Космос нараспашку. Глава 07. Барашки на заклание

В Красноярский край пришло сухое и жаркое лето. Тайга заполыхала. В первые месяцы сезона в регионе уже случилось три сотни пожаров.

В Центре тоже царило почти осязаемое напряжение. Влад не совсем понимал, какое отношение имеют пожары к поселению — оно же изолировано от поверхности. Лишь система вентиляции уязвима, но это чисто инженерные проблемы, нет? Как бы то ни было, но весь взрослый состав подземного института находился на нервах. Собирались в группы и что-то негромко обсуждали. На вопросы младших отделывались улыбками и дежурными фразами.

Наверное, поэтому очередное вечернее совещание команды ловчих шло скучно. Кирилл Иванович постоянно задумывался о чем-то и отвлекался. В итоге полностью передал слово Стасу как своей правой руке и уткнулся в рабочий планшет, набирая сообщения.

— Ребят, — сказал Стас, перелистывая документы на экране журнального столика, — в Симферополе обнаружился новый псионик. Сильный! Точное местонахождение ещё не вычислили… Объект из шептунов. То есть гипноз, НЛП и прочие техники манипуляций. Смотрите досье, там всё, что накопали.

Влад вспомнил говоруна Птицына из Оренбурга — псионик того же типа, менталист.

Комендант продолжил:

— Пока объект ещё раскачивается. Похоже, забавляется, не используя силу на всю катушку. Например, заставил гопников с улицы идти в полицию с повинной. Так. Тут вот чиновники из мэрии принесли в прокуратуру объяснительные по взяткам. Трое врачей из горбольницы признались в своей халатности и получении крупных «подарков». Несколько строительных бригад бросили стороннюю халтуру и обустраивают детские площадки во дворах… Вот что там за Робин Гуд завёлся в городе, нам с вами и предстоит выяснить.

Стас улыбнулся, явно одобряя такие «проказы» шептуна, но через секунду посерьёзнел.

— Руководство опасается, что Объект может переборщить с самосудом. Туристический сезон в разгаре, и проблемы Симферополю не нужны. Ну что, кто хочет на море?

Ильюшка, до этого полусонно сидевший в кресле с ногами, аж подпрыгнул:

— А там что, море есть?

Парни ожили, зашевелились пересмеиваясь. А Фёдор добавил мечтательно:

— И море, и скалы, и пляжи, и… девушки в бикини. Когда едем?

На несколько минут в комнате стало весело. Даже майор оторвался от гаджета и похмыкал с улыбкой.

Тут в дверь кабинета громко постучали, и в открывшийся проём заглянули сразу две головы. Ребята лет четырнадцати:

— Извините, а Федя скоро освободится?

Кирилл Край припечатал себе ладонью по лбу, изобразив фейспалм:

— Всё время забываю, что тут детский сад.

Фёдор же мрачно глянул на визитёров. Он по вечерам обучал нескольких ребят игре на гитаре.

— Скоро буду! — рявкнул на появившихся не вовремя подопечных. — Потерялись отсюда!

Дверь резко захлопнулась. Из-за неё донеслось двойное: «Ну, бли-и-ин!»

— Ладно, на сегодня закругляемся, — сказал Кирилл Иванович, вставая из любимого кресла. — Мы идём как усиление Крымского отделения. Будем на подхвате, потому никакой самодеятельности. Это особенно касается стажёра.

Илька вытаращил честные глаза и закивал головой.

Надо отметить, что за последние месяцы отношения в команде немного исправились. Павел стал чуть общительнее, меньше выплёскивал раздражение. Хотя свободное время, как и прежде, предпочитал проводить в одиночестве, за книжками.

— Изучайте документы, завтра встречаемся в семь. Влад, разжёвываешь Илье непонятные моменты. Стас, проследи за одеждой команды — температура там около двадцати в тени. Вопросы?



* * *

Ночью Владислав проснулся от яростного стука в дверь. Он с трудом поднялся с кровати и впустил в комнату нежданного полуночного визитёра.

— Чего ты, Иль? Приснилось что-то?

— Владь, помоги, блин? Мне надо. Вот прям срочно! Это реально важно, Владь, — бормотал под нос мальчишка и метался по комнате. Одет наспех — в спортивных шортах, футболке и босиком. Чёрные лохмы всклокочены. — Это нужно сделать, иначе будет какая-то… Прям вот срочно! Надо, Владь!

Стечко заловил подростка и усадил на кровать.

— Тише, Ильюха, тише! Успокойся и расскажи всё спокойно! Что за катастрофа?

Но Илья никак не утихомиривался. Он подпрыгивал на месте, диковато озираясь по сторонам. То сцеплял руки вместе, то начинал перебирать пальцами в воздухе.

— Обязательно надо, Владь! Вот срочняк! Горит… Можем не успеть! Поможешь? Меня одного туда не пустят, так?

— Куда не пустят? Что надо успеть? — повысил голос Стечко, напуганный поведением подростка.

Поймал его снующие руки и сжал их придерживая. Илья попытался вырваться, а потом уставился широко распахнутыми жалобными глазами на Влада и громко прошептал:

— Надо туда! Срочно! Телепортом же, ты чего?

— Ильюш, — как маленькому начал объяснять Влад, — для телепорта надо знать место. Куда тебе надо попасть?

— Ща! — Илья закивал, сдёрнул со стола владькин планшет, включил какую-то рисовалку и, выбрав светло-фиолетовый тон, быстро-быстро усеял экран квадратиками разного размера.

— Вот! — гордо сказал подросток, поворачивая рисунок другу. — Вот сюда! Сможешь теперь? Времени совсем мало.

— Так, давай-ка я Кирилл Иваныча наберу… — решил Влад и поднял правую кисть к виску, активируя медиа-линзы.

— Не даст! — почти вскрикнул мальчишка, хлопая Влада по руке. — Не пустит! Время теряем! Прыгнуть можешь?

— Нет, не могу! — отрезал Стечко. — Приди в себя! Куда я тут прыгну, блин?

— Спасибо тебе! Человеческое! — горько воскликнул Илья и вскочил с кровати. Рванул на выход. — Я сам туда! Времени ни черта нет…

— Да куда ты? — дёрнулся Владик, пытаясь поймать Илью за руку. — Стой, балбес!

Но подросток, легко увернувшись, выбежал в коридор. Влад судорожно влез в кроссовки и выскочил следом. Минуту они неслись друг за другом по коридору спального яруса. Стараясь не разбудить спавших в комнатах людей, Стечко громким шёпотом пытался увещевать:

— Ильюш, ну не твори глупости! Тормози, блин…

Но Илья, не сбавляя темпа, молча свернул к лестнице на нижние ярусы и, перепрыгивая через ступеньку, поскакал вниз.

— Я тебе по башке настучу, — тяжело дыша, бормотал Владислав, пытаясь нагнать мелкого поганца.

Мелькали лестницы и пролёты. Илья спускался всё ниже, пока не выскочил в невзрачный, плохо освещённый коридор. Влад — за ним. Скользнул глазами по большой светящейся надписи: «Внимание! Белая зона через 100 метров» и придушенно охнул. Чёрт! Резко увеличив скорость, в прыжке поймал за руку пацана. Дёрнул на себя, прижимая к стене.

— Обалдел, что ли? — рыкнул на Илью, что пойманной рыбешкой трепыхался, пытаясь вырваться.

— Пусти! — сдавленно пищал мальчишка. — Обязательно надо! Время! Мало! Пусти, сволочь…

Влад, запалённо дыша, пытался успокоиться. Потом прошипел в лицо пацану:

— Там нас грохнут и разбираться не станут! Подумай сам! Мы такие красивые в четыре утра вылетим к КПП Белой зоны? И что говорить? Пропустите нас, дяденьки? Нам надо?

— Мне надо! — рычал Ильюшка, всё жёстче вырываясь из рук Стечко. — Мне! Надо! Не тебе! Иди спи! Чего привязался?!

И тут Илья изо всех сил двинул Владика под дых, да ещё попытался прижечь огнём. От неожиданности Стечко отшатнулся, рухнул на одно колено и схватился за живот.

Оттолкнувшись от стены, Илья резво понёсся по коридору дальше. Сверкая босыми пятками, скрылся за поворотом.

— Вот же ж гадство, — чертыхнулся Влад. С кряхтением поднялся на ноги и потопал следом за младшим другом, переходя на хромой бег.

За поворотом обустроенный коридор кончался. Довольно широкий проход между каменными стенами прихотливо вилял. Стечко уже как-то бывал здесь. Там дальше небольшая пещера с огромными железными воротами, прикрывающими вход в Белую зону — центральный, с контрольно-пропускным пунктом. И там же охрана…

— Пацан, ты откуда тут? — раздался издалека строгий вопрос.

Влад поднажал, стараясь успеть к КПП. Ответа Ильи он не расслышал.

— Стоять! Оставаться на месте и предъявить документы! — рявкнул тот же голос уже ближе.

Тотчас резко хлопнуло по ушам, и по своду пещерного прохода мелькнули красные блики. «Только не огнём, блин!»

Влад вылетел ко входу в Белую зону и замер. У массивных ворот на бетоне лежал военный в защитной форме, в нескольких местах она дымилась. Мужчина тяжело дышал, скребя рукой в перчатке вокруг себя. Фу-ух, живой!

Недалеко от него в небольшую дверцу, встроенную в основные ворота, бился Ильюшка, но как-то заторможенно и… «Что это?»

Над ним из длинного ряда отверстий вырвался с пронзительным шипением дым. С желтоватым оттенком. До Влада донёсся резкий яблочный запах. Газ!

Ильюха обернулся на шум и жалобно прохрипел.

— Владь, помоги открыть, а? Туда надо… Поверь мне! Пожалуйста!

От его взгляда у Стечко зашевелились волосы. Неожиданно для себя скомандовал пацану:

— Отойди в сторону, сейчас ударю воздухом.

Илья послушно сдвинулся влево. Споткнулся об охранника и чуть не шлёпнулся рядом. А Влад тем временем направил упругий воздушный поток в газовые форсунки под потолком, загоняя обратно вырывавшуюся оттуда дрянь. А потом долбанул по воротам со всей возможной силой. Створки вмялись внутрь, но выдержали. Лишь третьим ударом он сорвал петли, открыв взору запретную часть коридора. Немного обшарпанный тоннель, не сильно освещённый и абсолютно пустой. Ненадолго.

Заныли, завизжали сирены под потолком. Заморгали красные лампы. Илька, прихрамывая, метнулся внутрь. Влад тоскливо побежал за ним, понимая, что теперь выговором не отделаться. Выжить бы…

Навстречу из боковых дверей выскочили несколько военных. Что-то заорали угрожающе, направляя на ребят оружие. Но Ильюшка лишь оглянулся на Влада и крикнул: «Торнадо!».

Стечко, не задумываясь, запустил горизонтальный смерч, расталкивая солдат, а Илья вплёл в воздушную спираль огонь. Охранникам это не понравилось и они попрятались за двери.

Коридор петлял, явно забирая вправо. Иногда по левой стороне мелькали комнаты, какие-то ответвления. Но Ильюшка упорно нёсся по одному ему известному маршруту, а Влад старался не отставать, защищая младшего от возможных опасностей.

Несколько встречных кинетиков физически попытались затормозить нарушителей, выдавливая упругой волной. Издалека хватали за руки, за ноги. Но торнадо расшвырял и их. Влад старался всем отлетавшим смягчить падение, подкладывая воздушные подушки, чтобы не побились. Как мог, насколько хватало концентрации.

На потолке пару раз открывались автоматические заслонки, и в парней летели колючие облака из острых пластиковых дротиков. Ильюха спалил их, даже не замедлив хода.

В одном месте из-за поворота выбежала целая стая шестиногих механических дронов, плюющихся какой-то чёрной жидкостью. Влад разметал их по всему коридору не жалея. Как и их летающих собратьев, что пикировали из-под свода.

Стечко несколько раз хватал за плечи Илью и мерцал телепортом по всей видимой длине очередного отрезка коридора, проскакивая агрессивную робо-охрану.

Появилась даже мысль, что получится добраться до нужного Ильюшке места, но…

Но после очередного поворота пол впереди вдруг вздыбился цветками каменной крошки — его ровную поверхность глубоко взрыхлили пули крупнокалиберного пулемёта. Тяжёлые грохочущие удары заставили Илью с визгом отскочить обратно за угол, влепившись спиной во Влада. Оба замерли, хрипло дыша. Что делать? Это уже не мелкие дроны с пукалками… Это…

Их заминкой моментально воспользовались охранники, бежавшие сзади, и в спины ребят впились десятки усыпляющих игл-блокираторов.

Падая, Влад постарался аккуратно придержать друга, чтобы тот не ударился затылком о каменный пол.



* * *

Очнулся Стечко от лязга металлической решётки.

Он лежал спиной на полу. Точнее, на каком-то тонком матрасе, постеленном поверх досок.

Вокруг узкая тесная комната с высоким потолком, почти стакан, с крашенными в ядовитую зелень стенами. Наверху едва тлела маленькая тусклая лампочка. Полумрак.

Рядом с головой торчали стальные ножки стола, прикрученного болтами к полу. В ногах — обитая железом обшарпанная дверь.

Черепная коробка просто раскалывалась от боли. Влад медленно подтянул руки к вискам и заметил знакомые браслеты-блокираторы на запястьях. Немудрено. «Ну вот ты и за решёткой, бродяга!»

Стечко перевалился набок, свернулся калачиком. Холодно тут. Куртку бы… Футболка не спасает. На джинсах не оказалось ремня, как и шнурков у кроссовок.

Снова где-то лязгнуло железо. Вдруг в комнате врубили яркий свет, пришлось резко зажмуриться. Заскрипел замок входной двери.

Влад, прикрывая ладонью слезящиеся глаза, медленно сел на постели, опёршись спиной о стену.

В открывшейся двери показался незнакомый военный, мордатый такой.

— Стечко, на выход! — устало скомандовал охранник.

Влад поднялся и молча вышел из камеры.

Привели его в большую светлую комнату, где у длинного переговорного стола сидели три человека. Владислав вежливо поздоровался и замер у двери, остановленный охранником.

Высокий мужчина слева лишь мельком глянул на вошедших и вернулся к экрану столешницы, аккуратно тапая большим пальцем по стеклу. Этого цаплеобразного человека с набрякшими мешками под глазами Влад знал — начальник охраны Центра. Видел его несколько раз на совещаниях.

У дальнего торца стола в рыжем кресле сидела усталая невысокая женщина — Ирина Михайловна Талая — глава института. Она печально кивнула Владу и, шевельнув ладонью, отпустила охранника.

Ну а справа устроился Кирилл Иванович. Это хорошо! Он также грустно смотрел на Влада и молчал. А это не очень хорошо. Стечко опустил взгляд к полу.

— Владислав, вот скажи, — устало начал майор Край, тяжело вздохнув, — это какая-то непрошибаемая глупость? Или диверсия? Какого чёрта вы попёрлись в закрытую зону и расхе… раздолбали половину защитного периметра, покалечили охрану?

Влад пожевал губами, краснея от стыда и подбирая ответ. Но его слов никто не ждал.

— Ты же видел состояние Ильи? Почему никого из старших не позвал? Почему? Я же миллион раз предупреждал и тебя, и всех остальных ребят — если заметите что-то странное в своём состоянии или в поведении товарища, то… Да что там говорить?! Чёрт знает что такое… Вроде бы взрослый человек…

Майор досадливо махнул огромной ладонью.

— Как там Илья? — спросил Влад главное, что его мучило.

— Спит, — ответила Ирина Михайловна. — В этом состоянии ему только спать. Расскажи нам подробно, что произошло. С самого начала…

— Я просто не успел ничего, — буркнул Влад. — Ильюшка прилетел посреди ночи, всклокоченный, нервный. Просил прыгнуть телепортом куда-то, потом просто умолял пойти с ним. Пока я спросонья приходил в себя, он убежал. А оставить его одного в таком состоянии не мог…

— Вашу пробежку по этажам засняли, — хмыкнул военный.

Талая взглядом попросила его помолчать и снова повернулась к парню.

— Уже при входе в Белую зону я смог остановить Ильюху, — продолжил тихо Владислав, — но он вырвался, ударил меня в живот и огнём хотел подпалить. Не думал, что до такого дойдёт…

Весь рассказа не занял и пяти минут. Наконец, Стечко замолчал, не поднимая головы.

— В этой истории есть и плюсы, — подал голос начальник охраны. — Вы, пацаны, отлично протестировали наш защитный периметр и выявили много фуфловых идей…

— Сергей, — возмутилась Ирина Михайловна, — о чём вы говорите? Какие плюсы?! Там же людей покалечило! Ваших людей, кстати!

— А они не девочки-соплюшки, — отрезал военный, хмуро зыркнув на Талую. — Да и ничего серьёзного нет — Стечко многих поймал на подушку. Будет и моим парням урок, чтобы не подставлялись так глупо. Давно планировал масштабные учения на предмет прорыва высокоранговых… Кстати, пацан, будь у тебя время, как бы ты ДШК прошёл? Эм… пулемёт.

Влад, не ожидавший такого вопроса, захлопал ресницами. Кирилл Иванович фыркнул, а Ирина Михайловна аж задохнулась:

— Сергей! Викторович! Ну вот совсем не ко времени! Что за детсад?!

Военный поднял руки, словно сдаваясь, и многообещающе подмигнул Стечко, типа «мы ещё поговорим».

— А вы знаете, куда рвался Илья? — спросил Влад старших, почувствовав, что напряжение в комнате спало.

Талая лишь закатила глаза и что-то быстро настучала по столу перед собой. Потом внимательно посмотрела на парня:

— Меру наказания вам, Владислав, определим позже. А кто, куда и зачем рвался — расскажет наставник. В рамках вашего доступа, конечно. Но вы меня, Стечко, дичайше разочаровали, если честно. Такой интеллигентный молодой человек. В вашем возрасте ждёшь уже взрослых поступков, а не этот бардак, что вы устроили…

За спиной Владислава скрипнула дверь. Видимо, зашёл охранник.

— Проводите Стечко в гостевую четыре, — велела директор. — Остальное, Влад, вам сообщит Кирилл Иванович. Всего доброго!

И Талая склонилась к медиа-столу, словно забыв о нарушителе.



* * *

Когда за парнем закрылась дверь, Кирилл Иванович врезал по столешнице ладонью. Талая вздрогнула и удивлённо посмотрела на майора. Начальник охраны тоже приподнял пушистую бровь, глянув на коллегу.

— Снова барашка на заклание, да? Чёрт, два импульса прожили спокойно. Что в двадцать третьем, что в пятнадцатом.

— Профессор Бриг говорит, что в этот раз пик активности артефакта начался раньше, — отозвался военный и почесал согнутым пальцем длинный нос. — Вдобавок он более мощный, чем в прошлые разы. Ну, вы и сами заметили, как псионики будто грибы после дождичка полезли.

— Может, продержим Илью в медикаментозном сне всю эту неделю, пока Зов не иссякнет? Или дедушку Алико пригласим? — предложила Ирина Михайловна, глядя то на одного собеседника, то на другого.

Кирилл Иванович скривился:

— Алико загонит ребёнка в кому. Знаете же. И выведем ли мы его обратно — вопрос. А парень многообещающий, особенно со свой умелкой пси-шума. Как он твоих кинетиков, Серёга, заморочил? И это в тринадцать лет. Чёрт! А что оракулы говорят?

Талая развела руками:

— Ничего нового. С зимы твердят, что грядёт что-то сильное. Переломный момент в истории страны, планеты и… всё в таком же мутном духе… Будто никто этого не чувствует. Все и так уже на нервах… Чёртов артефакт!

— Так давайте отдадим Илью артефакту? неспроста же такой сильный Зов? Ребёнок совсем с ума сходит! Может, того? Ничего страшного и не случится? — предложил военный.

— Вы это можете гарантировать, Сергей Петрович? — мрачно полюбопытствовала директриса.

— Нет, но…

— Значит, закрыли тему. Раз других предложений нет, то подростка держим во сне. Не поможет — вызываем старика Алико. Сегодня спрошу ещё оракулов по поводу… проблемы. Но я не готова жертвовать ребёнком — любым, со способностями или без — ради какого-то мутного «переломного момента». А вы? Ну вот и ладушки…



* * *

Влад улёгся на длинный кожаный диван и постарался заснуть.

За дверью, в соседней комнатушке, на больничной кровати спал Илья. Уже третий день. Беспокойно крутился, вздрагивая всем телом. Глазные яблоки под веками постоянно двигались. Успокаивали его только седативные препараты. Медсестра нехитрыми манипуляциями подключила очередную капельницу. Теперь Влад может передохнуть и даже подремать немного.

Так ему и дали, ага. В комнату тяжело вошёл майор Край.

Они с Владом последние дни почти не виделись. Стечко нагрузили работой по самую маковку — то челночил телепортом, то пахал на складах у Стаса. Вечерами помогал ремонтникам Белой зоны восстанавливать разгромленный коридор. Понятно, что в режиме «подай-принеси-протестируй». У начальника охраны включилась фантазия и он просто измучил Влада и инженеров, выдумывая всё новые и новые ловушки против псиоников.

Как бы то ни было, но каждую свободную минуту Влад забегал в палату к Илье. Здесь же и ночевал иногда.

Что хотел наставник, Владу было всё равно, но пришлось вежливо сесть на диване и поздороваться.

— Показать, куда так рвался Илья? — неожиданно спросил Кирилл Иванович, грузно устраиваясь рядом. — Ишь, как глазки загорелись. Смотри.

Наставник на своём гигантском планшете запустил видео.

Сначала запись показала какую-то каменную колонну в центре высокой пещеры. Бока не обработаны — в разные стороны торчат куски буро-красной породы и острые чёрные обломки. Потом камера медленно облетела сооружение по кругу и остановилась около крупного, в рост взрослого человека, стёса на боку. Или среза. Притом зеркально ровного. Приблизилась к чёрной поверхности. В отражении на мгновение мелькнул пожилой мужчина в белом халате и с камерой в руках. Неожиданно чернота среза засветилась изнутри, открывая зрителю странную картину.

— Это флюоритовый столб, — пояснил Кирилл Иванович. — Мы все стали псиониками благодаря излучению этого артефакта. Он явно искусственного происхождения, но кто его сделал, зачем и как давно — мы не знаем. Судя по камню, окружающему артефакт, он под землёй несколько сотен тысяч лет.

Теперь Влад смог рассмотреть, что каменный столб полый. Изнутри стены облеплены сотнями полупрозрачных кубиков, сантиметров пяти в ребре. Кристаллы больше похожи на кварц, с фиолетовой дымкой в глубине. Именно они и мерцали неровно и дрожаще, словно светлячки… Так вот какие кубики рисовал Ильюшка в ту злополучную ночь!

Майор тоже полюбовался картинкой и продолжил:

— Раз примерно в семь с половиной лет излучение артефакта выходит на пик активности, и количество псиоников резко увеличивается. Что как раз и происходит сейчас. При этом камни внутри колоны начинают светиться. Красиво, согласись? Но, в довесок, иногда появляется Зов. Вот под эту дрянь и попал Ильюшка.

Влад зачарованно рассматривал внутренности артефакта, пока запись не кончилась.

— В прошлом веке пара псиоников, услышавших Зов… В разные годы, конечно… Просто забрались внутрь, прям сквозь этот срез. Их больше никто не видел, понимаешь? Только свечение потухало, и сила излучения резко падала. На черта это нужно артефакту — мы не знаем. Видишь, сейчас внутри пусто. Сквозь зеркало, кстати, невозможно проникнуть никаким образом — ни механически, ни с помощью пси-способностей. Вообще внутрь никак не попасть.

— Мне туда надо! Срочно! Владь! — тихо проговорили в ухо Владу. Парень чуть не взвизгнул.

Рядом стоял в потрепанной пижамке тощий Ильюшка и тускло смотрел на Стечко. Мокрые от пота чёрные пряди волос прилипли к высокому лбу пацана.

— Ты чего поднялся?! — воскликнул Влад, вскакивая с дивана. Но Кирилл Иванович придержал парня за плечо и пояснил:

— Вот это и есть влияние Зова. Лекарства уже не помогают. Можно увеличить дозу, но это лишь разрушит организм. Сегодня-завтра излучение самое сильное, потому… Нам придётся Ильюшку пристегнуть к кровати. И ждать приезда одного дедушки-специалиста…

Илья кинул испуганный взгляд на входную дверь.

— Ильюш, я её закрыл, не выйдешь.

Майор грустно посмотрел на обоих ребят, потом устало прикрыл глаза, замерев. Вдруг странно дёрнулся и уронил голову на грудь.

— Кирилл Иванович? — осторожно позвал Влад, пошевелив наставника за плечо. — Вам плохо?

— Да нет, всё в порядке, — будто проснувшись, весело отозвался майор и поднял голову, глянув на ребят с хитринкой. — Так. Есть другой вариант! Влад, ты же запомнил пещеру с артефактом? Мы прыгаем туда прямо сейчас. Посмотрим, что будет. И гори оно всё синим пламенем, окей?

— Но, — потерял дар речи Владислав, — но столб же убивает людей! Вы же только что сказали.

Край криво улыбнулся:

— Спец, который тут скоро появится, погрузит пацана в искусственную кому. Из неё не всегда получается человека вернуть. На детях, правда, пока не пробовали… В общем, надо торопиться. Кстати, никто не знает, что именно происходит с псиониками внутри камня. Они просто исчезают.

Кирилл Иванович говорил как-то отрывисто, внимательно озираясь вокруг. Влад начинал всё больше нервничать, но тут вмешался Илья:

— Всё будет хорошо! Я точно знаю! Поверьте мне, пожалуйста! Просто очень-очень надо туда…

— Да вы что, с ума посходили оба? — закричал Влад и вскочил на ноги. — Что будет хорошо?! Ты что, хочешь залезть в эту каменюку, Илька?!

Мальчишка с готовностью кивнул. А Кирилл Иванович продолжил, сухо роняя слова:

— Сейчас и оракулы, и учёные — все вопят, что идёт чертовский всплеск активности артефакта. Сильнейший импульс. Рост рангов у псиоников. Так что есть шанс удачного слияния. Выживет ли пацан? Вероятность небольшая, но…

— Хрень какая-то, — жалобно сказал Владик, мечась по комнате. — Вы меня запутали совсем. Какой, к чертям, шанс?.. Да провались все ваши артефакты и псионики на хрен, если для этого нужно убить человека!

— Владя, — прошептал Ильюшка, — давай прыгнем туда и посмотрим всё сами, а? Это реально важно! Ничего важнее в этом мире просто нет! Очень надо! Даже моя жизнь не важна! Помоги, пожалуйста!

— Ты неадекватен, Иль, — зарычал Владик в лицо младшему другу. — Ты вообще сейчас нормально не соображаешь. А вы, Кирилл Иваныч, на что меня толкаете?! Обалдеть просто!



* * *

Вокруг Флюоритовой колонны всё пространство занято аппаратурой. Залито ярким светом из многочисленных прожекторов. В пещере жарко и душно. По узким проходам между железяк снуют взмокшие от пота лаборанты. На них устало покрикивает начальник всего этого бедлама — профессор Александр Бриг. Высокий мужчина с остатками седых волос на вытянутом черепе и толстыми очками на мясистом носу. Время от времени он достаёт из кармана потёртого, некогда белого, халата мокрый платок и вытирает высокий лоб.

— Во имя Атона и Амона, пошевеливайтесь! До пика остался час, что же вы! Вера, куда вы это подключаете?

Некрупная девушка с длинной чёрной косой, растерянно закрутила головой, не зная, куда пристроить разъем толстого кабеля. Потом сдула со лба липкую чёлку и пискнула:

— Вы же сами сказали, что к пятому…

Договорить она не успела, потому как в тот же миг с хлопком воздуха в пещере из ниоткуда возникли три человека. Они явно не ожидали такого количества оборудования вокруг и, запутавшись в проводах, сбили пару стоек. Хромированные конструкции с радостным звоном грохнулись на пол, что-то разбилось.

— Да вашу мать! — взревел раненым быком профессор. — Вы кто такие? А, майор Край! Какого черта, майор? У вас нет сюда допуска!

— Простите, профессор, — зло пробурчал Кирилл Иванович, пытаясь поднять упавшую аппаратуру, но только усугубил положение. Опять что-то зазвенело и посыпалось стеклом на пол.

Бриг аж побелел от злости, беззвучно открывая и закрывая рот.

Илье же были совершенно по барабану крики взрослых. Аккуратно высвободив свою руку из ладони Влада, он подбежал к переливающемуся фиолетом срезу столба. Оглянулся с улыбкой на Владика и… шагнул внутрь.

Все в пещере замерли.

Стечко запоздало метнулся к колонне. Опираясь о неровный край проёма, он пытался увидеть в глубине своего друга.

— Там его нет, Кирилл Иваныч! Там его нет! — закричал парень, едва сдерживая слезы.

Рука Владика соскользнула по сырому камню, и ладонь пролетела сквозь гладкую поверхность среза. Стечко в ужасе отдёрнул руку. Потом, нахмурившись, дотронулся до полупрозрачной грани специально. Артефакт легко пропустил пальцы.

— Парень, не смей! — рявкнул профессор.

Но Влад лишь скривился и, набрав воздуха в грудь, прыгнул внутрь. За Илькой.

Проём в древнем флюоритовом артефакте замерцал и потух. Свет истаял на долгие семь с половиной лет — до следующей жертвы…

Это осознали все. И разом постаревший профессор Бриг, и его молодые лаборанты. Знал это и Кирилл Иванович Край, что сейчас с закрытыми глазами тяжело осел на пол.

— Вы только что, майор, заработали себе пожизненное… Или вышку, — прошептал профессор, пнув железяку под ногами. — Какого чёрта вы притащили сюда детей под Зовом?..

Учёного перебил резкий треск под потолком пещеры. Все задрали головы. С самого верха колонны вылетел крупный кусок камня и, свистнув в воздухе, ударился о стену пещеры. Раскрошился и осыпался вниз.

Тут же стрельнул второй с другой стороны, потом ещё, и ещё. Словно из пулемёта от колонны в разные стороны летели куски породы. Пещеру заволокло пылью.

— В укрытие! — заорал майор.

Надсадно кашляя, вскочил на ноги и понёсся к ближайшему выходу, подхватив за локти девушку-лаборантку и чихающего парня в белом халате. Профессор юркнул в боковой туннель, увлекая следом стоявшего рядом помощника.

Бриг, выглянув из проёма, с ужасом смотрел как разваливается древнейший артефакт. Прямо на глазах. Старик ткнул локтем молодого лаборанта:

— Если ты это не запишешь, я тебя сам придушу, своими руками…

— Пишу-пишу! — торопливо заверил всклокоченный лаборант, наблюдая широкими глазами за происходящим кошмаром.

Наконец, всё закончилось. Ещё несколько минут с шуршанием осыпался щебень, медленно оседала пыль… Бриг оттолкнул в сторону помощника и вышел из укрытия.

Посреди пещеры сверкала в лучах уцелевших прожекторов колонна, сбросившая многовековой каменный панцирь. Полупрозрачные бока словно выложены из тысяч кирпичиков с фиолетовым дымком внутри. Вход в неё исчез.

Вся аппаратура вокруг засыпана грудами осколков.

Кирилл Иванович опасливо держался стены, издали изучая обновлённый артефакт.

Парни-лаборанты шустро вскарабкались на образовавшуюся насыпь, подобрались ближе к колонне. Один обернулся к оставшимся внизу:

— Александр Аронович, там человек внутри! Вроде бы…

Майор Край тяжело полез по камням следом. Появилась искорка надежды, что мальчишки выжили… На полпути его остановил бесцветный голос Владика Стечко, прозвучавший прямо в голове:

«ЗАПУЩЕН ПЕРВЫЙ ЭТАП АКТИВАЦИИ»

Вздрогнув, майор заозирался, начиная сомневаться в собственном рассудке, но по вытянутым лицам окружающих, понял, что услышали эту фразу все.



Конец первой части


Рецензии