знакомое лицо. Весь свет Вселенной был сосредоточен на Солнце, поэтому остальные планеты оказались в тени, в зале стоял полумрак. Я вздохнула и, едва не расплакавшись, с досадой отвернулась от зрителей. Романов окончил свою речь.

-Первой представлять свою работу на тему «Время в нашей жизни» будет...

Сердце забилось так, словно мне только что сделали разряд дефибриллятором. Я знала: если первой назовут Марго, для меня все будет кончено.

-Маргарита Лебедева! – закончил Романов. – Прошу!

Радостное и вместе с тем горькое чувство охватило мою душу. Солнце открылось, и я, шагнув во Вселенную, медленно пошла по поясу астероидов (на самом деле это была красная ковровая дорожка). Лучи прожектора ярко осветили мою бледную, испуганную фигуру, остановившуюся около микрофона. При этом (случайно или нарочно) свет упал на первые ряды зрительного зала и там, в секторе под названием «Земля», я увидела блестящие глаза Ираклия. От неожиданности я даже не удивилась, просто молча смотрела на того, кто сейчас так искренне и трогательно мне улыбался, не подозревая о том, что через минуту будет ненавидеть, а, может быть, даже презирать меня.

Серебряная флешка давно была передана в надежные руки. Еще минута и откроется презентация Марго. Странно, но за эти шестьдесят секунд я поняла больше, чем за все восемнадцать лет своей жизни. Я думала о том, что еще можно остановиться, можно сказать «нет» и здесь, перед всей Москвой, признаться в подлости. Но гордость не позволяла мне это сделать. Да и не только гордость. Разве стала бы я ломать судьбу человеку из-за одной только гордости? Я думала о том, что жизнь ужасно несправедлива. Кому-то без всяких стараний достается все, только потому, что он оказался в нужное время в нужном месте. А кому-то, вопреки его стараниям и труду, не достается ничего, только оттого, что он не оказался в нужное время в нужном месте... Презентация открылась и теперь, я знала, ничего уже нельзя изменить. Взглянув на Ираклия в последний раз, я собрала всю свою волю в кулак и начала читать, надеясь, что зрители не заметят, как отчаянно дрожит мой голос, или хотя бы не придадут этому существенного значения.

-Еще с древних времен наши предки стремились постичь тайны мироздания. Главным сокровищем жизни считалась тончайшая, невидимая даже вооруженным глазом нить, связывающая прошлое, настоящее и будущее в единый процесс – историю. Нить эта называлась временной. Древние люди прилагали много усилий для того, чтобы эта незыблемая «веревка» не только не порвалась, но с годами, веками, тысячелетиями становилось прочней и прочней.

Чего только не придумывали и не изобретали люди для того, чтобы сохранить и удержать время в своих руках! Человек тратил слишком много драгоценных часов и секунд на путешествия пешком, на разговор с друзьями, на написание письма... Так были придуманы автомобиль, телефон, пишущая машинка. Но времени все равно не хватало. Приготовление обеда в котелке, поездка по делам в другой город, чтение древних папирусов – все это занимало огромную часть жизни. Кастрюля, самолет, электронная книга – эти и многие другие изобретения были созданы исключительно для того, чтобы человеку хватало времени. Вскоре научно-техническая революция дошла до абсурда. Люди решили сэкономить время на дружеских улыбках и заменили их смайликами, потому что так было проще. Люди перестали размениваться на подарки для близких людей, поэтому отправляли в социальных сетях картинки с их изображением. Людям стало лень говорить друг другу «я люблю тебя», и они, составив эти слова из букв на клавишах ноутбука, отправляли их любимому человеку. В конце концов, людям даже стало лень убивать врагов мечами, пронзать их копьями, осыпать стрелами, глушить свистом пуль, и они изобрели ядерное оружие. Опять же только для того, чтобы сэкономить время на уничтожение противника.

Полезных и бесполезных изобретений становилось все больше, а времени – все меньше. Сейчас, в двадцать первом веке, перед нами стоит цель тысячелетней давности: спасение и сохранение времени. Что же мы можем и даже должны сделать для достижения этой великой цели? Какие задачи поставлены перед нами? Знаете, я думаю, что в потере времени виноват каждый из нас. Ведь так часто мы тратим множество драгоценных секунд на бесполезные и не стоящие нашего внимания вещи! Мы сбиваемся с пути, путаемся, теряемся, занимаемся совсем не тем, беремся не за то, а потом жалеем... Жалеем впустую потраченного времени. Это и есть суть проблемы. Мы слишком много времени тратим на ненужные и неинтересные вещи, оттого и создается впечатление, что времени нам постоянно не хватает. Так в чем же секрет спасения и сохранения времени? Все очень просто. Каждый из нас должен найти свое место в мире, научиться делать то, что нравится, научится делать это хорошо. Общество, в котором каждый человек занят своим делом, сможет существовать в установленных временных рамках. Люди в таком обществе будут успевать все, потому что им есть, к чему стремиться.

Если людям есть, куда идти, то они обязательно рано или поздно пойдут. Человеку, которому есть для чего жить, будет хватать времени на все, что он задумал и задумает. Проблема нехватки времени – эта проблема каждого отдельно взятого человека. Только действуя сообща, мы сможем решить ее и спасти наше время. Спасибо за внимание.

Очень медленно дрожащими от волнения руками я опустила листок и, не поднимая глаз на зрительный зал, часто и шумно задышала. Раздались громкие аплодисменты.

-Браво! – воскликнул Романов. – Это прекрасно, восхитительно, великолепно! Маргарита, вы превзошли саму себя, и я думаю, что...

В этот момент я осторожно взглянула на Ираклия. Лицо его было холодно, строго и, как мне показалось, даже презрительно. Хвалебные речи Романова после этого я уже не слышала.

Быстро отвернувшись от него, я на деревянных ногах побрела по красной дорожке назад, в Солнце. Марго стояла впереди и смотрела на меня. Я на всю жизнь запомнила этот взгляд и сохранила его в своем сердце, как самый красноречивый в мире. В нем не было ненависти, злобы, отвращения, презрения... Не было всего того, что можно и даже нужно было бы ожидать. Бесконечная боль читалась в этих красивых шоколадных глазах, полных молчаливого отчаяния. Такое чистое, бескорыстное, высокое чувство я видела только один раз в своей жизни.  И это был тот самый раз. И это была та самая боль, которая возвышает, воскрешает, идеализирует. Боль, способная излечить даже подлеца, который ее причинил. Боль, которая сильнее ненависти, злобы, отвращения, презрения. Боль, из-за которой в уголках глаз скапливаются слезы, но которые никогда не прольются ввиду этого светлого чувства.

Стоило мне переступить порог Солнца, как Романов пригласил Марго покинуть звезду. Та молча вышла, даже не взглянув на меня. Остановившись перед микрофоном, она некоторое время стояла неподвижно, как будто собираясь с мыслями. В эти минуты я волновалась гораздо сильнее, чем она. Я знала, что Марго не выдаст меня. Да и кто бы ей поверил? Разорвав в мелкие клочки свой листок бумаги, она быстро подбросила их вверх. Судьи непонимающе переглянулись. В зале недоуменно зашептались. Наконец Марго заговорила.

-Дорогие зрители! Я только что на ваших глазах разорвала на клочки статью, над которой работала неделю. До этого момента мне казалось, что я рассуждаю правильно. Это была иллюзия. Я писала эту статью разумом, тщательно продумывая и взвешивая каждое слово и представляя, какое впечатление произведет на вас тот или иной речевой оборот. Но я не сделала или, вернее сказать, не смогла донести до вас главного: зов своего сердца. И сейчас, в эту самую секунду, я поняла, как мелочно, глупо и ничтожно все то, что мне мешало столько лет слушать его. Если бы я писала сердцем, то я бы написала так: единственный способ сохранить время – это вернуться в прошлое.

Я вздрогнула, вспомнив строчку, которую написала в блокноте несколько дней назад.

-Да, да не смейтесь! Я тоже поняла это только сейчас. Самые главные вещи в жизни почему-то всегда осознаешь не в том месте и не в то время. Я недавно написала стихотворение и, хотя оно не совсем подходит к нашей теме, я с вашего позволения все-таки продекламирую его:

Что если бы смогли мы время подчинить?
И день, когда-то прожитый, сначала повторить…
Воскреснут в памяти из старой песни строчки,
Перешагнут порог вновь те, за кем закрылась дверь.
И в чьи-то окна снова зазвенит капель,
И милый образ прошлого нам что-то напророчит…
Еще раз мы переживем неповторимые мгновения
И счастья вкус оставим поцелуем на губах.
И бесконечное блаженство засветится в родных глазах,
Когда откроем мы, как сладко жить без времени.
О, скольких бы ошибок можно было избежать!
Вернуть назад невозвратимую свободу…
И сделать многое в тот день как будто по-другому,
И там, где не смогли простить безделицу, прощать.
Нам не пришлось бы упиваться чьим-то горем…
Достойных знаем мы в лицо, нам время подсказало.
И кому шанс возможно дать второй оно нам рассказало.
Неуязвимыми от самой смерти станем вскоре.
Что если бы смогли бы мы вернуться в день,
Когда ошиблись, растерялись, проиграли?
Еще раз встать с колен мы даже не мечтали,
Но остановка жизни избавляет от проблем.
Как же легко на свете жить, когда жизнь знаешь наперед!
Можно всегда пересказать, передружить, перелюбить…
Ненужных – выбросить, важных – впустить,
Еще раз можно изменить неудержимый ход времен.
Почти бессмертным нам под силу миром управлять.
Из зимы в лето, из реальности в мечты и грезы.
Несложно синтезировать в алмазы наши слезы.
О, если б реки времени вдруг повернулись вспять!

Марго, закончив говорить, некоторое время молчала, давая слушателям время переварить информацию. У меня вырвался тихий крик восхищения. Она, действительно, великий человек!

-Для чего я рассказала вам это стихотворение? Я хотела, чтобы вы поняли: если бы мы смогли вернуть время назад, то наши проблемы, ошибки, сомнения испарились бы сами собой. Нам бы не пришлось тратить время в настоящем на решение этих вопросов, так как ответы на них мы нашли бы в нашем прошлом. Таким образом, нам удалось бы сохранить время. Спасибо за внимание.

В зале воцарилась тишина. На последнем ряду раздался чей-то удивленный шепот. Марго развернулась, собравшись уходить, но ее остановил голос Романова.

-Нет, нет, постойте! – воскликнул он. – Куда же вы уходите? Ни презентации, ни статьи мы так и не увидели. Стоит отдать вам должное: вы хорошо декламировали стихотворение, но, я буду откровенен, меня и, судя по общему молчанию, зрителей вы не убедили.

-Мне жаль, конечно, что я расстроила вас, дорогой Василий Романович, - холодно усмехнувшись, ответила Марго.– Но я не собираюсь оправдываться ни перед вами, ни перед кем-то из здесь присутствующих. Если у вас есть конкретные претензии, пожалуйста, выскажите их в более корректной форме, а не делайте из меня, а заодно и из себя посмешища.

-Я вас понял, Маргарита, - сквозь зубы процедил Романов, поправив дрожащими от гнева пальцами бабочку на костюме. – В таком случае у меня к вам только один вопрос: что послужило вдохновением для вашего выступления?

-Пять месяцев назад я познакомилась с девушкой, которую вначале сочла за деревенскую дурнушку. Параллельно с ее приездом у меня пропала очень дорогая не только в материальном плане, но и во всех смыслах этого слова вещь. Я обвинила ее в воровстве и жестоко избила, – голос Марго в этот момент предательски дрогнул, а глаза забегали. Я выглядела и чувствовала себя не лучше. – Позже я узнала, что ошиблась. В воровстве были виноваты совсем другие люди. Я пыталась найти эту девушку, но никто не знал, где ее искать. Я начала подозревать самое худшее: она умерла, получив из-за моей неразборчивости в людях, травмы, несовместимые с жизнью. Но однажды судьба снова свела меня с ней. Обрадовавшись, я попросила у нее прощение, а она знаете, что мне сказала? «Твою жизнь я сровняю с землей!» Я убила ее! Синяки на ее теле зажили, но сердечная рана осталась. Я сделала из этой чистой, светлой, необыкновенной девушки равнодушную и жестокую стерву, машину для убийств, единственная цель которой - месть. Я забрала у нее здоровье, возможность, надежду, веру... Лишила ее еды, денег, одежды, крыши над головой. Но самое ужасное, я забрала у нее мечту, которой она жила!

-Прошу прощения, что прерываю вас, Маргарита, - грубо вмешался Романов. – Но это к выступлению не относится. Говорите, пожалуйста, по существу, не забывайте, время ограничено.

-Мне плевать на время! Я все равно закончу то, что начала говорить, – истерически закричала Марго, закрывая лицо руками, по которому катились стеклянным бисером крупные слезы. - Я хотела остановить ее, но сама запуталась еще больше. Если бы у меня была возможность один раз вернуться в прошлое, я бы ничего так не желала, как с самого начала повторить тот злополучный день, двенадцатое июля. Я бы смогла все изменить, и мне не нужно было бы предотвращать то, что сегодня случилось. Если бы можно было еще раз прожить этот день, – Марго уже откровенно рыдала, всхлипывая и судорожно дергая плечами, – я бы никогда не забрала у этой девушки мечту, которую сегодня забрали у меня... Простите!

Марго, больше ничего не сказав, выбежала из зала, оставив судей и зрителей в полном недоумении. Я пошатнулась, увидев, как ее темно-синее платье, шурша, скрылось за дверью. Романов, хмуро оглянув собравшуюся публику, сказал:

-Очень жаль, что не все справились с давлением конкурса. Я думаю, эта неприятная сцена послужит всем нам, а, в первую очередь, Маргарите уроком. Сейчас мы прервемся на короткую рекламу, после которой я объявлю, кто стал победителем конкурса и счастливой обладательницей нашего замечательного приза: учебы в МГУ на факультете журналистики. Оставайтесь с нами!

Когда его речь была отснята, и камеру, наконец, выключили, Романов небрежно швырнул микрофон ассистенту, спросил холодного пива и небрежно бросил:

-Перерыв сорок пять минут.


Рецензии
Привет, Элина!
"– я бы никогда не забрала у этой девушки мечту, которую сегодня забрали у меня... "
Полагаю, что всё по справедливости. Долг, платежём страшен...
Хорошего дня, настроения.
С теплом души, Василий.

Василий Ковальчук   14.08.2016 09:19     Заявить о нарушении
Спасибо, Василий. Но месть-то все-таки удалась.

Элина13   15.08.2016 18:32   Заявить о нарушении