Томпсона холодные черты

или без России мужчина никто

Дневник Смита-131

«20» июля 2016 г.

В спецотделе Смита (на чердаке, в зимовье) метафоры всегда шпионки. Что есть метафора? Концентрационная модель – это… внезапная модель. Европа-модель. Европа в черном. Триумф черного платья! Мега-ветер. И, если я говорю о господстве метафор – это значит, - я говорю о белокурой синеглазой интервенции, об европейском холодном звуке. Это твой небесный код, Европа.
Военный экзистенциализм, белоевропейская новеллистика или ультрамедийный дневник Смита.


Лживому коллайдеру (животному происхождению видов) Европа-принцесса неподконтрольна. Неподконтролен и агент Смит. Я пишу всегда о возвышении Европы, я… родился в Европе, на Разломе, на идентичности пра-Родины-Европы – демонстрирую ее, это заводная ситуация, произведения лесной лингвистики, экспрессия. Это военный манифест. Выбор Европы-метафизики не случаен, жизнь на железных экзистенциалах и волевых «пинках». Европа-идентичность ждет. Мораль выше свинца!

Судьба у тебя такая – ходить в черном при белой чистейшей рубашке. Урал – это лингвистический военный план, а смерш-экзистенциалы – это белые представители реванш-столетия. «Лечь! Встать!». Маш-часы – это маршевые часы.
Военная кинобаза на холодной уральской реке – методика идеализма. Лингво-экзистенциализм – это белый лингво-отжим. Европа-лингво-отжим. Военный кинематограф Смита. Чистота от претензии. Лингво-экзистенциализм – это белый гуманизм, через мораль, через «пинок». Усиленная, квалифицированная подпись, львы и львицы. Отшлифованные «переводы», лесные категории, цепочка экзистенциалов и лингвофонный кураж.

К сожалению, коллайдерный замес в Европе оказался ложным, неидентичным идеализму. (Вода становится внезапно грязной). Нет даже намека на военную биологию. А ты наверх, от Лопьи, чтобы озвучить приговор. Изрубить баскервиль прямо на берегу!

Я вбиваю в текстофонное пространство постулат за постулатом и, далее, – в умы будущих рекогносцировщиков Европы – мысль о русских людях, о миллионах, которых уже нет, об ангелах доплутократической Европы. Но произошел лингвистический слом – появились латинизированные предатели. Раса вразнос. А за разлет лингвистических ветвей в Европе кто будет отвечать?

– Смит, делай свое дело во имя свое, а не чужое, – пишет из далекого далека дикая принцесса. – Если ты герой, приготовься быть один в мета-Европе. А ведь за каждой строчкой этого странного дневника –  тот, который, допустим, Смит… Ничего себе!

– Я жалею Европу-ценность, моя милая дьяволица.

_________

План

1.1. А за разлет лингвистических ветвей в Европе кто будет отвечать?
Агентура коллайдера.

1.2. Холодовая цепь экзистенциалов.
1.3. Пастор. Кличка «Красный леопард».
1.4. Патологическое опьянение и левацкий гетеризм. (Феминизм). Динамо-машина Геся Гельфман. Интервенция Патриции Херст.

2. Лингвистические einsatz-задачи. В недрах антибандитской лесной метафизики.

- Белый моторный гангстеризм тридцатых.

- «Руки вверх, бандитская морда!». Лингво-экзистенциализм – это скрытый гуманизм, военные дневники.

- «Он хорош» (информация, резолюция Дойла). Абсолютный экзистенциальный дикозапад.

- Калина красная: «будем шмалять». (Иначе вас тоже расшмаляют).

-Скотти идет на войну.


3. БЕГУЩАЯ С БРУТАЛОМ 

3.1. «Сегодня будут танцы», – сообщает Ницше у входа в пешеру.
3.2. «Не хочешь – заставим».

3.3. Возвышение Европы или что такое «метафора». 
3.3.1. «Мы будем драться на пляжах».
-За северо-талицкой медведицей должок. 

3.3.2. Плазматоры доплутогонной Европы.

К финалу-1.

К финалу-2.

К финалу-3.

Где-то еще маячат белые субмарины. 
_________


1.1. А за разлет лингвистических ветвей в Европе кто будет отвечать?

Лингвистические предатели – предатели архетипа, Европы, отколовшаяся часть белых. Зеленый свет на стравливание белых ветвей, это – Святослав, запрыгнувший на Малку (на гигантскую текст-подставу и, соответственно, брак-историю), его же с ней (богиней иудейского экрана) биологическая телегония – Владимир-насильник, убийца братьев и вепрь на троне, далее Карл, назвавшийся "великим" (обнагление религиозников), Гесс и Шикльгрубер.

Раса – это не только фраза, –  раса, как известно, кровь, а кровь стоит на языке, лингвистика ее определяет.


На озере Ванзее, утро 20 января 1942 года. «Сегодня обсуждаем, что нам с ними делать. А что делать? Договариваться. Там будут (! - усилительное) представители. Нужно определиться с претензиями. Скоро он (Гесс. – прим. авт.) полетит к своим, то есть нашим друзьям. Впрочем, уже слетал». Так, наверное, потирал руки известный проект (нацмен), антипод Европы, ненавистник белой Европы и практик по анти-Европе Шикльгрубер. Но не тут-то было. Зачем английским сионистам конкурент (и свидетель дружбы, расчета) в лице самоназвания deutsch? Гесса взяли на земле, а Шикльгрубера использовали. Посмотрите пенитенциарные откровения в американской лингво-базе, и вы увидите (что увидите?) известные уши, английские и другие – это уши бедуинов, коллайдерные уши.    

Самоуправность Гесса вызывает сомнения. Европейская философия жизни против саксонских антизадач двадцать первого века.
Шикльгрубер предал не только белую Европу, но планету-биологию, военную биологию, отравив арийскую европейскую кровь ядом саксонского нацменства Взлет баварцев – красный оркестр. Ницше, кстати, поставил большой крест на латинизированных «европейских» предателях: «Будем называть своими именами: самоназвание deutsch и вообще «латинос» – это предатели. Самоназвание deutsch, последовательно, на протяжении столетий, выдавливает из себя раба, и мы, филологи, это видим». Что ж, в семье пра-Европа не без урода. Он – Шикльгрубер – был в своих откровениях понят, подхвачен (проект «Без лица»), дан был зеленый свет на стравливание белых ветвей. Две бойни в двадцатом веке почти завершили цепочку происхождений видов. Уничтожение арийского европейского масштаба! У них все получилось.

Лингвистические предатели – предатели архетипа, отколовшаяся часть белых, предатели Европы.

Белый в отношении к белому – и об этом нужно кричать – через пинок, через ненависть, - это дурная бесконечность, и в башке у белых один hate-interest. Один commy ненавидит и топит другого commy. Происхождение пра-европейца (лживый коллайдер) замешан на этом – взорвать расовые железные экзистенциалы. Если ребенок нервный – лечить его родителей. И все об этом молчат. Ничего не получится с нынешней Европой, ничего:
- замешивали ненависть на европейском коллайдере? Замешивали. Не видели, не ощущали, не знали? Довольно вспомнить параллель ультра-медийной бойни (The International, 2009). Европеец и повелся по инстинкту, как мартышка.

«21» июля 2016 г.
…Получайте. «Индейские войны» (?!), «Индейцы Дикого Запада в бою» (?!). Еще скажите, что «индейская месть приходит через столетия»: «далее простиралось зеркало Мексиканского залива, акры джунглей и болот, банановые плантации и ското-нарко-хозяйства. Экипаж полностью состоял из negroes» – все по Генри Д.Торо: «1868 – 2016: негры стали, наконец, вести себя вызывающе, – прозрел борец Торо, – они стали «заваливать белых» (терминология Кинга. - негритюд) в Северной Америке, Южной Африке и Европе. Они знали, что штыки северян защитят их». Старина Генри.   

Вся внутренняя j.-свара сороковых – своеобразный отсев в форме отсекания омертвевших сионистических веток на фоне «коллайдерного» раздора меж белых ветвей –  произошла в соответствии с планом Нордау. Но под замес попали десятки миллионов ангелов белой Европы. Справка: Меир Зюдфельд, кличка «Мадагаскар», израэлит, ястреб-теоретик, автор «Вырождения» и мадагаскарского плана. – Думаю, у них какие-то дела с кубинцами, – задумчиво добавила Солитэр. – Возможно, связанные с коммунистами, английскими коммунистами. Из Гарлема идут распоряжения, а с Кубы по всему Карибскому бассейну расползаются красные агенты. (Насколько будет свирепствовать актив?). – Здесь тысяча долларов, мистер Бонд. – Тот открыл было рот, но Хэллоран остановил его жестом: – Деньги commies, изъятые по делу Шмидта-Кинаски.

Проблема нынешней жизни в том, что белая сталь со всей силой бьется о белую сталь: саксонец с французом, нидерландец со швейцарцем, англичанин на бура. Они долбят, долбят мертвую древесину. И все бьются о смершевца-арийца по августу сорок четвертого в холодной и прекрасной Стране. Смерш вне форума: медведь – Вьетнам – Претория – грубые сапоги – свинец-в-себе. Ты называешь это «лыжня-трактор»: зимой послевоенный походник, одиночник может пройти, пропахать прямо над берлогой, даже не заметив этого. Да хоть и заметив. Вся твоя жизнь, рейнджер, до первой травмы от медведя. Нет уж, лучше сразу. Это тяжкий труд бродить зимой по лесу, на полной выкладке. Но нужно быть бодрее, веселее. Рейнджер помыт и подстрижен, он готов в поход.

Затесы с двух сторон, боссы по жизни и боссы по смерти. «Погибнуть от нарыва было бы нелепо». Не лейте йод на рану! Картечину вырежем! Рытвины – валежник – кусты. На одежде следы борьбы с завалом. Залом! Бейте влево! Бейте вправо! В жерло порога, львы-европейцы, к жизни в скалах, – в арийскую прорубку. 
Европеец с бледным лицом в глубинной тайге. Постоянное странствие, движение по лесу, ранения, царапины и порезы, ушибы и гематома. К этому апофеоз гризли-валки в сопутствии с валкой леса. У Смита удостоверение вальщика с правом отбора древесины. Три месяца учебы: теория месяц на поселении (лесотехнический университет, Екатеринбург) и два месяца практики в баскервиль-house (рубка просек, Якутия). Смит решил, что навыки вальщика будут востребованы на контр-партизанской, контр-бандитской гризли-валке. Это прежде всего правильное поведение в лесу, падающие стволы-монументы, планирование отхода, подхода, отдачи.

………
Военный интеллекрат, пошедший в штурм-теории: юнгеровский «выход в лес», лесная ницшеана, метафоры и другие предприятия.
Обновление military-текстов и внедрение в философию опасности, – то, что ближе к плану современного массива. Черный звенящий базальт! Дикое место, долины узкие, все в скалах.

1.2. Холодовая цепь экзистенциалов:
– континентальный режим («родезийский») – внедрения масс (метафор) – «люди возвращаются в лес» – абсолютная неуязвимость – на каждое банд-проявление навык контр-бандита. Да, военную экзистенцию принято опасаться. Диапазон реакции: от-: и до-. Ищем, львы, холодовую цепь экзистенциалов, современный антипартизанский жест-метафору – жест внезапного сокрушения:
самостоятельную графическую единицу – заостренные очертания – самоуправный топор, – все сомнения отлетели прочь.

– Мы же свои люди… – Я тебе покажу «свои люди»! – зарычал послевоенный смерш-идеалист. – Руки вверх, бандитская морда! Лингво-экзистенциализм – это скрытый гуманизм, военные дневники. «Он это умел, он этого хотел, и он это делал». В жизни не существует ничего, кроме миссии. Это Вьетнам, львы.

Флоридские (на первый слог) собаки кидаются на рейнджера в черном – эта бездомная свободная агрессия. Рассадник бешенства, как и в целом по жизни, не хочет быть на привязи! Тихих слов они не понимают. Раздельно-красочно изъясняюсь и угрожаю убийством. Эффективно. Зоо-защитной поросли, человеконенавистничеству здесь делать ничего не нужно.

1.3. Пастор… кличка «Красный леопард». Не умел и не хотел ходить на лыжах. Все гораздо лучше, чем некоторые себе навоображали. Знаменитая сцена «Резкие белые ребята в камере» введена смерш-кругами неспроста: сразу согласился работать на арийскую разведку в лице einsatz-специалиста Макса Штирлица. «Как Пастор, не умеющий ходить на лыжах, оказался в разведке? Но почему разведка? Зачем его забрал Шелленберг?» –  мучился… (-кто, какое имя у агента с одним глазом, он, по заданию Мюллера, по наводке аналитика Кальтенбрунера с железным лицом, перетасовывал досье арийского агента Штирлица? Ах да, Айсманн). «Они заинтересовались его возможными связями с пацифистами, – внезапно понял Айсманн. – Швейцария, Страсбург… Стоп. Это еще с каменоломен. «Красный леопард». Красный! Протестант от слова «протест». Пастор, как мы видим, решил отсидеться за счет умных разговоров со Штирлицем. Не выйдет. У Штирлица репутация военного интеллекрата. Да, он непрост – Stand up! – закричал Штирлиц из прослушки допроса. Он, и только он, додумался сводить «Леопард» в кафе – рассуждал одноглазый Айсманн. – Пастор завербован вовсе не под русского интеллекрата Штирлица, не Штирлиц причина, а страх вернуться в камеру, к «резким белым ребятам». Страх – вот что движет и управляет такими как Пастор. Леопард».

1.4. Патологическое опьянение и левацкий гетеризм. (Феминизм). Интервенция Патриции Херст.

Я никогда не работал грузчиком (если только цинк патронов), пастухом, оленеводом, дворником, охранником и, скорее, застрелюсь, чем пойду работать продавцом-консультантом. Работодатель на сегодня… Еще неизвестно, как отреагирует тетя-Мотя из «персонала», «красная Анна». Это будет визжащее облако в штанах. Это больная жизнь. Да они все под каблуком. Смит уже рассказывал, как на должность начальника FBI приходила устраиваться злобная феминистка с лицом Франкенштейна, с лесбиянскими замашками. Базедова болезнь левизны вообще закрыла Ницше на сто лет. И ни Луначарский, ни Горький ей не указ. Команда: «прикусить язык». И все прикусили язык.  «Кхе-кхе», – приговаривал Соломоник. Смит из-за данного феминизма вынужден был ездить в Moscow и Спб., чтобы от руки переписать Ницше еще до красных обезьянок.

Есть еще перрон прибытия, интервенция метафор, Мадагаскар, лже-явки и туфли-пистолеты, – интервенция мета-форы-физики, метафоры-мотоформы:

«Это ограбление! Все на пол, ублюдки!» – интервенция Патриции Херст, агрессорская мотоформа. – На видео дочь основателя желтизны с самодовольной ухмылкой держит на мушке насмерть перепуганных буржуа, – пишет In The Deathcar. – Некоторые исследователи считают, что похищение Патриции Херст на самом деле было инсценировкой, посвящением, причудой наследницы, желающей испытать ранее неизведанные феминистские острые ощущения. Помните «Бегущую с волками» Клариссы Пинкола Эстео? Она тоже искала «архетип древней женщины»:
– «залезала на верхушки деревьев, чтобы впоследствии вспомнить и продублировать в сексе».

Феминизм еще и не так наглеет – он шагает по планете.

….
2.1. Лингвистические einsatz-задачи. В глуши антивьетнама или утро для блондина.

Ноябрь 2015 – февраль 2016. Забор кругами, по ареалу крайне интересно было бы изучить. Досконально. Здесь скалы. От Ивделя на запад, бросок к реке, север-северо-восток – подползти ночью к дороге на Порт-Ройал, разворот на запад, этап на этап, кругами, и вглубь, вглубь, прямо в северную пасть. У тебя, Смит, здесь резиденция. И репутация. Гризли-валка на Свердловском ареале разрешена только по октябрь, но чем заниматься остальное время – никто не сказал. Летом брутал Смит пишет консервативный метафизический дневник, дневник-новеллу (лингво-экзистенциализм – это военный лингво-отжим), а зимой хожу по лесам. Лучший Урал и лучшие стилевые предпочтения. Отдельные вооруженные люди гуляют по лесу неосмотрительно и небрежно.

Если на полной выкладке по снежному провалу (рюкзак, топор за кушаком, сумка на шее, ружье на шее, в руках лыжные палки 140 см, лыжи 90 см *160 мм) раз в неделю, то физика настроена вся и легче сборы. Ты в неослабном состоянии. Интервал в месяц жуткий провал, стучит сердце на первой сотне метров и нет психологии-уверенности. Сейчас уверенность есть. Встряска – тогда не успеваешь деградировать: еженедельный пинок – интервал – снова пинок. Жизнь на пинках! Это же Урал – стилевые задачи будущего, военная политика через столетия, львиный (а именно – демонстрационный) экзистенц-романтизм.

Похоже, твоя политика ходить по глубокому снегу от кромки леса прямо в пасть, – правильная. Не нужно потакать блатарям-перевозчикам и, уж тем более, необязательно забрасываться к алкашам. «Нам не нужны новички и наркоманы». – Ты что, хочешь стать специалистом по prisons, маршрутизатор Смит? – Я хочу стать специалистом по бурелому (Heat, 1995). Вооружен, празден и очень опасен. Высшее образование: лингвистическое, школа идеализма, военная метафизика. Никого не встретить в егерских кругах считается высшим шиком. Сегодня послевоенный отсев (сбой) в стаи стал типичен. В наших лесах очень быстро выключают свет.

В наших лесах очень важно не нарваться на какой-нибудь хмельной клановый актив: американских нелегалов, китайских пехотинцев, местных Хоакин Мурьетов – по аналогу бойни в Пуэрто-Валларта, перевала Дятлова, а также желтой «Нарковойны» (2012) в финале. Все свидетели рождения нового Хама! «Я понял, – вы все один дядя Билл!». Всегда за кушаком топор для разгрузки, лезвие в чехле, но в таких местах и лопату нужно держать на поясе на веревке. Очень важно в консервативном экзистенц-романтизме (военном экзистенциализме) уничтожать страдальчество (здесь также не место городским женоподобным с седыми косичками).

Брутальный дневник в злых ивдельских лесах позиционируется как метафизический вестерн. Я на переходе. Последний раз провалился в снег по пояс, до этого заваливался набок (сломал крепление, заменил) и начал снимать наше здоровое Кино. Здоровый пинковый романтизм. На сегодняшний день современник выглядит утомленным. И женоподобным.

«04» августа 2016 г.

Прогон-демонстрация.

Наглецы из Интерфакса, публикуя версии о самоликвидации предателя Потеева, размещают фотографию не предателя, а Михаила Васенкова, которого пытали в fbi-камере; ему же пришлось пройти через процедуру встречи с предателем, –  Потев ввалился в камеру, размахивая личным делом Васенкова. Жизнь полна неустранимых предателей-вьетконговцев. Владельцы ресурса сознательно вбросили фотографию, чтобы вбить в сознание. «Ошибку» обнаружат, «но все это будет потом. Потом!» (персонаж Солоницына в «Андрее Рублеве», 1966 г).   

Пока спецы-идеологи реванш-столетия в прекрасной и холодной Стране подсчитывали многомиллиардный ущерб от десятилетней активности предателя Потеева (источники финансирования, новейшая методика связи, сотни арийских агентов на индейском континенте, пачки денег в тайниках и безумный моральный ущерб – ущерб белой идентичности), – имел место прогон (демонстрация) выпускников – нет, не политехникума (бывшего ГПТУ).    

Закрадывается ужасное подозрение, что это самые настоящие блатари – они уже собрались «рулить» и господствовать. Отмечалось, что в силу потребительских замашек, барской демонстрации, данная часть выпускников с засвеченными лицами (а это уже негодный материал) – отличная почва, контингент под работу вражеских служб: в будущем их могут пытаться купить.

Ветер дует от термина «новые дворяне». Видимо, некоторые решили, что сейчас пойдут весело по жизни. Не вышло. Видимо, некоторые решили, что «война все спишет». Не спишет. Вместо лесного марш-броска
(после предположительно силовых супер=модельных, а именно- предположительно интеллекратических экзаменов и под кино-впечатлением от Йоганна Вайса),
–  сели на какие-то тарантасы. Только что средний палец не показывали. Кому и что хотели показать?

Несколько лет назад тридцать пять jews засветили свои лица. Дублирующие пары (операции): «Мрак и туман» –  «Гризли-туман». Даже Смит их помнит, а он метафизик, военный идеолог, концентратор, ультра-идеалист, – не разведка. Все тридцать пять были мгновенно отстранены от участия в оперативных мероприятиях. Кроме того, данная акция продемонстрировала не только некомпетентность кадровиков (специальные методики распознания личности – где они?), но и пренебрежение фигурантами, данной части выпускников – центральным законом о контр-разведывательной деятельности. 

«Еще одно свидетельство нового Хама. А наказание? Камчатка, это что же – наказание такое? –  Писатель в «Сталкере» (1979 г). –  Да это счастье на свежем воздухе, после мегаполиса». Кого-то пожурили, кого-то обещали уволить. Впечатление, что все вынужденно, чтобы сгладить. А пожизненное, Алькатрас? Волчий билет без права на социальную пенсию?
Сегодня серьезная предвоенная ситуация. Пока человек не будет по-настоящему бояться за последствия, –  ничего не изменится, в том числе в разведке и контр-разведке. 

После катастрофы с предателем Потеевым кадровая работа в разведке под военным надзором. Сам руководитель разведотдела (несмотря на то, что он –  развед-босс) должен быть под колпаком. И должен ли один человек все обо всех знать? Должны быть шифры, ключи к нелегалам, как к атомной бомбе. Вроде бы вещи элементарные.
Сейчас арийская разведка разработает новые (внезапные) источники финансирования, новейшую методику связи, положит в тайники на случай военного положения новые пачки денег, наводнит класс-площадку для satans сотнями смерш-агентов…
и… у предателя Потеева отберут все его тридцать сребреников (!). FBI – это специфичный, впечатлительный контингент. Десять лет следить и… ничего не выследить. Ищут то, что хотят найти и за деревьями не видят ничего – только мусорские сценарии. 

Так думает белый разведчик Смит.

«06» августа 2016 г.

На религиозников-крестоносцев, гигантскую текст-подставу и, соответственно, брак-историю, может повестись кто угодно, но только не ядерный метафизик древнейшей Европы.

Шоу на малом Енисее. Вознесли до небес.
Вот что такое знает религиозник, что не знает контр-партизан, смерш-идеалист? Разумеется, одиночник. Еще «Таежный тупик» вспомнить. Агафью. Чему вообще может научить религиозник – и не только метафизика древнейшей Европы? Реваншистской. Читаем: «разведение костра без дополнительных приспособлений» (!), «военные научатся разбить бивак» (?), «преодоление преград». Преграды в уме. Вот что пишет In The Deathcar: «Это, наверное, шутка какая-то. Вам это в новинку? Чем на гражданке занимались? В действительности развести Костер не так сложно, даже под дождем. Попробуйте пару раз, увидите. (Хотя бывают ситуации, когда костер не развести – это для тех, кто уже надул щеки). Главное не в этом. Главное в лесах – феномен боевого интеллекта. А вот здесь религиозник ни с какого бока. Волчья кровь (1995) – «нам не нужен хлеб наших политических противников».


Ноябрь 2015 – февраль 2016.

В недрах антибандитской лесной метафизики.

…Для контр-диверсанта есть веками наработанное правило: не шастать по лесным дорогам, просекам, лесосекам и другим провальным местам. Обязательно нарвешься на зрителя. Сразу в лесную пасть – колодник, чащу, заросли. Это и есть жизнь.
Зашел в завал-обманку, его сразу не увидеть, итог тупик, а ты уже прошел десятки метров. Длинные сосны-бруствер лежат слева и справа, дальше сужаются, и где-то там огромный выворотень. Теоретически, с лежащего ствола-западни сбиваю (пробиваю) снег, снимаю лыжи и в проход-перекат через ствол – монумент. Теоретически, в кровавый киносезон февраля, от дороги на север возможно пойти по руслу Тосамьи к Чистопу, на полной выкладке. Купить сани = тысяча сто рублей. Рубить просеку в буреломах. Причем вижайский актив свободен – рейнджер идет по владениям исключительно военного ведомства, то есть по левому берегу. Военные жетоны: Ural mafia, «Сеем смерть – жнем победу», «Рожден любить – научен убивать» и просто Mafia в длинном антибандитском черном плаще New Rock (ssSatan-2) уже не по натовской, но белоевропейской ракетной терминологии.
(Лже-площадка для гольфа замерла). Белый моторный гангстеризм тридцатых!      

Есть еще одна отрадная вещь. Верховья Лозьвы вновь открыты для свободного посещения одинокими рейнджерами при наличии жетона-жеребьевки на гризли. Резервантам специальная контр-местность, ее пересечения, дикая изрезанность оказались не по зубам, и они добровольно сложили полномочия в пользу военного ведомства. Это не в обиду. Это законодательный факт. Вы видели карту-пятисотку «Верховья Лозьвы»?

Данная отличная местность – неплохой военный полигон для школы одиноких спец-идеалистов (военных ведомств в единственном числе). Смотри новеллу «Доброе утро, Вьетнам!». Но еше лучше, для самопроверки, идентичности белого европейца, торжества белого походника – невозбраняемый правовой Буфер от вишерской закрытости – вверх, вверх! В руны, чертог орла, к северу от истоков Лопьи. Сделать маршрутные зарисовки. И сугубо зимой, львы. Одиночество с судьбой. Хвойная, холодная Европа:

–  Пошли меня туда, мне это интересно.   
–  Интересно получить пулю в живот?

Пугайте браконьера криком, нелегала – лазером. «Входной билет на Буфер» – снял впечатляющий прогон по работе лазера (арийских полномочий) в ночном баскервиль-house, – пугать американских нелегалов. Калина красная (1974): «Будем шмалять».

«Не вторгаться! Нарушителей застрелят. Выживших расстреляют снова!». Чистота, порядок, дегуманизация. «Склонен к побегу. Склонен к нападению». Рывок на волю – смерш-задача – выйти на Лопью, чтобы озвучить приговор.

«Наставление по борьбе с партизанскими бандами, индейскими нелегалами, – уже сейчас думает Алехин по августу 2044-го. – «Момент истины» не нужен. Танцы вокруг бандитов – тоже:

1. Контрольный в голову.
2. Проверка документов.
Такова политика в лесу:

– Почему не в шортах, нелегал Слим? (Я всех называю слимами) Выморозить группу, выгнать из палатки, охладить турецкий раж. Готов ли американец умереть в русских лесах? (Уральская месть приходит через столетия). «Вот скажи мне, американец, commу…» – Brother-2. Это наше европейское шоу, – здесь можно и нужно снимать белое гангстерское Кино.

– Подкупят аборигенов за спирт. Могут попытаться отомстить. – А я перекуплю. За спирт. Есть там один мой агент. Надежный. Он свой среди своих. За доллары сдаст актив мгновенно.

….
«Да, скифы мы, да, азиаты мы». Кто «мы»? «Мы, Николай второй». Вообще, как известно, автор был полный подонок. Он собирался «пулей в святую Русь». В ивдельских лесах иногда вспоминаются гризли-режиссеры и подсевшие на блатогонную тематику актеры – древнейшая проститут-«профессия»: «Ваша хата – наша хата».

«А вот не слабо ли предателю Потееву встретиться со Смиттом в лесу? – задается вопросом арийский разведчик Bormann. (Ликвидатор). – Да куда ему. Подох, – туда ему и дорога. Никто не спросил себя: «почему такое огромное число предателей в разведке и контр-разведке?». Ответ знает только ветер: «Нет нормальной белоевропейской идеологии».

Итак, выход из завала только по своему следу. Сосны значительны в диаметре, немного приподняты над землей, земля видна, на соснах спрессованный снег, лопаткой Гусева сразу не пробиться. Отличное место для загона-тренировок в русле егерских антипартизанских войн, обманки послевоенного скота. Отличное место, можно снять ролик-пособие или предупреждение:

– «Как зимой не нужно бежать из концлагеря (военной тюрьмы и т.д.) в 2041 году». – Не попадать!
– «Как из партизана стать непартизаном – antibandit»;
–  «Как поднять настроение контр-диверсанту».

Теория загона, львы. Военная мифология. Подняты вопросы в форме дневниковой реконструкции. Это ультра-панорама современных представлений через «заломы» Смита. Ультра- и –фора. Мета- и –фора. С утра. Смит. Брутальный дневник позиционируется как метафизический вестерн. Бонд: «Я вообще консервативен.  Я не профессор Плэйшнер и все свои новеллы в голове не держу. Поэтому скучаю по ним здесь». Дневники от имени Смита – «тот, который, допустим, Смитт» – что дает возможность «перемещать» ссылки от континента к континенту, манипулировать географией и так называемой «историей» (сегодняшней не-Европы). Лживой из-за коллайдера, отсчета, замеса и потому совершенно бесполезной для реванш-столетия. Все должно быть иначе.

Свой лыжный след в загоне пока не стал затирать (заметать), чтобы отследить судьбу любопытствующей людоед-особи, которая непременно пойдет по следу. Этому белый рейнджер древнейшей Европы научился у гигантов-медведей из первобыта.
– Видел сегодня нехорошие следы. Эти могут сымитировать их (their) нападение. – Не понял. Имитация нелегалов под волчьи следы? Прием. – Волчьи. Все могут подстроить. Под руководством американских нелегалов (кураторов - как на Карском побережье в Metal-битву сороковых) – на Смита. Сымитируют нападение волка-медведя на «родовых угодьях». Это они так считают. Чистоп считают своей собственностью. А в действительности юрисдикция департамента. И это самое возмутительное.

…   
Приготовил крем для армейской обуви. Скоро буду открывать сезон арийских кирзовых сапог, в них я хожу на поселениях (скрытое превосходство). В тайге сугубо в болотниках. Америка может рискнуть, но у тебя бункер на Чистопе. «Я не хочу умирать в Техасе, в Чикаго – может быть, можешь найти меня там». Правильно, Хики. Хики was right. Не Шикльгрубер, не Гесс, а Хики был прав.   
Sо, итак… маячит метафизический подарок, фатум, судьба: прогон к северу от Лопьи, информации на всю жизнь. Хождение по лесам – это образ жизни. В неохот-сезон если факел включить, то повалит жуткий дым, и не видно будет никакой гризли. Брос в харю и разрыв дистанции. 

Февраль, 24. Все тает, берлоги поплывут. Медведи восстанут. Тотальная мобилизация, восстание масс. Ждем. Пуля не держит зверя – держит зверя пинок.
Метафизическую поддержку дает «проход через лес». В лес ты пришел через метафизику. «Метафизика должна располагать действительно хорошими людьми, –  резюмирует принцесс-Европа. – Европейский «Реванш» Смита – мощнейший реваншистский очерк-текст, новелла-событие. Какой был древнейший лес в Европе? С этого начинать».

К метафорам, львы, к мото-формам. Нам нужна мощнейшая мораль. Архетип-кинжал. Однажды общался с дикой принцессой: «Нужно все то же самое. Только слово заменить». Так что, лингвисты-текстографы, рассуждайте о чем угодно – только слово заменить».   

Вообще никого ни в чем не нужно слушать. Кругом одни понты, надувание щек, в леса не то что на банду, как в августе сорок четвертого – один-на-один не ходят, а туда же. Как решишь с дикой ницшеанкой, так и будет.

___________
____ 

«14» августа 2016 г. Боевая лингвистика Смита. Энергии только на хождения по лесам (на встречи с косолапым сбродом) и на метафизику – белые новеллы, волевой военный апофеоз, лесная интервенция в жанре лесной дороги. Еще на встречи с дикой принцессой. Мало?

Смит разбушевался. Разгонная Европа. Покрытая ельником идеальная Европа! В хвойном ельнике ты, Смит, в идеальном времени. От смерш-метафор – к метафорам-мотоформам. Что звучит – метафора, особенно военная или ядерная метафора.
Тонизирует еще то, что все время голоден. В Алькатрасе и не такое на ум приходит. «Будет день, будет пища». И где она – ваша «пища»? Гризли-валка в томских лесах (сто рублей за килограмм только мяса) и валка просек (Якутия) не дают тех денег, которые нужны Смиту. Но бедность не порок (Бонда опять очеловечили). Забрасываю лингво-новинки на бункерный чердак. Там еще груда киносценариев о Смите и голубоглазой принцессе.

Нужен первый внезапный человек – боевая метафизика реванш-столетия – в виде разгромной рецензии. Послевоенный забой медведя, когда резервист-метафизик на лесной контр-задаче, – у гризли нет шанса. На этот раз он отправился далеко на север – на черные холмы Дакоты. Ярко выраженный «болевой синдром» резервиста-метафизика. Он мертвый, а ты – быстрый.

Спец-идеалист и кино-идеолог Смит: от Алькатраса на междуречье Уньи, с лошади к письменному столу, с черного тяжелого мотоцикла – к дикой принцесс-лингвистике. К мотоформам. Манипулирование ссылками, текстофоном, «философией жизни», географией, идеологией, метание (и мотание) от «континента» к «континенту», – смотри «Литературную автобиографию». Атомная лицензия – это ключевая ставка. Ураганная афористика жизни, львы и львицы.

Ультра-политика и дневниковые einsatz-задачи.


2.2. Белый моторный гангстеризм тридцатых.

…….
ОН ХОРОШ

Белоевропейская новеллистика Смита – это абсолютный экзистенциальный дикозапад.
Last Man Standing, 1996. Не нужно забывать, что Хики гуляет среди красивых пейзажей – он стреляет от живота, и это удачный переход, комментарий, уместность.   

1. «Он хорош» – Дойл о Смите. Информация, резолюция Дойла. Второй вариант: «Он… хорош!». (Усиление). 
2. Хики устраивает пальбу в бункере по низкой траектории. (Все прогнулись).
3. «Лучше, чем это? – задает вопрос Хики. – Хорошо. Покупай его». Удаляется.
«Лучше, чем это?» – спрашивает Хики. Что имел в виду Хики, рейнджеры? В новелле «Белое кино-3 окончание» Смит с экзистенц-читателем выяснил, «что» – метафорически, автоматом – озвучил Хики. Говорим «черное оружие» – подразумеваем… 

«Лучше, чем это?» – подразумеваем сноп огня. «Лучше, чем это?» – подразумеваем рвущуюся ввысь экзистенцию. Колоссаль, львы и львицы. Вот как раз с «теоретической головой» у Хики все в порядке.


КАЛИНА КРАСНАЯ(1974): «будем шмалять».

Вот что пишет In The Deathcar. – А теперь выясним, экзистенц-читатель, что думает Bormann «В глуши антивьетнама (Дело D-107)» Действие на лживом индейском «материке», а точнее – на площадке для satans: 

«Надумал валить», видимо, ствол так подействовал на него, - ты же понимаешь, их расшмаляют! – пусть сперва расшмаляют… «Все понимали, что в случае прокола начнется страшная пальба, настоящее месиво» (Расшмаляют нас). А потом началась настоящая пальба, поливали очередями. (Смит уже входил в рифовый коридор) – : «Или кто-то еще свалил?». Держим стояк, боссы Европы! «Расшмаляли!». Железная лингвистика, железо теорий. Слово – железно!

Ты сильнее их – и этого достаточно. Есть еще натура и желание. Есть еще натура и антиблатогон-цель. Я могу сыграть с тобой очень злую шутку, баскервиль. Томление духа. Судя по повадкам. «Помчаться в сторону леса и бить его, баскервиль, точно в пасть, – акцентирует In The Deathcar, – и бить сапогом».

Пришла весна-2016, весна идет, и Борманн, бесспорно, планирует побеги в заповедник белого человека, чертит оперпосты, через резервации. Полумедведи, скрещенные с послевоенным городским жульем... Лаборатория Фидлера «Оскал-оборотень» на «заброшенном» Пермском Сибиревском прииске, «День отарка» (-64), взорванный купол. Фидлер сюда уже не показывался. А потом они все разбежались по лесам. Дублирующие пары:  «Гризли-туман» – «Мрак и туман». Это современная Родезия, львы! Настоящая жизнь была и, вероятно, будет на первобыте, там, на скалах. (Включается арийская тематика). Что нужно? Нужны скалы и красивая, очень нежная женщина. Спрыгнуть с тоски и депрессии.

– Утро! Утро начинается с побега! (Иначе вас тоже расшмаляют). Или, быть может, вас что-то не устраивает?
– Ты видишь, встречного транспорта нет вообще!
– Мне кажется, ты завышаешь нью-йоркскую планку нью-йоркских мусоров. – Выходите из машины, – бросил им Bormann. – Все и быстро! – Черные менты и отарки-полумедведи все поняли. Они не только вышли, но и сразу же положили руки – тьфу, не руки, лапы! – черные лапы на кузов тачки.
             

СКОТТИ ИДЕТ НА ВОЙНУ

Есть еще перрон прибытия, интервенция метафор, Мадагаскар, лже-явки и туфли-пистолеты. А еше есть Гарин. 

Гарин произносит Текст характерным образом:
«Говорим «реванш-столетие» – подразумеваем «башни», сталкерские задачи, военные экзистенциалы. Где-то еще маячат белые субмарины. Репутация наемников – это наемная репутация. Вот что пишет In The Deathcar «Скотти идет на войну»:

«У нас украли возможность побыть в бою, последнее «ура», последнее «прости» – этим людям я отвечу, что не имею ни малейшего желания ударить по Пентагону. Я хочу освободить его. Нам нужно спасти его от себя самого. Америку нужно сбросить к маргиналам в пропасть. В этом глобальная доктрина, в этом арийский концептуализм».

Инженер Гарин – атомный рейнджер. Ядерный оператив под плащом. Инженер Кириллов, с русским черным револьвером. Ствол гиперболоида – бункер на водоразделе. Буферный Урал – буферная идеология. «Круглый купол на башне вращался». Военный экзистенциализм в форме мета- и -фора – «того самого проклятого аппарата, которым на острове в несколько минут были уничтожены все прежние шерстистые «понятия» Роллинга (и Зои) о мощи и могуществе.

– Вы хорошо поработали, мой друг, – тихо сказала Зоя, жемчужина Зоя-ценность.
– Это учитываю в первую голову, – резко ответил Гарин.


3. БЕГУЩАЯ С БРУТАЛОМ 

3.1. «Сегодня будут танцы», – сообщает Ницше у входа в пешеру.
3.2. «Не хочешь – заставим».
3.3. Возвышение Европы или что такое «метафора». 
3.3.1. «Мы будем драться на пляжах».
-За северо-талицкой медведицей должок. 

3.3.2. Плазматоры доплутогонной Европы.

Но остались плазматоры доплутогонной Европы: расовые железные экзистенциалы –  штирнеровские, ницшеанские, Смерш вне форума, Зоя Монроз (а это наша, львы, метафора-ценность), гиперболоид инженера Гарина, инженер Кириллов с большим черным револьвером в «Бесах» Достоевского. Боссы Европы! Мы – корпоративные бандиты будущего. 

К финалу-1.
«У них есть ядерное оружие, они вели себя очень агрессивно в последние годы, инвестируют средства в развитие своих военных возможностей и испытывают их» – пояснила индейская красная обезьянка. 
Через мета- и -фора, смерш-метафору «не хочешь – заставим» – на твердый снег, к военной белой биологии, этическому экзистенциализму с молодой и перспективной кровью. В Алькатрасе и не такое на ум приходит.

Киноидеолог Смит! Туда, где маячат белые субмарины, от континента к континенту, в диких неожиданных местах, на кинобазах – от ссылки к ссылке. Арийская агентура вся в лесах: на лесных лингво-базах, в кино-реваншизме и киноидеализме, если кто не в курсе. Помните Хиггинса в «Трех днях Кондора» (1975)- «Я просто не в курсе».


К финалу-2.


К финалу-3.

Где-то еще маячат белые субмарины. 

А о падающих в море серферах в наше лживое время кто-нибудь думает? Раса – это не только фраза, –  раса, как известно, кровь, а кровь стоит на языке, лингвистика ее определяет.

***

События, герои, место действия являются литературным вымыслом; также прошу не отождествлять героя произведения с автором


Рецензии
Очень убедительная имитация. Сразу с двух сторон. Смит.

Ник Пичугин   04.08.2016 16:15     Заявить о нарушении
В Алькатрасе и не такое на ум приходит. Мета- и -фора. С утра. Bormann.

Валерий Галицких   20.09.2016 09:59   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.