Опалённый солнцем

    
       Было это в пору, когда я служил в Советской Армии, как раз в самом начале семидесятых прошлого столетия. Служба проходила хорошо, можно сказать, что я от неё даже испытывал удовольствие. А когда служба идёт по твоему сценарию, то не особенно задумываешься о тяготах, не особенно засматриваешься по сторонам, стараешься не вникать во всё происходящее вокруг. Служишь Родине.
       Был у нас один командир взвода, капитан (назовём его Живнов Владимир Иванович), которого любили курсанты, но не любило начальство, с ними он вечно вступал в конфликты. Казалось, все беды притягиваются к нему, как магнитом.
       Ну не взлюбило его начальство и, точка. Бывает такое, когда перспективного командира, начинают травить. И то он не так сделал и это, и взвод у него самый худший, и походка у него не такая, как у всех, и одет он всегда опрятно, и форма на нём сидит, как влитая, и в академии учится. Повышает, так сказать, свой профессиональный уровень, а по этой причине часто отсутствует на службе и т.д.
       Травили человека нещадно. Он был вынужден лечь в госпиталь на поправку своего здоровья. Подлечился, вышел и, снова его травля продолжилась. Снова сорвался человек, стал поносИть всех подряд. Его отправили провериться на психические отклонения, мол, странности замечаются за командиром.
       Мы были в хороших отношениях с Владимиром Ивановичем. В армию я был призван уже, будучи женатым человеком, имел за плечами среднее специальное образование, чего по тем временам было немало, и стаж работы на гражданке. К службе относился ответственно. Как люди, близкие по духу, мы быстро нашли общий язык, хотя я и был ещё курсантом. Позднее, закончив учебку, стал заместителем командира легендарного шестнадцатого (живновского) взвода и все тяготы командования взводом и его обучение, легли на мои плечи. Владимир Иванович, практически не выходил из госпиталя.
       Видел я всю несправедливость в отношении командира, сочувствовал ему, понимал, что в этом кроется какая-то загадка. Однако вызвать его на откровенный разговор не решался. Он - мой командир, захочет, расскажет сам. Я ждал этого разговора, хотя понимал, что помочь ему не смогу ничем, но считал, что ему нужно выговориться, облегчить душу.
       Однажды он пришёл на службу, как будто в последний раз и, вызвал меня на задушевный разговор. Оказалось, причина его неудач кроется в одной фразе. Взвод, которым командовал Живнов зачастую выходил в лидеры соревнования. Многим это не нравилось, и они стали "копать" под Живнова. Один раз при подведении итогов соревнования результаты явно подтасовали, сфальсифицировали. На офицерском собрании он попросил слова и высказался по этому поводу весьма резко. Начальник школы стал его урезонивать, намекать, на то, что только он решает здесь что так, а что не так, и что здесь всё зависит только от него. Живнов не сдержался и произнёс фразу, которая решила его судьбу: "Товарищи офицеры, складывается такое впечатление, что у нас без нашего командира даже и солнце не взойдёт!".
       Этой фразы было достаточно, чтобы решить судьбу человека, прервать карьеру, а армию лишить настоящего офицера. Его образ у меня ассоциировался с образом актёра Соломина в фильме "Адъютант его превосходительства". Такая же выправка, такая же чёткость в работе. Он всей душой принадлежал Родине и Армии. Больше мы не встречались. Как сложилась судьба этого человека дальше, я не знаю. Жаль великолепного человека и командира!!!


Рецензии