Жар-птица

   Лена... Леночка  Чиж - запомнилась  мне  эта  девочка. Училась она в  группе,  где  я  была  классным 
руководителем.  Годы были  советские,  небогатые,  девочки,  поступающие  в  наше  педучилище,  все   из
окрестных   деревень  и  таких  же  маленьких  городков,  как  и  наш. Одеты    скромно, часто  жили
почти  только  на  одну  стипендию.  А  эта - как  жар-птица  среди  них.  Одежда  на  ней  не  просто 
хорошая,  а  импортная - это  сразу  в  глаза  бросалось.
Да  и  собой  хороша!  Тоненькая,  стройная, волосы  длинные, пепельные, лёгкие,  видно,  что 
к  дорогим  шампуням  приученные. Черты лица  миловидные, точёные,  а,  главное, глаза  необыкновенные!
На  солнце  они  были  изумрудно-зелёные,  яркие. Очень  красивые  глаза!
  -  Откуда  ж  ты  взялась  в  наших  краях,  красота  неземная? - думала  я,  оглядывая  группу при
первом  нашем  знакомстве.
  Оказалось, что  отец  Лены служил   в  Бельгии.  А  до  этого -  Польша,
Германия...  Семья, жена  и  трое  детей,  путешествовала  с  ним, Лена  была  старшая. Этим  летом
мама  с  детьми  приехала  в Россию,  отдохнуть  к  родственникам,  в  наш  город. И  так  девчонке, 
после закрытых  военных  городков,  понравилась  наша  простая, но  свободная жизнь, что  Леночка 
упросила  мать  оставить  её  здесь и  поступила,  на  общих  основаниях,  в  наше  педучилище.  Та, 
скрепя сердце, оставила  дочку.  Думала,  что  помыкается Лена в  наших  условиях  и  сама  попросит 
забрать  её.
  Начались  занятия, девочка  училась, как  все.  Отличницей  быть  не  стремилась,  но  была  от
природы  умненькой,  сообразительной  и  учёба  ей  давалась  легко.  С  девчонками  хорошо  ладила, не
кичилась  перед  ними  ни  родителями,  ни  достатком.  Бывало  и  шалила,  как  все.  Вот  про  шалости, 
это  отдельно...
  Учителя -  то  один,  то  другой  жаловались  мне  на  неё.  То  на  уроке  болтала,  то  списывала,  а
то и  грубовато  ответила...
  -  Что  же  это? -  думала  я,  -  неужели всё-таки  зазнайство,  чувство  ложного  превосходства?
Но  в группе  так  хорошо  её  приняли...
  А  когда  поговорила  с  ней, то  оказалось,  что  никакого  зазнайства.  Просто  девчонка  не 
наигралась.  Училась-то  она  где?  В  первый  класс  пошла  в  Польше,  там  в  её  классе  было
три  человека.  Пятый- шестой  классы -  в Германии.  Там  четыре  человека  их  было.  Седьмой-
восьмой  -  в  Бельгии -  два  человека  в  классе.  А  если  бы  осталась  сейчас  в  Брюсселе,  то в
девятом  классе  она  была бы  одна...
  - Ну что  это  за  школа? -  рассказывала  Лена. - Мне  всегда  хотелось  большой  класс, подружек,
друзей. Да  и  жить  в  военных  городках,  так  надоело.  Все  друг  друга  знают...
  Не  стала  я  больше  к  ней  вязаться  за  каждый  проступок.  Первый, второй  курс,  а  там
повзрослеет  и  наиграется. Тем  более "хулиганство"  её  было  не  таким  уж  значительным,  так 
ерунда...  детство...
  Но  один  случай  запомнился.  Я  у  них  в  группе  химию  вела. Химкабинет  не  очень  оборудован
был,  времена  такие...  Но  шкаф  вытяжной - главный  атрибут  кабинета  химии - был. Простой,
самодельный,  но  был.  Стеклянный  куб,  со  стенками чуть больше  метра  шириной, верх  вытянут  в
виде  купола,  и  труба  из  этого  купола  в  окно  выведена.  Передняя  стенка  поднималась  и 
опускалась,  чтобы  можно  было  вовнутрь  поставить  ёмкости  с  вредными  веществами.
   И вот  вхожу  я  в  класс... группа,  смотрю,  что-то  уж  очень  тихо  ведёт  себя.  Глянула,  а 
в  вытяжном  шкафу...  сидит  на корточках  моя  Леночка-красавица...  Смущённая,  согнулась  вся, 
тесно  ей  там...
   -  Ну  что,  дорогая,-  спрашиваю, - Удобно  тебе  там?
   -  Нет, - отвечает, - сиденье  бы  какое-то...
   -  Ну вот,  -говорю,  открывая  переднюю  стенку  и   выпуская  её, - закончишь  училище,  в Бельгию 
к  родителям  уедешь,  замуж  за  дипломата  выйдешь  и  подаришь  родному  училищу  настоящий 
вытяжной  шкаф,  современный,  чтоб  полочки,  подставки  были.  В  таком  и  сесть  будет  куда...
   Ох,  как  я  тогда  ошибалась,  другая  судьба  ждала  нашу  жар-птицу...
   Каждый  год  родители  хотели  забрать  Лену.  Мама  и  приезжала  однажды  и  писала  мне, чтобы
я  на  неё  повлияла,  но  прижилась  она  у  нас.
   Прошёл  первый, второй  курсы.  Третий  начался,  как  во  всех  учебных  заведения  страны,  с
"совхоза"  или  " колхоза". Это  кому , как удобнее  и  кто, куда  попадёт.  Кто  учился  в  те  годы,
хорошо  меня  понимает.  Студенты  на  месяц  уезжали  на  "картошку". Ох,  эта  картошка!  Целый
месяц  жили в  деревне, в  приспособленных  помещениях, то  в  школе  класс выделяли,  то  в  клубе.
Спали  чаще  на  тюфяках,  набитых  соломой.  Тюфяки  раскладывались вдоль  стены  прямо  на  полу.
Кормили, правда,  хорошо,  в  столовой, три  раза  в  день.  Иногда  бывало,  это  чаще  в  колхозах,
что  студентов  распределяли  по  квартирам  и  хозяйки  сами  готовили  им  еду,  получая  продукты
со  склада.
   Но  работа  очень  тяжёлая.  Да  ещё  осень,  а  она  разная  бывает.  То  солнце,  как  летом, а
то  дожди  зарядят.  И  вот  каждый  день,  в  любую  погоду, практически без  выходных и  бесплатно
студенты  помогали  убирать  урожай.  Нет,  совхоз  платил  что-то,  но  деньги  шли  учебному 
заведению.  Купят  оборудование  какое-то  на  них,  литературу  или  наглядные пособия...
   Картошка  студентам  потом  долго  во  снах  снилась.  Картофелекопалка  пройдёт, и вот...  перед
тобой  рядок  метра  два  шириной,  а  длиной,  прямо  скажем,  километры,  смотря  какое  по площади 
поле...  А  картофелины  крупные,  белые,  розовые...  много  их.  Ведро  наполняется  мгновенно  и
его  надо  тащить  к  месту,  где  ссыпаешь  картошку  в  мешок.  А  потом  эти  мешки  грузчики  на
машины, или  на  тракторные  тележки  грузят  и  везут  на  склады. 
   Уставали  мои  девчушки,  очень.  Хорошо  ещё  если сами  деревенские,  к  труду  привычные,  а  если
городские...?  А  если  такие,  как  Леночка...?  Она  увидела,  как  картошка  растёт, только  в 
этом  "совхозе".  Но,  ничего,  привыкла.  Физически  она  крепкая  была,  хоть и былинка  былинкой.
   Наработаются,  вроде  сил  нет.  А  молодость  своё  брала.  Пришли, умылись  и  в  столовую, а 
вечером  танцы  в  клубе...  Вот  тут  и  настигла  нашу  красавицу  любовь...  Жил   у  них  в деревне
парень, только  из  армии  пришёл. Имя  у  него,  по  тем  временам,  редкое  было,  не  деревенское - 
Руслан,  очень  ему  подходящее.  Настоящий Руслан, как  говорят, " косая  сажень  в  плечах".  Высокий,
красивый,  волосы  русые, глаза  синие. Первый  парень  на  деревне,  богатырь  русский.  Работал 
трактористом,  в  армии  танкистом  служил.  Влюбился  он  в  нашу  Леночку  без  памяти,  и она тоже.
Дышать  на  неё  боялся. Когда  танцевал  с ней, то как  хрустальную  вазу  держал  в  больших  своих 
руках. Думала  я,  пройдёт  месяц,  уедут  девчонки  в  город,  и  любовь  пройдёт,  но  нет  не
прошла...  Дошло  до  родителей,  они  в  то  время  уже  в  Москве  жили.  Мать  приехала,  умоляла,
чтобы  Лена  уехала  с  ней.  Говорила,  что  учиться  ей  надо,  что  не  пара  он  ей,  много  чего
говорила,  да  всё  напрасно.  Любовь...!
    В  конце  третьего  курса  поженились  они. Училище   закончить  он  ей  дал. Жить  уехали  в 
деревню .  Потом   я  узнала, что  работает  Лена  учительницей  начальных  классов  в  деревенской
школе.  И  как-то  оборвалась  наша  с  ней  связь,  долгое  время  ничего  не  слышала  о  ней.
   Только  через  восемнадцать  лет, я  уже  на  пенсии  была,  поехала как-то в  автобусе  в 
Екатеринбург.  Отъехали  от  города, вижу  через  проход  от  меня  сидит  девочка,  лет
пятнадцати- шестнадцати...  Посмотрела  она  на меня...  Боже! Лена! Те  же  глаза!  А   рядом 
женщина  пожилая.  Пригляделась...  так  это  же  Ленина  мама!  И  дочка  Лены!  Три  часа  мы 
проговорили.  Всё  она  про  жизнь  Ленину  мне  рассказала,  плакала, жалела  дочку.  Жили  они 
с  Русланом  и  сейчас  живут  в  деревне,  пятеро  детей  у  них. Дом  свой,  две  коровы,  куры,
гуси,  овцы  и  т. д.   Можно  бы  и  без  скотины  прожить, но  Руслан  сказал,  что  как  же  в 
деревне  и  без  хозяйства?  Вроде  как  хозяйство  большое - это  престиж.  Да  ещё  огород...
Любили  друг  друга  по-прежнему, но  Руслан - простой,  деревенский -  и  взгляды  деревенские.  Дом,
хозяйство,  дети  - это  женская  работа,  а  он -  мужик - он  деньги  зарабатывает.
И постепенно  взвалил  всё  на  худенькие  плечики  своей  жены  ненаглядной. Ну помогал, конечно, 
воды  натаскать, дрова  нарубить,  за  скотиной  навоз  убрать. А  всё  остальное -  женские  дела.
Накормить, обиходить  всю  скотину, огород,  чтоб  в  порядке  был,  обеды , ужины  приготовить, 
обстирать  всех...  Да  детей  пятеро,  она  практически  почти  постоянно  беременная   ходила  или 
с  грудным  ребёнком.  Сначала  работала  в  школе,  а  потом  бросить  пришлось,  когда  же  работать 
при  таком  хозяйстве. Руслан,  конечно,  труженик, зарабатывает  хорошо,  но  интересы  у  них 
разные. Поначалу  хоть  в  клуб  ходили, в  город  она  его  вытаскивала,  а  потом  и  это  забросили. 
Повседневные  дела  всё  время  съедали. Руслану  бы  после  работы  с  мужиками  выпить,
хоть  и  не  запойный  пьяница,  но  всё равно, вроде  так  заведено...  А  пьяный  пришёл,  придирки
начинаются...  То  не  так,  это  не  так.  Сколько  слёз  пролила  наша  Лена. А  поделиться  не
с  кем,  подруг  у  неё  не  осталось, да  и  некогда  ей  было  с  подругами  дружить. А  родня  его
сразу  Лену  не  очень  хорошо  приняла,  городской  считали,  будто  не  видели,  что она  такую  же
работу  деревенскую,  как  и  все,  делала.   Сначала она ничего даже матери  не рассказывала,  хотя
та понимала,  как  не  сладко  живётся  дочке.
    При  такой  жизни  вроде  окрепла  Лена  и  физически  и  морально,  закалилась,
но  сникла  как-то ,  не  сияют больше  глаза...
 Сколько  раз  Ленины  родители  просили  их  уехать  к  ним  в  Москву,  да  где  там...  Руслан  сказал,
 что  их  место  в  деревне....  И  детей,  чтоб  много  было,  тоже  он  сказал.  Вот  так и  живут:
  "Руслан  сказал, Руслан  так  считает..."  Когда  дочка  первая  родилась,  мать  опять  просила  Лену 
уехать  с  ней в  Москву,  но  та  отказалась.  Тогда  она  ещё  очень  любила  мужа.  Ну  а  потом 
дети  один  за  другим  пошли,  куда  уж  тут...  Так  и  сломала  себя,  привыкла  жить  не  так, 
как  хотела...  Вроде   и  не  плохо  жили ,  так  же,  как  все,  но  не  было  в  их  жизни  духовности 
что  ли,  только  тяжёлый  труд,  выживание...
   Фотографию  ещё  мне  показала  Ленина  мама.  На  ней  Руслан и  Лена  в  окружении  детей.  Руслан,
как говорится, " в  пору  вошёл" - красивый, видный.  Леночка  рядом...  она,  как и  была,  осталась 
красавицей, только  огрубели  немного  черты  лица,  обветрились.  Осталась  её  особая  стать, 
интеллигентность, но поразили  глаза -  не  блестели  они,  не  светились,  плескалась  в  них  усталость,   
и  покорность  судьбе... Не  выглядит  так  счастливая  женщина...
     Нет,  -  обняла  бабушка  внучку, - эту  я  не  отдам.  Эта  моя  кровиночка!  Там  ещё  четыре
парня  растут.  А  её  я  везу  в  Москву. 
   - Лена  сама  сказала,  - добавила  она, -  пусть  Алёнка   у  вас  поживёт,  учится  пусть,  пусть не
повторит  моей  судьбы...
   Вот  и  думаю: вроде  всё  нормально, сама  выбрала  такую  жизнь.  Живут  так, как Лена, тысячи
и тысячи  деревенских  женщин. И  любовь  у  неё  есть, и  семья, и  дети... Но  что-то не  складывается,
что-то   не  так...  Не  зря  же  потухли  её  глаза,  не  зря  же  она  сказала  о  дочке:"...  пусть не
повторит  моей  судьбы..."


Рецензии
Очень жизненный рассказ. Читается легко. Обидно за Леночку. Руслан подмял её. Достоверно рассказано о деревенской жизни. Она не мёд. Голос автора не за кадром, а рядом с героями. Всё получилось, Ольга.

Тамара Авраменко   25.07.2016 13:18     Заявить о нарушении
Спасибо, Тамара, за поддержку!

Ольга Анциферова   25.07.2016 13:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.