Храм Сохмет

Сол­нечные лу­чи без­жа­лос­тно жа­рили, рас­ка­ляя пе­сок, осу­шая во­до­ёмы. Мо­гучий Нил ле­ниво ка­тил свои зе­лёные вол­ны, иг­рая бли­ками. На ули­цах бы­ло пус­тынно: в стра­не Сол­нце­лико­го Ра сви­репс­тво­вала эпи­демия. Лю­ди вы­ходи­ли из до­ма толь­ко в слу­чае край­ней не­об­хо­димос­ти, а в хра­мах не умол­ка­ли го­лоса жре­цов.

***


       Мо­лодая жен­щи­на по име­ни Ма­хет ос­то­рож­но, кра­дучись, по­кину­ла свой дом. На её брон­зо­вого цве­та ще­ках блес­те­ли вы­сыха­ющие от жа­ры до­рож­ки слёз. Поп­ра­вив ль­ня­ное платье, она нап­ра­вилась по пус­тынной ули­це в сто­рону хра­ма Сох­мет — ль­ви­ного­ловой бо­гини мо­ра и вой­ны. Жен­щи­на нес­ла в ру­ках кор­зи­ну с под­но­шени­ями, что­бы пре­под­нести их жре­цам.
      Прой­дя вдоль гли­няных до­мов, Ма­хет за­вер­ну­ла в сто­рону тор­го­вых ла­вок. Там бы­ло прак­ти­чес­ки без­людно.
За­вер­нув в за­ко­улок меж­ду до­мами, жен­щи­на уви­дела в нес­коль­ких ша­гах от се­бя мёр­тво­го ре­бён­ка, жер­тву эпи­демии. Об­леплен­ный му­хами, нес­час­тный ис­то­чал не­выно­симый смрад, уси­лива­емый жа­рой. В ужа­се зак­рыв рот и нос ру­кой, Ма­хет пос­пе­шила уй­ти от­ту­да. На гла­за вновь на­вер­ну­лись слё­зы: уви­ден­ное на­тол­кну­ло её на ужас­ные мыс­ли о близ­кой кон­чи­не её боль­но­го сы­на, за ко­торо­го жен­щи­на как раз шла по­молить­ся. Поч­ти бе­гом Ма­хет пре­одо­лела ос­тавший­ся путь, и её взо­ру пред­стал ве­личес­твен­ный храм. Не те­ряя вре­мени на лю­бова­ние кра­сивым зда­ни­ем, жен­щи­на вош­ла внутрь и ста­ла ис­кать гла­зами жре­цов. Увы, внут­ри ни­кого не ока­залось. "Дол­жно быть, слу­жите­ли как раз сей­час пре­под­но­сят да­ры ста­туе ве­ликой Сох­мет… Хоть бы ус­лы­шаны бы­ли их мо­лит­вы!" — по­дума­ла Ма­хет, не ре­ша­ясь поз­вать ко­го-ни­будь или уй­ти. Роб­ко пе­реми­на­ясь с но­ги на но­гу, она рас­смат­ри­вала внут­реннее уб­ранс­тво хра­ма, как вдруг её кто-то ок­ликнул.
— Ты ко­го-то ищешь? — раз­дался за спи­ной жен­ский го­лос. Ма­хет обер­ну­лась и уви­дела бо­гато оде­тую жен­щи­ну. "Дол­жно быть, же­на вель­мо­жи или жри­ца, — по­дума­ла она. — Толь­ко.. По­чему она со­вер­шенно од­на? Не­уже­ли ей не страш­но в та­кую по­ру рас­ха­живать по ули­цам в пол­ном оди­ночес­тве?"
       Нез­на­ком­ка лю­без­но улыб­ну­лась и по­дош­ла к Ма­хет. Та сра­зу об­ра­тила вни­мание на весь­ма не­обыч­ный, тём­но-крас­ный цвет губ жен­щи­ны. "Ка­кой кра­сивый цвет… Ни­ког­да по­доб­но­го не ви­дела!"
— Ты ждёшь жре­цов? — лас­ко­во спро­сила нез­на­ком­ка.
— Я... Да, я хо­тела пре­под­нести сви­репой Сох­мет эти под­но­шения, что­бы смяг­чить её гнев. Эта эпи­демия столь­ко на­роду вы­коси­ла…
      Да­ма вдруг с лю­бопытс­твом заг­ля­нула в кор­зи­ну Ма­хет.
— Хм, не гус­то, — про­тяну­ла она.
— Что по­делать, я и са­ма не­бога­то жи­ву.
— И на что же ты на­де­ешь­ся, жер­твуя та­кие скуд­ные да­ры на ми­лость бо­гини?
— У ме­ня сын бо­ле­ет… я не хо­чу его по­терять, — про­бор­мо­тала Ма­хет, стыд­ли­во опус­тив го­лову. Сло­ва нез­на­ком­ки по­се­яли в её ду­ше сом­не­ния, ей вдруг по­каза­лось, что её за­тея ни к че­му не при­ведёт.
— Сын бо­ле­ет… — про­тяну­ла да­ма, по­качав го­ловой. — Пос­лу­шай, я од­на из жриц это­го хра­ма. Ты мо­жешь от­дать мне свои под­но­шения, а я по­ложу их на жер­твен­ник. Уве­рена, мо­гущес­твен­ная Сох­мет не ос­та­вит те­бя в тво­ей бе­де.
      Не дол­го ду­мая, Ма­хет сог­ла­силась, поб­ла­года­рила нез­на­ком­ку и пос­пе­шила до­мой. А в мыс­лях она за­дава­ла се­бе воп­рос, по­чему эта жри­ца нев­зи­рая на своё по­ложе­ние в об­щес­тве так неп­ри­нуж­дённо раз­го­вари­вала с ней, бед­ной жен­щи­ной.

***


      В гли­няной хи­жине бы­ло ти­хо. На пос­те­ли ле­жал ма­лень­кий маль­чик. Он тя­жело ды­шал и был очень слаб. Его мать, Ма­хет, в со­сед­ней ком­на­те го­тови­ла для не­го нас­той­ку, что­бы об­легчить стра­дания ре­бён­ка. Са­ма она то­же чувс­тво­вала се­бя не­важ­но и по­доз­ре­вала, что и её не обош­ла сто­роной эпи­демия. Ког­да сна­добье бы­ло го­тово, жен­щи­на от­несла его сы­ну, как вдруг по­чувс­тво­вала силь­ное го­ловок­ру­жение. "На­до при­сесть… Сох­мет и на ме­ня нас­ла­ла этот не­дуг… В чём я про­вини­лась пе­ред то­бой, мо­гущес­твен­ная?"
      Ды­шать ста­нови­лось труд­но, в гла­зах по­мут­не­ло. Ма­хет вдруг по­дума­ла о сы­не, за­дума­лась, вы­пил ли он ле­карс­тво. Опе­рев­шись ру­кой на сте­ну, она вста­ла со сту­ла и тя­жёлы­ми ша­гами пош­ла к маль­чи­ку.
— Нех­бер!.. Ты вы­пил нас­той­ку, Нех­бер?.. — сла­бо спро­сила жен­щи­на, но её сын не от­ве­тил. Ша­та­ясь, Ма­хет по­дош­ла к его кро­вати и прис­лу­шалась: маль­чик не ды­шал.
— Сох­мет!.. За что ты ме­ня му­ча­ешь?! Все­могу­щая, я лишь хо­тела, что­бы мой сын ос­тался со мной! — в от­ча­янии вос­клик­ну­ла она, пы­та­ясь ру­ками най­ти опо­ру. Ста­нови­лось душ­но, Ма­хет бро­силась к ок­ну, что­бы глот­нуть воз­ду­ха.
— Ты ско­ро уви­дишь­ся с ним, — про­из­нёс зна­комый жен­ский го­лос над са­мым ухом. Ма­хет под­ня­ла го­лову и уви­дела сто­ящую за ок­ном, пря­мо пе­ред ней, жен­щи­ну. Ту са­мую, ко­торая встре­тилась ей в хра­ме Сох­мет. Зре­ние вдруг вновь про­яс­ни­лось, и Ма­хет смог­ла раз­гля­деть жри­цу, ко­торая сей­час выг­ля­дела нем­но­го ина­че: она бы­ла оде­та в крас­ное платье, на гу­бах зме­илась улыб­ка, в угол­ке рта блес­те­ла алая кап­ля, вот-вот го­товая ска­тить­ся по за­горе­лому под­бо­род­ку. Гла­за жри­цы бы­ли не­ес­тес­твен­но-жёл­ты­ми с ма­лень­ки­ми зрач­ка­ми.
— Вы…
— Иди же, Ма­хет! — улыб­ну­лась жен­щи­на, об­на­жая ряд ос­трых ль­ви­ных клы­ков. — Твой сын ждёт те­бя!
Нес­час­тная зад­ро­жала, в мыс­лях му­тилось. Та­инс­твен­ная да­ма по­дош­ла к уми­ра­ющей и кос­ну­лась паль­ца­ми её лба.
— Иди…
Су­доро­га про­бежа­ла по те­лу Ма­хет, она об­мякла и сла­бо про­шеп­та­ла:
— Да, Сох­мет…
Гла­за жен­щи­ны за­кати­лись, она мед­ленно спол­зла со сте­ны на пол с глу­хим уда­ром.
      Да­ма, оде­тая в крас­ное платье, улыб­ну­лась и мед­ленно пош­ла прочь, пос­те­пен­но рас­тво­ря­ясь в воз­ду­хе…


Рецензии