Космос нараспашку. Глава 05. Дым на нервах

Разболелся правый висок. Влад долго трогал пальцами больное место, но так и не понял, в чём дело. Возможно, общая усталость последних месяцев? Круговерть занятий, тренировок и исследований сильно выматывала. Порой доползал до комнаты лишь к полуночи. Но голова вредничала впервые.

Стечко, слегка морщась, приглушил медиа-окошко. Звёздная ночь за окном — это здорово, но что-то слишком ярко. Аккуратно улёгся на койку, опустил голову на подушку как хрустальную вазу. Прикрыл глаза, вспоминая, какое лекарство поможет от боли.

Перед внутренним взором в полной темноте справа пульсировала красная точка. Что это такое? Словно огонёк метки.

Метки?

Влад нервно проверил ту, что на всякий случай поставил на маму. Потом бабушкину, младшего брата и отчима. Всё тихо и мирно.

Скользнул к якорьку, который во время обучения прицепил на Кирилла Ивановича. Понимал, что майор быстро от метки избавится, но, на удивление, Край её не снял. Вот она-то и пульсировала болью. Как на это реагировать? Учителя о таком ещё не рассказывали.

«Может, сообщить кому? А если ерундень? Или поглядеть, что там у Иваныча? Мотнуться астралом?» Недолго думая, Владик вылетел из тела и понёсся в сторону метки Кирилла Края.

Прошмыгнул сквозь каменную породу на поверхность, вылетел пробкой наружу. Понёсся на уровне редких облаков. За спиной остались огромные массивы леса, уменьшился и пропал из виду горный хребет. Везде темно — страну накрыла ранняя зимняя ночь. Иногда мелькали светлые пятна городов, особо яркое полыхнуло слева, да и пропало за изгибом поверхности.

Влад почувствовал, что приближается. Рухнул вниз, гася скорость. Большой, сверкающий огнями город на побережье… «Море? Неважно…»

Скользнул между домами и выскочил к маленькому парку, где…

Посреди запорошенной клумбы, разбитой около каменного памятника, лежал на земле старый знакомый.

«Весёлая у вас жизнь, Кирилл Иваныч!»

Владик замер, изучая обстановку. Майор лежал без движения. Рядом с ним что-то кричал и размахивал руками подросток, немногим старше Ильюхи. Стечко огляделся — со всех сторон, прячась за деревьями и кустами, медленно приближались мужики в защитном бело-сером камуфляже.

«Спецоперация какая-то, что ли?»

По пульсирующей метке Влад реально ощущал боль в теле Края — затылок, правый локоть, рёбра ноют. «Что там кричит чувачок рядом?»

Только Влад об этом подумал, как врубились звуки — по ушам хлопнули далёкие гудки машин, скрип деревьев на ветру и вопли мальчишки:

— Только силу понимаете, да? Только силу? Вот вам сила! Слабо, да? Крутые? Хозяева жизни? — орал парнишка со слезами в голосе, срываясь на фальцет. — А теперь парадигма меняется! Гады жирные! На любой лом найдётся кувалда покруче!

«Однако, как мы психуем», — хмыкнул Владик, облетая кричащего подростка по кругу.

— Не подходите! Валите отсюда! А то этот ваш старикан сдохнет! — почти визжал мальчишка.

А Кириллу Ивановичу и правда было плохо — он лежал на спине, тяжело дыша и зажмурившись от боли.

Раздался тихий хлопок, в истерящего парня полетела блеснувшая металлом стрелка. Тот подёрнулся туманом и пропустил сквозь себя острый дротик. Моментально ответил — в воздухе мелькнуло призрачное щупальце и ударило едва живого майора. Край перекатился набок застонав.

«Ах ты ж, дрянь!» — разозлился Владик. — «Сейчас бы сюда телепортнуться. Но пока вернусь астралом в Центр, да пока прыгну обратно физически, столько времени уйдёт! Что делать? Что?!»

Со спины пришла тёплая волна, и Владислав осознал, что тело уже здесь. «Это как? Да пофиг!»

С азартным воплем Стечко материализовался около майора. Метнул в бешеного парнишку воздушный кулак, да так, что того в кусты унесло, хотя шума падения Влад не услышал. В небо сквозь ветки взмыл туманный сгусток.

«Пусть ещё сунется, гадёныш. Вообще на башку больной — трогать наших!». Когда уж Край стал «нашим» — дело десятое.

Влад склонился к офицеру, неуверенно проверяя пульс на шее. Поднял глаза на приближающихся людей:

— Врач есть? Заберите его, блин!

— Ты откуда тут взялся? — рявкнул один из вояк.

— Парень! Сзади! — крикнули сразу несколько голосов за спиной.

Владик рывком повернулся, по дорожке на него неслось нечто из ужастика или чёрного фэнтези.

Это всё тот же ненормальный пацан, но теперь его окружала куча тёмных дымных щупалец, как у Медузы Горгоны — червивый рой метров трёх в размахе. В центре — бледное лицо с гримасой злости. Нижней половины тела вообще не видно, только сизые клубы вместо ног.

«Экая неведома тварюшка!» — зло усмехнулся Влад и изо всех сил ударил мощной струёй воздуха в сторону летевшей напасти. Куюмбовские псионики делали иллюзии и пострашнее…

Щупальца вмиг разметало в разные стороны, нападающего отшвырнуло назад, и он разлетелся клочьями тумана.

— То-то же, — сплюнул Владик, всматриваясь в сумрак, стараясь уловить момент, когда пацан снова атакует.

— Влад, — хрипло выдохнули позади. Стечко дёрнулся от испуга. Фух! Это Кирилл Иваныч. Его оттаскивал под руки лысый лейтенант. — Ну вот какого чёрта ты влез? Дурень!.. Но раз уж здесь… Постарайся не покалечить ребёнка, Стечко. Он просто в истерике… Ему самому страшно. Вымотай… Аккуратно… Сильный мальчик…

Тут вмешался лысый мужик:

— Тэк, ищи пацана, а не разевай рот! Он не может быстро передвигаться — только с ветром. Не дай улететь, к чертям, и спрятаться. У него сил минут на десять осталось — потом выдохнется и скрутим засранца!

«Как я его удержу?» — запаниковал Влад, растерянно озираясь.

— Воздух, — гаркнули из-за деревьев.

Стечко резко запрокинул голову, что аж хрустнуло в шее. Сверху падала целая связка чёрных пик, еле заметных на фоне ночного неба. Они слегка извивались и посвистывали на ветру.

Взмахом правой руки поставил над собой воздушный щит. Пики бессильно вляпались в защиту и растеклись по прозрачной поверхности чёрными ручейками. Из темноты по щиту ещё несколько раз крепко вдарило. Владька аж присел, но щит удержал.

Военный тащил по тропинке Кирилла Ивановича. Отметив краем глаза, что мужики уже далеко, Владик сам ударил щитом в подлую тьму над головой, трансформируя воздушную завесу в мощный поток.

Наверху заметалось тёмное облако, раздалось раздражённое чертыханье. Владик, не думая, мерцанул телепортом к самым макушкам деревьев, значительно выше противника. И, падая, ударил щитом, прибивая туманный сгусток к земле. Гадское облако рассыпалось мелкими спиральными струйками по плитам, усвистало в щели.

Влад завис над землёй, неровно покачиваясь. Держаться на струях воздуха пока получалось хреново, но сейчас выбора нет — нужен обзор побольше.

Из-за круглой урны-памятника мелькнуло чёрное щупальце и ударило Стечко точно в грудь. «Скотина!»

Владик перекувырнулся в воздухе, но ухватился за ветки тонкого деревца, не упал в снег. Лишь отнесло в сторону. Погасив воздушные струи, он аккуратно спрыгнул на землю. Прицелился и начал методично очередью бить воздушными кулаками с обеих рук по еле заметной дымке за памятником. «На тебе, зараза! Держи!»

Потом прыгнул телепортом с другой стороны от туманного сгустка и продолжил тарабанить по нему воздухом. Так и бомбил секунд сорок, прыгая вокруг противника блохой и не забывая вовремя перемещаться. Влад старался не дать пацану сосредоточиться и придумать ответку.

«Хм, а много уже выучил на занятиях по рукопашке!»

Чёрный комок швыряло между деревьями, он пытался улететь в сторону, но Влад притягивал воздух к себе пылесосом, возвращая прыткий «мячик» обратно. А тот становился всё меньше, прыжки слабели, изредка постреливал в стороны тонкими чёрными усиками… «Какой ты упёртый! Ну же! Ну!»

Наконец туман развеялся, и на землю вывалился извозюканый в грязи белобрысый парнишка. Тяжело закашлялся, сплёвывая слюну.

— Ну, и как теперь твоя парадигма? Работает? — зло спросил Стечко у подростка.

Но тот лишь со стоном завалился набок, свернулся эмбрионом и затих всхлипывая.

К лежащему парню с разных сторон подскочили военные. Один уколол пацана чем-то в шею, потом в плечо сквозь одежду. Двое других быстро задрали рукава куртки и нацепили несколько коричневых браслетов на грязные запястья. Поддернули штанину, и ещё один браслет повис на щиколотке.

Паренёк что-то бормотал себе под нос невнятное. Стоявший неподалёку офицер снял толстую куртку, укутал вялого подростка с головой, подхватил на руки и понёс к стоявшей у входа в сквер чёрной «Газельке».

Влада тронули за плечо:

— Ты из Центра, надеюсь?

Владик лишь кивнул устало.

— Чему вас там только учат?! Чуть операцию не сорвал… Ладно, не вскидывайся. Понятно, что майора прискакал спасать, супергерой... Лады, потом побалакаем. Тэ-эк, в машине ещё куртки есть и чай. Околел небось.

Тут только Стечко сообразил, что вытянул тело через астрал прямо в футболке, лёгких спортивных штанах и босиком. А вокруг далеко не Сахара.



* * *

С Петровичем, своим прямым начальником, Кирилл Край редко виделся вживую, не чаще раза в год — с современными технологиями в этом нет необходимости. Так что если уж шеф вылез из своей норы и явился лично, то это точно не к добру.

Сегодня он не кричал, не язвил, оплёвывая тебя с ног до головы. Сегодня Петрович, сухонький пожилой мужчина «в районе семидесяти», тихо сидел рядом с кроватью подчинённого. Иногда проводил иссушенной ладонью по редким белоснежным волосам на затылке.

Рядом с огромным Кириллом Петрович выглядел подростком.

Старик мягко перебирал бумаги в толстой папке на коленях. Не всё можно доверить планшетам, да и тяжеловато старику общаться с техникой. Да, бывают ещё такие динозавры.

Край тоже не спешил прерывать молчание, просто грустно смотрел на большой телевизор под потолком палаты, что кривлялся и моргал беззвучными картинками.

— Кирюха-Кирюха, — наконец нарушил тишину Петрович, поморщился устало. — Как окончательно заштопают, сидишь в Центре на весь период реабилитации. «В поле» тебя выпускать не хочу, но придётся. Вообще не выпускал бы, но тяжёлый период — каждый профессионал нужен как воздух.

Старик вздохнул и пристально глянул на Кирилла, опасаясь раздражения или кромешной обиды. Но лицо подчинённого было спокойным и даже умиротворённым. В эмпатическом поле светилась лёгкая грусть и облегчение. Значит, всё правильно.

Петрович продолжил:

— Будешь готовить новую команду из старших псиоников. Уников стало больше, они растут в силе. Люди требуются нового уровня, а мы же с тобой, дружок… на завалинку, семечки грызть…

Начальник с усмешкой пожевал сухими губами и добавил:

— И балбесу этому, Стечко, настучи по дурной тыковке: ещё раз посмеет влезть в операцию взрослых — плохо будет и ему, и тебе тоже. Да не надувайся! Спорить он ещё со мной вздумал! Да я по глазам вижу все твои аргументы! Знаю, что он ещё зелень сопливая. Потому ты им и займёшься. И не только им. Всё, я пошёл! Выздоравливай побыстрей — нет времени валяться по постелькам!

Когда старик скрылся за дверью, Кирилл мягко улыбнулся в пространство. Что ж, в Центре, так в Центре.

Он уже пробовал там работать лет десять назад. Не сильно получилось, если честно. Как сказали преподаватели, Кирилл скорее вожатый, нежели учитель. Организовать с подростками что-нибудь интересное, поставить всех на уши — легко, а вот обучение — это более сложный процесс.

С поддержанием дисциплины у Кирилла получалось паршиво — воспитанники бесились и висели на шее растерянного оперативника. Неудачный опыт, если честно.

Но теперь у Края выбора не было — придётся натаскивать молодёжь, ну и самому учиться преподавать.



* * *

Удивительно, но со дня спецоперации… Ну, хорошо... Со дня драки в Петербурге быстро и незаметно проскочили две недели.

Владьке сильно влетело тогда за несанкционированный телепорт с территории. На дыбы встала вся служба охраны Центра. Такой пробой… Но сначала в Питере досталось как от местных мужиков, так и от майора Края за вмешательство в операцию. А что ему высказали по возвращении, даже вспоминать не хотелось.

Ну, хоть познакомился с Ириной Михайловной Талой — это глава Центра. Усталая невысокая женщина на удивление мягко пожурила красного от стыда Владислава…

Можно подумать, он прыгнул для развлечения. Но ничего доказывать не стал, просто молча выслушал все упрёки и отправился на полигон тренировочной зоны — драка с туманным подростком выявила несколько слабых сторон.

Друзья как могли поддерживали Влада. Даже Илька сочувственно заглядывал в глаза и заявлял: «Я тоже тыщу раз облаживался и ничо страшного!»

На обед уже привычно собирались всей компанией. Последним чаще прибегал Ильюха. После утренних общеобразовательных занятий из него фонтаном била неуёмная энергия. Остановить этот мосластый смерч никому было не под силу, хотя Рената пару раз пыталась поймать Ильку за руку и хоть чуток расчесать непослушные лохмы ребёнка. Так он и дался, ага!

— Илюх, не беси меня! Иди сюда по-хорошему!

— Да щаз вот, отвали! — вопил радостный бесёнок и уматывал к стойке с подносами.

Интернатовское воспитание сказывалось на поведении ребёнка. В Центре обучались несколько школьников илькиного возраста, но жили они с родителями, да и вели себя на порядок тише.

Сейчас столовая залита ярким светом. Шумно, многолюдно. Несколько человек украшают потолок нитями гирлянд — подготовка к Новому году.

Не доходя до своего стола, Владик Стечко словно споткнулся о чей-то взгляд. Покрутил головой и заметил, как из дальнего угла, рядом с небольшой сценой, на него пристально смотрит знакомый парень. Павел, кажется? Дымовой пацан из Петербурга. Он уже тут? Помнится, после драки дымника накачали блокирующей наркотой и быстро увезли на «скорой».

Влад вежливо кивнул парню, здороваясь. Но тот резко отвернулся нахмурившись. Стечко мысленно хмыкнул и уселся за стол, согнав со своего стула Ильюху.

Сегодня после обеда права на Стечко заявил Стас-комендант.

— Ну что, пойдём? — спросил длинный гот вставая.

— О, нет! — дурашливо простонал Владик.

Стас, кстати, попал в круг посвящённых о Владовых способностях копира. Забавно, но из всей компании о четвёртой «умелке» Влада не знал только Ильюха.

За что такая привилегия семнадцатилетнему коменданту, понятно — на попечении тощего гота всё хозяйство школы-интерната. Это не весь город, конечно, но тоже внушает. Склады с мебелью, одеждой и постельным бельём. Гаджеты детворы и учителей. Медицинская и исследовательская аппаратура, компьютеры, связь.

Владислав подозревал, что это ещё одна сверхспособность юного коменданта — управление таким серьёзным хозяйством. У нормального человека башка же взорвётся! Правда, на прямой вопрос Стас только искренне смеялся. Ну, нравилась человеку такая работа. Может, и правильно? А официальная способность длинного псионика — иллюзии. И в этом он тоже мастер, Стечко видел однажды.

Ребята шагали по железным мосткам в сторону лестницы на складской этаж. Стас неожиданно спросил:

— Ты брошюрку с инструкциями и правилами Центра прочёл, наконец, Чип-эн-Дейл?

Тут у него затренькал смартфон, спасая Влада от очередной порции нотаций. Странно, но для своего возраста парнишка — изумительный зануда.

Парни спустились по лестнице, прошли жилой ярус насквозь. Гот всё это время напряжённо с кем-то спорил, не повышая голоса. В речи мелькали номера накладных, каких-то грузов и перечислялись ошибки в логистике. Влад даже посочувствовал неведомому собеседнику — перезанудить коменданта мало кто способен.

Подошли к школьным складам.

— Будьте добры, — со вздохом сказал Стас в воздух, закругляя разговор, — просто переделайте пакет документов. Это сложно? Нам бы очень не хотелось сомневаться в вашей компетенции, уважаемый. Всего доброго!

И отключил связь.

На складе Стаса царили идеальный порядок и стерильная чистота. Разглядывая разнокалиберные стеллажи с ровными рядами упаковок всяческого барахла, Влад топал следом за хозяином помещения. Рай перфекциониста, блин.

— Сначала лекарства, — сказал комендант, копаясь в планшете, — их всегда не хватает. И да, это утверждено сверху, не напрягайся. Проведём аккуратно, чтобы не вызвать подозрений у всяких там проверяющих, — Стас неопределённо пошевелил в воздухе тонкими пальцами. — Тут, Влад, надо учитывать большую травмируемость малышни на тренировках. Потому этот список в первую очередь.

— С картинками, надеюсь? — спросил Владик, ловя инфопакет на планшетку.

Стас удивлённо глянул на приятеля.

— Не задавай глупых вопросов.

Владька устроился в кресло у рабочего стола и раскрыл первый документ. Комендант подтолкнул к нему стопку больших пластиковых контейнеров.



* * *

Остаток дня Владу удалось провести на полигоне, отрабатывая работу с воздухом — удары, защита, перемещение себя и предметов. Сначала с тренером, а потом самостоятельно. Он крутился на струях воздуха, иногда падая на маты, что всегда до икоты веселило Ильку-хвостика. Ну куда ж без него — мелкий вечерами постоянно рядом, сидит в углу зала со своим планшетом и радостно крошит виртуальных монстров.

Тренировки же самого огненного пацана были на уровень сложнее. Недавно Владик смог оценить. В простом зале Илье оттачивать его опасные умения никто бы не дал — для этого оборудованы несколько спецотсеков в пещерах нижнего уровня.

Вообще, у Центра довольно разветвлённая многоэтажная система помещений, и что там ещё есть — мало кто в Центре знает, хотя баек среди воспитанников школы ходит множество.

На свою тренировку мелкий Ильюха притащил Влада за руку — хотел похвастаться. А умел огненный уже многое. Метал файерболы в каменные стены, прожигал ладонями толстые деревянные бруски, мог даже проплавить насквозь металлические пластины, кроме совсем уж огнеупорных. Мог и сам вспыхнуть факелом — от пяток до макушки, но сначала приходилось снимать всю одёжку, а то сгорит.

После огненной тренировки пещеру заволокло едким дымом и стало жарко до одурения. Стечко сбежал оттуда под хохот младшего друга.

Размышляя о «хвостике», Влад снова встал на воздушные струи и заскользил вперёд по полигону, стараясь удерживать равновесие и не заваливаться в стороны. Развернулся у дальней стены и… чуть не хлопнулся на маты — резко зазвонил смартфон в вещах у входа.

Илька тут же сунул туда любопытный нос и поднял аппаратик над головой:

— Это тебе из дома! Отвечать?

— Я сам, Иль, — отозвался Влад подлетая.

Звонил Нурлан. Владислав задумался на секунду, решая, поговорить со сводным братом сейчас или после тренировки. Недавно же с мамой общался и с ним парой слов перекинулся.

— Нурик, привет. Что-то случилось?

В трубке послышалось сопение, а потому грустное:

— Владь, а ты приедешь на Новый год, а?



* * *

Сводный брат у Стечко появился почти три года назад.

Как-то мама на выходных приготовила много вкусностей, усадила Владьку на кухне и смущаясь, призналась, что нашла себе друга. Уже встречается с ним несколько месяцев. Очень приличный мужчина сорока лет с маленьким сыном. Работает инженером.

Влад тогда обалдел. Ему совсем не хотелось, чтобы тут какой-то мужик появился, да ещё с ребёнком.

Своего отца Владик не помнил, а мама не хотела о нём разговаривать — подлец исчез из её жизни как раз перед рождением сына. Да, были какие-то друзья у мамы, но без серьёзных намерений. Тогда Владька был совсем малой. Запомнил, что иногда ему приходилось допоздна сидеть дома с бабушкой. Ну а потом и в этом отпала необходимость. И вот теперь такой номер!

Владик от этой новости набычился. Мама тоже занервничала и высказала с укором:

— Я тебя вырастила, тебе уже семнадцать! Имею я право и на своё счастье?

— Значит, я твоё несчастье был всё это время? — выкрикнул тогда сын.

Поругались в итоге. Владик заперся в своей комнате, но вечером мама потребовала выйти к столу и познакомиться с… Ришатом Хайруллиным и его сыном, Нурланчиком, застенчивым четырехлеткой.

Влад обалдел настолько, что даже не знал, что сказать. Татары?!

Нет, он вёл себя за столом прилично, но внутри всё клокотало. Южный Урал — многонационален, и казахов, татар и башкир там не меньше русских. Владику иногда казалось, что даже больше. Но чтоб прямо у него дома?

Ришат оказался дядькой спокойным, немногословным. Мама чаще возилась с его маленьким сыном — большеглазым улыбчивым татарчонком. Мелкий же буквально лип к ней, что Влада раздражало до кончиков волос.

На следующий день он не преминул съязвить, завтракая:

— Ма, чучмеки? Все русские кончились?!

И тут же схлопотал тяжёлую пощёчину. Да так, что слетел со стула и в ухе долго звенело.

Такое случилось вообще впервые. Всегда уравновешенная и терпеливая, мама даже побледнела от гнева:

— Я что, воспитала подонка? Чтобы я больше никогда! не слышала! от тебя! такой дряни! Нашёлся тут чистокровный ариец с украинскими корнями и эстонскими родственниками… А если вспомнить твоего папашу-козла, так там половина родни вообще из казахов!

Владька несколько дней чувствовал эту пощёчину, каждый раз заливаясь краской жгучего стыда. Да, это были свинские слова, и мама абсолютно права.

Свадьбу сыграли в июле. Наехало несметное количество татарской родни из каких-то глухих деревень и посёлков. На фоне этого табора русские родичи и мамины подруги смотрелись бедными родственниками.

Ближе к вечеру, уставший от криков тамады и пьяных незнакомых людей вокруг, Влад вышел на крылечко небольшого ресторана, где играли свадьбу и невольно подслушал разговор двух нетрезвых тёток с сигаретами.

— Не мог найти нормальную татарскую девушку? Нет вот нужна ему эта русская старуха, да ещё со взрослым сыном.

Как же Владик тогда обиделся за маму. Ничего не сказал, понятно, но запомнил. Мама у него совсем не старая. Да – ей сорок три уже, но она красавица — высокая, статная, с густыми длинными волосами, пусть там и мелькают серебряные нити. Выглядит как бизнесвумен из какого-нибудь голливудского кино. Дуры пьяные!

Развернулся и торопливо пошёл в шумный ресторанный зал.

Но больше всего Влада бесил новоприобретённый брательник.

Нурланчик, как освоился, оказался очень прилипчивым существом — постоянно таскался за Владом, лез в его личные вещи, книги, комп, проглотил чешуйку управления от медиа-линз, а это был, на минуточку, Алинкин подарок.

Понятно, он ребёнок, но раздражал сильно. Да ещё за ним надо было ходить в детский сад по вечерам, хорошо хоть утром отводила мама. Выгуливать его тоже приходилось Владу.

Парень дико стыдился сидеть на лавочке у песочницы или детского городка в окружении тёток с колясками. Особенно после радостных воплей Нурика: «А это мой ста-аший ба-атик Уа-адик!». Ребёнок очень гордился, тем, что у него теперь есть старший брат и при каждом удобном случае всем вокруг об этом сообщал.

Тётки начинали весело шушукаться и сравнивать братьев, совсем не похожих друг на друга. Владика перекашивало всего. Ребята с девчонками во дворе тоже обзывали нянечкой… Тяжёлое было время, да.

Через год, когда пришла пора поступать в институт, Влад с радостью засобирался. Тем более что видел, насколько мама счастлива с Ришатом и маленьким Нуриком. Они однажды все вместе ходили гулять в центральный парк. Влад чувствовал себя совершенно лишним в их семье. Ненужным и заброшенным. Ну и плевать! Больше с ними в парк не ходил.

Единственный, кто сильно огорчился, что Владик уезжает в Москву, был Нурланчик. Как же он рыдал, когда провожали старшего брата на перроне Орского вокзала. Мелкого чуть ли не силой отцепляли от Влада. Ужас какой-то!

За полтора года, что прожил в столице, с Нурланом общался считаные разы. Это мама обычно после разговора требовала, чтобы он пару минут уделил и младшему брату. Тот уже готовился к школе, осенью пойдёт в первый класс, но всё так же скучал по старшему и всё время просил приехать.



* * *

— Владь, а ты приедешь на Новый год, а?

— Нурик, я не знаю. Скорее всего, нет. Знаешь… знаешь, у меня под кроватью коробка есть с квадрокоптером. «Фантом». Видел?

— Да! Но я не трогал! Ну, если только посмотрел разок. Но я никому-никому не разрешаю твои вещи трогать, ты не бойся! — горячо заверил младший брат. — А с «Фантомом» я видео смотрел. Ну, с твоих соревнований. Крутой дрон! А судьи совсем дурные, ты лучше всех пролетел!

Влад улыбнулся, вспомнив те соревнования. Как же давно это было! В другой жизни.

— Нурлан, ты, если хочешь, запускай «Фантом». Он летать должен. Если вообще сможет.

— Правда? — прошептал мальчишка.

— Пусть он теперь твой будет, братиш, это подарок на Новый год, — великодушно разрешил Владик, гордый придумкой.

Старый «Фантом» было немного жалко, но если Нурик порадуется, то и отлично. Новый год ведь, и правда.

Через минуту перезвонила уже мама:

— Ты чего ему такое сказал, что ребёнок носится по стенкам и завывает диким кошаком?

Пришлось объяснять, посмеялись с мамой.

Отключив связь, Влад весело оглядел зал и наткнулся на набычившегося Илью в углу. Тот сидел на корточках, ковыряя обгрызенным ногтем экран выключенного планшетика.

— Что стряслось, Ильюх? — спросил Влад обеспокоенно.

— Ни-че-го! — отрезал мальчишка, вскочил на ноги, подхватил рюкзачок и потопал на выход.

Ах да, чёрт… Говорить при сироте о новогодних подарках брату…

Но далеко пацан не ушёл, потому как в дверях врезался в Кирилла Ивановича.

— Ой, — пискнул мальчишка, отшатываясь, — здрасте!

— Привет, бесёнок, — гулко отозвался майор, с улыбкой пожимаю цыплячью лапку Ильи.

Неожиданное появление Края озадачило Владислава. Последний раз виделись, когда навещал майора в больнице Питера. Там же и получил нагоняй от Кирилла Ивановича… и благодарность. А теперь чего ожидать и как себя вести?

— Влад, здорово, — взял инициативу в свои руки майор. — Лети сюда.

Следом за Кириллом Ивановичем в зал прошёл Стас и… Павел из Питера.

Гот весело помахал Владу здороваясь. А питерский подросток лишь хмуро глянул исподлобья.

Майор тяжело уселся на длинную пластиковую скамейку у стены. Сложил крупные ладони на животе.

— Падайте как удобно, — разрешил парням.

Те уселись на пол, на маты рядом.

— Станислав, Паша и ты, Влад. Меня назначили вашим наставником, — заявил с усмешкой Кирилл Край. — Ну хотя бы изобразите радость из вежливости, что ли. Чего зависли? С завтрашнего дня начинаем командные тренировки — готовим из вас отряд ловчих. Возражения есть? Нет?

Молодые люди переглянулись.

Павел потемнел весь и вскочил с мата. Ткнув пальцем во Влада, отрезал:

— Я с этим… работать не буду!


Рецензии